Имя материала: Административные наказания

Автор: И.В. Максимов

§ 2. цели административных наказаний, их виды и содержание

 

Административное  наказание,  служащее  правопорядку,  дополняет  собой объективные меры, преследующие ту же цель. Но кроме карательного административного принуждения в распоряжении государства для охраны правопорядка наличествуют иные виды принуждения, ограничивающегося причинением личности страдания или лишения в большей либо меньшей степени: меры уголовного, гражданско-правового, дисциплинарного принуждения и т.п. Решение вопроса о сущности или содержании административного  наказания  начинается  с  выяснения  цели  административного наказания. Правильное определение целей административного наказания в законе предполагает теоретическое изыскание не только вопроса о том, какие цели должны ставиться перед таким наказанием, но и какие цели ставиться не должны в силу того, что не могут быть достигнуты с помощью административного наказания. Верное решение таких проблем послужит "умножению" эффективности административно-деликтного закона и практического его применения.

Определение цели административного наказания обычно смешивают с объяснением и оправданием самого существования административного наказания. Некоторые авторы

полагают, что если цель, преследуемая и достигаемая наказанием, разумна и необходима, то необходимо и наказание, и в разумности цели видят оправдание самого наказания <1>. Статья      3.1   КоАП   РФ   выделяет   в   качестве   цели   административного   наказания предупреждение совершения новых правонарушений как самим нарушителем, так и другими лицами. Анализируя данную статью, можно сделать вывод о том, что все дискуссии о цели административного наказания велись в контексте терминологического определения административного наказания. Однако вопрос о целях административного наказания с методологических и практических позиций самостоятельный и служит скорее не        оправданием     данного     наказания,     а     объяснением     явления,     не     столько детерминирующего итоги  административного  преследования,  сколько предопределяющего                   свойства     самого     наказания     и     прежде     всего     характер правоприменительной               деятельности    по    его    реализации.    Таким    образом,    цель административного наказания выступает одновременно и обоснованием установки тех результатов, достижение которых желательно путем применения административного наказания. В принципе цели административного наказания следует рассматривать как конечный результат, которого стремится достичь государство, порицая виновного за совершение административного правонарушения. Вопрос о целях наказания вообще и административного            наказания   в    частности   теснейшим   образом   взаимосвязан   с содержанием наказания.

--------------------------------

<1> См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 56.

 

Вместе с тем подчеркнем, что при анализе целей административного наказания пришлось столкнуться с тем, что в административно-правовой литературе вопросы целей исследуемого наказания самостоятельно, специально и обстоятельно не рассматривались

<1>. Ситуация объясняется, по-видимому, доверительным отношением административно- деликтной науки к доктрине наказаний в уголовном праве, где по вопросам целей наказания написано множество работ <2>. В связи с этим многовековая история проблемы установления целей уголовного наказания и существование множества теорий позволили представителям науки уголовного права выделить несколько основных направлений.

--------------------------------

<1> В то  же время административисты предпринимали попытки изучения целей

применительно  к  конкретным  видам  административного  наказания  (см.,  например: Саввин М.Я. Указ. соч. С. 6 - 16; Шергин А.П. Административные взыскания по советскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1969. С. 172 и след.). Пожалуй, редким исключением здесь является следующий коллективный труд: Попов Л.Л., Шергин А.П. Указ. соч. С. 44 - 53.

<2> По свидетельству Н.Д. Сергиевского, целям наказания посвящены более 100

юридических концепций (см.: Сергиевский Н.Д. Наказание в русском праве XVII в. СПб.,

1887. С. 88, 113, 126). Отметим также, что целям наказания посвящена преимущественно уголовно-правовая литература: Беляев Н.А. Указ. соч.; Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1973. С. 138 - 152; Копыловская М.А. Цели наказания в советском уголовном праве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1947; Лист Ф. Наказание и его цели / Пер. с нем. СПб., 1895. С. 45 - 64; Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962. С. 26, 115 - 126; Полубинская С.В. Указ. соч.; Ременсон А.Л. Наказание и его цели в советском уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1951; Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 55 - 68; Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. Л., 1973. С. 17 - 34.

 

В философских концепциях Нового времени вопрос о целях наказания рассматривался в контексте вопроса о праве государства на наказание, соответственно, все теории можно разделить:

1) на отвергающие право государства на наказание;

2) признающие такое право.

Представители первой точки зрения (Р. Оуэн, Эм. де Жирарден) отвергали всякое правовое обоснование наказания, которое представлялось им  как мщение государства

<1>.

--------------------------------

<1> См.: Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. Т. 39.

СПб., 1891. С. 469.

 

В свою очередь, теории, признающие право государства на наказание, можно раздробить на абсолютные, относительные и правовые. Исторически принято полагать, что первые теологические теории о целях наказания зиждились на постулатах Ветхого Завета (Втор. 19:21): наказание - воздаяние за зло; устрашение по правилам "око за око, зуб за зуб" (теория "равного воздаяния" (талион)) <1>. Между тем смысл наказания определяется не только воздаянием (наказанием) за совершенный в форме преступления грех. Его предназначение заключается также в устрашении, обращенном в будущее, дабы предостеречь помышляющих о совершении преступления (Втор. 19:20).

--------------------------------

<1> См.: Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 3. М., 2001. С. 10.

 

Абсолютная теория целей наказания (И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, Г. Шталь) заключается в воздаянии за содеянное, расплате за него; преступление считалось грехом, а наказание за него - искуплением этого греха. По их мнению, преступление нарушает "абсолютную идею" о справедливости. "Наказание есть по самому своему существу возмездие" <1>, - подобная точка зрения господствовала в XVIII - начале XIX в. И. Кант развивал теорию материального  возмездия,  утверждая,  что  "зло  требует  оплаты  злом,  только  одно воздаяние по принципу равенства может определить меру и объем наказания либо равенство по силе действия" <2>. В свою очередь, Г.В.Ф. Гегель обосновывал теорию диалектического возмездия, считая, что "наказание может осуществляться лишь в отношении  внешнего  общественно  опасного  деяния  человека  и  не  может распространяться на умонастроение. Наказание - это возмездие, но не возмездие как некое равенство в ценности между ущербом, причиненным преступлением, и ущербом, причиненным преступнику наказанием" <3>. Постепенно такой подход к целям наказания утратил свое господствующее положение, но сторонники у него существовали и в XX в. Пришедшие же на смену утилитарные теории (теории полезности) видели в целях наказания общее и специальное предупреждение преступлений. Сторонники этой теории ратовали за предупреждение преступлений и исправление преступника.

--------------------------------

<1> Жижиленко А.А. Указ. соч. С. 114.

<2> Философия Канта и современность / Под общ. ред. Т.И. Ойзермана. М., 1974. С.

187 - 191.

<3> Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1977. С. 49 - 51.

 

Значительное место в исследовании целей наказания занимают так называемые относительные теории наказания, среди них теории устрашения (Н. Миттельштедт, А. Фейербах <1> и др.), т.е. теории, утверждающие, что задачей наказания является устрашение и удержание при помощи страха самого наказанного и других людей от совершения преступления. А. Фейербах, в частности, представляя противоправное деяние как действие свободной воли нарушителя, отстаивал в теории "психического принуждения" положение о необходимости применения к нему наряду с физическим принуждением, которого явно недостаточно, и психического принуждения <2>. Из относительных теорий наибольшее распространение получила теория общественного договора И.Г.  Фихте,  который  полагал, что  "последствием лежащего в  преступлении

права... является изгнание из общества: преступник лишается покровительства законов"

<3>, целью наказания в таком случае является воздаяние и защита.

--------------------------------

<1> А. Фейербах считал, что наказание должно быть таким, чтобы вред от него

перевешивал те выгоды (наслаждения), которые может дать совершение данного преступления (теория психологического принуждения).

<2> См.: Шишов О.Ф., Рарог А.И. Буржуазные уголовно-правовые теории. М., 1966.

С. 15.

<3> Цит. по: Лист Ф. Указ. соч. С. 34.

