Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 9. “гибкие”   коллизионные   нормы

 

Критика доктриной “жесткости” классических коллизионных начал подвигла практику в США, а затем и в европейских странах на создание нового поколения коллизионных правил — “гибких” коллизионных норм. Сфера их применения быстро расширялась, охватив прежде всего договорные отношения и отношения из правонарушений. Что касается последних, то особенно большую известность получили решения Апелляционного суда штата Нью-Йорк, и, в частности, решение по делу Babcock v. Jackson, 1962, иногда именуемое поворотным пунктом в истории коллизионной практики Соединенных Штатов. Вопреки положению Свода законов о конфликте законов (Restatement 1, 1934) об исходном значении закона места совершения правонарушения суд отказал в применении этого закона — в данном случае права канадской провинции Онтарио, где произошло правонарушение, отдав предпочтение праву штата Нью-Йорк. Фабула дела состояла в следующем: супруги Джексон и Дж. Бэбкок, проживавшие в г. Рочестере (штат Нью-Йорк), отправились на автомобиле Джексона в Канаду на отдых в выходные дни. В дороге, на территории провинции Онтарио, по небрежности, как считала Бэбкок, управлявшего автомобилем Джексона произошла авария (машина врезалась в каменную стену, находившуюся вблизи дороги), в результате которой Бэбкок получила увечья. В штате Нью-Йорк ею был предъявлен иск к Джексону. Юридическая сторона дела осложнялась тем, что действовавший в момент происшествия в Онтарио статут “гостя в экипаже” освобождал собственника или водителя автомобиля от ответственности за ущерб, причиненный здоровью “гостя”, кроме случаев, связанных с деловыми поездками или перевозкой пассажиров за плату.

Применив к делу право штата Нью-Йорк, а не право места совершения правонарушения, суд обосновал свою позицию рядом доводов концептуального характера, в том числе доводом о наиболее тесной связи обстоятельств дела с правом штата Нью-Йорк. К таким обстоятельствам суд отнес то, что истец, и ответчик проживали в упомянутом штате, здесь они начали поездку, сюда должны были вернуться. Автомобиль был зарегистрирован и застрахован, а также обычно находился в гараже в этом штате. Именно штат Нью-Йорк (во всяком случае, не провинция Онтарио) имел наибольший “интерес” в данном деле.

Незадолго до принятия этого решения Моррис, рассматривая коллизионную практику в сфере torts, писал о том, что мотивы, которые приводят суды к отказу от строгого применения lex loci contractus в пользу более гибкого “закона, свойственного данному контракту”, могли бы с одинаковым успехом применяться и к обязательствам из правонарушений. Пожелание доктрины было услышано: “гибкие” коллизионные привязки, представляющие “новое поколение” коллизионных норм, были восприняты вторым Сводом законов о конфликте законов (Restatement II, 1971), законодательством и судебной практикой многих других стран. О широкой географии обращения к этим привязкам свидетельствует уже одно перечисление (далеко не исчерпывающее) предусмотревших их правовых актов: Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г., Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам, 1994 г., законы о международном частном праве Австрии, Венгрии, Швейцарии, Закон КНР о внешнеэкономическом договоре и др.

Впрочем, слово “новое” может показаться спорным, если вспомнить теорию Савиньи, согласно которой каждое правоотношение имеет свою “оседлость” (Sitz des Rechtsver-hältnisses), правопорядок, к которому оно тяготеет.

Следует заметить, что значение “гибкой” коллизионной нормы, отсылающей к праву страны, с которым отношение наиболее тесно связано, переросло рамки “рядового” коллизионного правила. Как уже отмечалось, в США второй Свод законов о конфликте законов не только воспринял эту норму, но и придал ей “статус” одного из основных коллизионных начал. Сходным образом относятся к ней и законы ряда других стран.

Достаточно широко определено назначение “гибкого” коллизионного правила в разделе VII “Международное частное право” модели Гражданского кодекса для стран СНГ (ст. 1194): если невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |