Имя материала: Водное право

Автор: Д.О. Сиваков

Глава iv. зарубежное водное право

 

§ 1. Государства СНГ и Балтии

 

Водное и иное природоресурсное законодательство стран СНГ и Балтии имеет общую наследственность от бывшего СССР: сходные экологические проблемы и общие задачи преодоления во многом однотипных изъянов и ошибок советского времени. Именно поэтому в рамках СНГ разрабатываются и принимаются своеобразные общие правовые формы - модельные кодексы и законы, которые принимаются Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ. В частности, на 24 пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи (Постановление от 4 декабря 2004 г. N 24-8) был принят Модельный Земельный кодекс для государств - участников СНГ <1>. Здесь следует отметить одну важную черту: водные и земельные кодексы молодых суверенных республик конкретизируют положения действующих на момент принятия Конституций. Так, например, по Конституции Республики Молдова 1994 г. используемые в общественных интересах воды и леса, все богатства недр, воздушное пространство, природные ресурсы экономической зоны и континентального шельфа, пути сообщения, а также другие богатства, определенные законом, являются объектами исключительно публичной собственности. В Таджикистане, согласно Конституции 1994 г., земля и другие природные ресурсы находятся исключительно в государственной собственности. Эти конституционные положения получили развитие в водном и земельном праве бывших союзных республик. Затем, к концу переходных 90- х  гг., на Украине, в Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане принимаются кодексы и законы новой волны.

--------------------------------

<1>  Информационный бюллетень  Межпарламентской ассамблеи государств  - участников

СНГ. 2005. N 35 (ч. 2).

 

Новое водное законодательство государств СНГ

 

После распада СССР водные кодексы бывших союзных республик 1970 - 1972 гг. были признаны утратившими силу. Новые водные кодексы (или водные законы) разрабатывались, принимались, вступали в действие в довольно сложных общественных и экологических условиях. По этим и другим причинам новое водное законодательство имело свои недоработки. Например, в ряде законов не было перечня и определений основных понятий. Однако были и явные достоинства: более рельефное понимание такого важного термина, как "водный объект". Первой Водный кодекс приняла Армения (1992 г.), затем приняли свои кодексы Таджикистан (1993 г.), Казахстан (1993 г.), Молдова (1993 г.), Украина (1995 г.), Беларусь (1998 г.). В Узбекистане был принят Закон о воде и водопользовании (1993 г.), в Кыргызстане - Закон о воде (1994 г). Первыми по времени принимали свои законы государства с засушливым климатом и водным дефицитом. Это, видимо, продиктовано запросами водного хозяйства.

Нельзя сказать, что новое водное законодательство порвало с прежним правовым опытом и стало новаторским. Так, ввиду консервативности самого водного права были сохранены преимущественно государственная форма собственности на водный фонд, разрешительный характер водопользования. При этом законодатель исходил из понимания водных ресурсов как основы жизнедеятельности народов.

Не следует, однако, считать водные кодексы и законы государств Содружества идентичными друг другу: среди них есть и рыночные, и командно-административные. Приспособленный к государственной собственности на водный фонд Водный кодекс Казахстана 1993 г. искусственно разделяет  водные  объекты  по  ведомствам  и  не раскрывает  финансового  механизма  водного

хозяйства. В то же время водный закон Узбекистана 1993 г. допускал полную или частичную платность водопользования. В свою очередь, водный закон Кыргызстана с 1994 г. предусматривал платное водопользование, сброс загрязняющих веществ в водные и водохозяйственные объекты

<1>.

--------------------------------

<1>  См.  подроб.:  Кошматов  В.  Водное  хозяйство  Киргизской  республики:  управление,

состояние, перспективы; Джалалов А. Правовая культура водопользования - традиция народов Средней Азии // Мелиорация и водное хозяйство. 2002. N 1. С. 16, 17, 24 - 27; Рябцев А.Д. Обеспечение водными ресурсами народов Казахстана // Мелиорация и водное хозяйство. 2002. N

3. С. 20, 21.

 

При всем многообразии водного законодательства стран СНГ следует выявить важную тенденцию правового развития: совмещение в единый природный объект разных природных сред (воды и земли, воды и недр, земли и леса). Это сказывается и в понятийном аппарате законов, включая понятие водного объекта как такового. ВК России и Украины 1995 г. определяли водный объект  во  многом  аналогично.  Вот  как  украинский  законодатель  раскрывает  органическое единство воды и земли: "водный объект - сформированный природой или созданный искусственно объект ландшафта либо геологическая структура, где сосредоточиваются воды (река, озеро, море, водохранилище, канал, горизонт)".

Положения водного законодательства государств СНГ о праве собственности на водные объекты,  о  разрешительном  характере  и  платности  водопользования  и,  наконец,  о  структуре самих водных объектов касаются и земель, сопряженных с водными ресурсами и водным хозяйством.

В проекте модельного земельного кодекса для государств - участников СНГ предусматривалось несколько категорий земель, включая и земли водного фонда. Но подробной регламентации этот проект не содержит, предоставляя известный простор для правотворчества стран - участниц СНГ. Такой подход вполне оправдан, так как каждая сторона имеет особенности не только экономических, но и природных условий, учет которых абсолютно необходим для установления  эффективного  правового  режима  земель  вообще  и  земель  водного  фонда  в частности.   Как  уже   отмечалось   ранее,   земельное   законодательство   стран   СНГ   вполне воспринимает правовой режим земель водного фонда в рамках деления на категории. Например, Земельный кодекс Республики Молдова 1991 г., учитываемый при разработке модельного земельного кодекса, также предусматривает рассматриваемую категорию.

 

Соотношение водного законодательства стран СНГ

с другими отраслями права

 

В первую очередь следует обратить внимание на соотношение водного законодательства с базовыми  отраслями.  Прежде  всего,  речь  идет  о  гражданском  праве,  которое  применяется, главным образом, к отношениям по поводу воды, изъятой из естественной среды (водопровод, водозабор и т.д.). Гражданское право также применяется к водным объектам как к недвижимости, в особенности к замкнутым водоемам, которые могут быть в частной собственности.

Водное законодательство стран СНГ взаимодействует с административным и финансовым, определяя специфические черты управленческих и финансовых отношений в водохозяйственной сфере. В частности, водными кодексами регламентируются отношения в связи с неналоговыми платежами, компенсационными по своей сути. Например, Водный кодекс Украины 1995 г. предусматривает платность водопользования (забор и сброс воды, использование вод для нужд гидроэнергетики и водного транспорта). При этом указанные средства направляются на осуществление мероприятий по охране и воспроизводству водных ресурсов, поддержанию водных объектов в надлежащем состоянии, предотвращение вредного воздействия вод <1>.

--------------------------------

<1> Экологическое законодательство Украины / Сост. М.В. Шульга. Харьков: Консум, 2000. С.

21, 22.

 

Нарушения  в  области  использования  и  охраны  вод  влекут  за  собой  дисциплинарную,

административную, гражданско-правовую и уголовную ответственность.

Отдельной темой для изучения является взаимодействие между водным законодательством и законодательством в сфере санитарно-эпидемиологической безопасности. Последнее предусматривает взятие проб воды для определения степени ее чистоты или загрязненности и допустимого  использования  вод.  В  ряде  государств  Содружества  есть  также  специфические законы, нацеленные на устранение последствий экологических катастроф. Так, например, на Украине   пользование   водными   объектами,   подвергшимися   радиоактивному   загрязнению,

осуществляется в соответствии с Законом "О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате Чернобыльской катастрофы".

Категория земель водного фонда и водоохранные зоны являются смежными правовыми институтами и водного, и земельного права. В свою очередь, взаимосвязь водных и лесных правоотношений проявляется на примере правового режима водоохранных лесов. Под ними в Лесном кодексе Украины 1994 г. понимаются лесополосы по берегам рек, вокруг озер, водохранилищ и других водных объектов. В группу водоохранных лесов могут входить также нерестозащитные полосы и защитные лесные насаждения на полосах отвода каналов (ст. 36 ЛК Украины 1994 г).

Кроме того, на Украине (в отличие от России) действует Закон 1999 г. "О растительном

мире". Он регламентирует тот круг общественных отношений, который в российских условиях остался в какой-то мере без присмотра. Согласно ст. 4 названного Закона, к природным растительным ресурсам относятся объекты растительного мира в пределах поверхностных и морских вод, континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Согласно ст. ст. 5 и 25 приведенного Закона в понятие охраны растительного мира включено сохранение условий места  произрастания  соответствующей  флоры.  Эти  требования  можно  трактовать  довольно широко и распространять не только на берега водных объектов, но и на их акваторию, а также дно. Таким образом, защитить водную и околоводную флору можно только путем защиты вод. Между тем последнее является уже задачей водного законодательства. Таким образом, общность задач двух отраслей законодательства обеспечивает неразрывную связь водных и флористических правоотношений.

Законодательство стран Содружества о животном мире также касается вопросов защиты

естественной среды обитания фауны (водной или околоводной) и в этом смыкается с водным законодательством. Взаимодействие этих двух отраслей законодательства может быть обогащено принятием отдельного закона по рыбным запасам (такой закон есть в Кыргызстане и на Украине).

Недостаточно прослеживается в законодательстве стран Содружества тесная взаимосвязь водных и горных правоотношений. Конечно же, подземные воды не обойдены вниманием в водном законодательстве стран СНГ. В различных водных кодексах и законах мы встречаем следующие нормы-дефиниции: подземные воды; шахтные, рудничные, карьерные воды; возвратные воды; водоносные горизонты; гидрологические режимы и т.д.

В статье 1 ВК Украины подземные воды определяются следующим образом: "воды, находящиеся ниже уровня земной поверхности в толщах горных пород верхней части земной коры во всех физических состояниях". В свою очередь, водоносные горизонты понимаются как "однородная пластовая толща горных пород, где постоянно находится вода".

Кроме того, в водных законах Содружества предусматриваются лаконичные нормы о вхождении подземных вод в водный фонд, необходимости вести мониторинг и кадастровый учет подземных вод (ст. ст. 3, 21, 27 ВК Украины).

Если водное законодательство Содружества содержит в себе понимание подземных вод как подземных водных объектов, то в "горных законах" они рассматриваются как объект добычи. В целом законодательство о недрах не отличается подробным регламентированием добычи подземных вод. Это можно подтвердить на примере Кодекса Украины о недрах 1994 г. и Горного закона Украины 1996 г. Тем не менее, ст. 23 Кодекса Украины о недрах 1994 г. закрепляет право владельцев и пользователей земельных участков без специального разрешения и горного отвода добывать для своих хозяйственных и бытовых нужд пресную подземную воду. Но на это право накладываются два ограничения: добыча происходит в рамках земельного участка и на глубине до

20 м.

В сфере водного хозяйства действуют международные конвенции, межправительственные соглашения, общепризнанные принципы. Если международные договоры, подписанные и ратифицированные конкретным государством Содружества, устанавливают другие правила, чем внутреннее  законодательство,  то  предпочтение  отдается  именно  международным  правовым актам. Данная норма есть во всех водных кодексах (законах) стран СНГ и является особенно важной. Ведь международное право распространяется как на морские, так и на континентальные воды.

 

Международное речное право стран СНГ

 

Целый ряд рек протекает на территории двух и более среднеазиатских государств, а иногда они являются даже границами для всего СНГ (таджикско-афганской границей служит река Пяндж). При этом речь идет не только о самых крупных из них - Амударье и Сырдарье, но и о некоторых их притоках. Указанные водные объекты трансграничны и образуют международный бассейн Аральского моря, который должен находиться под управлением региональных организаций <1>. Однако этим региональным организациям придется заняться не только природоохранными, но и социально-экономическими  проблемами.   Ведь  исчезновение  Арала  привело  к  разрушению

экономики Приаралья, неуправляемой миграции населения, лишившегося рабочих мест. Еще в советские времена ухудшение качества питьевой воды и общего состояния окружающей среды привело  к  самому  высокому  в  СССР  росту  заболеваемости  и  смертности  на  берегах  Арала. Именно по этим социально-экономическим и демографическим причинам в Казахстане был принят Закон 1992 г. "О социальной защите граждан, пострадавших вследствие экологического бедствия в Приаралье" <2>.

--------------------------------

<1> Зуев В. Аральский тупик. М.: Прометей, 1991. С. 11.

<2> См.: Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды). М.: Юристъ, 1998.

С. 610; Кульпин Э., Бурнакова Е. Арал как зеркало нашей эпохи // Азия и Африка сегодня. 2002. N

8. С. 44 - 47.

 

В январе 1994 г. в г. Нукуле президенты пяти стран центральноазиатских государств приняли программу конкретных действий по улучшению экологической обстановки в этих государствах. Она обязывает стороны представить технико-экономические разработки по проблеме донорской подпитки рек Аральского бассейна от всевозможных внешних источников. Есть надежда, что введение управления по отдельным бассейнам и ирригационным зонам (к примеру, выделена дельта Амударьи) будет оптимальным решением проблемы. Кроме того, стороны договорились о создании Международного фонда спасения Арала (МФСА) и международной координационной водной комиссии (МКВК).

Поскольку закавказские республики небольшие по размерам, их крупные реки (Кура, Аракс) являются по своему течению международными. Они даже начинаются вне границ СНГ (Турция, Иран). Именно поэтому трансграничный статус этих рек представляется вполне оптимальным явлением и даже может распространиться на некоторые вторичные водные объекты их бассейна. Однако   течение   этих   водотоков   не   всегда   может   быть   судоходным,   и  международное использование данных вод носит главным образом энергетический и ирригационный характер. Поэтому еще в 60 - 70 гг. в бассейне названных рек были построены напорные ГТС и образованы водохранилища многофункционального значения (Араксинское, Ахурянское, Арпинское).

 

Правовой институт земель водного фонда по законодательству стран СНГ

 

Правовой   режим   категории   земель   водного   фонда  существует   в   бывших   союзных республиках  с  начала  70-х  годов  XX в.  Процесс  экономических  реформ  не  привел  к  отмене деления  земельного  фонда  на  семь  известных  категорий.  Вообще  в  правовой  науке  есть убеждение,  что  земли,  сопряженные  с  водными  объектами,  нуждаются  в  особом  правовом режиме. Следовательно, необходимо установить четкое целевое назначение, приоритетное в сравнении с другими видами использования. Именно поэтому значение земель водного фонда осталось то же: запрещение или ограничение хозяйственного использования (например, строительства), негативно влияющего на водный объект. Чуждые водному хозяйству виды использования не должны мешать приоритетному использованию. Они возможны лишь как второстепенные и временные. Так, например, допустимо выделение участков не только для рыбоводного пруда, но и под сенокос и огороды. С другой стороны, режим рассматриваемой категории нужен для того, чтобы заставить землепользователей осуществлять меры против возможного вредного воздействия вод (эрозии, селей, наводнений и т.д.).

Соблюсти приведенные требования можно различными путями. Для государства наиболее легкий путь заключается в сохранении публичных форм собственности на земли водного фонда. Это предусмотрено земельным законодательством практически всех государств Содружества. В частности, Закон Казахстана "О земле" 2001 г. исключает частную собственность на земли водного фонда (как и лесного фонда). Такая категоричность законодателя объясняется еще и климатическими причинами. Лишь ЗК Украины 2001 г. допускает, помимо публичных форм собственности, частную собственность на земли водного фонда.

Предпочтение, которое оказано публичным формам собственности на земли водного фонда, отнюдь не исключает постоянного или временного пользования, а также аренды частными лицами участков названной категории. Однако данные отношения могут быть построены на договорной основе и обеспечивать эффективный, правомерный контроль за состоянием водных земель.

Само по себе деление земель на категории ставит задачу правильного их разграничения. Это не в последнюю очередь касается земель водного фонда: ведь следует правильно очертить круг земельных участков, входящих в рассматриваемую нами экологически важную категорию.

Земельные кодексы и законы стран СНГ подходят к этому вопросы весьма стереотипно. Все можно свести к трем составляющим частям: земли водопокрытые; земли, прилегающие к воде, а также земли, занятые водным хозяйством <1>.

--------------------------------

<1> См.: Станкевич Н.Г. Земельное право Республики Беларусь. Минск: Амалфея, 2000. С.

385 - 399.

 

В Земельных, а иногда и в Водных кодексах перечислены виды водных объектов, на которых есть земли водного фонда, начиная от морей и кончая прудами. Причем в перечисление попадают и такие экзотичные виды, как ледники и снежники (ЗК Таджикистана 1990 г.), азербайджанский сектор  Каспия  (ЗК  Азербайджана  1999  г.).  Оригинальным  новшеством  Земельных  кодексов Украины 2001 г. и Азербайджана 1999 г. является признание островов землями водного фонда. Этот спорный шаг имеет некоторые основания относительно речных и озерных островов, являющихся, по мнению еще древнеримских юристов, своеобразным продолжением дна.

В  качестве  прилегающих  к  воде  земель  называют  всевозможные  зоны  защиты,  полосы отвода, береговые полосы водных путей. Эти ленты имеют разное назначение:

1) обслуживание интересов транспорта, рыбного и, безусловно, водного хозяйства;

2)         защита            водных           объектов         от        негативного   воздействия   (загрязнения, засорения,

истощения).

Участки,  занятые  многочисленными  водохозяйственными  объектами  (в  частности,  ГТС), также являются землями водного фонда. В советский период ирригационное строительство было непрерывным:  каналы  и  водохранилища  украсили  своими  узорами  республики  Закавказья.  В одной лишь Армении в 60-е годы XX в. число многообразных ГТС достигало 3200.

 

Статус и проблемы водоохранных и береговых зон

 

Практически во всех странах Содружества существует правовой институт водоохранных зон (полос). Данный институт можно считать смежным для водного и земельного права, так как в целях защиты вод от вредного воздействия человека он предусматривает существенные ограничения хозяйственного  использования  земель.  Следует  отметить,  что  инструмент  водоохранных  зон может быть применен как к морской акватории, так и к континентальным водам. Правовые нормы о водоохранных зонах содержатся в Водных и Земельных кодексах, правительственных постановлениях  и  даже  в  отдельных  законах.  На  примере  Молдовы  можно  показать,  какое внимание законодательство некоторых независимых государств уделяет водоохранным зонам и полосам рек и водоемов. Так, например, Закон Республики Молдова от 27 апреля 1995 г. "О водоохранных зонах и полосах рек и водоемов" определяет порядок их создания, использования и защиты <1>. К принятию этого Закона, видимо, подталкивали природные особенности Молдовы: обводненность пойм и предрасположенность к орошению террас речных долин.

--------------------------------

<1> Злотникова Т.В. Законодательная деятельность Межпарламентской Ассамблеи стран

Содружества Независимых Государств. М.: НИА-Природа, 1999. С. 61.

 

Украинское законодательство (гл. 12 ЗК 2001 г.) предусматривает используемые для транспорта береговые полосы водных путей (аналог российского бечевника), полосы отвода водохозяйственных сооружений и искусственных водных объектов, а также прибрежные защитные полосы  рек,  ручьев,  озер,  водохранилищ,  прудов,  морских  заливов,  лиманов,  самого  моря. Правовой режим прибрежных защитных полос аналогичен российскому, а сами они входят в пределы водоохранных зон. Но, по формулировке Кодекса, остальная часть водоохранных зон не включена в категорию земель водного фонда. В этом состоит некоторое различие с российскими аналогами. На украинских водоохранных зонах и их прибрежных защитных полосах запрещено использование стойких и сильнодействующих пестицидов, устройство кладбищ, скотомогильников, полей фильтрации.

В Беларуси в отношении водоохранных зон и полос действуют подзаконные акты еще советских времен. Постановление Правительства БССР от 18 января 1983 г. было посвящено водоохранным полосам и зонам малых рек, а правовой режим соответствующих зон иных поверхностных  водных  объектов  был  определен  Постановлением  Правительства  БССР  от  14 июня 1989 г. В целом он вполне сопоставим с российским, но по причине меньших размеров страны, меньшей протяженности ее водотоков и меньшей площади ее водоемов цифровое соотношение между площадью водоема и максимальной шириной несколько иное.

В Казахстане водоохранные зоны и полосы рассматриваются как "зоны особого условия пользования земель" (ст. 91 Закона "О земле" 2001 г.). Обозначенные специальными знаками, они должны   быть   определены   при   предоставлении   земли   в  пользование.   В   свою   очередь, отчуждаются, т.е. передаются в частные руки, лишь участки самого удаленного пояса зоны охраны водозаборных сооружений. Таким образом, в Казахстане все земли водного фонда - публичные, но не все водоохранные зоны есть земли водного фонда.

Имеются предложения учредить в России, помимо водоохранных зон, правовой режим береговых зон. Близкий сосед России - Украина не может пока решить проблемы, возникшие еще

во времена СССР. Крымский полуостров постепенно завоевывается морем, а прекрасные пляжи Крыма оказываются под морем. Это вызвано уничтожением зеленых насаждений и сносом берегоукрепительных сооружений. Практикуется и бесконтрольная застройка оползневых участков и песчаных кос <1>. Таким образом, неприкосновенность 100-метровой прибрежной полосы - явление номинальное до тех пор, пока не будет принят разработанный еще в 1995 г. законопроект о природопользовании в береговой зоне Черного моря. Эта проблема стояла перед руководством Украины уже десятилетие, но Верховная Рада не приняла даже законопроект "Об утверждении государственной программы охраны и воссоздания Азовского и Черного морей". Долгое отсутствие этого законопроекта способствовало ежегодному сокращению рыбных ресурсов в Черноморско- Азовском бассейне на 20\%. Сказывается это и на состоянии многочисленных заливов, приморских озер лиманного типа, устьев рек.

--------------------------------

<1> См.: Шевчук А.И. Вокруг Черного моря: слово и...дело // Экология и жизнь. 2001. N 1. С.

62 - 64.

 

Болота: осушение и реабилитация

 

Водное и земельное законодательство Украины и Беларуси не считает болота водными объектами, хотя и признает земли болот землями водного фонда. Украинский ВК определяет болото как "чрезмерно увлажненный земельный участок с застоявшимся водным режимом и специфическим растительным покровом". При этом игнорируется тот факт, что болота на 89 - 94\% состоят из воды <1>. Но нежелание законодателя признавать болота водными объектами имеет свои основания: раз это водоем или часть водотока, то частная собственность на него ставится под сомнение. Ведь для передачи в частные руки нужна относительная обособленность этой акватории, что можно встретить весьма редко. При этом следует помнить, что половина Беларуси и  часть  Украины  -  Полесье  сплошное  болото.  Именно  поэтому  определенные  заболоченные участки действительно надо считать землей, а не водами. Иначе невозможно нормальное расселение, освоение и хозяйствование на обширнейших территориях.

--------------------------------

<1> См. подроб.: Железняков Г.В. и др. Указ. соч. С. 139.

 

В советское время было предпринято массовое осушение белорусских и украинских болот. В итоге у 60\% малых рек было спрямлено русло, а 40\% болот были превращены в сельскохозяйственные угодья, быстро пришедшие в негодность. Теперь это пески и истощенные земли, а пустоши требуют рекультивации. В естественном состоянии сохранились болота, занимающие 11\% территории Беларуси <1>. В 90-е гг. были предприняты усилия по сохранению уникальных природных комплексов <2>. Это происходило в рамках Национального плана действий по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия. В 1997 г. был одобрен План действий по сохранению пойм и низинных болот Полесья, который касался и земель водного фонда. Задачами международного значения являются сохранение в естественном состоянии затопляемых речных пойм, оставшихся единственными нетронутыми в Европе из мезотрофных болот, сохранение крупнейших путей миграции птиц и естественных обиталищ исчезающих видов. Этим водно-болотным угодьям предлагается придать статус международных, но они имеют также рыболовное и транспортное значение. Зарубежные специализированные организации выступают за вовлечение всех заинтересованных сторон от центральных органов Беларуси до местных жителей в управление ресурсами Припятско-Ясельдских угодий. Это напоминает бассейновое представительское управление водной системой, которое предполагается внедрить и в России. Но в Беларуси болота воспринимаются едва ли не как главный объект водной системы, чего нельзя сказать, конечно, о европейской части России. Именно поэтому в Беларуси сложился и реально ведется такой вид учета природных ресурсов, как кадастр торфяного фонда и сапропелевых отложений  пресноводных  водоемов.  Он  представляет  собой  свод  специфической природоресурсной и природоохранной информации, полезный для экономики страны <3>.

--------------------------------

<1>  См.:  Гуринович  И.  Как  дышится  "легким"  Европы?  "Союз.  Беларусь  -  Россия"  //

Российская газета. 2002. 31 октября.

<2> См. подроб.: Основные направления интегрированного плана землепользования для региона Ясельды (Беларусь) // ЕРСЕМ, заключительный отчет N 1998/3. С. 6 - 9, 59 - 61.

<3> Государство и право. 1999. N 4. С. 76 - 82.

 

Кроме того, чтобы спасти самую большую в Европе популяцию исчезающих болотных видов птиц и растений, экологи намерены вложить значительные средства в строительство дамб. Эти сооружения  будут  автоматически  поддерживать  гидрологический  режим  болот  в  заказнике "Званец", а вода будет сохраняться там и в жаркий сезон, что исключит пожары <1>.

--------------------------------

<1> См.: Какое Полесье без болота? "Союз. Беларусь-Россия" // Российская газета. 2003. 3

июля.

 

Озера,  обросшие  болотными  массивами,  являются  озерами-окнами  в  торфяном  болоте (такие имеются и в Смоленской области <1>). Они представляют собой переходную ступень к болотам, будто бы демонстрируя процессы, которые в геологическом прошлом происходили в Беларуси и России. В этом смысле может идти речь о компактном анклаве особо охраняемых территорий  (заказнике,   памятнике   природы).   Заповедный   режим   существует   в   приречьях Березины и Припяти. Здесь из-за специфики болот возникает проблема разграничения категории земель  водного  фонда  и  особо  охраняемых  территорий.  С  точки  зрения  уже  сложившихся правовых  терминов  речь  идет об особой  экосистеме с комбинацией двух  известных  Водному кодексу видов водных объектов: болота и озера. Она включает в себя и ценные лесные ресурсы. Складывается своего рода структура, аналогичная лесо-болотам таежных просторов Сибири <2>.

--------------------------------

<1>  См.:  Погуляев  Д.  Реки  и  озера  Смоленской  области  //  По  голубым  просторам;

Московский рабочий. 1965. С. 166 - 168.

<2> Это может быть и в Европейской части России.

 

Балтия: воды и законодательство

 

Страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония) находятся на северо-западе русской равнины, т.е. расположены на спускающейся к морю Балтийской равнине. Для стран Балтии характерна разветвленная и густая гидрографическая сеть, сложившаяся после геологически недавнего схода ледника. Реки маловодны (пересыхают в межень) и коротки, а их речные долины могут быть узкими (Жемайтийская возвышенность). Прорезающие возвышенности реки имеют небольшие водопады и пороги, их изменчивое русло изобилует подвижными перекатами, мелями, отмелями, омутами. Многочисленные озера имеют ледниковое происхождение. Поскольку ледник сошел с суши геологически недавно, то процесс естественного нарастания торфа и заболачивания еще продолжается. Это вызывает не только естественнонаучный, но и юридический интерес. Знаменитый лебяжий заповедник озера Жувинтас в Литве еще в 60-е гг. имел акваторию в два раза  меньше  торфяно-болотного  бордюра  вокруг  него.  Нам  представляется,  что  подобные бордюры и тростниковые полосы, которые окаймляют многие озера в бывшем СССР, должны подпадать под режим водоохранных и прочих защитных зон. Будучи важными водно-болотными угодьями и местами обитания, они, на наш взгляд, не могут произвольно уничтожаться и выжигаться.

Эстония, треть территории которой занята болотами, географически приурочена к Чудско- Псковскому  озеру,  она  почти  вся  есть  Причудье.  В  Латвии  озерным  краем  является  область Латгали, на востоке Литвы находятся Игналинские озера. Озера зачастую проточные и имеют обширные бассейны (озера Юглас, Выртсъярв и т.д.), могут быть источником водоснабжения. В истоках трансграничного двинского притока Дисна есть цепь озер Диснай, Дисникшитис и т.д.

Государства Балтии имеют государственные границы по наиболее крупным водотокам и водоемам,  отличающимся  разносторонним  хозяйственным  значением.  Судоходное  и несудоходное  использование  и  охрана  озер  Чудско-Псковское  и  Дрисвяты  <1>,  рек  Неман, Западная Двина, Вента, Муша, Мемеле, Нарва с одноименным водохранилищем на ней должны подпадать под действие соглашений государств бассейна.

--------------------------------

<1>  Озеро  Дрисвяты  разделено  между  Литвой,  Латвией,  Беларусью,  еще  в  советские

времена на нем функционировала электростанция "Дружба народов".

 

Поскольку этими водотоками и водоемами должно заниматься международное речное право, то национальное право тем более должно со всем вниманием отнестись к небольшим водотокам и водоемам естественного и искусственного происхождения, включая и многочисленные голубые пастбища - пруды для рыбного хозяйства. Не ускользают от внимания законодателя солидные торфяные и сапропельные залежи. В странах Балтии с их скромными территориями большое внимание уделяют некоторым конкретным вопросам водного хозяйства, о чем в последнее десятилетие XX в. был принят ряд узких нормативных правовых актов:

Постановление Правительства Литвы от 5 июня 1995 г. N 932 "Об использовании гидротехнических комплексов сельскохозяйственного назначения для оборудования малых гидроэлектростанций";

Постановление Правительства Эстонии от 20 апреля 1992 г. N 123 "О разделении на административные участки территориальных и материковых вод, находящихся в муниципальном ведении";

Постановление Совета Министров Латвийской ССР от 22 апреля 1990 г. N 73 "О порядке предоставления в обособленное пользование, использования и изъятия из обособленного пользования водных объектов".

Относительно опыта стран Балтии можно отметить интересный термин "материковые воды",

который противопоставлен понятию территориальных вод, очевидно, морских.

Важнейшим поставщиком сапропеля является само море - неглубокое и слабосоленое. В странах Балтии - дюнный тип берега, с приморскими водоемами, местами присутствуют образованные морем террасы. Эстония имеет множество заливов, целые архипелаги островов. Здесь немало особо охраняемых территорий. Страны Балтии - участники Хельсинкской конвенции по Балтийскому морю, а сфера ее действия распространяется и на примыкающую к морю сушу. Названные государства полностью входят в бассейн Балтийского моря, и им посвящена отдельная Рекомендация Хелкома 14/10 от 3 февраля 1993 г. "Сотрудничество и помощь Эстонии, Латвии, Литве в борьбе со сбросами загрязняющих веществ в Балтийское море" <1>.

--------------------------------

<1> Сборник рекомендаций Хельсинкской комиссии. СПб., 1995. С. 51 - 53.

 

Еще в советское время Прибалтика имела довольно разветвленную сеть особо охраняемых территорий, включавших в себя пойменные леса и другие приводные участки (Национальный парк долины реки Гауи). Причудливые болотные массивы Эстонии, наряду с иными водоемами этой страны, входят в сеть особо охраняемых территорий, занимающих 11,5\% площади всего государства <1>. Рядом с известным латвийским курортом Юрмала находится Национальный парк Кемери. В литовском Занеманье долгое время существует заповедник "Озеро Жувинтас". Однако экологические проблемы Прибалтики довольно сложны: с одной стороны - сокращение курортной нагрузки на Юрмалу и прочие популярные некогда районы, с другой - вырубка лесов, что ставит под угрозу экологическое равновесие региона.

--------------------------------

<1> См.: Королева Е. Золотая корона Эстонии // Охрана дикой природы. 2001. N 1(20). С. 40 -

45.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 |