 

Правовые теории, разрабатывающие исключительно юридические аспекты вопроса, предлагали большое количество целей наказания: устрашение, возмездие, психическое принуждение, исправление, специальное предупреждение. Например, А.А. Жижиленко выделял в теории сущности и целей наказания как возмездия:

1) возмездие как справедливость и месть;

2) как уравнение, заглаживание или искупление вины;

3) как удовлетворение потерпевшего, государства, общества;

4) как общее предупреждение;

5) как особое психическое переживание потерпевшего;

6) как простое реагирование на учиненное <1> и т.д.

--------------------------------

<1> См.: Жижиленко А.А. Указ. соч. С. 114.

 

Смешанные теории наказания соединили в себе идеи абсолютной и утилитарной теорий. Целями наказаний они считали устрашение и возмездие (кару), общую и специальную превенцию, а также исправление виновного <1>. Еще более 200 лет тому назад известный юрист и итальянский просветитель Ч. Беккариа писал, что "цель наказания... заключается не в чем ином, как в предупреждении новых деяний, наносящих вред... согражданам, и в удержании других от подобных действий" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции: Часть Общая: В 2 т. Т. 1.

М., 1994. С. 97; Беляев Н.А. Указ. соч. С. 67; Карпец И.И. Указ. соч. С. 41 - 43.

<2> Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 105 - 106.

 

Вышеуказанное многообразие и подчас противоречивость доктринального толкования целей наказания объясняются сочетанием в наказании ретроспективных и перспективных начал. В ретроспективном смысле административное наказание, проявляя себя прежде всего как кара, является целью по отношению к хронологически предшествующему ему явлению. Иными словами, кара может выступать в качестве цели, но не самого наказания как материально-правового явления, а скорее административного преследования как деятельности, по большей части осуществляемой государством и преследующей такую цель как намеренный итог указанного преследования. Отсюда, с одной стороны, процессуальные усилия государства в сфере административно-деликтных отношений побуждают к "жизни" ретроспективные начала наказания, выражающие его сущность как цель, идеал, к которому стремится заинтересованный в этом субъект власти

-  лицо,  осуществляющее  от  имени  государства  административное  преследование.  С другой стороны, перспективные начала административного наказания не могут сочетаться с карательными интересами государства, и это свидетельствует о том, что само наказание не преследует цель кары, поскольку, как уже неоднократно указывалось выше, оно само является карой, имеющей другие цели, в большей мере исправительно-воспитательного характера. Таким образом, несколько модифицируя мнение Н.С. Таганцева <1>, делаем вывод, что наказание, выступая адекватным следствием правонарушения и целью административного  преследования  (ретроспективный  смысл),   с   момента   реального

применения преследует собой цели перспективные, обусловленные карательным воздействием на делинквента с позитивным назначением (проспективный смысл). Отсюда же очевидно, что, говоря о целях наказания, речь ведется с позиций перспективных начал наказания, так как ретроспективный смысл наказания проявляется лишь постольку, поскольку реально само наказание.

--------------------------------

<1> Н.С. Таганцев, соглашаясь с немецким ученым Мелем, объяснял многообразие и

противоречивость интерпретации целей наказания тем, что "оно подобно двуликому Янусу: одним лицом оно обращено к прошлому - к уже совершенному преступлению и его субъекту, другим - к будущему, к исправлению осужденного, дабы по отбытии наказания он не совершил более преступления" (цит. по: Курс уголовного права. Общая часть: В 2 т. Т. 2. Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.,

1999. С. 14).

 

В контексте вышеизложенных позиций и sub conditione их преемственности в русле предстоящих дискуссий, а также для целей усиления аргументации о том, что кара не может быть целью наказания, добавим лишь, что кара и наказание соотносятся между собой как сущность и явление <1>. Кара - это статическая категория, существующая в рамках наказания, его сущность. Наказание как правовое явление представляется одним из проявлений сущности - кары. Сущность же не может быть продолжаемой после реального прекращения наказательного воздействия (т.е. с прекращением наказания прекращается и должно прекратиться карательное воздействие) <2>. В то время как цель (как объективный результат), порожденная наказанием, - динамическая категория, существующая как в рамках самого наказания, так и вне его, а точнее, после него. Цель объективируется материально в результатах наказательного воздействия и не обязательно обусловлена рамками такого воздействия; она (цель) дистанцируется от самого "преследуемого" ее явления (административного наказания) и образует собой самостоятельный, автономный в хронологическом смысле результат, отвлеченный от своего источника (бытия) <3>. Стало быть, карательная сущность административного наказания остается неизменной вне зависимости от того, каковы цели административного наказания как правового явления - внешнего выражения указанной сущности. Отсюда административное наказание, а именно его суть - кара, применяется за совершение административного правонарушения - деятельности, осуществленной в прошлом, а цели, поставленные перед ним, ориентированы на будущее.

--------------------------------

<1>  Природа  кары  как  сущности  административного наказания  рассматривалась

ранее. В данном параграфе проблематика сущности кары аргументируется с позиций ее связи с наказанием.

<2> По вопросу о соотношении сущности и явления Гегель отмечал, что "сущность... не находится за явлением или по ту сторону явления", а есть устойчивое существование самого явления (Гегель Г.В.Ф. Наука логики. СПб., 1997. С. 451 - 452).

<3> В свое время Аристотель обращал внимание на понимание цели, как "то, ради чего" нечто существует, как конечной причины бытия (см.: Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Л.Ф. Ильичев и др. М., 1983. С. 763).

 

В ранее действовавшем КоАП РСФСР определялось, что применение административных взысканий имело следующие основные цели:

1) воспитание лица, совершившего административное правонарушение, в духе соблюдения советских законов, уважения к правилам социалистического общежития;

2) предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. КоАП РФ сохраняет преемственность в вопросах превенции и в ч. 1 ст. 3.1 закрепляет цели административных наказаний, за исключением  отдельных  понятий  с   "идеологической  нагрузкой"  (советский  закон,

социалистическое общежитие). К тому же в отличие от ранее действовавшего КоАП воспитание лица, совершившего правонарушение, целью наказания не провозглашается, хотя предполагаем, что результатом действия закона будут некие изменения позитивного порядка. Мотив же исключения воспитания из числа целей административного наказания обусловлен вполне формальными соображениями. Еще при отклонении КоАП РФ Президент РФ указывал на недопустимость причисления воспитания к целям административного наказания, поскольку оно применяется только к физическим лицам. Воспитательная цель административных взысканий достигалась через специфическое воздействие на волевую и эмоциональную стороны сознания правонарушителя - физического лица. В своем письме Президент РФ указывал: "в части 1 статьи 3.1 Кодекса установлено, что целью административного взыскания является воспитание лица, совершившего правонарушение, в духе уважения к закону и правопорядку. Однако данное положение не может относиться к юридическим лицам" <1>.

--------------------------------

<1>  Письмо  Президента  РФ  от  22  декабря  2000  г.  N  Пр-2489  "Об  отклонении

Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

 

В ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ цели административного наказания только перечислены, при этом их содержание не раскрывается.

В  указанной  норме  говорится  о  "предупреждении  совершения  новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами". КоАП РФ содержит, таким образом, положения, придающие административному наказанию предупредительную и профилактическую направленность. Последнее относится и к тем лицам, к которым наказание не применялось.

Частная превенция (специальное предупреждение) заключается в таком воздействии административного наказания на правонарушителя, когда он в будущем не будет побуждаем к совершению новых правонарушений, хотя бы из-за страха перед самим наказанием. Отсюда очевидно, что специальная превенция представляет собой предупреждение нового правонарушения со стороны лица, уже привлеченного либо привлекавшегося к административной ответственности. Поэтому частное предупреждение желает показать правонарушителю, что за его противоправное поведение он в обязательном и незамедлительном порядке будет наказан.

В то же время нельзя отрицать того факта, что цель специального предупреждения решается с помощью такого воздействия (такой степени и характера) наказания на виновного, которое способно предупредить совершение им какого-либо нового правонарушения. Если впоследствии лицо, привлеченное к административной ответственности, удерживает от совершения правонарушения опыт пережитого административного наказания, то частное предупреждение считается достигнутым. В этом могут сыграть немалую роль: устрашение, страдания, испытанные при применении административного наказания, осознание своей вины, переоценка взглядов, убеждений или даже исправление в подлинном смысле, что в принципе является предметом карательного воздействия. В качестве корреспондирующей сказанному, как представляется, является аргументация В.Г. Чмутова о том, что достижению целей административного наказания (взыскания) "способствует присущая всем административным взысканиям функция кары (наказания, "взыскания")" <1>.

--------------------------------

<1> Административная ответственность в СССР / Под ред. В.М. Манохина, Ю.С.

Адушкина. С. 103.

 

Между  тем  представляется, что  цель  специального  предупреждения не  сводится лишь  к  исправлению  правонарушителя.  Предупредить  возможность  совершения виновным новых правонарушений в ряде случаев возможно и другими способами, например  запрещая  по   суду   дисквалифицированному  лицу   занимать  руководящие

должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров, наблюдательный совет; осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ. Кроме того, сам факт продолжительного ограничения правонарушителя в правах, как правило, устраняет на длительное время возможность совершения им новых правонарушений и т.д. Административные наказания в конечном итоге применяются для того, чтобы "вызвать положительную для общества психическую "встряску" правонарушителя, нужное для общества переустройство его сознательно-волевых качеств" <1>.

--------------------------------

<1> Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности:

Учеб. пособие. Пермь, 1969. С. 195 - 196.

 

Вместе с тем каждое административное наказание воздействует не только на правонарушителя, но и на других лиц, оно в известной степени способно тем самым осуществлять цель как специального, так и общего предупреждения.

Общая превенция (общее предупреждение) представляет собой предупреждение правонарушений со стороны других лиц, склонных к совершению правонарушений (неустойчивых, незаконопослушных граждан), которых от совершения правонарушений удерживает реальное административное наказание конкретного правонарушителя. Устрашение  административным  наказанием  сохраняется  в  угрозе  лишения  человека каких-либо благ: свободы, определенного образа жизни, к которому он привык; отрыва от работы; материальных потерь и т.д. Сказанное тем не менее не означает, что лицо, совершившее административное правонарушение, преследуется государством и подвергается  им  административному  наказанию  лишь  для  целей  показательной "расправы" над ним, его правами и свободами. Юридический инструментарий административного наказания призван воздействовать прежде всего на самого правонарушителя с тем, чтобы в силу коммуникативного устройства общественных отношений посредством более лояльных и лишь эмоциональных нагрузок сформировать адекватную позицию других лиц, сформулировать их внутреннее убеждение.

Угроза применения административного наказания обращена к сознанию и воле людей, поэтому она может в какой-то мере служить сдерживающим началом для тех, кто намеревается совершить правонарушение в силу своих аморальных качеств, установок, взглядов и т.д. Постановка перед административным наказанием цели общего предупреждения, понимаемой как формирование боязни совершения правонарушения, предполагает, что угроза неотвратимости административного наказания пройдет через сознание склонного к совершению правонарушения лица и окажет позитивное влияние на уровень его неправомерной активности. Более того, не вызывает возражений и мнение о том, что сдерживающий эффект различных административных наказаний неодинаков, например административный арест или административное приостановление деятельности в целом устрашает сильнее, чем административный штраф.

Наказание так или иначе во все исторические эпохи использовалось в качестве средства  устрашения  лиц,  которые  в  силу  тех  или  иных  обстоятельств  способны совершить правонарушение. Но также исторически доказано, что общепредупредительное воздействие наказания обусловливается не столько его жестокостью, сколько его неотвратимостью. Неотвратимость административного наказания всех совершивших правонарушения независимо от их положения - это важный фактор, имеющий общее предупредительное воздействие. Как замечал в свое время профессор А. Кистяковский (правда, по поводу уголовных наказаний), "всякая поблажка каким-либо классам общественным в области уголовной расшатывает устрашительность и силу наказания. Наказание приобретает "устрашительность" тогда, когда оно неизбежно поражает и воришку, и крупного вора общественного достояния, и простого крестьянина, укравшего

малоценную вещь, и чиновного человека, практикующего хищническую деятельность в качестве взяточника. Горе тому обществу, о котором можно сказать то, что сказал греческий мудрец о законах своего отечества: "Наши законы - паутина, в которой вязнут мухи, но прорываются шмели" <1>. Очень важная мысль по этому же поводу была высказана  В.И.  Лениным:  "...предупредительное  значение  наказания  обусловливается вовсе не его жесткостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым" <2>. Актуальность такого подхода сохраняется и до настоящего времени.

--------------------------------

<1> Кистяковский А. Нуждается ли общественная безопасность в других наказаниях,

кроме определяемых по суду?: Сб. гос. знаний. Т. IV. СПб., 1882. С. 124 - 167.

<2> Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 412.

 

Общепредупредительное воздействие административного наказания нельзя сводить только к устрашающему воздействию на неустойчивых лиц. Немаловажным фактором в предупреждении правонарушений является воспитание всех членов общества в направлении выработки у них позитивной морали, убеждений и взглядов, наконец, нравственности. Важно также знать и то, что механизм влияния административного наказания на различных лиц неодинаковый, многое зависит от уровня общественного правосознания, морального и культурного уровня населения, полноты реализации принципа неотвратимости административного наказания и т.д. Поэтому в плане устрашения как предостережения от совершения правонарушений адресатами могут являться только незаконопослушные лица, а в плане воспитательного влияния - все граждане. Именно это и образует общепревентивное воздействие. Что касается вопроса о соотношении указанных целей, то они диалектически едины и взаимообусловлены. Административное наказание едино в своей сущности, и частная, и общая превенции представляют  собой  потенциал  принудительного  воздействия,  который  может эффективно выражать силу его убеждения.

Таким образом, целями административного наказания являются: предупреждение совершения новых правонарушений как правонарушителями (частная превенция), так и другими лицами (общая превенция). Не вызывает также сомнений и то, что указанные в законе цели административного наказания являются взаимосвязанными и взаимообусловленными. Федеральный законодатель, руководствуясь принципом гуманизма юридической ответственности, и в частности административной, недвусмысленно указал на то, что административное наказание не может иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица, совершившего административное правонарушение, или причинение ему физических страданий, а также нанесение вреда деловой репутации юридического лица (ч. 2 ст. 3.1 КоАП РФ). Норма КоАП   РФ   закрепила   последнее   положение   впервые,   хотя   на   необходимость   ее закрепления  обращалось  внимание  некоторыми  учеными-административистами  ранее

<1>. Ее смысл заключается в том, что административные наказания не преследуют цели мести, причинения физических страданий, унижения человеческого достоинства. Здесь законодатель следует ст. 21 Конституции РФ, гласящей, что "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию". Лица, чье правовое положение полностью зависит от государства (а к таковым вполне можно отнести и привлеченных к административной  ответственности),  должны  нести  лишь  заложенные  в административные наказания законом ограничения или лишения с тем, чтобы не претерпевать излишние, не обусловленные целями административной ответственности и примененным административным наказанием страдания <2>. Такой подход корреспондирует Всеобщей декларации прав человека (ст. 12) и Европейской конвенции о защите  прав  человека  и  основных  свобод  (ст.  3),  провозглашающим недопустимость

такого применения наказаний, которое предполагало либо допускало бы пытки, насилие,

другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение.

--------------------------------

<1>  См.,  например:  Игнатенко  В.В.  Оценочные  понятия  и  административно-

деликтный закон. Иркутск, 1996. С. 155.

<2> В данной связи неприемлемой представляется позиция Н.С. Малеина о том, что подобно тому, как "каждое правонарушение унижает честь и достоинство потерпевшего... каждое наказание (мера ответственности) унижает честь и достоинство правонарушителя" (Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. N 3. С. 39). В объективном смысле справедливость и соразмерность любого наказания с правонарушением не ставит знак равенства между ними, а предполагает учет при определении меры наказания личности  виновного  и  иных  обстоятельств, имеющих  объективное  и  разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности (вредности) как  самого  противоправного  деяния,  так  и  совершившего  его  лица;  фактора интенсивности участия конкретного лица в правонарушении, его поведения после его совершения и после применения наказания, если такое уже назначалось ранее; иных характеризующих личность обстоятельств.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |