Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 4. международный  договор  и  некоторые  вопросы унификации  международного  частного  права

 

Создание единообразных правил международного гражданского оборота — один из ключевых факторов его стабильного, бесконфликтного развития. Уже отмечалась роль международного, и прежде всего многостороннего, договора в формировании общей правовой среды, благоприятствующей свободному перемещению товаров, услуг и капитала, защите прав и интересов субъектов частноправовых отношений. Достижения в унификации норм международного частного права непосредственным образом связаны как с развитием отдельных отраслей и сфер международного сотрудничества, так и с интенсификацией хозяйственной жизни в рамках ряда региональных объединений и приобретающими все большую глубину и размах интеграционными процессами.

Предметом унификации в области международного частного права являются материальные, коллизионные и процессуальные нормы (в разных объемах и сочетаниях). Источники импульсов к сближению разнонациональных законов многообразны, и не во всех случаях их происхождение связано с функционированием механизма международного договора. Нередко движение к единообразию в праве определяется взаимовлиянием правовых систем либо влиянием какой-нибудь одной правовой системы, “идущей в ногу со временем” или “опережающей свое время”: достаточно вспомнить “триумфальное шествие” по странам мира Гражданского кодекса Франции или влияние на гражданское законодательство многих стран Германского гражданского кодекса. В наше время широким признанием пользуются такие источники международного частного права, как закон о международном частном праве Швейцарии, Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г.

Типы унификации права, ее способы и формы рассматривались в отечественной доктрине, в том числе применительно к проблемам развития международного частного права. Различается унификация, осуществляемая без использования международно-правовых средств, и унификация, реализуемая с помощью международно-правовых механизмов. Отмечая возрастающее значение последнего типа унификации, А. Л. Маковский выделяет такие его варианты, как международно-договорная унификация и унификация с использованием международно-правовых механизмов, но без принятия на себя осуществляющими ее государствами международно-договорных обязательств — путем разработки “типового закона” (model act, loi model, loi type). В свою очередь, международная договорная унификация по способам (методам) ее осуществления разграничивается на прямую (“в международном договоре устанавливаются завершенные по своей форме правовые нормы, готовые к применению в системе внутреннего права государств — участников договора, а эти государства принимают на себя обязанность обеспечить их действие в пределах своей юрисдикции”), косвенную (“государства — участники международного договора обязываются установить в своем законодательстве правовую норму, содержание которой определено в этом договоре с большей или меньшей степенью подробности”) и смешанную (“в международном договоре устанавливаются унифицированные нормы, от которых государствам — участникам договора предоставляется право отступить в той или иной мере, тем или иным способом”).

Унифицированные нормы включаются в текст договора, но могут быть объединены в “единообразный закон”, прилагаемый к договору, с последующим введением его участниками договора в свое внутреннее право. Пример такого закона — Единообразный закон о переводном и простом векселе, составляющий приложение к Женевской вексельной конвенции 1930 г.

Кодекс Бустаманте, являющийся приложением к Конвенции о международном частном праве 1928 г., принадлежит к числу наиболее значительных региональных кодификационных актов в области международного частного права. Принятый в Гаване на организованной Панамериканским союзом шестой международной конференции американских государств, Кодекс был ратифицирован Боливией, Бразилией, Венесуэлой, Гаити, Гватемалой, Гондурасом, Доминиканской Республикой, Коста-Рикой, Кубой, Мексикой, Никарагуа, Сальвадором, Панамой, Перу, Эквадором. В других американских государствах Кодекс применялся судами в силу “разумности и целесообразности”.

В Кодексе, названном по имени своего составителя — выдающегося кубинского юриста Антонио Санчес де Бустаманте и Сирвен — 437 статей, образующих вступительный раздел и четыре книги: I — о международном гражданском праве; II — о международном торговом праве; III — о международном уголовном праве; IV — о международном процессе.

Здесь хотелось бы сказать о достижениях стран Латинской Америки в унификации норм международного частного права. Уставом Организации американских государств, вступившим в силу в декабре 1951 г., были предусмотрены в качестве, органов ОАГ Межамериканский юридический комитет, задача которого состояла в том, чтобы содействовать прогрессивному развитию международного права и изучать юридические проблемы, касающиеся интеграции стран континента и возможности унификации их законодательства, а также специализированные конференции для обсуждения, в частности, определенных аспектов межамериканского сотрудничества. С началом работы созданной в 1971 г. специализированной конференции по международному частному праву, созываемой с 1975 г. каждые пять лет, активизировались процессы унификации права в этой области на международной договорной основе. Основные сферы действия принятых на конференциях конвенций, многие из которых были ратифицированы и вступили в силу, — международный гражданский процесс, международное торговое право, международные перевозки, семейные отношения. Одна из последних таких конвенций — Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам, — была одобрена в марте 1994 г. пятой межамериканской специализированной конференцией по международному частному праву (г. Мехико). В конференции приняли участие 17 латиноамериканских стран, США и Канада. Итоги работы этих конференций на фоне относительно скромных результатов кодификационной деятельности латиноамериканских государств в прошлом веке (Панамский конгресс 1826 г., Лимский конгресс 1864 г., Конгресс в Монтевидео 1888— 1889 гг.) безусловно впечатляют.

Принятие странами — членами ЕЭС в 1968 г. Конвенции о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам, Конвенции о взаимном признании торговых товариществ и юридических лиц, в 1975 г. Конвенции о патенте для Общего рынка, в 1980 г. Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, обозначило ведущую роль международного договора в унификации международного частного права и международного гражданского процесса этих стран.

Договор о Европейском Союзе 1992 г. (Маастрихтский договор) помимо регламентов, директив, решений, рекомендаций и заключений Совета и Комиссии ЕС предусмотрел совместные акты (регламенты, директивы и т. д.) Европарламента и Совета, конкретизировав процедуру принятия их, в том числе актов, сближающих законодательство государств — членов ЕС. Принятие Советом по предложению Комиссии и после консультаций с Европейским парламентом и Экономическим и социальным комитетом директив по вопросам сближения законов и правовых актов исполнительной власти предусмотрено в ст. 100 Договора об учреждении ЕЭС.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |