Имя материала: Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть

Автор: Е.А.Суханов

§ 3. хозяйственные общества

 

1. Общество с ограниченной ответственностью

 

Обществом с ограниченной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли участников уставным капиталом, участники которого не несут личной (имущественной) ответственности по его долгам (п. 1 ст. 87 ГК; п. 1 ст. 2 Закона об обществах с ограниченной ответственностью <1>).

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; N 28. Ст. 3261; 1999. N 1. Ст. 2; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью). См. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" // БВС РФ. 2000. N 3; Вестник ВАС РФ. 2000. N 2.

 

Традиционное наименование этой коммерческой организации обществом с ограниченной ответственностью участников неточно. Так как вклады участников становятся собственностью самого общества как юридического лица, его участники несут не ответственность по его долгам, "ограниченную размерами их вкладов", а только риск убытков (утраты внесенных ими вкладов). Поскольку речь идет о хозяйственном обществе, участники которого не обязаны лично участвовать в его деятельности, общество с ограниченной ответственностью должно иметь особые исполнительные (волеизъявляющие) органы. Их состав и компетенция определяются уставом общества, утверждаемым учредителями. Воля же учредителей на создание общества и условия участия в нем выражаются в учредительном договоре. Таким образом, общество с ограниченной ответственностью должно иметь два учредительных документа (п. 1 ст. 89 ГК; ст. ст. 11, 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В случае противоречий в их содержании предпочтение должно быть отдано уставу как документу, непосредственно предназначенному для оформления статуса общества в его взаимоотношениях с другими (третьими) лицами.

Необходимо сразу же отметить, что наличие двух учредительных документов не только порождает указанные практические трудности, но и свидетельствует о переходном характере общества с ограниченной ответственностью, сохраняющего некоторые черты объединения лиц. Опыт развитых правопорядков, повсеместно использующих для хозяйственных обществ один учредительный документ (устав, который лишь в германском праве по традиции называется договором о статусе общества - Gesellschaftsvertrag), также свидетельствует об отсутствии необходимости для хозяйственного общества в двух учредительных документах. Следует ожидать, что и в российском праве требование о наличии учредительного договора для обществ с ограниченной ответственностью со временем отпадет.

Юридическая конструкция общества с ограниченной ответственностью (Gesellschaft mit beschrankter Haftung, GmbH) была создана в Германии в конце XIX в. После Первой мировой войны она стала использоваться в континентальном европейском праве (в России - в Гражданском кодексе 1922 г.). Английский же (а вслед за ним и американский) правопорядок не воспринял ее, используя для данной цели конструкцию закрытой компании (close corporation). Последняя под именем закрытого акционерного общества была некритически перенесена в российский Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности 1990 г., который в ст. 11 отождествил конструкции общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества закрытого типа. И в дальнейшем отечественное законодательство наряду с обществами с ограниченной ответственностью, к сожалению, без всякой необходимости сохранило и закрытые акционерные общества, хотя обе эти разновидности хозяйственных обществ выполняют одну и ту же экономическую функцию (объединения мелких и средних капиталов).

В обществе с ограниченной ответственностью обязательна двухзвенная структура управления (ст. 91 ГК; ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Высшим (волеобразующим) органом общества является общее собрание его участников. Кроме того, образуется исполнительный (волеизъявляющий) орган, который может быть как коллегиальным (правление, дирекция и т.п.), так и единоличным (президент, директор, генеральный директор и т.д.). При этом коллегиальный исполнительный орган образуется в обществе при необходимости, а единоличный - во всех случаях. Последний не обязательно должен быть участником общества - в его роли может выступить и наемный управляющий (менеджер), и даже управляющая компания (другая коммерческая организация). Возможно одновременное создание и функционирование коллегиального и единоличного исполнительных органов общества.

Уставом конкретного общества может быть предусмотрено создание в нем наблюдательного совета (совета директоров <1>) как постоянно действующего органа его участников, к компетенции которого в этом случае может быть отнесено образование исполнительных органов общества, решение вопросов о совершении крупных сделок от имени общества и подготовка и проведение общего собрания (п. 2 ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В обществах создаются также ревизионные комиссии (или исполняющие их функции ревизоры), не являющиеся органами общества.

--------------------------------

<1> Наименование данного органа в Законе в качестве совета директоров исходит из традиций англо-американского права, которое стремится придать ему функции исполнительного, а не надзорного органа (и соответственно сформировать его состав). Наличие же в хозяйственном обществе (как с ограниченной ответственностью, так и особенно в акционерном) постоянно действующего органа участников в виде их наблюдательного совета во многих случаях является необходимой и реальной формой контроля за текущей работой исполнительных органов, от которого последние, естественно, хотели бы освободиться. Не случайны поэтому попытки современного отечественного законодателя не только поставить на первое место в наименовании этого органа совет директоров, а не наблюдательный совет, но и разрешить включать в его состав членов исполнительного органа общества.

 

Исполнительный орган (органы) общества, осуществляющий текущее управление его деятельностью, подотчетен его высшему органу (общему собранию). Наиболее важные вопросы жизни общества относятся к исключительной компетенции общего собрания и не могут быть переданы на решение исполнительного органа даже по воле самого собрания. Это:

- определение основных направлений деятельности общества;

- изменения учредительных документов общества (в том числе связанные с изменением размера его уставного капитала);

- образование и досрочное прекращение полномочий его исполнительных органов и ревизионной комиссии;

- утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов общества, а также распределение прибылей и убытков;

- исключение участника из общества;

- реорганизация и ликвидация общества;

- другие вопросы, прямо предусмотренные ст. 33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Такой подход призван защитить важнейшие интересы участников общества (отнюдь не всегда являющихся профессиональными предпринимателями) от возможных злоупотреблений со стороны его исполнительных органов. Этими же соображениями обусловлены и предусмотренные законом и уставами конкретных обществ правила о созыве и проведении очередных и внеочередных собраний общества. Вопросы, не входящие в исключительную компетенцию общего собрания, предполагаются отнесенными к компетенции исполнительного органа (органов) общества (если иное прямо не предусмотрено в его уставе), поскольку последний в силу своей природы должен иметь достаточно широкие возможности для самостоятельных действий.

Общества с ограниченной ответственностью реорганизуются или ликвидируются по общим правилам о реорганизации или ликвидации коммерческих организаций как в добровольном, так и в принудительном порядке (ст. 92 ГК; ст. ст. 51 - 57 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Общество с ограниченной ответственностью может преобразоваться в акционерное общество либо в производственный кооператив, но не в товарищество, поскольку в его составе могут быть не только индивидуальные предприниматели или коммерческие организации (не говоря уже о возникновении дополнительной ответственности участников по его долгам, необходимой в товариществе, но отсутствующей в обществе).

Следует также иметь в виду, что общества с ограниченной ответственностью в сфере банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью имеют некоторые особенности в правовом положении, порядке создания, реорганизации и ликвидации. Это касается и кредитных организаций, действующих в данной организационно-правовой форме (абз. 2 п. 3 ст. 87 ГК).

 

2. Права и обязанности участника общества

с ограниченной ответственностью

 

Участниками общества с ограниченной ответственностью могут быть любые субъекты гражданского права, за исключением государственных и муниципальных органов (абз. 3 п. 4 ст. 66 ГК). Унитарные предприятия и учреждения-несобственники могут участвовать в обществах с ограниченной ответственностью с соблюдением установленных для них законом ограничений (по общему правилу - с согласия собственника-учредителя в соответствии с нормами ст. ст. 295 - 298 ГК). Количество участников общества ограничено 50, с тем чтобы эта конструкция не заменяла собой акционерные общества (для которых, напротив, повсеместно устанавливается минимально необходимое число участников). Общество может быть создано и одним лицом (например, индивидуальным предпринимателем или публично-правовым образованием).

При этом появляется компания одного лица, т.е. хозяйственное общество, состоящее из одного участника. Очевидно, что при создании такого общества не заключается учредительный договор, а в структуре его управления отсутствует общее собрание (решения которого заменяются письменными указаниями единственного участника). Но это вовсе не означает, что именно этот участник (учредитель) сам и осуществляет в рамках такого юридического лица предпринимательскую деятельность (тем более что в роли учредителя здесь может выступать также государство или другое публично-правовое образование). Для этого обычно нанимаются управляющий (менеджер) и другие наемные работники. Вместе с тем единственный учредитель (участник) общества юридически не становится собственником имущества последнего (ибо тогда потеряло бы смысл объявление такого общества юридическим лицом), а сохраняет по отношению к обществу права требования обязательственного и корпоративного характера. Организационно-правовая форма общества с ограниченной ответственностью наиболее часто используется для создания компаний одного лица.

Участники общества имеют права, признаваемые законом за всеми участниками товариществ и обществ (п. 1 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом объем прав, принадлежащих конкретному участнику общества (количество голосов на общем собрании, размер дивиденда и ликвидационной квоты), определяется размером его доли в уставном капитале.

Среди прав, принадлежащих любому участнику общества, необходимо отметить право на отчуждение (уступку) своей доли или ее части как другим участникам общества, так и иным (третьим) лицам. Дело в том, что его реализация влечет изменение состава участников общества, в чем они не всегда заинтересованы. Более того, в небольших по составу обществах между их участниками нередко складываются лично-доверительные отношения, как в товариществах (что может быть отражено в учредительном договоре). Поэтому учредительными документами конкретного общества данное право может быть ограничено: при уступке другому участнику - требованием предварительного согласия оставшихся участников и (или) общества в целом, а при уступке третьим лицам - либо аналогичным образом, либо преимущественным правом покупки продаваемой доли, либо, наконец, такая уступка может быть вообще запрещена (ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В случае смерти (или реорганизации) участника общества его доля переходит к его наследникам (правопреемникам), если устав конкретного общества не требует для этого согласия остальных участников. В последнем случае наследникам (правопреемникам) участника общества компенсируется стоимость доли. Отсутствие свободы отчуждения долей в таком обществе свидетельствует о сохранении в нем элементов, свойственных объединениям лиц.

Участник, полностью внесший свой вклад, в любое время вправе выйти из общества независимо от согласия оставшихся участников или общества в целом (ст. 94 ГК; ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом ему должна быть выплачена причитающаяся на его долю часть стоимости имущества общества (разумеется, за вычетом падающей на эту долю части долгов общества) либо произведены выдачи имущества в натуре. Выход участника может, таким образом, весьма неблагоприятно отразиться на делах общества. В связи с этим отношения участников общества лишаются необходимой стабильности, а само наличие права свободного выхода из общества во многом лишает его привлекательности в глазах предпринимателей, особенно в сравнении с закрытыми акционерными обществами. Развитые правопорядки либо серьезно ограничивают такое право, либо вообще не предусматривают его (выход из общества осуществляется путем отчуждения участником принадлежащей ему доли, а не путем требования ее оплаты от общества). Очевидно, что и наше законодательство в данном отношении нуждается в известной корректировке.

Кроме того, участники общества с ограниченной ответственностью могут приобретать дополнительные права, предусмотренные уставом общества или предоставленные им по единогласному решению общего собрания (например, право голоса, превышающее пропорциональный размер доли в уставном капитале или право назначать одного из директоров общества) (п. 2 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При выходе участника из общества (в том числе при отчуждении им всей своей доли) предоставленные ему дополнительные права прекращаются. В некоторых правопорядках, например в германском праве, дополнительные права участников такого общества привязываются к их долям и, следовательно, могут переходить к другим лицам при отчуждении соответствующей доли.

Участники общества несут обязанности, предусмотренные законом для любых участников товариществ и обществ (п. 2 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Уставом общества либо решением его общего собрания, принятым большинством не менее чем в две трети голосов участников (или единогласно), могут предусматриваться или возлагаться дополнительные обязанности для всех или конкретных участников (например, по внесению дополнительных вкладов в имущество общества) (п. 2 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Такие обязанности прекращаются при отчуждении участником принадлежащей ему доли (влекущем прекращение участия в обществе) либо по решению общего собрания.

Участник общества, грубо нарушающий свои обязанности или затрудняющий своими действиями деятельность общества, может быть исключен из него, но только в судебном порядке. Возможность исключения участника из общества с ограниченной ответственностью также свидетельствует о сохранении им черт, присущих объединениям лиц, а не капиталов, и в известном смысле позволяет говорить о его смешанной природе.

Участники банков и других кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, могут также иметь особые права и обязанности (абз. 2 п. 3 ст. 87 ГК).

 

3. Общество с дополнительной ответственностью

 

Обществом с дополнительной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли участников уставным капиталом, участники которого солидарно несут ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов (п. 1 ст. 95 ГК).

Такая ответственность наступает лишь при недостаточности имущества самого общества для покрытия возникших у него долгов, т.е. в субсидиарном порядке. В остальном статус этого хозяйственного общества аналогичен статусу общества с ограниченной ответственностью, что влечет применение к нему и соответствующих правовых норм (п. 3 ст. 95 ГК).

Следовательно, данная организационно-правовая форма отличается от конструкции общества с ограниченной ответственностью лишь наличием дополнительной ответственности участников общества по его долгам своим личным имуществом <1>. Однако такая ответственность касается не всего имущества участников (как в полном товариществе), а лишь его заранее определенной части, предусмотренной учредительными документами общества (например, в трех- или пятикратном размере стоимости вклада в уставный капитал).

--------------------------------

<1> Данная юридическая конструкция в отечественном правопорядке была закреплена Гражданским кодексом 1922 г., именовавшим ее товариществом с ограниченной ответственностью. В отличие от недостатков общепринятого употребления этого понятия, здесь оно использовалось в точном соответствии с существом дела. Именно так представлял новую для того времени конструкцию общества с ограниченной ответственностью российский законодатель времен нэпа.

 

В случае банкротства одного из участников его дополнительная ответственность распределяется между остальными участниками, как бы прирастая к их долям (пропорционально или в ином порядке, например поровну). Поэтому общая сумма дополнительных гарантий кредиторам общества остается неизменной. Таким образом, общество с дополнительной ответственностью занимает промежуточное положение между товариществами (с неограниченной ответственностью их участников) и обществами (исключающими ответственность участников).

 

4. Акционерное общество

 

Акционерным признается такое хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на определенное количество одинаковых долей, выраженных ценными бумагами - акциями, а его участники (владельцы акций - акционеры) не отвечают по долгам общества и несут лишь риск убытков в пределах стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 96 ГК, п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах <1>).

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (часть 1). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436; 2003. N 9. Ст. 805 (далее - Закон об акционерных обществах). См. также: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

 

Организационно-правовая форма акционерного общества - наиболее сложная форма организации крупной предпринимательской деятельности. Ее появление и распространение было связано с образованием больших капиталов для реализации необходимых, но крайне дорогостоящих экономических проектов, не сулящих к тому же скорой отдачи, - прокладки судоходных каналов, строительства железных дорог и т.п.

Акционерное общество и представляет собой способ создания, централизации крупного капитала, первоначально распыленного среди множества мелких владельцев. Доли участия в собранном капитале оформляются затем ценными бумагами - акциями, по общему правилу свободно обращающимися прежде всего на фондовых биржах. Это делает возможным быстрый перелив капитала из одной сферы предпринимательства в другую в соответствии с постоянно меняющейся рыночной конъюнктурой (ибо продажа акций одного общества и приобретение акций другого экономически и означает смену капиталом сферы своего приложения). Эти два преимущества обеспечили распространение акционерных обществ <1>.

--------------------------------

<1> С другой стороны, использование конструкции акционерного общества для ведения мелкого и среднего бизнеса лишает ее не только отмеченных преимуществ, но и вообще всякого смысла (особенно в закрытых акционерных обществах, акции которых в противоречии с природой этих ценных бумаг изначально лишены свойства свободного отчуждения). Для этой цели обычно используются конструкции товариществ или обществ с ограниченной ответственностью. Широкое распространение акционерной формы предпринимательства у нас можно объяснить лишь недостатками законодательства и некомпетентностью правоприменителей.

 

Вместе с тем акционерная форма организации предпринимательства таит в себе и значительные опасности для акционеров, особенно мелких. Будучи рассчитанной на весьма широкий круг участников, она затрудняет их реальный контроль за деятельностью исполнительных органов общества (директоров, управляющих), предоставляя последним широчайшие, иногда, по сути бесконтрольные возможности распоряжения громадным чужим капиталом. Ведь рядовые акционеры обычно заинтересованы только в получении дивиденда и нередко даже не стремятся участвовать в управлении обществом, в том числе в работе его общих собраний, не будучи знакомы с предпринимательской деятельностью. Привлечение же их средств к формированию капитала общества часто достигается с помощью разного рода рекламы, обещаний исключительно высоких дивидендов и т.п. <1>. Поэтому одной из важнейших задач акционерного законодательства наряду с защитой интересов возможных кредиторов общества становится защита интересов мелких акционеров.

--------------------------------

<1> Все эти опасности отмечались еще в дореволюционной литературе как "темные стороны акционерного дела" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. С. 367 - 369).

 

Юридическая конструкция акционерного общества на первый взгляд весьма сходна с конструкцией общества с ограниченной ответственностью (хотя исторически акционерные общества возникли гораздо раньше). Ведь основными признаками акционерного общества также являются разделение уставного капитала на доли и отсутствие ответственности участников по долгам общества (ибо, становясь собственниками акций, акционеры теряют право собственности на переданное обществу имущество, утрата которого и составляет их риск). В действительности, однако, между этими видами хозяйственных обществ имеются принципиальные, существенные различия.

Прежде всего, уставный капитал акционерного общества оформляется акциями. Не случайно закон даже говорит о его делении на акции, а не на доли. Акции разрешено выпускать лишь акционерному обществу (п. 7 ст. 66 ГК). Участие акционера в обществе оформляется только акциями, которые традиционно объявлялись предъявительскими ценными бумагами. Это делало участие в обществе анонимным (во французском, бельгийском, голландском праве акционерные общества и называются "societes anonymes" - "анонимные общества"). Правда, современное французское акционерное законодательство, как и законодательство ряда других развитых стран, теперь предусматривает выпуск именных акций, причем в безбумажной форме, что делает анонимность акционерных обществ лишь данью традиции. Но и при наличии именных акций осуществление прав акционера и их передача (уступка) другим лицам возможны только путем предъявления или передачи самих акций как ценных бумаг.

Поэтому при выходе из общества акционер не может требовать от него никаких выплат или выдач, причитающихся на его долю, - он получает компенсацию за отчуждаемые акции лишь от своего контрагента-приобретателя. Следовательно, и сам выход из общества может быть осуществлен только путем отчуждения акции (акций) другому лицу. Таким образом, акционерное общество гарантировано от уменьшения своего имущества вследствие выхода из него участников. Это составляет важнейшее преимущество акционерной формы по сравнению с формой общества с ограниченной ответственностью, в котором выход одного из немногих участников может серьезно отразиться на имущественном положении общества.

Акционерное общество создается по решению его учредителей (учредителя), одновременно утверждающих его устав. Устав общества является его единственным учредительным документом (п. 3 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 11 Закона об акционерных обществах). Заключаемый же учредителями договор, определяющий порядок осуществления ими деятельности по созданию общества (п. 1 ст. 98 ГК; п. 5 ст. 9 Закона об акционерных обществах), по своей юридической природе является не учредительным, а договором о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК). В момент государственной регистрации акционерного общества как юридического лица этот договор прекращается и потому не может определять статус созданного с его помощью общества. По существу же учредительный договор для обычных (открытых) акционерных обществ и нецелесообразен, ибо состав их участников (акционеров) подвержен частым изменениям, например при продаже их акций на биржах, в связи с чем необходимость внесения постоянных изменений в такой договор могла бы без нужды осложнить деятельность общества. В уставе акционерного общества наряду с общими сведениями, которые необходимо указывать в учредительных документах всякого юридического лица, должны содержаться условия о категориях выпускаемых обществом акций, их количестве и номинальной стоимости (п. 3 ст. 98 ГК; п. 3 ст. 11 Закона об акционерных обществах).

При учреждении акционерного общества все его акции первоначально должны быть распределены среди его учредителей (п. 3 ст. 99 ГК) и, следовательно, оплачены ими по номиналу. Лишь после этого возможно проведение открытой подписки на акции (в открытых обществах). Это сделано для того, чтобы учредители приняли непосредственное участие в формировании уставного капитала общества и не могли бы сформировать его исключительно за счет вкладов иных лиц. Закон об акционерных обществах в п. 1 ст. 27 допускает возможность установления уставом конкретного общества не только количества и номинала акций, приобретенных (и оплаченных) акционерами (размещенных акций), но и некоторого количества акций, предполагаемых к дополнительному размещению (и оплате) в будущем (объявленных акций). Это позволяет обществу при необходимости привлекать дополнительных инвесторов.

Наличие в обычном, открытом акционерном обществе гораздо большего количества участников, чем в закрытом акционерном обществе или в обществе с ограниченной ответственностью, ведет к усложнению структуры управления им. Наряду с общим собранием акционеров, являющимся высшим (волеобразующим) органом общества, и исполнительным (волеизъявляющим) органом (или органами), в акционерных обществах с числом участников более 50 обязательно создается наблюдательный совет (отождествляемый российским законодательством с советом директоров) как постоянно действующий (волеобразующий) орган акционеров, контролирующий управляющих (директоров) общества. Таким образом, в открытых акционерных обществах с большим количеством участников появляется трехзвенная структура управления.

Идея трехзвенной структуры управления воплощена в немецкой модели акционерного общества. В отличие от нее англо-американская модель предусматривает двухзвенную структуру управления - общее собрание и совет директоров или правление (при отсутствии наблюдательного совета) <1>. Российский Закон об акционерных обществах, пытаясь подражать американской модели, одновременно оставаясь в рамках классических конструкций, закрепил весьма странный смешанный вариант, при котором наблюдательный совет не только отождествлен с советом директоров, но и в определенной мере состоит из членов коллегиального исполнительного органа <2>, что делает его существование в значительной мере неоправданным.

--------------------------------

<1> О причинах этого см., например: Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М., 1996. С. 55 - 58.

<2> Интересно, что в первоначальных вариантах проекта Закона об акционерных обществах ограничения на этот счет вообще отсутствовали; по принятой в 1995 г. редакции Закона наблюдательный совет мог наполовину состоять из членов исполнительного органа общества; в действующей редакции 2001 г. максимальный размер их участия составляет уже лишь 25\% (абз. 2 п. 2 ст. 66 Закона об акционерных обществах).

 

Общее собрание акционеров, подобно общему собранию участников общества с ограниченной ответственностью, имеет исключительную компетенцию, определенную непосредственно законом (п. 1 ст. 103 ГК, п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах). Она включает следующие вопросы:

- об изменении устава общества, в том числе размера его уставного капитала;

- о реорганизации и ликвидации общества;

- об избрании наблюдательного совета, исполнительного органа и ревизионной комиссии (ревизора) (последние вопросы уставом общества разрешено относить к компетенции его наблюдательного совета), а также о досрочном прекращении их полномочий;

- об утверждении годовых отчетов и балансов общества и распределении прибылей и убытков;

- о совершении некоторых крупных сделок и др.

Эти вопросы не могут быть переданы общим собранием на решение как исполнительного органа, так и наблюдательного совета общества.

Вместе с тем общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, прямо не отнесенным законом к его компетенции, поскольку при ином подходе может быть затруднено управление текущей деятельностью общества к невыгоде самих акционеров. Установленные законодательством правила о порядке созыва и проведения общего собрания, в том числе о способах голосования участников, также служат прежде всего защите интересов мелких (рядовых) акционеров.

Наблюдательный совет (совет директоров) общества тоже имеет исключительную компетенцию, определяемую не только законом, но и уставом конкретного общества (п. 2 ст. 103 ГК, ст. 65 Закона об акционерных обществах). В нее обычно входят:

- вопросы подготовки и созыва общего собрания;

- образование исполнительного органа общества и досрочное прекращение его полномочий;

- использование резервных и иных фондов общества;

- утверждение внутренних документов общества;

- дача согласия на заключение некоторых сделок;

- рекомендации по размеру дивиденда и порядку его выплаты и др.

Исполнительный (волеизъявляющий) орган акционерного общества может быть либо единоличным (директор, генеральный директор), либо коллегиальным (правление, дирекция). Однако единоличный орган должен быть у общества во всяком случае, а коллегиальный - в случаях, предусмотренных уставом конкретного общества. По решению общего собрания полномочия исполнительного органа могут быть переданы наемному управляющему (индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации - управляющей компании), с которым заключается соответствующий гражданско-правовой договор (абз. 3 п. 3 ст. 103 ГК; абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Исполнительный орган (органы) осуществляет руководство текущей деятельностью общества и решает все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции волеобразующих органов общества.

Реорганизация и ликвидация акционерных обществ в целом производятся по общим правилам, предусмотренным для реорганизации и ликвидации юридических лиц, в том числе как в добровольном, так и в принудительном порядке. Особенности реорганизации акционерных обществ связаны с необходимостью определения судьбы размещенных ими акций в связи с прекращением деятельности выпустившего (эмитировавшего) их юридического лица при слиянии, присоединении и разделении либо уменьшении его имущества при выделении. Поэтому при слиянии и присоединении двух или нескольких акционерных обществ между ними необходимо заключение соответствующего гражданско-правового договора, который, в частности, определяет порядок конвертации (обмена) акций каждого общества в акции нового или другого общества, а при разделении и выделении принимается решение общего собрания реорганизуемого таким образом общества, в том числе о порядке конвертации его акций в акции создаваемых обществ (ст. ст. 15 - 19 Закона об акционерных обществах).

Не допускается реорганизация акционерных обществ путем их объединения (слияния, присоединения) с юридическими лицами других организационно-правовых форм, в том числе с обществами с ограниченной ответственностью, либо путем их разделения или выделения с образованием юридических лиц других организационно-правовых форм, поскольку дело при этом всегда должно касаться либо создания новых акционерных обществ, либо увеличения существующих обществ. Вместе с тем акционерное общество может преобразоваться в общество с ограниченной или с дополнительной ответственностью либо в производственный кооператив, а также в некоммерческое партнерство (п. 2 ст. 104 ГК; п. 1 ст. 20 Закона об акционерных обществах), но не в товарищество (по тем же причинам, что и общество с ограниченной ответственностью).

 

5. Виды акционерных обществ;

права и обязанности акционеров

 

В российском праве акционерные общества разделяются на открытые и закрытые (ст. 97 ГК, ст. 7 Закона об акционерных обществах). Открытые акционерные общества вправе продавать свои акции, т.е. формировать уставный капитал, не только по закрытой подписке (среди заранее определенного круга лиц), но и путем открытой (публичной) подписки, т.е. свободной продажи акций всем желающим. Акционеры открытых обществ вправе и сами свободно отчуждать принадлежащие им акции как другим акционерам, так и третьим лицам.

Все это делает состав участников такого общества не только большим, но и весьма изменчивым и ведет к необходимости публичного ведения его дел. Последнее состоит в обязательной ежегодной открытой публикации для всеобщего сведения годового отчета, бухгалтерского баланса и счета прибылей и убытков (подтвержденных независимым аудитом). Содержащиеся в них сведения не могут составлять коммерческую тайну общества, так как его участником может стать любое лицо. Количественный состав участников таких обществ не ограничивается (крупные общества могут иметь десятки и даже сотни тысяч акционеров). Это - классические акционерные общества.

В отличие от них закрытые акционерные общества могут распределять свои акции только между учредителями или иным заранее определенным кругом лиц. Следовательно, количество участников таких обществ, как и источники формирования их уставных капиталов, изначально ограничены, а размер последних, как правило, гораздо ниже, чем в открытых обществах. Поэтому по российскому закону закрытое общество не может состоять более чем из 50 участников.

Конструкция закрытого акционерного общества была некритически заимствована современным российским законодателем из англо-американского права, где close corporation, как уже отмечалось, выполняет функции общества с ограниченной ответственностью. Ее широкое распространение в отечественной предпринимательской практике обусловлено не только отмеченными выше недостатками конструкции общества с ограниченной ответственностью, но и тем, что созданные в результате приватизации акционерные общества не нуждались в собирании первоначального уставного капитала и потому не всегда дальновидно старались "закрыться" от сторонних инвесторов, используя вместе с тем преимущества акционерной формы.

Кроме того, акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. Данное право призвано содействовать сохранению их закрытости (с учетом исключительно именного характера их акций). Для закрытых акционерных обществ (как и для обществ с ограниченной и с дополнительной ответственностью и товариществ) не установлено обязанности публичного ведения дел (за исключением случаев публичной продажи облигаций такого общества). Все это сближает закрытые общества с обществами с ограниченной ответственностью (выполняющими в принципе одинаковые экономические задачи).

Однако как открытые, так и закрытые акционерные общества являются разновидностями одной организационно-правовой формы и не должны рассматриваться как разные виды коммерческих организаций. Поэтому, в частности, преобразование закрытого акционерного общества в открытое и наоборот не рассматривается в качестве реорганизации юридического лица, ибо последнее не изменяет своей организационно-правовой формы.

Следует также иметь в виду, что в современном отечественном правопорядке действует значительное количество акционерных обществ, созданных в результате приватизации государственных и муниципальных предприятий. Здесь акционерная форма использовалась для целей, прямо противоположных тем, для которых она создавалась, - для раздачи (распределения), а не для собирания (концентрации) капитала. Таким образом, появились особые акционерные общества, статус которых определяется не только общим акционерным законодательством, но и специальным законодательством о приватизации (абз. 2 п. 3 ст. 96 ГК) <1>. Особенности их статуса касаются прежде всего порядка их создания (путем преобразования в акционерные общества государственных и муниципальных предприятий), формирования их органов и прав публично-правового образования как акционера.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 5 ст. 1 Закона об акционерных обществах речь идет о специальных правилах Федерального закона о приватизации государственного и муниципального имущества 2001 г. (п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"). Подробнее об этом см.: Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" / Под ред. Г.С. Шапкиной. 3-е изд-е. М., 2002. С. 18 - 25 (автор комментария - Г.С. Шапкина).

 

Законодательством установлены также некоторые особенности создания и правового положения акционерных обществ в сферах банковской, страховой и инвестиционной <1> деятельности и в агропромышленном комплексе (п. п. 3 и 4 ст. 1 Закона об акционерных обществах), а также особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ (абз. 3 п. 3 ст. 96 ГК). Во всех этих случаях нормы ГК об акционерных обществах и нормы Закона об акционерных обществах применяются, только если иное не предусмотрено специальным законодательством. Вместе с тем основная конструкция акционерного общества сохраняется единой.

--------------------------------

<1> См., например: Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562), которым предусмотрены особенности правового статуса акционерных инвестиционных фондов, действующих в форме открытых акционерных обществ.

 

Участниками или учредителями (первыми участниками) акционерного общества могут быть любые лица (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 66 ГК <1>). Число учредителей открытого общества не лимитировано, а в закрытом оно не может превышать 50. Акционерное общество может быть учреждено и одним лицом (п. 6 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 10 Закона об акционерных обществах), становясь тем самым компанией одного лица. Оно лишь не может иметь в качестве единственного учредителя или участника другую компанию одного лица.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 4 ст. 7 Закона об акционерных обществах публично-правовые образования могут быть учредителями только открытых акционерных обществ (кроме случаев создания акционерных обществ в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий).

 

В обществе должен вестись реестр акционеров (ст. 44 Закона об акционерных обществах). Поскольку во многих случаях современные акционерные общества не выпускают свои акции в виде отдельных документов, а используют безбумажную (бездокументарную) форму их эмиссии, единственным способом подтверждения прав акционера становится получение выписки из этого реестра. В нем же в связи с этим должны также фиксироваться и все сделки акционеров по отчуждению (приобретению) акций общества.

Участники акционерного общества обладают всеми правами участников обществ и товариществ, предусмотренными п. 1 ст. 67 ГК. Лишь владельцы привилегированных акций общества (по которым общество гарантирует получение заранее определенного дивиденда) по общему правилу не имеют права голоса на общем собрании (за исключением случаев, предусмотренных п. п. 3 - 5 ст. 32 Закона об акционерных обществах, когда и у них появляется право голоса). При этом все акции одной категории или одного типа (обыкновенные, привилегированные и т.п.) должны иметь одинаковую номинальную стоимость и в силу этого предоставлять своим владельцам одинаковый объем прав. Вместе с тем наличие у одного акционера нескольких акций или их определенного количества (например, контрольного пакета, составляющего большинство обыкновенных (голосующих) акций данного общества) позволяет аккумулировать соответствующий объем прав (право голоса, право на дивиденд и т.д.) и повышает роль данного акционера в управлении делами общества.

Акционеры несут обязанность лишь по оплате приобретенных ими акций общества (ибо другая предусмотренная законом общая обязанность неразглашения конфиденциальной информации о деятельности общества неприменима к открытым обществам, а в закрытых обществах сама эта информация просто недоступна обычным акционерам <1>). В связи с этим акционер, полностью оплативший приобретенные акции (либо получивший их в порядке правопреемства), ни при каких условиях не может быть исключен из акционерного общества. Таким образом, в отличие от обществ с ограниченной ответственностью акционерные общества представляют собой классическое объединение капиталов.

--------------------------------

<1> Закон об акционерных обществах в противоречии с требованием п. 1 ст. 67 ГК не предусмотрел для всех акционеров право на информацию о деятельности общества, включая знакомство с его бухгалтерскими книгами и иной документацией (ср. п. 2 ст. 31 и п. 1 ст. 91 Закона об акционерных обществах, предоставивших такое право лишь крупным акционерам), опасаясь открыть тем самым доступ к этой информации недобросовестным конкурентам. Вместе с тем в открытом акционерном обществе, обязанном к публичному ведению дел, значительная часть информации не является коммерческой тайной.

 

6. Акционерные общества работников (народные предприятия)

 

Появлению этой странной разновидности акционерных обществ отечественное право обязано исключительно демагогическому стремлению законодателя защитить интересы наемных работников, ставших мелкими акционерами превращенных в акционерные общества государственных предприятий. Вместо прямого решения этой проблемы путем допуска трудящихся к участию в управлении акционерным обществом (опыт которого давно отработан в развитых правопорядках) либо в использовании кооперативных и других адекватных ситуации форм организации производства было решено искусственно создать новую организационно-правовую форму в виде никому не известных ранее народных предприятий. При этом невозможность изменения п. 2 ст. 50 ГК, исключающего создание новых видов коммерческих организаций, привела к необходимости ее подгонки под одну из известных форм. В качестве таковой была избрана сама по себе не очень удачная конструкция закрытого акционерного общества, нормы о которой в субсидиарном порядке применяются к "акционерным обществам работников" (п. 2 ст. 1 Закона о народных предприятиях) <1>. В действительности же речь идет не о разновидности акционерных обществ, а о некоей смешанной форме юридических лиц, включающей в себя в самом причудливом виде элементы хозяйственного общества и производственного кооператива <2>.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" // СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3611; 2002. N 12. Ст. 1093 (далее - Закон о народных предприятиях).

<2> По справедливому замечанию И.В. Елисеева, народное предприятие по существу "является гибридом АО, артели и казармы" (Гражданское право. Том 1: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд-е. М., 2002. С. 188).

 

Отмеченное смешение и определяет особенности правового положения народных предприятий. Они создаются исключительно путем преобразования в данную организационно-правовую форму других коммерческих организаций (кроме унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49\% уставного капитала, т.е. акций), причем с согласия не менее 3/4 участников коммерческой организации и также всех ее наемных работников. После этого участники преобразуемой организации и ее работники составляют и подписывают договор о создании народного предприятия, который вряд ли можно считать учредительным документом (ср. абз. 2 п. 2 ст. 52 ГК). При этом в такой организации должно быть почему-то не более 5000 акционеров, но не менее 51 наемного работника, причем в составе последних одновременно не должно быть более 10\% работников, не являющихся акционерами (ст. 9 Закона о народных предприятиях), т.е. она должна состоять минимум из 46 акционеров.

Закон о народных предприятиях в ст. 10 значительно расширяет компетенцию общего собрания акционеров, но при этом устанавливает голосование по принципу "один акционер - один голос" (т.е. независимо от количества и стоимости принадлежащих акционеру акций). Наблюдательный совет народного предприятия согласно ст. 12 Закона "осуществляет общее руководство" его деятельностью, т.е. является исполнительным, а не контрольным органом, тем более что этот совет возглавляет генеральный директор народного предприятия. Зато ревизионная (контрольная) комиссия народного предприятия наряду с традиционными функциями также дает согласие на совершение предприятием крупных сделок и осуществляет контроль за соблюдением прав акционеров, т.е. выполняет функции органа (наблюдательного совета) этого юридического лица.

Работникам народного предприятия должны принадлежать его акции номинальной стоимостью более 75\% его уставного капитала, но один работник не может владеть акциями, номинал которых превышает 5\% уставного капитала или даже меньшую сумму, предусмотренную уставом предприятия. Ежегодно выпускаемые дополнительные акции и акции, выкупленные предприятием у его акционеров, в дальнейшем распределяются между работниками предприятия только "пропорционально суммам их оплаты труда". Уволившийся работник перестает быть акционером, а его акции либо выкупаются у него предприятием, либо продаются им оставшимся акционерам. При этом установлены жесткие ограничения на случаи, порядок и даже количество акций, которые одновременно может продать работник-акционер, в том числе уволившийся с предприятия, причем эти ограничения распространены данным Законом на наследников умерших работников-акционеров (ст. 6 Закона о народных предприятиях).

Перечисленные законодательные новеллы, резко искажающие начала акционерной формы предпринимательства, в действительности обеспечивают лишь давно известную уравнительность в организации и оплате труда, основанную на абстрактных, надуманных представлениях о социальной справедливости для отдельного коллектива трудящихся. Данная организационно-правовая форма оказалась нежизнеспособной и не получила сколько-нибудь серьезного распространения в современных условиях, что вновь свидетельствует о неизбежных негативных результатах пренебрежения продуманными и опробованными цивилистическими конструкциями.

 

7. Дочерние и зависимые общества

 

В развитом рыночном хозяйстве все большее распространение получили своеобразные объединения компаний, в которых одна (материнская) компания так или иначе контролирует деятельность связанных с ней дочерних компаний или даже специально создает их. В немецком праве такие объединения получили название концернов, а в англо-американском - холдингов (от англ. holder - "держатель", ибо такие "держательские" компании являются владельцами крупных пакетов акций или долей в уставном капитале многочисленных дочерних корпораций <1>). Находящиеся в их составе компании в большинстве случаев, по сути, не имеют или не выражают собственной воли, хотя являются формально независимыми и самостоятельными участниками имущественного оборота.

--------------------------------

<1> Согласно Временному положению о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденному Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий" (Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 47. Ст. 2722; СЗ РФ. 1998. N 16. Ст. 1832; 2003. N 13. Ст. 1229), такие компании владеют контрольными пакетами акций других обществ, причем эти последние, в свою очередь, не могут владеть акциями холдинговой компании.

 

Участие в обществах других коммерческих организаций - обществ и товариществ может привести к тому, что последние, обладая контрольным пакетом акций (или большинством долей) и по сути определяя в силу этого все действия контролируемого общества, формально остаются в стороне от возможных отрицательных результатов своего руководства, например от последствий неудачно совершенных контролируемым обществом сделок. Ведь если такая рискованная или заведомо невыгодная сделка навязывается контролируемому обществу основной, материнской компанией, последняя в результате либо получит большую часть дохода, либо предоставит кредиторам имущество дочерней компании, устранившись от всякой ответственности за нанесенные убытки как обычный участник юридического лица (компании). При этом в проигрыше могут оказаться не только потенциальные контрагенты дочернего общества, но и другие его участники, не контролирующие его деятельность (в частности, оставшиеся в меньшинстве акционеры).

И здесь, таким образом, возникают традиционные для корпоративного, в том числе для акционерного, права задачи - защита интересов кредиторов и меньшинства акционеров (других участников контролируемых обществ). Этой проблемы не встает применительно к деятельности товариществ, ибо участвующие в них полные товарищи всегда несут неограниченную личную ответственность по их долгам (что снимает вопрос о защите интересов кредиторов) и находятся друг с другом в лично-доверительных отношениях (что снимает вопрос о защите их личных интересов). Поэтому в роли контролируемых, дочерних компаний могут выступать только хозяйственные общества. В роли же контролирующих, основных (материнских) компаний могут выступать как общества, так и товарищества.

Решение данной проблемы развитые правопорядки нашли в признании при определенных условиях возможности возложения имущественной ответственности по сделкам дочерних компаний не только на совершившее их юридическое лицо, но и на его участников, реально определявших его действия (материнскую компанию). Поскольку при этом закон пренебрегает оболочкой юридического лица, призванной не допустить кредиторов к имуществу его участников (учредителей), данная возможность получила наименование снятия корпоративных покровов <1>. В ряде случаев законодательство развитых стран возлагает на материнскую компанию обязанность компенсировать дочернему обществу в соответствии с его годовым балансом убытки, понесенные последним в течение хозяйственного года из-за выполнения указаний материнского общества, т.е. устанавливает косвенную ответственность материнской компании перед кредиторами дочернего общества.

--------------------------------

<1> Сама терминология "piercing the corporate veil" ("снятие корпоративной маски") пришла из практики судов в отношении компаний одного лица, иногда недобросовестно скрывавших имущество учредителя (единственного участника) от его кредиторов. В более широком плане эта проблема стала предметом изучения и получила отражение в законодательстве лишь в 70-е гг. XX века (подробнее см.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 145 и сл.).

 

Дочерним признается хозяйственное общество, действия которого определяются другим (основным) хозяйственным обществом или товариществом либо в силу преобладающего участия последнего в уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом (п. 1 ст. 105 ГК; п. 2 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 2 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В силу этого взаимоотношения двух компаний могут быть признаны взаимоотношениями материнской и дочерней компаний при наличии хотя бы одного из трех условий. Во-первых, речь идет о преобладающем участии одной компании в уставном капитале другой, что дает ей решающий голос в управлении делами. Закон не требует при этом наличия заведомо контрольного пакета акций (например, 50\% плюс одна акция) или долей участия, поскольку преобладание - вопрос факта. Известно, что в некоторых крупных компаниях с большим количеством акционеров для контроля может оказаться достаточным и 5 - 10\% акций. Во-вторых, возможно наличие договора о подчинении одной компании другой и даже прямая запись об этом в уставе дочернего общества. В-третьих, имеется в виду любая возможность одной компании иным образом определять решения другой компании, например навязать ей свою волю на совершение конкретной сделки (сделок). Наличие договора или иного соглашения о подчинении одной компании указаниям другой в европейском праве обычно квалифицируется в качестве договорного концерна, а остальные случаи (преобладающее участие в уставном капитале и возможность иным образом влиять на деятельность другой компании) называются фактическим концерном.

Уже из этого видно, что дочернее общество не является какой-либо особой организационно-правовой формой или разновидностью хозяйственных обществ. Всякое хозяйственное общество может быть признано дочерним при доказанности хотя бы одной из названных выше ситуаций, в том числе только в отношении конкретной сделки, т.е. даже в единственном правоотношении.

Последствия признания общества дочерним (и материнским) двоякие (п. 2 ст. 105 ГК). Во-первых, общество, которое вправе давать дочернему обществу обязательные указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным во исполнение таких указаний (что дает возможность кредиторам обратить взыскание сразу на имущество материнской компании). Однако такая ситуация возможна лишь для компании, имеющей формальное право на дачу указаний другой компании в силу договора о подчинении или прямой записи об этом в уставе дочернего общества (т.е. в случаях договорного концерна). При этом солидарная ответственность материнской компании наступает независимо от ее вины.

Во-вторых, при банкротстве дочернего общества возникает его субсидиарная ответственность перед кредиторами дочерней компании. Эта ответственность имеет место во всех случаях отношений материнского и дочернего обществ (т.е. и для фактического концерна), однако предполагает наличие вины основного общества в банкротстве дочерней компании <1>. Дочернее же общество ни при каких условиях не отвечает по долгам материнской компании, ибо оно не может оказать влияния на формирование ее воли.

--------------------------------

<1> Пункт 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах с целью устранения ответственности основного общества по долгам дочернего и в противоречии с правилами п. 2 ст. 105 ГК установил требование о необходимости заведомого знания (т.е. прямого умысла) материнской компании о том, что выполнение ее указаний доведет дочернее общество до банкротства. Тем не менее арбитражно-судебная практика разъяснила, что ответственность материнской компании за причинение убытков дочернему обществу может наступать при наличии ее вины в любой форме (абз. 3 п. 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19), тем самым подтвердив приоритет ГК в этом вопросе.

 

Что касается защиты интересов меньшинства участников дочерней компании, то действующее российское законодательство ограничивается предоставлением им возможности требовать непосредственно от основного общества возмещения убытков, причиненных дочерней компании (поскольку в результате этого у них, в частности, может понизиться размер дивиденда) (п. 3 ст. 105 ГК). Условия такой ответственности - те же, что и при банкротстве дочернего общества, т.е. наличие как фактического, так и договорного концерна и вина основного общества в возникновении убытков <1>. В развитых правопорядках акционерам дочерних обществ предоставляются и другие возможности, например право обмена (конвертации) своих акций на акции материнской компании (этого права, разумеется, должны быть лишены сама материнская компания и ее акционеры).

--------------------------------

<1> Абзац 4 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах обусловил и эту возможность требованием обязательного наличия умысла в действиях материнской компании при причинении ее действиями вреда дочернему обществу.

 

К сожалению, наше законодательство не вполне последовательно придерживается этих подходов. Помимо отмеченных противоречий ГК и Закона об акционерных обществах (который должен был бы развивать, а не ограничивать эти правила), появился Закон о финансово-промышленных группах (ФПГ) <1>, рассматривающий в качестве такой группы "совокупность юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества", а основное общество - еще и как центральную компанию ФПГ. Он ввел солидарную ответственность участников ФПГ по долгам ее центральной компании, т.е. фактически установил ответственность дочерней компании по долгам материнской, что полностью противоречит существу рассматриваемых отношений. В результате приходится констатировать, что имеющиеся в отечественном законодательстве правила о правовом положении материнских и дочерних компаний нуждаются в корректировке и дальнейшем развитии.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4697.

 

Участие обществ в капиталах друг друга может быть и взаимным, и даже равным, что исключает возможность одностороннего влияния. Такая ситуация сама по себе не ведет к контролю одной компании над другой (если только данное участие не является преобладающим в сравнении с долями других участников общества), а потому и не возникает ответственности преобладающего общества по долгам зависимого. Вместе с тем об этой зависимости должны быть осведомлены другие участники гражданского оборота. Поэтому ее наличие также приобретает определенное гражданско-правовое значение.

Зависимым признается хозяйственное общество, в уставном капитале которого другое (преобладающее, участвующее) общество имеет более 20\% участия (голосующих акций или долей) (п. 1 ст. 106 ГК; п. 4 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 4 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Закон устанавливает два последствия такой зависимости. Во-первых, преобладающее общество должно публично объявить о своем участии в зависимом обществе для сведения всех иных лиц. В частности, это может означать публичную информацию об учредителях того или иного хозяйственного общества и о размере их участия в его уставном капитале. Во-вторых, антимонопольное законодательство, а также законодательство о банковской, страховой и инвестиционной деятельности может предусматривать ограничения (пределы) такого участия, в том числе взаимного, в частности для того, чтобы не допустить отстранения мелких участников обществ от реального участия в управлении их делами.

Зависимыми (и преобладающими) в данном смысле могут быть только хозяйственные общества, но не товарищества. Как и дочерние общества, они также не составляют какой-либо самостоятельной организационно-правовой формы или разновидности хозяйственных обществ.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |