Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 2. взаимность

 

Обусловлено ли применение иностранного права, к которому отсылает российская коллизионная норма, взаимностью? Должен ли российский суд, прежде чем обратиться, следуя велению коллизионной нормы, к иностранному праву, установить, применяется ли в соответствующей зарубежной стране в сходной ситуации российское право? Зависит ли от этого обстоятельства решение суда: применить иностранное право или отказать в его применении?

Ответ на все эти вопросы опирается на начало, прочно закрепившееся в отечественной доктрине и практике: применение иностранного права, к которому отсылает коллизионная норма, носит безусловный характер. Выражением такого подхода к проблеме применения иностранного права являются правила ст. 1199 модели Гражданского кодекса для стран СНГ.

Одно из этих правил заключается в следующем: суд применяет иностранное право независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к аналогичным отношениям право страны суда, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом этой страны. Другое правило уточняет понимание такого исключения: если применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что она существует, поскольку не доказано иное.

Тема взаимности в международном частном праве не ограничивается сферой действия коллизионных норм, она включает и вопросы применения материально-правовых предписаний, и прежде всего правил, определяющих гражданско-правовое положение иностранных физических и юридических лиц на началах национального режима и режима наибольшего благоприятствования. В области частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, взаимности придается значение специального правового института, различающего “материальную” и “формальную” взаимность.

“Материальная” взаимность означает предоставление иностранным гражданам и юридическим лицам в стране пребывания правомочий, аналогичных тем, какие предоставляются местным гражданам и юридическим лицам в стране, к которой принадлежат эти иностранные лица. Различия в праве, естественно, ограничивают возможность сколько-нибудь широкого применения материальной взаимности.

“Формальная” взаимность предполагает уравнивание иностранцев в стране пребывания в правах и обязанностях с местными гражданами и юридическими лицами. В международном частном праве преобладает определение правового режима иностранцев на основе “формальной” взаимности.

В этой широкой области отношений гражданско-правового характера предоставление взаимности является безусловным. Это означает, что наделение иностранных граждан и иностранных юридических лиц равными с российскими гражданами и российскими юридическими лицами правами и обязанностями по общему правилу не зависит от взаимности и, значит, российский суд не должен входить в обсуждение вопроса о наличии взаимности в соответствующем иностранном государстве, если иное не вытекает из федерального закона или международного договора РФ.

Так, в некоторых федеральных законах, посвященных защите прав на результаты интеллектуальной деятельности, иностранные граждане и юридические лица наделяются правомочиями, предоставляемыми российским субъектам права, на условиях взаимности. Согласно ст. 36 Патентного закона РФ иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными этим Законом, наравне с физическими и юридическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности. Иностранные юридические и физические лица пользуются правами, предусмотренными Законом РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” наравне с юридическими и физическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности, причем право на регистрацию в Российской Федерации наименований мест происхождения товаров предоставляется юридическим и физическим лицам государств, предоставляющих аналогичное право юридическим и физическим лицам Российской Федерации. В силу международных договоров РФ или на основе принципа взаимности иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными Законом РФ “О правовой охране топологий интегральных микросхем”, наравне с физическими и юридическими лицами Российской федерации.

В более широком плане взаимность — одно из начал международного сотрудничества, позволяющих обеспечивать на основе равенства и взаимной выгоды права и интересы государств, их граждан и организаций. Ряд международных договоров РФ придает взаимности значение обязательного условия закрепления за гражданами и организациями Сторон определенных правомочий. В Соглашении между Правительством РФ и Правительством Украины о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности 1993 г. оговаривается, что при подаче заявок на выдачу охранных документов, получении охранных документов и поддержании их в силе заявители и патентные поверенные обоих государств на основе принципа взаимности могут вести дела непосредственно с патентными ведомствами сторон. По Соглашению о торговых и коммерческих отношениях между Российской Федерацией и Канадой 1992 г. каждая из Сторон будет разрешать другой Стороне на основе взаимности учреждение и деятельность контор, действующих в качестве судовых и портовых агентов для торговых судов другой Стороны и торговых судов, зафрахтованных лицами другой Стороны.

С вопросом о взаимности связано введение так называемых ответных ограничений (реторсий), целью которых является, в частности, восстановление принципа взаимности. Реторсии являются правомерными с точки зрения международного права принудительными действиями государства, совершаемыми в ответ на дискриминационные акты другого государства. Речь идет именно о дискриминационных актах — т. е. об актах, специально нарушающих права и интересы граждан и организаций государства, вынужденного прибегнуть к реторсии, либо права и интересы самого государства. Ответные ограничения должны быть соразмерны, адекватны ограничениям, введенным дискриминационным актом. В Основах гражданского законодательства (ст. 162) реторсии определяются как ответные ограничения правоспособности в отношении граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения правоспособности “советских граждан и юридических лиц”. Статья 433 ГПК РФ и п. 3 ст. 210 АПК РФ разрешают установление ответных ограничений в отношении иностранных лиц тех государств, в которых допускаются специальные ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций. Ответные меры по защите экономических интересов Российской федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в области внешнеторговой деятельности могут быть введены в соответствии с Федеральным законом “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” (ст. 34). Основаниями для их введения является принятие иностранным государством мер, нарушающих экономические интересы Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований или российских лиц либо политические интересы Российской Федерации, а также невыполнение иностранным государством принятых им по международным договорам обязательств перед Российской Федерацией. Ответные меры в области внешнеторговой деятельности вводятся в соответствии с общепризнанными нормами международного права и в пределах, необходимых для эффективной защиты.

Право установления ответных ограничений (введения ответных мер) предоставлено Правительству РФ, осуществляющему исполнительную власть Российской Федерации.

В отношении прав и свобод граждан правило о реторсиях наиболее широко было сформулировало в ст. 3 Закона СССР “О правовом положении иностранных граждан в СССР”: “В отношении граждан тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав и свобод граждан СССР, Советом Министров СССР могут быть установлены ответные ограничения”.

Об ответных мероприятиях в случаях, когда в иностранном государстве не обеспечивается “советскому государству, его имуществу или представителям советского государства” такая же судебная неприкосновенность, какая “обеспечивается иностранным государствам, их имуществу или представителям иностранных государств в СССР”, говорится в ст. 435 ГПК РСФСР.

К вопросу об ответных ограничениях вынуждает обращаться сложное положение, в котором оказались в некоторых странах соотечественники. Основные направления государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, утвержденные Правительством РФ, предусматривают принятие в необходимых случаях соответствующих мер, допускаемых современным международным правом и используемых в мировой практике, по отношению к тем государствам, в которых грубо нарушаются права соотечественников. Речь идет о таких мерах, как сокращение торгово-экономических связей, изменение таможенного режима, отмена льгот физическим и юридическим лицам соответствующих государств, осуществляющим свою деятельность на территории России.

Серьезный ущерб интересам России, ее товаропроизводителей и экспортеров причиняет применение на внешнем рынке рядом зарубежных стран дискриминационных мер в отношении российского экспорта (антидемпинговых, количественных и иных ограничений). Целям устранения барьеров, препятствующих продвижению отечественных товаров на внешний рынок, создания благоприятных условий для развития российских внешнеторговых связей отвечали бы отказ этих стран от дискриминирующего экспорт из России отнесения ее к странам “с нерыночной экономикой”, отмена поправки Джексона—Вэника к закону США о торговле 1974 г., распространение на российские товары режима наибольшего благоприятствования на постоянной основе.

В соответствии с п. 9 ст. 24 Федерального закона “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” разрабатываемые Правительством РФ федеральные программы развития внешнеторговой деятельности должны содержать реестр случаев дискриминации и нарушений двусторонних и многосторонних обязательств, допущенных в отношении российских лиц на рынках отдельных стран, и перечень принятых или намечаемых мер по защите законных торгово-экономических интересов Российской Федерации, федеральный закон “О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при Осуществлении внешней торговли товарами” определяет содержание таких мер, порядок их введения и применения.

Преодолению дискриминационной практики, созданию лучших условий доступа российских товаров на зарубежные рынки будут способствовать присоединение России к Всемирной торговой организации, формирование законодательной базы для защиты интересов российских товаропроизводителей и экспортеров.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |