Имя материала: О душе

Автор: Аристотель

Глава вторая

 

Так как [всякое изучение] идет от неясного, но более доступного, к понятному и более осмысленному1, то также, в свою очередь, следует подходить к исследованию души. Ведь определение должно вскрыть не только то, что есть, как это делается в большинстве определений, но определение должно заключать в себе и обнаруживать причину2. В настоящее время [свели] определения к [простым] выводам [из посылок]. Например, что такое квадратура? [Построение] равносторонней прямоугольной фигуры, равной неравносторонней. Такое определение дает лишь вывод. Утверждающий же, что квадратура есть нахождение средней [пропорциональной линии]3, обозначает причину действия. Итак, отправляясь в своем рассуждении от исходного пункта, мы утверждаем, что одушевленное отличается от неодушевленного наличием жизни. Но так как [слово] жизнь употребляется в самых разнообразных смыслах, то даже в случае наличности одного какого-нибудь [признака жизни] мы говорим, что [организм] живет — [сюда относятся], например, ум, ощущение, движение и покой в пространственном смысле, также движение в смысле питания, уничтожения и роста. Поэтому, как известно, также все растения наделены жизнью. Очевидно, что они обладают силой и таким источником, благодаря которому они могут расти и разрушаться в противоположных направлениях. И ведь дело обстоит не так, что вверх [растения] могут расти, а вниз — нет, но одинаково в обоих направлениях и по всем сторонам [могут расти] все растения, имеющие питание, и живут до конца, пока зо могут питаться. Эту способность можно отделить от других, другие же способности у смертных существ от нее отделить нельзя. Это очевидно у растений, ведь [кроме этой способности] у них никакой другой психической способности не имеется. Таким образом, благодаря этому источнику жизнь присуща живым существам, но животное впервые появляется при наличии ощущения; ведь и такое существо, которое не движется и не меняет места4, но обладает ощущением, мы называем животным, а не только обозначаем его, как нечто живое.

Из ощущений в качестве первого у всех [животных] имеется осязание. Подобно тому, как способность к питанию можно отмежевать от осязания и всякого [другого] ощущения, так и осязание можно отмежевать от других ощущений. Мы ту часть души называем растительной (способной к питанию), которой обладают также растения. Между тем, ясно, что все животные обладают осязательными ощущениями. Что является причиной этого, мы скажем впоследствии.

Теперь же пусть будет установлено лишь то, что душа является началом указанных [способностей] и определяется следующими [силами]: питательной (растительной), ощущающей, разумной и движением.

Что касается вопроса о том, является ли каждая способность душой или частью души, и, если является частью души, то так ли, что каждая часть отделима is лишь мысленно или также и пространственно, — то некоторые из этих вопросов не трудно рассмотреть, другие же заключают трудности. Ведь если ясно, что некоторые растения, будучи разделены с частями, отсеченными друг от друга, продолжают жить, как если бы у них душа была актуально едина в каждом растении, потенциально же душ оказывается много, то мы видим, что то же самое происходит у разрезанных на две части насекомых и по отношению к другим особенностям души. Ибо ведь каждая из частей обладает ощущением и движением в пространственном смысле, а если имеется ощущение, то есть и стремление5. Где есть ощущение, там налицо и печаль, и радость, а где имеются эти последние, там необходимо есть и желание. Что касается разума и теоретической способности, то [пока в этом вопросе] еще нет ясности, но кажется, что [тут] другой род души и что только эти способности могут отделяться, как вечное от тленного. Относительно прочих частей души из сказанного выше ясно, что их нельзя отделить, как утверждают некоторые6. Что по понятию они различны, — очевидно. Ведь если ощущающая способность отлична от способности суждения, то одно дело ощущать, а другое — обсуждать. То же [можно утверждать] и о каждой из других [способностей], о которых шла речь. Кроме того, ведь одним животным свойственны все способности, другим [лишь] некоторые, иным одна только способность (это и составляет различие животных). По какой причине — это подлежит рассмотрению в дальнейшем. Подобное же происходит и с ощущениями. Одни [животные] обладают всеми ощущениями, другие — некоторыми, третьи имеют только одно, самое необходимое, а именно — осязание.

Далее7 то, чем мы живем и ощущаем, понимается двояко, как, например, чем мы познаем: во-первых, это — наука, во-вторых, — душа (ведь мы о том и другом говорим, что [этим мы] приобретаем знания), совершенно так же понимается двояко и то, чем мы здоровы, — во-первых, здоровьем, во-вторых, известной частью тела или всем [телом]. Из этих [примеров] наука и здоровье представляют собой форму, некий вид, понятие и как бы действие воспринимающего, а именно [наука] — [способного] к научному восприятию, [здоровье] — [способного] к здоровью. Ведь, повидимому, действие деятельной силы осуществляется в том, что находится в страдательном состоянии и имеет расположение [к деятельности]. Душа есть то, чем мы прежде всего8 живем, ощущаем и мыслим, так что она есть некое понятие и форма, а не материя и не субстрат. Как уже было сказано, под субстанцией мы разумеем is троякое: во-первых — форму, во-вторых — материю [и, наконец], — сочетание того и другого; из всего этого материя есть возможность, форма — осуществление. Так как одушевленное существо состоит из первого и второго [начала], то не тело есть осуществление души, но душа [есть осуществление] известного тела. Поэтому правильно думают те, кому представляется, что душа не [может] существовать без тела и не является телом. Ведь душа не есть тело, а есть нечто принадлежащее телу, поэтому-то она и пребывает в теле, а именно в определенном теле, и не так, как ее прежние [исследователи]9 прилаживали к телу, сверх того не определяя, что это за тело и какого качества, тогда как мы видим, что первое попавшееся [тело] не может воспринять любую [форму]. Тот же [вывод а, можно] получить путем рассуждения. Ведь осуществление каждой вещи происходит по своей природе в том, чем [эта вещь] является потенциально, т. е. в свойственной ей материи. Из предшествующего ясно, что [душа] есть известное осуществление и осмысление того, что обладает возможностью быть [осуществленным].

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |