Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 1. законодательство  и  международные  договоры российской  федерации  об  иностранных  инвестициях

 

Зарубежное законодательство об иностранных инвестициях прошло в своем развитии несколько этапов. “Для каждого из этапов было характерным использование своего правового метода регулирования: концессионный метод в 60-е годы метод допуска иностранных инвестиций в 70-е годы и административно-правовое регулирование в законодательстве о конкуренции в настоящее время”. Тенденции, характерные для последнего этапа, выражены в законодательстве о конкуренции Великобритании, других стран ЕС, США, в специальном законе об инвестициях, действующем в Канаде. Высказывается мнение, что в “российском законодательстве к настоящему времени уже созданы основные предпосылки для правового регулирования иностранных инвестиций на базе законодательства о конкуренции”. Вместе с тем нельзя не отметить, что становление российского законодательства об иностранных инвестициях едва ли не в большей степени, нежели история других сфер правового регулирования, отражает проблемы и противоречия переходного периода в развитии российской экономики. Именно в этой области сфокусированы разноречивые политические и социальные интересы, связанные с движением страны, еще недавно жившей по правилам планово-распределительной системы хозяйствования, к рыночной экономике.

В сложной картине состояния российского законодательства об иностранных инвестициях представляется важным выделить следующие ее фрагменты.

1. Массив правовых предписаний, из которых состоит законодательство об иностранных инвестициях, разнороден и включает нормы гражданского, административного, финансового, валютного, налогового, таможенного и иного законодательства. Если гражданское и семейное законодательство переживают в настоящее время благоприятную пору обновления, то на других направлениях законодательной деятельности, близких к международному частному праву, достижений значительно меньше. К тому же до завершения кодификации гражданского законодательства, предполагающей принятие на основе Гражданского кодекса многих законодательных актов, предстоит пройти еще немалый путь. Введение в действие нового Земельного кодекса, совершенствование налогового законодательства, законодательства о валютном регулировании будут иметь в рассматриваемой области ключевое значение. Все это в конечном итоге обусловлено переходным состоянием российского законодательства в целом, негативные последствия которого усугубляются нестабильностью в обществе.

2. Законы “Об инвестиционной деятельности в РСФСР” от 26 июня    1991 г. и “Об иностранных инвестициях в РСФСР” от 4 июля 1991 г. сегодня далеко не в полной мере отвечают целям привлечения и эффективного использования в российской экономике иностранных инвестиций, как не отвечает интересам создания добротной законодательной базы выдвижение на первый план в регулировании инвестиционных процессов “средств быстрого реагирования” — подзаконных актов.

Закон “Об иностранных инвестициях в РСФСР”, определяя, кто принадлежит к иностранным инвесторам в России, называет иностранных юридических лиц, в том числе любые компании, фирмы, предприятия, организации или ассоциации, созданные и правомочные осуществлять инвестиции в соответствии с законодательством страны своего местонахождения; иностранных граждан, лиц без гражданства, “советских граждан”, имеющих постоянное местожительство за границей, при условии, что они зарегистрированы для ведения хозяйственной деятельности в стране их гражданства или постоянного местожительства; иностранные государства и международные организации. Иностранными инвестициями, согласно Закону, являются все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, вкладываемые иностранными инвесторами в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода).

Сердцевину Закона образуют положения, раскрывающие содержание правового режима инвестиций, государственных гарантий защиты иностранных инвестиций, включая гарантии от принудительных изъятий, а также от незаконных действий государственных органов и их должностных лиц, порядок возмещения убытков иностранным инвесторам в случаях национализации или реквизиции инвестиций, перевода платежей в связи с иностранными инвестициями и т. д.

Правовой режим иностранных инвестиций, а также деятельности иностранных инвесторов по их осуществлению не может быть менее благоприятным, чем режим для имущества имущественных прав и инвестиционной деятельности российских юридических лиц и граждан, за изъятиями, предусмотренными упомянутым Законом. Иностранные инвестиции в России не подлежат национализации и не могут быть подвергнуты реквизиции или конфискации, кроме как в исключительных, предусмотренных законодательными актами случаях, когда эти меры принимаются в общественных интересах. В случаях национализации или реквизиции иностранному инвестору должна быть выплачена быстрая, адекватная и эффективная компенсация.

3. Перечень определяемых в Законе “О государственных инвестициях в РСФСР” государственных гарантий защиты иностранных инвестиций не содержит гарантии от неблагоприятных для инвестора последствий изменения законодательства, именуемой “дедушкиной” (стабилизационной) оговоркой. Изданные в 1993 г. указы Президента РФ по-разному восполняли этот пробел. Указ от 27 сентября 1993 г. № 1466 “О совершенствовании работы с иностранными инвестициями” устанавливал, что вновь издаваемые нормативные акты, регулирующие условия функционирования на территории Российской Федерации иностранных и совместных предприятий, не действуют в течение трех лет в отношении предприятий, существующих на момент вступления в силу этих актов. Это положение не распространялось на нормативные акты, обеспечивающие более льготные условия функционирования иностранных и совместных предприятий. Иной вариант поддержания стабильных условий инвестиционной деятельности был предусмотрен Указом от 24 декабря 1993 г. № 2285 “Вопросы соглашений о разделе продукции при пользовании недрами”. Он подлежал применению, если в течение срока действия соглашения о разделе продукции законодательными актами устанавливались нормы, ухудшающие коммерческие результаты деятельности инвестора в рамках соглашения. Связанные с этим негативные последствия предлагалось устранять путем внесения в соглашение изменений, обеспечивающих инвестору коммерческие результаты, которые могли быть получены при применении законодательства, действовавшего на момент заключения соглашения. Порядок внесения указанных изменений должен был определяться соглашением.

Новеллы, введенные президентскими указами, вызвали немало вопросов: каков круг нормативных актов, к которым относятся соответствующие оговорки; распространяются ли они на любых инвесторов и любые организации с иностранными инвестициями; не должна ли инициатива неприменения новых норм исходить от самого инвестора? Но, пожалуй, наиболее существенным было замечание о недопустимости нарушения принципа равенства участников гражданско-правовых отношений. “Дедушкина оговорка”, — отмечал              М. М. Богуславский, — в любой ее форме касается действия нормативных актов, регулирующих отношения между предприятиями с иностранными инвестициями и государством, т. е. административно-правовых норм. Речь ни в коем случае не идет о регулировании гражданско-правовых отношений. Принцип равенства участников имущественных отношений... подлежит применению и к договорным отношениям между предприятиями с иностранными инвестициями и другими российскими предприятиями”.

В Указе Президента РФ от 25 января 1995 г. № 73 “О дополнительных мерах по привлечению иностранных инвестиций в отрасли материального производства Российской Федерации” было предусмотрено предоставление иностранным инвесторам новых льгот в области таможенных пошлин (в дополнение к определенным Законом “Об иностранных инвестициях в РСФСР” льготам по уплате таможенных пошлин при ввозе имущества, предназначенного для собственного материального производства). В марте 1995 г. был принят Федеральный закон “О некоторых вопросах предоставления льгот участникам внешнеэкономической деятельности”, который отменил все ранее предоставленные участникам внешнеэкономической деятельности льготы, в том числе в виде бюджетных ассигнований на уплату таможенных пошлин и других платежей, по обложению ввозными и вывозными таможенными пошлинами, налогом на добавленную стоимость и акцизами на товары, за исключением льгот, предоставленных в соответствии с законами Российской Федерации “О таможенном тарифе”, “О налоге на добавленную стоимость”, “Об акцизах” и Таможенным кодексом РФ.

4. Пережила себя форма совместного предприятия, которая опиралась на союзное законодательство, ныне фактически утратившее силу. Отменен Закон РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятельности”, а организационно-хозяйственная форма предприятия сохранена лишь для государственных и муниципальных, унитарных предприятий. Гражданским кодексом РФ определены модели, по которым должны строиться хозяйственные товарищества и общества и иные коммерческие организации, и предусмотрен “замкнутый” перечень таких моделей. К полным товариществам, смешанным товариществам, товариществам с ограниченной ответственностью, акционерным обществам открытого и закрытого типов, созданным до официального опубликования части первой Гражданского кодекса РФ, подлежат применению соответственно нормы главы 4 Кодекса о полном товариществе, товариществе на вере, обществе с ограниченной ответственностью, акционерном обществе.

Требуется уточнение понятия “иностранный инвестор”. Не выражают всей сути проблем и требуют переработки на основе самостоятельных законов нормы, посвященные свободным экономическим зонам и концессионным договорам. Подготовка проектов этих законов неоправданно затянулась.

И все же не следует, на наш взгляд, умалять значение принятого в 1991 г. Закона “Об иностранных инвестициях в РСФСР” и прежде всего впервые сформулированных в российском законодательстве положений о государственных гарантиях, предоставляемых инвесторам.

Со времени принятия названного Закона произошли существенные изменения в порядке регистрации организаций с иностранными инвестициями. В 1994 г. решением Правительства РФ была образована Государственная регистрационная палата.

Палата осуществляет:

регистрацию коммерческих организаций, объем иностранных инвестиций в уставном капитале которых превышает 100 млн. рублей, а также всех предприятий с иностранными инвестициями топливно-энергетического комплекса (регистрация остальных коммерческих организаций с иностранными инвестициями производится в регистрирующих органах Российской Федерации);

аккредитацию представительств иностранных компаний на территории Российской Федерации;

регистрацию российских инвестиций за рубежом;

ведение сводного государственного реестра по всем указанным направлениям (включая коммерческие организации с иностранными инвестициями, зарегистрированные в региональных регистрирующих органах, и представительства иностранных фирм, аккредитованные в других организациях).

Федеральным законом “О соглашениях о разделе продукции” установлены правовые основы отношений, возникающих в процессе осуществления российских и иностранных инвестиций в поиски, разведку и добычу минерального сырья на территории Российской Федерации, а также на ее континентальном шельфе и (или) в пределах ее исключительной экономической зоны на условиях соглашения о разделе продукции.

Соглашение о разделе продукции определяется как договор, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет субъекту предпринимательской деятельности на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Отдельным законом должны быть утверждены перечни участков недр, право пользования которыми на условиях раздела продукции может быть предоставлено инвестору.

Сторонами соглашения о разделе продукции являются Российская Федерация, от имени которой в соглашении выступают Правительство РФ и орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого расположен предоставляемый в пользование участок недр, или уполномоченные ими органы, и инвесторы. Инвесторами могут быть российские граждане, иностранные граждане, юридические лица и создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, осуществляющие вложение собственных, заемных или привлеченных средств (имущества и/ или имущественных прав) в поиски, разведку и добычу минерального сырья и являющиеся пользователями недр на условиях соглашения.

Соглашения, заключенные Российской Федерацией с инвесторами до вступления в силу Федерального закона “О соглашениях о разделе продукции”, считаются соответствующими положениям Закона (п. 5 ст. 2).

В целях обеспечения стабильности условий соглашения о разделе продукции в нем предусматривается, что они сохраняют свою силу в течение всего срока действия соглашения. Изменения могут быть внесены в соглашение только по согласию сторон, а также по требованию одной из сторон в случае существенного изменения обстоятельств в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Закон “О соглашениях о разделе продукции” определил способ преодоления неблагоприятных для инвестора последствий, вызванных установлением в течение срока действия соглашения законодательством Российской Федерации, ее субъектов, правовыми актами органов местного самоуправления норм, ухудшающих коммерческие результаты деятельности в рамках соглашения. В таких случаях в соглашение вносятся изменения, обеспечивающие инвестору коммерческие результаты, которые могли быть им получены при применении действовавших на момент заключения соглашения законодательства Российской Федерации, ее субъектов, правовых актов органов местного самоуправления. Положение об изменении условий соглашения не применяется в случае, если законодательством Российской Федерации вносятся изменения в стандарты (нормы, правила) по безопасному ведению работ, охране недр, окружающей природной среды и здоровья населения.

Выражением государственных гарантий прав инвестора является правило о нераспространении на инвестора действия нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и правовых актов органов местного самоуправления, устанавливающих ограничения прав инвестора, приобретенных и осуществляемых им в соответствии с соглашением. Исключение предусмотрено для предписаний органов надзора, которые выдаются в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях обеспечения безопасного ведения работ, охраны недр, окружающей природной среды, здоровья населения, а также в целях обеспечения общественной и государственной безопасности.

Федеральным законом могут быть предусмотрены особые требования к созданию организаций с иностранным участием. Так, создание авиационного предприятия с участием иностранного капитала допускается при условии, если доля иностранного капитала не превышает 49\% уставного капитала предприятия, его руководитель является российским гражданином и количество иностранных граждан в руководящем органе авиационного предприятия не превышает одну треть состава руководящего органа (п. 2 ст. 61 Воздушного кодекса Российской Федерации).

С принятием Федерального закона “О рынке ценных бумаг” правовое регулирование деятельности иностранных инвесторов на рынке ценных бумаг, опиравшееся прежде главным образом на акты Центрального банка РФ и Государственной налоговой службы РФ, обрело необходимую законодательную основу. Иностранные инвесторы непосредственно в Законе не упоминаются, но в силу национального режима его положения распространяются и на иностранных субъектов инвестиционной деятельности. Было высказано мнение, что “Закон о рынке ценных бумаг обеспечивает необходимую инфраструктуру рынка, которая сама по себе является системой гарантии и защиты прав иностранного инвестора на рынке Ценных бумаг”.

Концепция развития ценных бумаг в Российской Федерации, определяя цели и задачи государственной политики на рынке ценных бумаг, называет создание в России цивилизованного рынка ценных бумаг и его интеграцию в мировой финансовый рынок, обеспечение самостоятельного места российского рынка в системе международных рынков капиталов.

Российская Федерация осуществляет международное инвестиционное сотрудничество на основе заключенных ею, а ранее — СССР, международных договоров. В мае 1991 г. Верховный Совет СССР ратифицировал                      14 соглашений с иностранными государствами о поощрении и взаимной защите капиталовложений, стороной в которых стала Российская Федерация в качестве государства — продолжателя СССР. Позднее Российской Федерацией были заключены новые соглашения в этой области. Правовым ориентиром для переговоров России с другими государствами послужил Типовой проект соглашения между Правительством РФ и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений, одобренный в качестве основы для переговоров постановлением Правительства РФ от            11 июня 1992 г. № 395.

Характерными для соглашений являются обязательства каждого Договаривающегося государства:

осуществлять допуск капиталовложений инвесторов другого Договаривающегося государства в соответствии со своим законодательством;

предоставлять капиталовложениям инвесторов другого Договаривающегося государства на “постинвестиционном” этапе режим наиболее благоприятствуемой нации либо национальный режим, а инвестору — право выбора между этими режимами “в зависимости от того, какой из них является для него более благоприятным”. В некоторых соглашениях предусматривается возможность ограниченных изъятий из национального режима;

гарантировать инвестору трансферт за границу платежей в свободно конвертируемой валюте, связанных с капиталовложениями;

не осуществлять экспроприацию, национализацию капиталовложений инвесторов другого Договаривающегося государства и не подвергать их любым другим мерам, равным по последствиям экспроприации и национализации, кроме случаев, когда такие меры принимаются в общественных интересах в установленном законодательством порядке, не являются дискриминационными и сопровождаются выплатой быстрой, адекватной и эффективной компенсации;

подчиняться юрисдикции арбитража, в который в соответствии с соглашением может обратиться с иском к принимающему государству иностранный инвестор.

Ряд отличий содержит Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 17 июня 1992 г. Стороны договорились, что каждая из них будет разрешать капиталовложения и связанную с ними деятельность и предоставлять им режим на основе недискриминации, но это не исключает право каждой Стороны устанавливать или сохранять изъятия в рамках отраслей или сфер деятельности, перечисленных в приложении к Договору. Российская Федерация оставляет за собой право устанавливать или сохранять изъятия ограниченного характера из национального режима в следующих отраслях и сферах деятельности: производство электроэнергии (в том числе на атомных и всех иных электростанциях, входящих в Единую энергетическую систему); производство урана и других делящихся материалов и изделий из них; собственность на землю, пользование недрами и природными ресурсами; промысловое морское рыболовство; строительство, установка и эксплуатация средств связи; собственность на недвижимое имущество и осуществление посреднических операций с ним; добыча и переработка руд драгоценных металлов, редкоземельных элементов и драгоценных камней; воздушный транспорт, морское и речное судоходство, обслуживание этих видов транспорта; государственные займы (кредиты); государственные дотации (субсидии); банковская деятельность; посреднические операции с ценными бумагами и валютными ценностями и связанные с ними услуги; собственность на государственные ценные бумаги; приобретение государственной и муниципальной собственности в процессе приватизации; страхование; средства массовой информации; частная детективная и охранная деятельность.

Российская Федерация подписала и ратифицировала Сеульскую конвенцию об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МИГА) 1985 г. Задача МИГА, являющегося международной организацией и обладающего качествами юридического лица, страховой компании, — стимулировать поток инвестиций в отношениях между странами — членами Агентства и особенно в развивающиеся страны, дополняя таким образом деятельность Международного банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации и других международных финансовых организаций. Реализуя эти задачи, Агентство предоставляет гарантии, включая страхование от некоммерческих рисков инвестиций, осуществляемых в какой-либо стране — члене Агентства из других стран — членов Агентства.

Гарантии, предоставляемые в соответствии с Конвенцией, распространяются на следующие некоммерческие риски: 1) риск, связанный с переводом валюты; 2) риск экспроприации или аналогичных мер; 3) риск нарушения договора, включая отказ принимающего правительства от договора с держателем гарантии или нарушение такого договора, в определенных Конвенцией случаях; 4) риск войны и гражданских беспорядков. Определение риска экспроприации охватывает меры, осуществляемые по инициативе принимающего правительства, в том числе национализацию, конфискацию, секвестр, захват, арест или замораживание активов. Риск войны или гражданских беспорядков включает в себя революции, восстания, государственные перевороты, иные политические события, которые не могут находиться под контролем принимающего правительства. В Конвенции допускается возможность покрытия и других некоммерческих рисков — при наличии совместного заявления инвестора и принимающей стороны и при утверждении такого решения квалифицированным большинством членов Совета директоров Агентства.

К инвестициям, подпадающим под гарантии МИГА, относятся среднесрочные и долгосрочные займы, предоставляемые владельцами акций заинтересованному предприятию или гарантированные ими, а также такие формы прямых капиталовложений, которые могут быть определены Советом директоров. В ст. 13 Конвенции определен круг физических и юридических лиц, которым могут быть предоставлены гарантии Агентства.

Защита интересов иностранных инвесторов строится на основе договора страхования, заключаемого МИГА (страховщиком, суброгатом) и иностранным инвестором (страхователем, держателем гарантии). При наступлении страхового случая и после выплаты компенсации держателю гарантии Агентству уступаются права или требования, связанные с гарантированным капиталовложением, которые могут быть у держателя гарантии в отношении принимающей стороны или иных должников. Условия такой цессии предусматриваются в указанном договоре. В результате частноправовые отношения (т. е. отношения между инвестором и принимающим государством) уступают место отношениям между принимающим государством и Агентством. В последующем вступают в силу предусматриваемые Конвенцией процедуры, призванные урегулировать эти отношения.

В структуру МИГА наряду с Советом директоров, входят Совет управляющих, Президент и персонал для исполнения определяемых Агентством обязанностей. Агентство имеет уставный капитал, который исчисляется в специальных правах заимствования и делится на акции, предоставляемые членам Агентства по подписке.

Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 г. (Вашингтонская конвенция) подписана, но не ратифицирована Российской Федерацией. Как и Сеульская конвенция, Вашингтонская конвенция разработана под эгидой Международного банка по реконструкции и развитию.

В соответствии с Вашингтонской конвенцией учрежден Международный центр по урегулированию инвестиционных споров. Задачей Центра, как она определена в Конвенции, является предоставление возможностей для примирения и арбитражного разбирательства инвестиционных споров между Договаривающимися государствами и физическими или юридическими лицами других Договаривающихся государств. Исходные начала сотрудничества, целям которого служат положения Конвенции, выглядят следующим образом:

споры в связи с частными международными инвестициями могут возникать между Договаривающимися государствами и физическими или юридическими лицами других Договаривающихся государств. Обычно такие споры подлежат национальным юридическим процедурам, но в определенных случаях могут быть применены международные методы урегулирования;

международные методы урегулирования, которые по взаимному согласию могут быть использованы Сторонами в инвестиционном споре, включают возможности примирения и арбитража;

взаимное согласие Сторон инвестиционного спора передать такой спор для его урегулирования путем примирения или принятия арбитражного решения представляет собой соглашение, обязывающее Стороны должным образом учитывать рекомендации по примирению и выполнять арбитражные решения;

ни одно Договаривающееся государство без его согласия в силу одного лишь факта ратификации, принятия или одобрения Конвенции не будет считаться взявшим на себя обязательство передать какой-либо конкретный спор для его урегулирования путем примирения или арбитражного разбирательства;

юрисдикция Международного центра по урегулированию инвестиционных споров распространяется на все правовые споры, непосредственно вытекающие из инвестиций между Договаривающимся государством (или любым подразделением либо агентством Договаривающегося государства назначенным в Центр этим государством) и физическим или юридическим лицом другого Договаривающегося государства при условии согласия Сторон в письменной форме передать соответствующий спор в Центр. Когда обе Стороны выразили согласие, ни одна из них не может отказаться от него односторонне. Согласие Сторон на арбитражное разбирательство исключает, поскольку не оговорено иное, любые другие средства правовой защиты. Договаривающееся государство может потребовать в качестве условия своего согласия на арбитражное разбирательство, чтобы прежде были исчерпаны все местные административные и судебные средства защиты;

арбитражный суд разрешает инвестиционный спор в соответствии с согласованными Сторонами нормами права. При отсутствии такого соглашения суд применяет право Договаривающегося государства, являющегося Стороной в споре (включая его коллизионные нормы), и нормы международного права, которые могут подлежать применению.

Как строятся отношения одних государств — участников СНГ с осуществляющими на их территории инвестиции юридическими и физическими лицами других государств — участников СНГ и каким образом определяется правовой режим этих инвестиций? Статус таких лиц был определен в ст. 16 Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г.: “Стороны признают, что их юридические и физические лица, осуществляющие инвестиции, рассматриваются на территории друг друга как иностранные инвесторы. Их деятельность на территории каждой из Сторон осуществляется в соответствии с ее законодательством об иностранных инвестициях и международными соглашениями, в которых участвуют Договаривающиеся Стороны”.

Государства, заключившие указанное Соглашение, а также Украина, Республика Беларусь (подписавшая, но не подтвердившая действие для нее норм Соглашения 1992 г.) и Азербайджанская Республика по-иному определили правовой режим инвесторов, о которых шла речь в Соглашении 1992 г. В подписанном ими Соглашении о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г. (ст. 6) предусмотрено: “Отношения, связанные с инвестициями Сторон, регулируются соответствующими положениями законодательства государства по месту инвестирования, установленными для инвесторов этого государства, настоящим Соглашением и другими соглашениями между его участниками, а также международными соглашениями, в которых участвуют Стороны. При этом в ходе дальнейшего совершенствования законодательства Стороны будут исходить из того, что правовой режим инвестиций Сторон, а также деятельность инвесторов по их осуществлению не могут быть менее благоприятными, чем режим для инвестиционной деятельности юридических и физических лиц государств по месту инвестирования”.

В декабре 1993 г. решением государств-участников, явившимся по существу договором о внесении изменений в Соглашение 1992 г., ст. 16 этого Соглашения была отменена.

В январе 1997 г. Экономический Суд Содружества Независимых Государств рассмотрел дело по запросам Межгосударственного банка и Исполнительного Секретариата СНГ о толковании ст. 6 Соглашения о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности 1993 г. и Межгосударственного банка о толковании ст. 16 Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности 1992 г. с целью определения правового статуса инвесторов государств — участников Соглашения 1993 г. на территории других государств — участников этого Соглашения.

Суд пришел к выводу, что в ст. 6 Соглашения 1993 г. предусматривается распространение на инвестиции, осуществленные инвесторами государств — участников этого Соглашения на территории друг друга, правового режима инвестиций, установленного законодательством государства по месту инвестирования для собственных, а не иностранных инвесторов.                        Д. Н. Сафиуллин, М. Г. Пронина пишут: “Соглашение от 24 декабря 1993 г., установив для инвестиций из государств — участников Содружества на территории друг друга более благоприятный правовой режим (действующий для национальных, а не иностранных инвестиций), вместе с тем предоставило им преимущества, гарантии и льготы. К их числу относятся гарантии инвестиций от национализации, реквизиции и компенсациях за нанесение ущерба инвестору (ст. 7), гарантии использования доходов (ст. 8, 9), гарантии в случае изменения законодательства (ст. 10)...”. Авторами публикации высказано также суждение, что “исходя из целей инвестиционной политики государств — участников Соглашения от 24 декабря 1993 г. правовой режим инвестиций государств — участников этого Соглашения на территории друг друга не может быть менее благоприятным, чем режим инвестиций, осуществляемых инвесторами других государств, не являющихся участниками Соглашения, на основании национального законодательства об иностранных инвестициях”.

В марте 1997 г. государства — участники СНГ (за исключением Туркменистана, Узбекистана и Украины) подписали Конвенцию о защите прав инвестора. Инвесторами в Конвенции именуются государства, юридические и физические лица как Сторон, так и третьих стран, если иное не предусмотрено законодательством Сторон. Конвенция исходит из того, что условия осуществления инвестиций, а также правовой режим деятельности инвесторов в связи с осуществленными инвестициями не могут быть менее благоприятными, чем условия осуществления инвестиций и режим деятельности, связанной с ними, для юридических и физических лиц страны-реципиента (то есть страны, на территории которой находится объект инвестирования), за исключением случаев, определяемых национальным законодательством страны-реципиента. Стороны могут определять также перечни приоритетов в отношении отраслей, видов деятельности и регионов, для которых вводятся более льготные условия привлечения инвестиций.

В Конвенции 1997 г. предусматриваются последствия изменения Сторонами законодательных норм, касающихся инвестиций, которые, по мнению одной или нескольких заинтересованных Сторон, ухудшают условия и режим инвестиционной деятельности. Этот вопрос может быть внесен на рассмотрение Экономического Суда СНГ и/или иных международных судов или международных арбитражных судов. Если суды выносят решения, подтверждающие факт ухудшения условии и режима инвестиционной деятельности, действие упомянутых законодательных норм приостанавливается с момента их принятия и возобновляется с момента истечения пятилетнего срока с даты вынесения решения при условии и в части, не противоречащих Конвенции. Но это положение не распространяется на изменение законодательства, касающегося обороны, национальной безопасности, охраны общественного порядка, природной среды, нравственности и здоровья населения, налогообложения, а также на перечни изъятий.

В перечни изъятий включаются названия отраслей, предприятий, организаций, которые в соответствии с национальным законодательством Сторон не подлежат приватизации, акционированию или иным формам разгосударствления собственности.

Государственные гарантии защиты инвестиций охватывают предоставление инвестициям безусловной правовой защиты, защиту инвестиций от национализации, реквизиции, от решений и действий (бездействия) государственных органов и должностных лиц, ущемляющих права инвесторов, компенсацию за нанесение ущерба инвестору, гарантии использования доходов, полученных инвесторами, страхование имущества и рисков предприятий с инвестициями Сторон, рассмотрение судами, арбитражными судами, Экономическим Судом СНГ и/или иными международными судами либо международными арбитражными судами споров по осуществлению инвестиций.

В частности, инвестиции не подлежат национализации и не могут быть подвергнуты реквизиции, кроме исключительных случаев (стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и иных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер), предусмотренных национальным законодательством Сторон, когда эти меры принимаются в общественных интересах, предусмотренных Основным законом (Конституцией) страны-реципиента.

Другие положения Конвенции о защите прав инвестора касаются приобретения инвестором акций и ценных бумаг, вещных прав на землю, иные природные ресурсы и другие имущественные права, участия инвестора в приватизации.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |