Имя материала: О душе

Автор: Аристотель

Аннотация

Редактор Л.Кузьмин

Технический редактор Е.Раецкая

Художник В.Селенгинский

Корректор Е.Сильвановская

 

Сдано в набор 19/1 1937 г. Подписано к печати 22/IV 1937 г.

Формат бумаги 84х108 1/32 л. Печ.л. 13+1 вклейка. Знаков печ. в л. 22800

Огиз № 1849. Заказ № 1209. Тираж 10 000. Уполном. Главлита № Б-12970.

Цена 2 о. 75 к.  Переплет 1 р. 25 к.

 

2-ятипография Огиза РСФСР треста «Полиграфкнига»

«Печатный двор» им. А.М.Горького

Ленинград, Гатчинская, 26

 

Подпись: АРИСТОТЕЛЬ
(384 — 322 до н.) э.)

 

АРИСТОТЕЛЬ

 

О ДУШЕ

 

Предисловие

В. К. СЕРЕЖНИКОВА

Перевод и примечания

П. С. ПОПОВА

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

МОСКВА • 1937

 

 

Трактат «О душе» — одно из важнейших произведений Аристотеля—содержит в себе целый ряд материалистических положений и глубоких высказываний о процессе познания.

Учение Аристотеля о процессе познания по его произведению «О ДУШЕ».

 

Классики марксизма-ленинизма высоко ценили произведение Аристотеля «О душе».

Аристотель был одним из любимых философов Маркса. Еще в юношеские годы Маркс работает над проблемами аристотелевой философии. В 1840 г. изучая произведение Аристотеля «О душе», Маркс выписывает в свои тетради выдержки из греческого текста, переводит их, делает свои заметки.

Маркс в полемике со Штирнером (1845—1846 г.) с уничтожающим сарказмом писал в «Святом Максе»:

«История древней философии должна сообразоваться с конструкцией Штирнера. Чтобы греки не вышли из своей роли детей, необходимо, чтобы Аристотеля никогда не было на свете, чтобы у него не встречались ни в себе и для себя сущее мышление , ни сам себя мыслящий рассудок, ни само себя мыслящее мышление , не должны вообще существовать его «Метафизика» и третья книга его «Психологии».

Ленин в «Философских тетрадях», вскрывая попытку Гегеля извратить материалистические черты аристотелевой философии, делает многочисленные замётки на полях, в частности в той части конспекта лекций Гегеля по истории философии, где Гегель разбирает трактат Аристотеля «О душе».

«Гегель выцарапывает из Аристотеля, что де «разум и постигаемое только разумом одно и то же».., «Образец идеалистических натяжек идеалиста!! Подделка Аристотеля под идеалиста XVIII—XIX века!!».

Произведение Аристотеля «О душе» замечательно в двух отношениях: во-первых, оно наряду с естественнонаучными трактатами философа проникнуто материалистическими положениями в такой степени, как ни одно из философских произведений Аристотеля, и, во-вторых, это — единственное произведение, где с такой подробностью исследована философом проблема процесса познания.

Отметим еще одну черту произведения «О душе»: антирелигиозный характер его. Аристотель отвергает, по замечанию Маркса, как «бессмертие «индивидуальной души», так и бога позитивных религий». Эта антирелигиозная черточка не случайное явление в философии Аристотеля. Так, например, в своей «Политике» Аристотель не отводит религии места в государстве, и в частности в области воспитания молодежи.

 

I

Материалистический сенсуализм Аристотеля

 

Согласно учению Аристотеля, ощущение есть известный процесс или, как он выражается, есть состояние движения, страдательное состояние. Аристотель считает, что ощущение не происходит само собою в органах чувств и без внешних деятелей не может быть ощущения («О душе», II, 5). Источник ощущения находится, следовательно, вне органов чувств. Отметим этот материалистический тезис Аристотеля, который подчеркивает и Ленин, говоря: «Гвоздь здесь (в изложении Гегеля об ощущении и познании у Аристотеля. — В. С.) «находится вовне» — вне человека, независимо от него. Это материализм». По Аристотелю, ощущающее» начало не есть действующая сила, а только способность, подобно тому, как горючий материал не горит сам собой, не будучи зажжен. Почему же, спрашивается, возникает это изменение у ощущающего начала? Аристотель отвечает на этот вопрос опять-таки чисто материалистически. Оно проистекает от производящего его деятеля, и тогда ощущающее начало из ощущающего в возможности превращается в ощущающее в действительности. Надо, следовательно, отметить, что и здесь, в части взаимодействия внешних чувств и интеллекта, Аристотель выступает как диалектик. Аристотель, сравнивая ощущающее начало со знанием, говорит при этом, так: «Отличается оно от знания тем, что сила, производящая его (ощущение), идет извне, — от видимого, слышимого и других деятелей, возбуждающих чувства» («О душе», II, 5). В чем же заключается причина такого отличия ощущения от знания? Аристотель дает на этот вопрос прямо классический ответ: «Причина этого, — говорит он, — заключается в том, что действительным ощущением воспринимаются отдельные, единичные явления, знание же имеет дело со всеобщим, а это последнее существует некоторым образом в самой душе.» Потому мыслить может всякий, когда угодно, ощущение же не зависит от нашей воли, для него необходимо присутствие возбуждающего ощущение предмета» (Там же. Курсив мой—В. С.). Ленин, сделав эту выписку из Гегеля, на полях замечает:

«Аристотель вплотную подходит к материализму».

Что же происходит в органах восприятия под влиянием действия внешних предметов?

«Ощущение, — отвечает Аристотель, — есть восприятие чувственных форм без материи... запечатлевает предметы, имеющие цвет, вкус, звук, но не как отдельные вещи, а как нечто имеющее качество... Ощущаемое есть пространственная величина, но ни способность ощущать, ни самое ощущение не есть величина пространственная». (Там же. Курсив мой. — В. С.).

Сказанное имеет отношение ко всем ощущениям. Для конкретности Аристотель уподобляет способность ощущения воску, который воспринимает отпечаток золотой печати, а не золото, как таковое. В душе получается не камень, а образ камня. Сравнение, действительно, наглядно показывает, что из материального получается нечто нематериальное. Это понятно. Но не понятно, как и на основе чего получается такое претворение.

Не подлежит никакому сомнению, что Аристотель в этом учении об ощущениях выступает как философ, очень близкий к материализму, и этого не отрицают даже некоторые представители буржуазной историографии. Он убежден не только в том, что существует вне и независимо от нашего сознания объективный мир вещей, но и в том, что мы можем познавать этот мир благодаря его воздействию на наши чувства.

Вследствие воздействия чувственно воспринимаемых качеств внешнего мира на внешние органы возникают в способности восприятия некоторые формы, которые составляют обусловленное ощущением содержание сознания. Благодаря этим формам качество внешних предметов приобретает природу объектов внутреннего мира, души, факт вещного мира превращается в факт сознания. Это получается в результате сложного процесса, проходящего ряд этапов, которые мы можем здесь наметить, опираясь на данные исследования Аристотеля в его произведении «О душе»).

 

II

Чувственное познание

 

Душа испытывает различные состояния: ощущение, воображение, мышление. Через эти различные, нетождественные друг другу состояния проходит то, что воспринимается от внешних предметов человеком. В этом процессе прохождения воспринятого, совершающемся, как видно по ходу мысли Аристотеля, диалектически, и происходит превращение, приводящее в конечном счете к знанию.

Аристотель различает чувственное познание, т. е. познание с помощью органов чувственного восприятия, и разумное познание, познание с помощью разума, т. е. мышление.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |