Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 2. гражданский  кодекс  российской  федерации и  вопросы  кодификации  законодательства о  международном  частном  праве

 

Состояние действующего в Российской Федерации законодательства в области международного частного права отражает сложившуюся в Союзе ССР практику включения норм, регулирующих отношения гражданско-правового характера (в широком смысле слова) с иностранным элементом, в отраслевые кодификационные акты — Основы гражданского законодательства, гражданские кодексы, Основы законодательства о браке и семье, кодексы о браке и семье и др. Между тем в отечественной доктрине неоднократно поднимался вопрос о принятии (по примеру ряда зарубежных государств) специального закона о международном частном праве. Наиболее важным практическим шагом в этом направлении явилась разработка в 1989—1990 гг. ВНИИ советского государственного строительства и законодательства проекта Закона о международном частном праве и международном гражданском процессе. Закон, как следует из преамбулы проекта, был призван установить порядок определения права, подлежащего применению к гражданским, трудовым и семейным отношениям, возникающим в условиях международного общения, а также разрешения процессуальных вопросов, возникающих в этой области в судебных и административных органах при разрешении гражданско-правовых дел.

Достоинства и недостатки двух возможных способов кодификации норм отечественного международного частного права (в специальном законе или отраслевом акте) рассматривались обычно путем противопоставления этих способов друг другу. Отмечалось, в частности, что объединение норм международного частного права посредством принятия специального закона “дает возможность более подробно и, что особенно важно, системно осуществить такую кодификацию, поскольку при этом в специальный нормативный акт включаются положения, относящиеся не только к отдельным видам правоотношений (как при отраслевой кодификации), но и общие нормы, которые в этом случае не дублируются многократно в разных актах”. Высказывалась и прямо противоположная точка зрения, исходившая из того, что “разноплановость в целом однородных отношений в области международного частного права, достигнутая стабильность правового регулирования этих отношений в рамках отраслевых актов, обусловливают... нецелесообразность издания... единого акта о международном частном праве”, который в наших условиях “мог бы стать лишь собранием наиболее общих положений международного частного права и некоторых коллизионных и материально-правовых норм”.

В меньшей мере исследовалась возможность кумулятивного применения указанных способов кодификации. В этом случае предмет закона о международном частном праве могли бы составить его общие институты — такие, как установление содержания иностранного закона, обратная отсылка и отсылка к праву третьей страны, оговорка о публичном порядке, проблема квалификации юридических понятий коллизионной нормы, императивные нормы в международном частном праве и др. Нелишне в этой связи напомнить, что практика зарубежных государств, принявших специальные законодательные акты о международном частном праве, свидетельствует о различных подходах к объему кодифицируемого нормативного материала и механизме кодификации.

В отличие от закона о международном частном праве Швейцарии, в двухстах статьях которого подробнейшим образом регламентируются помимо общих вопросов вопросы юрисдикции, применимого права, признания исполнения иностранных судебных решений, закон о международном частном праве Австрии ограничивает предмет кодификации более узким кругом положений общего характера. Еще один вариант обновления норм международного частного права составляет закон о международном частном праве ФРГ, который внес изменения в ранее принятые законодательные акты, включая Вводный закон к Германскому гражданскому уложению.

Возрастающий в условиях становления рыночной экономики в России и интернационализации хозяйственной жизни интерес к проблемам международного частного права возвращает к теме о способах и направлениях кодификации этой отрасли законодательства. В настоящее время, когда принятие российского закона о международном частном праве продолжает оставаться проблематичным, тогда как первая и вторая части нового Гражданского кодекса РФ уже введены в действие, едва ли возможно отказаться от идеи включения в Кодекс норм о правоспособности иностранных граждан и юридических лиц, о применении гражданских законов иностранных государств. Сегодня по сравнению с недавним прошлым для этого есть дополнительные веские основания. В значительной мере они проистекают из той решающей роли, которую предстоит сыграть новому Гражданскому кодексу в обновлении российского законодательства. Как справедливо отмечалось, новый Гражданский кодекс станет “ключевым звеном, которое формирует реальную правовую основу рынка, всего современного гражданского общества”. Кодекс образует основу российского частного права, включая и ту его ветвь, которая воздействует на частноправовые отношения с участием иностранных граждан и юридических лиц, отношения международного гражданского обмена в целом. Обновленные нормы заключительного раздела ГК явятся органической частью целостного регулирования всего обширного комплекса имущественных отношений, складывающихся в товарно-рыночной экономике. Соответственно правило о национальном режиме, образующее основное начало гражданско-правового статуса иностранцев в Российской Федерации, с принятием нового Гражданского кодекса в целом будет спроецировано на принципиально отличный от ранее действовавшего нормативный материал, исходящий из признания неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости вмешательства в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления и судебной защиты имущественных и личных прав. Частью этого режима являются закрепленные в Кодексе положения об обеспечении средствами гражданского права защиты права на жизнь и личную неприкосновенность, чести и достоинства, права на неприкосновенность частной жизни, на имя, а также других неотчуждаемых прав человека.

Еще один аспект рассматриваемой проблеме придает создание модели Гражданского кодекса для стран Содружества Независимых Государств. С прекращением существования Союза ССР коллизии гражданских законов бывших союзных республик, ставших независимыми государствами, должны решаться средствами международного частного права, поскольку отношения, в связи с которыми эти коллизии возникают, приобрели международный характер, стали отношениями “с иностранным элементом”. Унификация норм международного частного права стран СНГ (в рамках модели Гражданского кодекса) позволяет усилить правовую защиту граждан и юридических лиц одной из этих стран на территории другой. Важные шаги в этом направлении сделаны в результате заключения Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г., Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., двусторонних договоров о правовой помощи, ряда других соглашений, но, разумеется, названные международные договоры решают лишь часть проблем в области отношений, осложненных иностранным элементом. В 1992 году обращалось внимание на то, что “...существующее правовое регулирование не обеспечивает гражданам и юридическим лицам стран СНГ действенную правовую защиту в сфере гражданского, семейного и уголовного права за пределами своей страны. В определенном смысле они оказываются в странах СНГ защищенными даже слабее, чем граждане ряда других иностранных государств”.

С присоединением Российской Федерации к Конвенции о статусе беженцев 1951 г. и Протоколу, касающемуся статуса беженцев 1967 г., принятием Федерального закона “О беженцах” определены гарантии защиты прав лиц, признаваемых беженцами. С положениями этих актов необходимо увязать и нормы третьей части Гражданского кодекса РФ о правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства.

Основополагающие идеи нового Гражданского кодекса, очевидно, найдут свое выражение и логическое развитие в той его части, которую принято относить к сфере международного частного права. Речь идет о приближении норм, традиционно включаемых в эту сферу, к потребностям становления в России рыночной экономики, участия стран в международном разделении труда, в мирохозяйственных связях. Разумеется, при этом должны быть сохранены прогрессивные начала, выработанные отечественной доктриной, и полезные нововведения, привнесенные в наше право Основами гражданского законодательства 1991 г., с учетом практики стран с развитой рыночной экономикой.

Обновление правового материала, составляющего содержание раздела VII упомянутых Основ, предполагает, по нашему мнению, прежде всего:

восполнение имеющихся пробелов, связанных с появлением в сфере международного гражданского оборота новых частноправовых институтов, включая новые виды договоров;

придание большей “гибкости” отдельным коллизионным формулам, “смягчение” неоправданно “жестких” привязок, что, очевидно, ведет к отказу от некоторых стереотипов в выборе применимого права.

Следует отметить, что определение оптимального соотношения “гибких” и “жестких” коллизионных начал — одна из важных проблем кодификации норм международного частного права, в ходе которой предстоит найти решения, отвечающие потребностям и особенностям развития отечественного законодательства, уровню сложившейся в стране правоприменительной практики, интересам развития международного сотрудничества.

Ударение на слове “кодификация” применительно к законодательству о международном частном праве здесь необходимо, поскольку тезис о “гибком механизме” коллизионного регулирования, если он реализуется в крайних, практически снимающих кодификационные проблемы формах, переводит выбор применимого права в русло “судебного творчества” с его плюсами и минусами. Поиск взвешенного подхода к этой теме, нахождение так называемой “золотой середины”, что имеет конечной целью более полную защиту прав участников отношений, достижение справедливого результата, предполагают обращение, по возможности, к широкому набору средств коллизионного регулирования, который не исключает как отсылок к праву, наиболее тесно связанному с данным отношением, так и не лишенных “жесткости” правил, позволяющих добиваться практически адекватного результата, но с большей степенью его предсказуемости и определенности. При этом имеется в виду, в частности, переход от односторонних к двусторонним коллизионным нормам, использование дополнительных (субсидиарных), альтернативных и кумулятивных коллизионных привязок, расширение возможностей сторон осуществлять выбор применимого права и др. Представляет интерес отношение к данной проблеме ряда западноевропейских стран, где она решена далеко не однозначно: достаточно сравнить уже упоминавшиеся законы о международном частном праве Австрии и Швейцарии. В силу ст. 15 швейцарского закона право, к которому отсылает этот закон, в виде исключения не применяется, если из совокупности обстоятельств дела явно следует, что соответствующее отношение имеет с данным правом незначительную связь и более тесно связано с другим правом. Австрийский закон, придавая отсылке к правопорядку, с которым существует наиболее тесная связь, значение общего коллизионного начала, позволяет, не отказываясь от традиционных коллизионных норм, избежать последствий их “жесткого” применения. Не меньший интерес представляет дополнение “гибкой” коллизионной нормы презумпциями, которые уточняют, с каким правопорядком следует считать наиболее тесно связанным то или иное отношение (конструкции такого рода содержатся, например, в Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, подписанной государствами — членами ЕЭС в г. Риме в 1980 г.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |