Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 7. установление   содержания   иностранного   права

 

Разрешая дела, суды применяют в соответствии с федеральными законами и международными договорами РФ нормы права иностранных государств (ст. 10 ГПК РСФСР; ст. 11 АПК РФ). Федеральные законы и международные договоры РФ определяют основания и условия применения иностранного права к частноправовым отношениям с иностранным элементом.

Суд не обязан изначально знать содержание иностранного права, к которому отсылает отечественная коллизионная норма. Но если коллизионный вопрос решен и применению подлежит иностранное право, то суд должен определить содержание его предписаний. Именно суду, а не сторонам, ссылающимся на нормы иностранного права в обоснование своих требований или возражений, вменяется в обязанность установить их содержание. Следовательно, суд устанавливает содержание норм иностранного права по своей инициативе и в силу обязанности, возложенной на него законом (ex officio).

Установление содержания иностранного права имеет своей целью не выявление фактического обстоятельства, имеющего значение для рассмотрения дела, а определение нормативно-правовой основы принимаемого решения, как этого требует федеральный закон или международный договор РФ. Иными словами, в российском суде иностранное право рассматривается как правовая категория, а не как обстоятельство, подлежащее доказыванию наряду с другими обстоятельствами, имеющими значение для рассмотрения дела. К установлению содержания иностранного права не могут быть применены правила ст. 50 ГПК РСФСР и ст. 53 АПК об обязанности лица, участвующего в деле, доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Содержание норм иностранного права устанавливается не только судами общей юрисдикции, арбитражными судами, третейскими судами, но и иными органами, управомоченными применять иностранное право. В обобщенном виде об иных органах сказано в ст. 157 Основ гражданского законодательства. В Семейном кодексе РФ речь идет об установлении содержания норм иностранного права судом или органами записи актов гражданского состояния и другими органами (ст. 166). Применение иностранного права нотариатом предусматривается в ст. 104 Основ законодательства РФ о нотариате.

Основные требования, предъявляемые законодателем к процедуре установления содержания иностранного права, изложены в ст. 157 Основ гражданского законодательства, ст. 12 АПК РФ и ст. 166 Семейного кодекса РФ. Эти правила в основном тождественны, но имеются и некоторые различия.

Первоочередным является требование применять иностранное право таким образом, как оно применяется “у себя на Родине”. Орган, применяющий нормы иностранного права, устанавливает их содержание в соответствии с официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве (в ст. 12 АПК РФ доктрина не упоминается, но представляется, что имеющаяся в этой статье отсылка к толкованию и практике применения иностранных правовых норм охватывает и это важное для правильного их понимания начало).

В целях установления содержания норм иностранного права суды и иные применяющие его органы вправе обращаться за содействием и разъяснением в Министерство юстиции РФ и другие компетентные органы или учреждения в Российской Федерации и за границей либо привлекать экспертов.

Законодатель разрешает лицам, участвующим в деле представлять документы, подтверждающие содержание соответствующих норм иностранного права (ст. 157 Основ гражданского законодательства; в ст. 166 Семейного кодекса РФ говорится о “заинтересованных лицах”). В Семейном кодексе РФ предусмотрено также, что заинтересованные лица могут иным образом содействовать суду или органам записи гражданского состояния и другим органам в установлении содержания норм иностранного семейного права.

В тех случаях, когда содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые меры, не установлено, подлежат применению нормы права Российской Федерации.

Аналогичный порядок установления содержания иностранного права предусмотрен моделью Гражданского кодекса для стран СНГ, период, в течение которого устанавливается содержание иностранного права, ограничивается в модели “разумными сроками”.

Каковы последствия нарушения или неправильного применения норм иностранного права, подлежащего применению в соответствии с законом или международными договорами РФ? В этих случаях нарушение или неправильное применение норм иностранного права может рассматриваться как основание к отмене решения в кассационном порядке (ст. 306 и 307 ГПК РСФСР). В силу ст. 307 ГПК РСФСР нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными: 1) если суд не применил закона, подлежащего применению; 2) если суд применил закон, не подлежащий применению; 3) если суд неправильно истолковал закон.

Нарушение или неправильное применение норм иностранного права может также рассматриваться как основание к изменению или отмене решения арбитражного суда апелляционной инстанцией, решения или постановления арбитражного суда кассационной инстанцией (ст. 158, 176 АПК РФ).

Договоры о правовой помощи содержат обязательства Сторон осуществлять обмен информацией по правовым вопросам. Так, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. закрепила договоренность о предоставлении центральными учреждениями юстиции Сторон друг другу сведений о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юстиции. В двусторонних договорах о правовой помощи между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой, Республикой Кыргызстан, Латвийской Республикой, Литовской республикой, Республикой Молдова, Эстонской Республикой предоставляющими сведения о действующем или действовавшем в этих государствах законодательстве и о вопросах его применения учреждениями юстиции названы министерства юстиции и прокуратуры.

По Соглашению о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г., высшие судебные органы и министерства юстиции государств — участников Соглашения предоставляют друг другу сведения о действующем или действовавшем в их государствах законодательстве и практике его применения.

В странах общего права выявление содержания иностранного права относится к области установления фактических обстоятельств, имеющих значение для принятия решения по делу. Соответственно бремя доказывания содержания иностранной правовой нормы, рассматриваемой как “факт” (факт особого рода, не принадлежащий к общеизвестным фактам) несут стороны, и суд ограничен представляемыми ими доказательствами.

Законодательство ФРГ уполномочивает суд, не ограничиваясь доказательствами, представленными сторонами, привлекать другие источники и принимать иные меры для установления содержания иностранного права, неизвестного суду. Установление содержания иностранной правовой нормы    ех officio предусматривается в законах о международном частном праве Венгрии, Австрии, Турции, Италии.

Закон о международном частном праве Швейцарии возлагает установление содержания иностранного права на суд, при этом допускается возможность обращения суда к сторонам зa содействием. При рассмотрении имущественных притязаний доказывание содержания иностранного права может быть возложено на стороны.

Во французских судах бремя доказывания норм иностранного права возлагается на стороны; вместе с тем суды могут применять иностранное право и по своей инициативе, если содержание его норм им известно.

 

Рекомендуемая   литература   к   главе   5

 

Агарков М. М. Применение советским судом иностранного закона // Проблемы социалистического права. 1938. № 3.

Жильцов А. Н. Применимое право в международном коммерческом арбитраже (императивные нормы). Автореф. дисс. на соискание учен. степ. канд. юрид. наук. Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ. М., 1998.

Жильцов А. Н. Проблема применения императивных норм третьих стран в европейском международном частном праве // Законодательство и экономика. 1997. № 23—24.

Корецкий В. М. Избранные труды. В 2-х книгах. Киев: Наукова Думка, 1989.

Лунц Л. А. К вопросу о квалификации в международном частном праве. Советский ежегодник международного права. 1979. М., 1980.

Макаров А. Н. Основные начала международного частного права. М.: Наркомюст РСФСР, 1924.

Монастырский Ю. Э. Некоторые вопросы разрешения споров на основе иностранных законов // Законодательство и экономика. 1994. № 19/20.

Муранов А. И. К вопросу об обходе закона // Московский журнал международного права. 1997. № 3; К вопросу об “обходе закона” в проекте раздела VII “Международное частное право” части третьей ГК РФ // Юрист. 1997. № 5, 6.

Рубанов А. А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М.: Наука, 1984.

Садиков О. Н. Императивные нормы в международном частном праве // Московский журнал международного права. 1992. № 2.

Семенов Н. П. О целесообразности подготовки закона о международном частном праве // Советское государство и право.1990. № 1.

Zhilsov A. N. Mandatory and public policy rules in international commercial arbitration. Netherlands international law review. 1995. Vol. XLII. Issue I.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |