Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 2. частноправовые   отношения, осложненные   иностранным   элементом, и   иммунитет   государства

 

С развитием международного гражданского оборота расширяется сфера участия государства в частноправовых отношениях, осложненных иностранным элементом. Соответственно практическое значение приобретают проблемы, связанные с защитой в судах государством своих прав, вытекающих из таких отношений, и судебным рассмотрением требовании, предъявляемых государству его партнерами по коммерческим операциям. Решение этих проблем все чаще обусловливается природой участия государства в таких отношениях: действует ли в этих случаях государство как суверен (jure imperil) или в качестве частного лица (jure gestionis).

В соответствии со ст. 124—126 Гражданского кодекса РФ Российская Федерация и ее субъекты участвуют во внутреннем гражданском обороте на равных началах с другими субъектами гражданского права — гражданами и юридическими лицами. Через свои компетентные органы они на общих основаниях могут приобретать права и нести обязанности, искать и отвечать в суде, арбитраже и третейском суде. К указанным субъектам гражданского права применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Иностранный элемент, осложняющий в условиях международной жизни отношения гражданско-правового характера, обусловливает особенности участия в них государства. Статья 127 ГК РФ устанавливает, что особенности ответственности Российской Федерации, ее субъектов в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных граждан, юридических лиц и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности. О необходимости принятия такого закона говорилось еще в ст. 25 Основ гражданского законодательства 1991 г., но в связи с прекращением существования СССР подготовка проекта соответствующего закона не была завершена.

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР исходит из концепции абсолютного иммунитета иностранного государства, при этом используемый нами термин “абсолютный” условен в такой же мере, в какой условно понятие “абсолютный суверенитет”. Правила, касающиеся предъявления иска к иностранному государству, сформулированные в ст. 433 ГПК РСФСР, допускают такой иск с согласия (точнее, лишь с согласия) компетентных органов этого государства: “Предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могут быть допущены лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства”. Столь же строго регламентировано в упомянутой статье Кодекса и соблюдение дипломатического иммунитета: “Аккредитованные в СССР дипломатические представители иностранных государств и другие лица, указанные в соответствующих законах и международных договорах СССР, подлежат юрисдикции советского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или международными договорами СССР. В тех случаях, когда в иностранном государстве “не обеспечивается советскому государству, его имуществу или представителям советского государства такая же судебная неприкосновенность, какая... обеспечивается иностранным государствам, их имуществу или представителям иностранных государств в СССР, Советом Министров СССР или иным управомоченным органом может быть предписано в отношении этого государства, его имущества или представителя этого государства применение ответных мероприятий”.

Но как быть, если государство совершает сделки и участвует в других отношениях иначе, чем при осуществлении суверенных функций — в рамках ius gectionis, а не ius imperii?

В зарубежных странах получила распространение доктрина функционального, или ограниченного, иммунитета, суть которого состоит в том, что государство, осуществляя коммерческую, частноправовую деятельность, отказывается таким образом по вытекающим из нее требованиям от иммунитета. Эта доктрина нашла выражение в ряде зарубежных законов (США, Великобритания, Канада, Австралия, Сингапур и др.), в международных договорах (Брюссельская конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к иммунитету государственных судов 1926 г., Европейская конвенция об иммунитете государств 1972 г.), в судебной практике некоторых стран (Италия, Германия, Австрия, Франция, Бельгия и др.). В законах решаются вопросы, относящиеся к основаниям, пределам и формам отказа от иммунитета, определению понятий “государство”, “коммерческая”, “торговая” деятельность, требованиям из споров, в отношении которых иностранные государства не пользуются иммунитетом, порядку предоставления иммунитета от предварительных мер и исполнительных действий, компетенции органа, определяющего наличие иммунитета, процедуре вручения судебного приказа или иного документа о возбуждении процесса против иностранного государства (процессуального извещения) и др.

Значение проблемы трудно переоценить. Речь идет об иммунитетах от привлечения к участию в судопроизводстве по гражданским делам, от предварительного обеспечения иска, от принудительного исполнения решения, от принятия принудительных мер в отношении имущества, являющегося собственностью государства. В законах зарубежных стран об иммунитете иностранного государства различаются юрисдикционные иммунитеты и иммунитеты от предварительных мер и исполнительных действий. Ряд законов (Великобритании, Канады, Австралии и др.) исходит из того, что согласие государства на подчинение юрисдикции иностранного суда не является согласием на применение к нему предварительных мер и исполнительных действий.

Случаи отказа государства от иммунитета известны и отечественной практике. В Положении о торговых представительствах СССР за границей, не утратившем к настоящему времени юридической силы, предусмотрено, что торговые представительства в качестве ответчика могут выступать в судах лишь по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических актов, совершенных представительствами в странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых государство в международных договорах или путем одностороннего заявления, доведенного до сведения компетентных органов стран пребывания, выразило согласие на подчинение торгового представительства суду страны пребывания по указанным спорам. Общим для заключенных Россией (ранее — СССР) двусторонних международных договоров о поощрении и взаимной защите капиталовложений является правило о порядке разрешения инвестиционных споров между принимающим государством и инвестором (компетентным судом или арбитражем принимающего государства, третейским судом “ad hoc”, действующим в соответствии с Арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли, постоянно действующим арбитражем, каковым в договорах обычно называется Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты). В некоторых договорах предусмотрена передача инвестором споров в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (при условии присоединения России к Конвенции 1965 г., учредившей этот Центр).

Согласно ст. 95 и 96 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г., вступившей в силу для Российской Федерации            11 апреля 1997 г. (СЗ РФ. 1997. № 48. Ст. 5493), полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага, пользуются в открытом море военные корабли, а также суда, принадлежащие государству или эксплуатируемые им и состоящие только на некоммерческой государственной службе.

О возможности отказа государства от иммунитета сказано в Федеральном законе “О соглашениях о разделе продукции”. Сторонами соглашения о разделе продукции являются Российская Федерация и российские или иностранные инвесторы. В соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен в соответствии с законодательством Российской Федерации отказ государства от судебного иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного (или) арбитражного решения (ст. 23 Закона). Оговорка — “в соответствии с законодательством Российской федерации” — возвращает к вопросу о необходимости принятия закона об иммунитете государства.

Правило, касающееся судебного иммунитета иностранного государства и международных организаций, включено в АПК РФ. Предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему других мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения арбитражного суда — все это допускается лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации (ст. 213 АПК РФ). Отсылка к федеральным законам также напоминает о пробеле в отечественном законодательстве. Необходимость устранить этот пробел вытекает и из предлагаемого в модели Гражданского кодекса для стран СНГ положения, относящегося к участию государства в гражданско-правовых отношениях с иностранным элементом: к таким отношениям правила раздела VII части третьей модели (“Международное частное право”) применяются на общих основаниях, если иное не предусмотрено законом (ст. 1214).

Комиссией международного права ООН подготовлены проекты статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Комиссия на своем заседании, состоявшемся 4 июля 1991 г., постановила рекомендовать Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию полномочных представителей для изучения проектов этих статей и заключения Конвенции по данному вопросу. Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи, принятой в декабре 1994 г., вопрос о созыве этой конференции будет решен в будущем.

Подготовленные Комиссией международного права проекты статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности понимают под “государством”: государство и его различные органы управления; составные части федеративного государства; политические подразделения государства, вторые правомочны предпринимать действия в осуществление суверенной власти государства; учреждения или институции государства и другие образования в той мере, в которой они правомочны предпринимать действия в осуществление суверенной власти государства; представителей государства действующих в этом качестве.

“Коммерческая сделка” в проектах статей означает: любой коммерческий контракт или сделку о продаже товаров или о предоставлении услуг; любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки; любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.

Проектами предусматривается применение статей к иммунитету государства и его собственности от юрисдикции судов другого государства.

 

Рекомендуемая   литература   к   главе   9

 

Биктагирова Г. Р. Некоторые вопросы иммунитета государства на примере нового законодательства США, Англии, Австралии, Канады и Европейской конвенции о государственном иммунитете. Советский ежегодник международного права. 1989—1990—1991. Санкт-Петербург: Социально-коммерческая фирма “Россия-Нева”, 1992.

Богуславский М. М. Иммунитет государства. М., 1962.

Богуславский М. М. Международное частное право. Гл. 6, 17 (§ 4). М.: Международные отношения, 1994.

Зевков В. П. Государство как субъект гражданских правоотношений с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Фонд “Правовая культура”, 1995.

Морозова Н. В. Практика разрешения споров между государствами и физическими и юридическими лицами иных государств (некоторые гражданско-правовые вопросы). Советский ежегодник международного права. 1989— 1990—1991. Санкт-Петербург: Социально-коммерческая фирма “Россия-Нева”, 1992.

Ушаков Н. А. Государство в системе международно-правового регулирования. М., 1997.

Ушаков Н. А. Юрисдикционные иммунитеты государств их собственности. М.: Наука, 1993.

Фолсом Р. X., Гордон М. У., Спаногл Дж. А. Международные сделки. Краткий курс. М.: Логос, 1996; Будапешт: COLPI, 1996.

Хлестова И. О. Венская конвенция о дипломатических сношениях       1961 г.: нужны ли изменения? Российский ежегодник международного права. 1992. Санкт-Петербург: Социально-коммерческая фирма “Россия-Нева”, 1994.

Хлестова И. О., Швыдак Н. Г. Законодательство капиталистических стран об иммунитете иностранного государства. В сб. Законодательство зарубежных стран. Обзорная информация. Вып. 2. М.; ВНИИ советского законодательства, 1988.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |