Имя материала: Международное частное право

Автор: В. П. Звеков

§ 7. денежные  обязательства  и  защита  от  валютных рисков. “валютная привязка”

 

Защита от валютных рисков (страхование валютных рисков) — давняя проблема, сопутствующая международным денежным обязательствам.

В самом деле, каков предмет денежного обязательства? Выражается ли он в предоставлении определенного (либо определимого на основе обозначенного в обязательстве способа исчисления) количества денежных единиц или в предоставлении их “покупательной способности”? Ведь в период с момента возникновения такого обязательства и до момента его исполнения реальная стоимость платежа может измениться, и притом весьма существенно. Отмечалось, что “законодательством и судебной практикой этот вопрос решен однозначно. Изменения ценности денег игнорируются правом, и к спорным правоотношениям применяется принцип номинализма. Впервые он был установлен в праве Англии в 1604 г. в деле Gilbert v. Brett”. В решении по этому делу “суд признал, что с точки зрения права фунт всегда есть фунт, какова бы ни была его ценность”.

Принцип номинализма формировался как диспозитивное начало либо как подразумеваемое условие договора, применимые в отсутствие защитных оговорок, призванных не допустить валютных потерь вследствие колебания курса валюты, в второй выражено обязательство, или в результате инфляции. Практика денежных обязательств знает такие виды защитных оговорок, как золотая, валютная, индексная оговорки, оговорка о пересмотре контрактной цены, эскалаторная оговорка.

Защитным целям служат используемые в качестве валюты долга искусственные денежные единицы. В 1967 г. в рамках Международного валютного фонда были введены “специальные права заимствования”. “Создание искусственной (но обеспеченной золотом) международной единицы имело целью обеспечить, чтобы денежная масса в мировом масштабе не зависела от размера дефицита платежного баланса США и мирового производства золота”. С 1975 г. “специальные права заимствования” включаются в качестве расчетной единицы ответственности перевозчика в международные конвенции, действующие в области транспорта,

Странами ЕС введена европейская валютная единица — ЭКЮ (european currency unit).

Обращение к иностранной валюте и к условным денежным единицам как к “страховочному” механизму, защищающему кредитора от неблагоприятных последствий инфляции, закреплено в Гражданском кодексе РФ (п. 2 ст. 317). В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (ЭКЮ, “специальных правах заимствования” и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

Подчинено ли денежное обязательство, выраженное в иностранной валюте, в том, что касается валюты, и прежде всего факта ее обесценения, праву страны, которой эта валюта принадлежит? Идея существования специальной “валютной привязки” к закону валюты долга (lex monetae) для урегулирования вопросов, возникающих по поводу содержания денежного обязательства, не нашла поддержки в отечественной доктрине. Отношение отечественной доктрины к этой “привязке”, выраженное в работах Л. А. Лунца, состоит в следующем: в международном торговом обороте нет вообще места “валютной привязке”; употребление иностранной валюты для определения суммы долга само по себе не означает отсылки к иностранному праву. “Иностранная валюта долга с точки зрения международного частного права имеет значение, аналогичное значению иностранной меры веса, потребляемой для определения количества подлежащего поставке товара”. Это, однако, не означает, считает Л. А. Лунц, что выражение суммы долга в иностранной валюте лишено значения для коллизионного права. “Такой способ выражения валюты долга в совокупности с другими условиями сделки... может служить выражением намерения сторон подчинить сделку в целом правопорядку этого государства или основанием для того, чтобы суд мог использовать все эти признаки в целях локализации договора”.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |