Имя материала: Административное право

Автор: Бородин С. С.

2. понятие исполнительной власти и ее основные признаки

 

Как мы уже отметили, государственное управление рассматрива- ется в широком и узком смысле слова (как управление делами госу- дарства), которое осуществляют все органы государства. Это управ- ление реализуется в следующих формах (видах) деятельности: зако- нодательной, исполнительной и правосудия. Они направлены на осу- ществление единых целей и задач государства, но каждая из  них обладает определенными особенностями, обусловленными «разделе- нием властей» или «разделением труда» между органами государства.

Что же характерно для исполнительной власти? Каковы ее при- знаки?

1. Исполнительная власть представляет собой относительно само-

стоятельную ветвь единой государственной власти Российской Феде- рации, тесно взаимодействующей с законодательной и судебной. Раз- деление ветвей нельзя абсолютизировать, доведя дело до признания полной независимости каждой из них.

Еще Георг Гегель (1770–1831) предупреждал об ошибочности по-

нимания разделения властей как требования абсолютной самостоя- тельности каждого вида власти. Он считал, что при разделении вла- стей  сохраняется единство политического организма государства:

«...когда мы говорим о различном характере деятельности властей, то мы не должны впадать в чудовищную ошибку понимать это в том смысле, будто бы каждая власть должна существовать сама по себе, абстрактно, так как власти, наоборот, должны быть различны лишь как моменты понятия».3

2. Исполнительная власть самостоятельна, но только по осуще- ствлению возложенных на нее полномочий, которые связаны с прак- тической реализацией законов в общегосударственном масштабе, для чего используется определенная часть государственно-властных фун- кций. Другая часть приходится на долю законодательной и судебной

 

3 Гегель Г. Философия права//Соч.: В 14 т. Т. 6. М.; Л., 1934. С. 295.

властей. Следовательно, исполнительную власть можно характери- зовать в качестве подсистемы в рамках единой государственной вла- сти или же ее механизма.

Шарль Монтескье (1689–1755) отмечал: «Все  погибло бы,  если в одном и том же лице или учреждении были бы соединены три влас- ти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение поста- новления общегосударственного характера и власть судить преступ- ников и тяжбы частных лиц».4

Однако необходимо учитывать, что действующим законодатель- ством закрепляются полномочия не самой  исполнительной власти как государственно-правового института, а лишь субъектов, реали- зующих ее на том или ином уровне государственной организации (на- пример, каждый орган исполнительной власти имеет  свой статус, определяемый положением о данном органе).

3. Исполнительная власть — непременный элемент государственно- властного механизма, построенного на началах разделения властей. Она всегда должна существовать наряду с законодательной и судебной вла- стями. До принятия Конституции РФ 1993 г. законодательная власть осуществлялась только на федеральном уровне. Разделение властей в буквальном смысле имело известные формальные ограничения. Сей- час таковые отсутствуют, так как субъекты Федерации вправе осуще- ствлять собственное правовое регулирование, включая принятие за- конов (ст. 76 Конституции РФ). Естественно, что на указанных уров- нях  осуществляются исполнительная и судебная власти. Там  же, где отсутствуют три ветви государственной власти, исполнительная власть в государственно-правовом (конституционном) значении не функционирует. Например, нет ее на уровне отдельных государствен- ных предприятий и учреждений, негосударственных формирований.

4. Исполнительная власть, как и любое другое проявление власт-

ных полномочий, может: а) оказывать определяющее воздействие на деятельность людей, органов, учреждений; б) подчинять других сво- ей воле.

Это означает, что, к примеру, государственная налоговая инспек- ция вправе потребовать от индивидуального предпринимателя или юридического лица заполнить налоговую декларацию в установлен- ный срок и представить ее в инспекцию.

5. Исполнительная власть, являясь ветвью единой государствен- ной власти, не может отождествляться с видом государственной дея-

 

4 Монтескье Ш. О духе законов//Антология мировой правовой мысли. М., 1999. Т. 3. С. 117.

тельности. Соответствующий вид  такой деятельности — не сама власть, а лишь форма ее практической реализации. Следовательно, исполнительная власть не тождественна исполнительной деятель- ности. Власть — сущность таковой деятельности, выражающей вла- стные полномочия, т. е. категория базового характера. В силу этого исполнительная власть не тождественна и государственному управ- лению, которое всегда характеризовалось как определенный вид го- сударственно-властной деятельности.

6. Исполнительная власть, выражающаяся в особом виде  госу- дарственной деятельности, по своей сути правоприменительна. Это ее принципиальное качество и назначение. Судебная власть также является правоприменительной, но исполнение требований законо- дательства осуществляется ею преимущественно в негативных слу- чаях, когда возникает необходимость в судебной защите нарушен- ных  прав. Для  исполнительной власти характерно правопримене- ние в двух аспектах: а) позитивного характера, т. е. прямое исполне- ние требований законодательства прежде всего в целях нормальной и эффективной работы всех находящихся под ее воздействием объек- тов экономики, культуры и т. д. (например, финансирование после утверждения соответствующего бюджета); б) негативного характе- ра, когда органы исполнительной власти применяют меры принуж- дения к нарушителям законодательства.

7. Исполнительная власть имеет определенное субъектное выра-

жение. Это значит, что она олицетворяется в деятельности специ- альных субъектов, наделенных исполнительной компетенцией, ко- торые представлены на федеральном уровне Правительством РФ, ми- нистерствами, федеральными службами и агентствами, а также на уровне субъектов Федерации в виде правительств и других органов исполнительной власти. Таково одно из непременных требований разделения властей. Соответственно исполнительная власть пред- ставлена в государственно-властном механизме органами исполни- тельной власти. Естественно, что ими  не могут  быть  ни законода- тельные, ни судебные органы государственной власти.

8. Исполнительная власть характерна тем, что в непосредственном распоряжении ее субъектов находятся все наиболее существенные атри- буты государственной власти: финансы, средства коммуникации, во- оруженные силы и иные воинские формирования, милиция, службы внут- ренней и внешней безопасности, исправительные учреждения и т. п.5

 

5 См.:  Административное право: Учебник/Под  ред.  Ю.  М.  Козлова,

Л. Л. Попова. М.,  2002. С. 25–28.

Изложенные положения дают необходимую основу для решения вопроса о соотношении исполнительной власти и государственного управления.

При  этом  надо  учитывать, что исполнительная власть в значи- тельной степени — категория политико-правовая, в то время как государственное управление — организационно-правовая.

Право на жизнь имеют обе эти государственно-правовые катего- рии. Соответственно, государственное управление — реальность, без которой не может работать государственно-властный механизм.

Поэтому государственное управление по своему назначению пред- ставляет собой не что иное, как вид государственной деятельности, в рамках которого практически реализуется исполнительная власть.

Следовательно, государственное управление практически осуще- ствляется и в рамках системы государственной власти, базирующей- ся на началах разделения властей. Исполнительная власть как про- явление единой государственной власти приобретает реальный ха- рактер в деятельности особых  звеньев государственного аппарата, в настоящее время именуемых исполнительными органами, а по су- ществу являющимися органами государственного управления. По- этому государственное управление, понимаемое как исполнительно- распорядительная деятельность, не противопоставляется реализа- ции исполнительной власти, понимаемой как деятельность субъек- тов этой ветви власти.

Соответственно, все субъекты исполнительной власти одновре- менно являются звеньями системы государственного управления. Од- нако далеко не все такого рода звенья могут быть субъектами испол- нительной власти в ее конституционном смысле. В противном случае придется признать в качестве таковых, например, администрацию го- сударственного предприятия или учреждения, либо концерна и т. п., таких звеньев системы государственного управления, которые нахо- дятся за пределами действия принципа разделения властей.

Исполнительная власть в ее государственно-управленческом по-

нимании в известной мере «отказывается» от функций непосредствен- ного управления, столь  характерного для  условий безраздельного господства государственной собственности, т. е. почти полного обоб- ществления всех сфер жизни. На этой основе проявляется тенденция становления системы государственного регулирования. Если  госу- дарственное управление всегда исходило из необходимости постоян- ного и непосредственного (прямого) вмешательства аппарата управ- ления в жизнь объектов, то сейчас главные ориентиры управляюще- го воздействия связываются с самостоятельностью тех  или  иных

структур, с их определенным обособлением. Об этом, в частности, свидетельствует проводимый курс на реальное обеспечение их опера- тивной хозяйственной самостоятельности на региональном и мест- ном уровнях, на концентрацию внимания федеральных органов ис- полнительной власти на выработке экономической политики и уста- новлении организационно-правовых основ зарождающегося рынка, на стимулировании предпринимательства и т. п. Все это потребовало решительного пересмотра тех начал, которые отождествлялись с так называемой административно-командной системой.

Однако между государственным управлением и государственным регулированием нет принципиальных различий по целевому назна- чению. Кроме того, регулирование — непременный элемент государ- ственно-управленческой деятельности, одна из ее функций. В самом обыденном смысле регулирование выражается в подчинении опреде- ленному порядку, в упорядочении тех или иных действий. Налицо полное совпадение признаков регулирования и управления. Факти- чески речь может идти о различном (большем или меньшем) удель- ном весе участия государства в экономических и иных процессах: либо оно непосредственно управляет объектами, либо выступает в роли регулятора наиболее важных в общественном смысле управленчес- ких связей. Тем не менее все это в значительной степени условно, ибо, управляя, государство регулирует, а регулируя — управляет. С опре- деленной долей условности можно утверждать, что государственное управление традиционно связывается с наличием у его субъектов под- чиненных объектов, а государственное регулирование — с воздей- ствием преимущественно на организационно неподчиненные объек- ты. Но в том и в другом случае налицо наиболее обобщенные вариан- ты практической реализации исполнительной власти.

В настоящее время центральное место в государственно-управлен-

ческой деятельности занимает:

1) разработка и реализация политики, выражающейся в государ- ственных программах общефедерального и регионального масшта- бов (приватизация, развитие села, строительство жилья, защита се- мьи и др.);

2) установление и эффективное проведение в жизнь правовых и орга-

низационных основ хозяйственной жизни (государственное стимули- рование предпринимательства, защита прав собственника и т. д.);

3) управление предприятиями и учреждениями государственного

сектора (например, государственными унитарными предприятиями);

4) регулирование деятельности различных объектов негосудар- ственного сектора (установление порядка государственной регистра-

ции юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, их на- логообложения и т. д.);

5) координация функционирования секторов хозяйственного, со- циально-культурного и административно-политического строитель- ства;

6) обеспечение реализации прав и обязанностей физических и юри- дических лиц в сфере государственного управления;

7) осуществление государственного контроля и надзора за рабо-

той управляемой и регулируемой сфер.6

Это основные функции исполнительной власти, т. е. ведущие на- правления государственно-управленческой деятельности. В них на- ходит свое прямое выражение приоритет публичных интересов в сфе- ре государственного управления.

 

3. Принципы государственного управления

 

Принцип (лат. principium — основа, первоначало) трактуется как основное исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки7; руководящая идея, основное правило поведения.8

Характерно, что, исследуя по существу одну и ту же объективную реальность, только в других объемах и аспектах, философы и со- циологи, экономисты и юристы выводят различные принципы уп- равления обществом. Недостаточная разработка теоретических и ме- тодологических основ,  выделения и систематизации в целом прин- ципов научного управления обществом находит свое отражение в ис- следованиях, посвященных принципам государственного управле- ния.

Профессор Ю. М. Козлов отмечал, что в современной России еще не решен вопрос о принципах исполнительной власти и с определен- ной долей условности можно вести речь о таких принципах, как раз- деление властей, федерализма, законности, демократизма, обеспече- ния прав и свобод граждан, сочетания единоначалия и коллегиаль- ности, гласности, функционально-отраслевой специализации.9

Однако, по его мнению, это лишь предположение, хотя и весомое. Главное же  состоит в том,  что отсутствие должной продуманности

 

6 См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Указ. соч. М., 1997. С. 21.

7 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1968. С. 568.

8 См.: Философский словарь. М., 1972. С. 329.

9 См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Указ. соч. С. 22.

и взвешенности при критическом анализе старой системы управле- ния привело к тому, что вместе с негативными ее элементами факти- чески были полностью утрачены и те, без которых никакая система управления не в состоянии выполнить свою социальную миссию. На смену управляемости (бюрократического централизма) пришла сла- бая управляемость (неуправляемость).

В частности, наглядно проявились элементы управленческой «рас- пущенности», когда на уровне регионов нередко игнорируются реше- ния федеральных органов, государственная дисциплина всё в боль- шей степени становится крайне расплывчатым и произвольно тол- куемым понятием, ослабла управленческая вертикаль и т. п. Созда- ется  впечатление, что  в России государственное воздействие на общественную жизнь значительно слабее, чем в государствах с раз- витыми рыночными отношениями.

Во многом это связано с явной неподготовленностью нашей уп- равленческой элиты к глубокой реформации политической и эконо- мической систем. Вот почему закономерно возникают требования

«снизу» об укреплении вертикали исполнительной власти, т. е. уси- лить централизованное государственное воздействие на основные стороны жизни страны, укрепить исполнительскую дисциплину, ре- шительно преодолеть сепаратистские тенденции в сфере управления,

«оживить» принцип планирования, обеспечить реальное государ- ственное регулирование цен, тарифов, налогов и т. д., т. е. сохранить всё то, без чего невозможно управлять делами государства и обще- ства даже в самых развитых странах.

Продолжая эту мысль, профессор А. П. Алехин считает, что сис-

тема органов исполнительной власти в Российской Федерации стро- ится и функционирует на основе принципов: приоритета личности, ее прав и свобод; разделения осуществления государственной влас- ти; федерализма; единства системы исполнительной власти; закон- ности; гласности; ответственности.10

Профессор Д. М. Овсянко выделяет следующие принципы органов исполнительной власти: народовластие (ст. 3 Конституции РФ); вер- ховенство закона (ст. ст. 4, 15); разделение и взаимосдерживание вла- стей (ст. ст. 10, 11); разграничение полномочий федеральных и ре- гиональных органов (ст. ст. 11,  78);  законность (ст. 15);  гласность (ст. 15); приоритет и гарантированность прав личности (ст. ст. 2, 7); федеративного устройства государства (ст. 5); централизация (ст. 74);

 

10  См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А. Административное право  Рос- сии.  Основные понятия и институты: Учебник. М.,  2004. С. 32–34.

плановости; дифференциация (разделение) и фиксирование функций и полномочий органов и должностных лиц.11

Профессор А. П. Коренев все принципы государственного управ- ления разделяет на две группы: общие (социально-правовые) и орга- низационные.12

К общим относятся принципы объективности, конкретности, эф- фективности, сочетания централизации и децентрализации, закон- ности и дисциплины.

Принцип о б ъ е к т и в н о с т и  означает, что социальные про- цессы протекают в соответствии с объективными законами развития общества. Поэтому от субъекта управления требуется познание и уме- лое использование объективных закономерностей, учет  реальных возможностей, фактического состояния общества. Эти требования и составляют суть принципа объективности. Управление может быть результативным тогда, когда люди, познав объективные законы, со- знательно используют их,  «заставляя служить» самым насущным интересам. Следовательно, познание законов выступает в качестве необходимой предпосылки научного предвидения.

Принцип объективности предполагает использование выводов и рекомендаций науки, изучение и обобщение собственного опыта деятельности органов исполнительной власти России и зарубежных стран.

Суть принципа конкретности состоит в осуществлении управле- ния   применительно к конкретным жизненным обстоятельствам с учетом разнообразных форм  проявления объективных законов, на  основе  достоверной информации как о внутреннем состоянии объекта управления, так и о внешних условиях, в которых он нахо- дится.

При этом речь идет не о разрозненных конкретных фактах, а об обобщенной систематизированной и объективной информации. Дос- товерная информация позволяет установить конкретные формы про- явления в данных условиях тех или иных общественных закономер- ностей и определить в соответствии с этими целями и действия лю- дей, т. е. конкретизировать пути и средства достижения целей управ- ления.

Суть принципа э ф ф е к т и в н о с т и  заключается в том, чтобы достигнуть целей управления при наименьших затратах сил, средств

 

11 См.: Овсянко Д. М. Административное право: Учеб. пособие. М., 1996. С. 17–22.

12  См.: Коренев А. П. Административное право  России: В 3 ч. М., 1996. Ч. 1. С. 16.

и времени. Управление в любой социальной сфере, будь то экономи- ка, образование, оборона и т. д., связано с материальными и духов- ными ценностями, финансовыми и людскими ресурсами. Поэтому уп- равление, как и всякая полезная деятельность людей, должно осу- ществляться рационально, эффективно. К критериям эффективнос- ти обычно относят размеры затрат, сроки выполнения задач, сроки окупаемости и др.

Организационные принципы управления также можно условно

разделить на две подгруппы:

— принципы построения органов исполнительной власти — от- раслевой, территориальный, линейный, функциональный;

— принципы деятельности органов исполнительной власти — ра- циональное распределение полномочий между субъектами исполни- тельной деятельности, сочетание коллегиальности и единоначалия, ответственности.

Рассмотрим принципы построения органов исполнительной власти. О т р а с л е в о й  принцип выступает в качестве ведущего в орга- низации аппаратов и служб, осуществляющих исполнительную дея- тельность. В соответствии с ним для реализации того или иного вида управленческой деятельности образуются соответствующие органы и аппараты (службы, подразделения). Так, для осуществления уп- равления той или иной  отраслью формируется орган исполнитель- ной власти (министерство, федеральная служба, федеральное агент-

ство).

Суть  т е р р и т о р и а л ь н о г о  принципа состоит в формиро- вании аппарата исполнительной власти на территориальной основе. Территориальный принцип позволяет обеспечивать комплексное раз- витие сфер и отраслей управления на конкретной территории (в рес- публике, крае, области).

Применение л и н е й н о г о  принципа обеспечивает то, что у ни- жестоящего аппарата или  исполнителя имеется лишь одна  выше- стоящая инстанция или руководитель, полномочный давать указа- ния, обязательные для исполнения нижестоящим аппаратом или ис- полнителем. Линейный принцип обычно применяется при организа- ции небольших по численности групп и коллективов работников.

На основе   ф у н к ц и о н а л ь н о г о  принципа формируются специальные органы и аппараты исполнительной власти, которые осуществляют общие надведомственные функции. Применение фун- кционального принципа обеспечивает развитие межотраслевых свя- зей, решение вопросов, имеющих общее значение для всех или мно- гих отраслей управления. В соответствии с этим принципом форми-

руются органы государственного управления, занимающие надведом- ственное положение и осуществляющие ту или иную функцию госу- дарственного управления (статистика, тарифы, финансовые рынки и др).

Функциональный принцип применяется в структурах аппарата

исполнительной власти, поскольку единоличный руководитель не в состоянии реализовать все функции крупного органа. В этих случа- ях образуются и действуют подразделения, реализующие координа- ционные и обеспечивающие функции — финансовую, кадровую, пла- нирования и т. д.

Вторую группу организационных принципов составляют принци-

пы деятельности органов исполнительной власти.

Принцип  р а ц и о н а л ь н о г о   р а с п р е д е л е н и я   п о л- н о м о ч и й  предполагает юридическое закрепление задач, обязан- ностей и прав  за каждым органом, аппаратом, службой, подразде- лением и работником; урегулирование их взаимоотношений в испол- нительной деятельности.

Данный принцип имеет  важное значение в таком федеративном государстве, как Россия. Разграничение предметов ведения и полно- мочий между федеральными субъектами управления и субъектами управления республик, краев и областей осуществляется на основе Конституции РФ, Федеративного договора и иных актов о разграни- чении между указанными субъектами полномочий. Законодатель- ством признается и гарантируется местное самоуправление, которое действует в пределах своих полномочий самостоятельно. Этим дос- тигается сочетание интересов государства и местного самоуправле- ния.

Несоблюдение этого принципа приводит, с одной стороны, к сни- жению роли  федеральных субъектов управления за состояние дел в соответствующей сфере  или  отрасли управления, а с другой — к мелочной опеке, ограничению самостоятельности нижестоящих субъектов управления при  осуществлении оперативных функций управления.

С о ч е т а н и е   к о л л е г и а л ь н о с т и   и   е д и н о н а ч а- л и я   выражается в том, что важнейшие вопросы исполнительной деятельности государства решаются коллегиальными органами ис- полнительной власти, например Правительством РФ, а вопросы те- кущего, оперативного характера, не требующие коллегиального рас- смотрения, решаются единоначальными органами (министерствами). Сочетание коллегиальности  и  единоначалия проявляется также в единоначальном руководстве органом с коллегиальным обсужде-

нием  основных вопросов исполнительной деятельности на совеща- тельном органе — коллегии, оперативном совещании. Это позволяет избегать одностороннего, субъективного принятия решений.

Принцип о т в е т с т в е н н о с т и субъектов исполнительной де- ятельности за результаты работы тесно связан с принципом рацио- нального распределения полномочий. За ненадлежащее исполнение служебных обязанностей государственные служащие могут быть при- влечены к дисциплинарной или иной ответственности.

 

Библиографический список

 

Конституция РФ. М.: Юрид. лит., 1993. Ст. ст. 3, 7, 10,  11,  71,

72,  77,  78,  83,  110, 114, 130–133.

Анализ проблемной ситуации в формировании концепции госу- дарственного управления/Атаманчук Г. В., Власенко И. С., Крош- кина Г. Н и др.;  РАН. М., 1994.

Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административ- ное право  РФ:  Учебник. М.: Зерцало, 1997.

Атаманчук Г. В. Обеспечение рациональности государственного

управления. М., 1990.

Бахрах Д. Н. Административная власть как вид государственной власти//Государство и право. 1992. № 3. С. 13–20.

Бельский К. С. О функциях исполнительной власти//Государство и право. 1997. № 3. С. 14–21.

Бельский К. С. О системе административного права//Государство

и право. 1998. № 3. С. 5–11.

Бородин С. В., Кудрявцев В. Н. О разделении и взаимодействии властей в Российской Федерации//Государство и право. 2002. № 5. С. 13–16.

Концепция развития системы исполнительной власти в Россий- ской Федерации//Государство и право. 1996. № 8.

Рыжов В. С. К судьбе государственного управления//Государство и право. 1999. № 2. С. 14–22.

Старилов Ю. Н. О сущности и новой системе административного

права: некоторые итоги дискуссии//Государство и право. 2000. № 5. С. 12–21.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |