Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 1. возрождение частного права в россии и международное частное право

 

Не будет преувеличением утверждать, что возрождение в России частного права открывает новые страницы в истории одной из его наиболее жизнестойких ветвей — международного частного права. Удивительно, но факт: понятие “частное”, воспринимавшееся в условиях социалистической системы хозяйствования как чужеродное по отношению к экономическим и правовым реалиям, сохранялось в названии этой ветви права все годы советской власти. Объяснялось это скорее необходимостью различения международных публично-правовых отношений и отношений с участием граждан и юридических лиц, возникающих в условиях международной жизни, нежели принадлежностью к правовому “материку” под названием “частное право”. Понятие “международное частное право” рассматривалось и как условное общепринятое обозначение. Отмечалось, например: “Мы можем принять это условное обозначение на тех же основаниях, на которых сохраняем некоторые другие термины, например термины “гражданское право”, “гражданский процесс”, также имеющие для нас условный характер”.

Сегодня еще рано говорить об установлении в России подлинных частноправовых отношений. Предстоит немало сделать для того, чтобы, как этого требуют конституционные нормы, Права и свободы человека и гражданина определяли смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, а свобода экономической и творческой деятельности была надежно и эффективно защищена. Но, безусловно, с принятием первой и второй частей Гражданского кодекса РФ сделан важный шаг в направлении формирования законодательных основ частноправовых отношений. Расширилась “сфера для регулирования отношений граждан и юридических лиц на основе общепризнанных в мире принципов частного права: независимости и автономии личности, признания и защиты частной собственности, свободы договора”.

В какой мере воссоздание частного права в России оказывает воздействие на российское международное частное право? Ответ на этот вопрос логичнее было бы дать после принятия последней, третьей части Гражданского кодекса, в которую предполагается включить раздел о международном частном праве. Но и сегодня должны быть отмечены такие очевидные свидетельства его обновления, как расширение сферы предоставления национального режима иностранным субъектам права, приближение организационно-правовых форм юридических лиц к условиям международного гражданского оборота, преодоление огосударствления внешнеэкономической деятельности, обеспечение применения автономии воли участников договорных отношений, утверждение современных институтов международного коммерческого арбитража.

Нельзя не согласиться с тем, что “частное право... не просто одна из отраслей, а самобытная, в высшей степени своеобразная правовая сфера... Как рыночное хозяйство невозможно без персонифицированной частной собственности, точно так же сама частная собственность, предпринимательство, экономическая свобода, да и вообще свобода в обществе невозможны без частного права”.

Изменения, преобразившие российское гражданское право, самым широким образом затронули ту его часть, которая непосредственно относится к предпринимательской деятельности. В Гражданском кодексе РФ сформулировано понятие такой деятельности, определены правовые основы ее осуществления.

Правила, установленные гражданским законодательством, распространяются, если федеральным законом не предусмотрено иное, на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц. Нормы Гражданского кодекса имеют, следовательно, прямое отношение к предпринимательской деятельности иностранцев, осуществляемой в Российской Федерации.

Предпринимательской является и внешнеторговая деятельность. Федеральный закон “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” рассматривает ее как предпринимательскую деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них.

Отмечая важность закрепленных в нормах Гражданского кодекса начал предпринимательской деятельности, распространяющихся и на осуществление ее в условиях международной жизни, нельзя не сказать о вводимой в научный оборот конструкции предпринимательского права, предмет которого охватывает наряду с отношениями между субъектами предпринимательской деятельности (отношениями “по горизонтали”) также отношения между субъектами предпринимательской деятельности и государственными органами (отношения “по вертикали”). Такая конструкция (а в ее сферу вовлекаются и институты международного частного права) ставит под сомнение возможность понимания предпринимательского права как самостоятельной отрасли права, имеющей свой предмет и свой метод регулирования.

В более общем плане вызывают возражение попытки моделировать “частно-публичные” отрасли права, в частности, на основе как упомянутой концепции предпринимательского права, так и концепции международного права “в широком смысле слова”, охватывающего также нормы международного частного права. Как комплексная отрасль права определяется в частности, международное частное право во вступительной статье к недавно изданному Сборнику документов по международному частному праву: “Традиционно в МЧП (международное частное право. — В. 3.) включают нормы, регламентирующие гражданско-правовые, трудовые, предпринимательские, семейные, транспортные и иные правоотношения с иностранным элементом. На наш взгляд, предметом правового регулирования МЧП являются также отношения в валютной, финансовой, налоговой и таможенной сферах, причем на данном этапе развития российского государства эти вопросы наиболее значимы для самого государства и его субъектов”.

Необходимость различения частноправовых и публично-правовых начал, присущих им способов воздействия на общественные отношения не означает, что тем самым противопоставляется их роль в жизни государства и общества. Ю. А. Тихомиров справедливо отмечает опасность недооценки внутренних связей, существующих между ними. В. Ф. Яковлев пишет о необходимости “объединения цивилистов и публичников, то есть тех, кто работает в сфере частного и публичного права, потому что без установления оптимального соотношения между тем и другим сколько-нибудь совершенного механизма регулирования экономических отношений нет и быть не может”. И далее: “В гражданском законодательстве, в частности в Гражданском кодексе, совершенно определенно присутствуют элементы публично-правового регулирования”.

О важном значении взаимозависимости и взаимообусловленности частного и публичного права, их взаимодействия свидетельствует накопленный странами опыт решения сложнейших политических и экономических задач, практика формирования общего экономического и правового пространства.

Великий русский естествоиспытатель Д. И. Менделеев в своей работе “Толковый тариф или исследование о развитии промышленности России в связи с ее Общим таможенным тарифом 1891 года” писал: “...когда Шувалов в царствование Елизаветы Петровны настоял на уничтожении сплошь всех внутренних таможен и многих внутренних торгово-промышленных налогов, — вся Россия ликовала, а в Петербурге тот день праздновали, жгли фейерверки. Это случилось в декабре 1753 года”. И далее: “Германия, освободившись чуть ли не через столетие от своих внутренних таможен, образовав “Германский таможенный союз”, положила основание своему единству и всей своей силе, не одной промышленной”. В свою очередь, вступление в силу с 1 января 1900 г. Германского гражданского уложения отвечало целям преодоления правовых последствий феодальной раздробленности, способствовало становлению германского национального рынка.

Достижения экономической интеграции в рамках ЕС сегодня невозможно себе представить без гармонизации таможенного права государств, участвующих в ЕС, и унификации норм гражданского и торгового права этих стран.

Важнейшей целью создания Содружества Независимых Государств, как это предусмотрено в его учредительных документах, является становление общего экономического пространства. Усилия ряда государств Содружества по приданию процессам интеграции новых импульсов, внедрению в практику более совершенных форм сотрудничества выразились в подписании важных международных соглашений. Заключен Договор о создании Экономического союза. На более высокие ступени взаимодействия позволяют подняться России, Белоруссии, Казахстану и Киргизии достигнутые ими договоренности об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях. Особо следует назвать Договор о Союзе Беларуси и России и Устав этого Союза. Один и тот же вектор — вектор сотрудничества, сближения национальных правовых систем и экономики, наращивания интеграционных процессов — объединяет эти акты и рекомендательные законодательные акты СНГ о модели Гражданского кодекса, принятые Межпарламентской Ассамблеей государств — участников Содружества.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |