Имя материала: Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть

Автор: Е.А.Суханов

Глава 2. гражданское право как отрасль права

 

§ 1. Гражданское право в системе правовых отраслей

 

1. Особенности системы отечественного права

 

До недавнего времени отечественная правовая система, развивавшаяся как система советского права, представляла собой комплекс многочисленных самостоятельных правовых отраслей. Ее главной особенностью было многообразие составляющих элементов при принципиальном отказе от их общего, традиционного деления на сферы частного и публичного права.

К числу известных преимуществ такого подхода можно было отнести возможность максимального учета специфики разнообразных видов общественных отношений, регулируемых правом, тщательность и разветвленность их регламентации. Однако при этом неизбежными стали сложности и громоздкость сложившейся системы, необходимость последовательного размежевания правовых комплексов, затрудняющие их взаимную согласованность. Это было особенно заметно в пограничных, переходных ситуациях, складывавшихся на стыке отдельных правовых отраслей. Решение проблемы нередко искали в создании новых, комплексных, или вторичных, правовых отраслей наряду с прежними, общепризнанными, что еще более усложняло всю систему.

Однако главной задачей правовой системы является не разграничение правовых отраслей и их сфер (хотя очевидно, что без этого просто нельзя говорить об их системе), а обеспечение их единого, комплексного воздействия на регулируемые общественные отношения. Поэтому система права должна характеризоваться внутренней согласованностью всех входящих в нее подсистем (элементов), опирающейся на социально-экономические и организационно-правовые факторы.

Прежний правопорядок в той или иной мере достигал этих целей с помощью построения системы правовых отраслей по иерархическому принципу. Она представляла собой некую пирамиду, во главе которой находилось конституционное (государственное) право. Затем следовали подчиненные ему основные отрасли - гражданское, уголовное, административное, гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право, - в свою очередь, возглавлявшие группы правовых отраслей, большей частью выделившихся из базовых, материнских (например, из гражданского права выводилось семейное и трудовое право, из административного - финансовое, из гражданско-процессуального - арбитражно-процессуальное право и т.д.). Таким образом, всю эту систему пронизывали публичные начала, оформлявшие безграничное по сути вмешательство государства в любые сферы жизни общества и его членов и обеспечивавшие преимущественную защиту государственных и общественных (публичных) интересов. Данный подход вполне соответствовал и административно-плановому характеру огосударствленной экономики, и реальной роли тогдашнего государства в общественной жизни.

Кардинальное реформирование экономического и общественного строя в качестве одного из неизбежных следствий имело изменение данной системы. Признание частноправовых начал и переход к принципиальному делению всей правовой сферы на частноправовую и публично-правовую привели к тому, что место пирамиды соподчиненных отраслей заняла новая их система, основанная на равенстве частноправового и публично-правового подходов. В этой системе две взаимодействующие, но не соподчиненные сферы частного и публичного права включают в себя прежние отдельные правовые отрасли и их группы <1>.

--------------------------------

<1> При таком подходе выявляется ошибочность рассмотрения одной из правовых отраслей - конституционного права, являющегося частью публичного права, - в качестве главной отрасли, которой должны подчиняться все другие правовые отрасли, в том числе входящие в сферу частного права. Очевидно, что этот традиционный взгляд тоже основан на смешении отрасли права и отрасли законодательства: в иерархии нормативных актов конституция, безусловно, занимает главное место, что само по себе никак не обосновывает аналогичное место соответствующей правовой отрасли.

 

Как уже отмечалось, к частноправовым отраслям в отечественной правовой системе относятся гражданское, семейное, трудовое и международное частное право. Публично-правовая сфера, видимо, приобретет более сложную структуру, поскольку в ней не только сохраняется многообразие правовых отраслей, но и появляются новые, комплексные правовые отрасли, для которых не остается (а строго говоря, и не должно быть) места в общей правовой системе. Возникающие при этом попытки вовлечения в состав комплексных образований частноправовых институтов (чаще всего - договорного права) обычно не имеют под собой каких-либо объективных оснований, что видно на примере концепции предпринимательского права. Вместе с тем надо учитывать, что сферы и публичного, и частного права в России пока еще не завершили процесс своего структурирования.

Новая система российского права в большей мере соответствует задачам формирования правового государства и гражданского общества, которое не должно более находиться под постоянным и всеобъемлющим государственным воздействием. Единство и согласованность данной системы обеспечиваются не иерархической соподчиненностью ее элементов, а единством лежащих в ее основе общих правовых подходов (принципов), а также критериев выделения правовых отраслей, определяющим функциональные особенности каждой из этих подсистем. Социально-экономическую базу такого положения составляют признание главенствующей роли неотъемлемых прав и свобод личности, федеративная система государственного устройства, основанная на учете важной роли регионов и местного самоуправления, а главное - рыночная организация хозяйства, предопределяющая роль частноправового регулирования.

Основным общепризнанным критерием самостоятельности отраслей права, как известно, является наличие самостоятельного предмета правового регулирования, т.е. особой области общественных отношений, и метода правового регулирования, т.е. известной совокупности приемов, способов воздействия права на данную группу общественных отношений, соответствующих их особому характеру и определяемых им <1>. В качестве дополнительных критериев указывается также на наличие особых, самостоятельных функций отрасли права, что обусловлено ее положением элемента общей системы права. Показателем юридической однородности институтов и норм, составляющих соответствующую правовую отрасль, является возможность обособления единых для них общих правил (общей части).

--------------------------------

<1> М.И. Брагинский считает единственным критерием разграничения (классификации) права метод правового регулирования, ибо предмет в виде, например, имущественных отношений может быть одним и тем же и у частного, и у публичного права (см.: Брагинский М.И. Указ. соч. С. 67 - 69). Такой подход может быть оправдан лишь постольку, поскольку для М.И. Брагинского, отрицающего самостоятельность семейного и трудового права, частное и гражданское право представляются тождественными понятиями, и проблема в результате сводится лишь к разграничению частного и публичного права, а не множества отдельных правовых отраслей. При этом не учитывается предопределенность содержания и характера метода особенностями регулируемых отношений (т.е. предметом правового регулирования).

 

2. Место гражданского права в системе права

 

Гражданское право составляет основу частного права, является главной, ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Этим определяется его место в системе права как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования отношений, входящих в предмет частного права, прежде всего отношений имущественного оборота.

Отсюда следует, что общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права. Основным условием для этого является пробел (отсутствие специального регулирования) в соответствующем отраслевом законодательстве и учет особенностей (существа) регулируемых им отношений. Иначе говоря, нормы гражданского права применяются здесь в субсидиарном (дополнительном) порядке, восполняя недостаток специальной отраслевой регламентации. В сфере семейного права такое положение получило прямое законодательное закрепление в ст. 4 Семейного кодекса РФ, согласно которой гражданское законодательство применяется для регулирования семейных отношений, прямо не урегулированных семейным законодательством, если это не противоречит их существу. Аналогичное по сути положение существует и в сфере трудового права <1>. Напротив, нормы семейного или трудового права не используются для восполнения пробелов гражданско-правового регулирования ни при каких условиях.

--------------------------------

<1> Так, согласно ст. 419 Трудового кодекса РФ нарушение норм трудового законодательства может стать основанием наступления гражданско-правовой ответственности. Гражданско-правовые подходы используются здесь, например, при определении размера материальной ответственности (ст. ст. 235, 237 - 239 ТК).

 

Нормы гражданского права иногда могут применяться для регулирования имущественных отношений, составляющих предмет публично-правовой сферы, если такое положение прямо предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 ГК). Так, в налоговом (финансовом) праве по прямому указанию ст. ст. 27, 29, 73 - 75 Налогового кодекса РФ применяются гражданско-правовые институты представительства, залога, поручения, неустойки (пени). При этом регулируемые таким образом отношения сами не становятся частноправовыми, для их регламентации лишь используются юридические конструкции, разработанные и содержащиеся в частном (гражданском) праве.

С другой стороны, административно-правовые (публично-правовые) нормы могут использоваться для необходимого ограничения свободы имущественного (гражданского) оборота в публичных интересах (лицензирование отдельных видов предпринимательства, антимонопольные запреты, исключение недобросовестной конкуренции, определение цен и тарифов на продукцию или услуги естественных монополий и т.д.). Однако в этих случаях речь идет о регулировании организационно-имущественных отношений, не являющихся предметом гражданского права, а составляющих предпосылку (условия) гражданско-правовой регламентации имущественного оборота.

Данное положение подтверждает наличие тесных взаимосвязей отдельных правовых отраслей, являющихся элементами единой правовой системы и потому взаимодействующих друг с другом. В силу различий в природе регулируемых отношений отрасли права взаимодействуют, но не смешиваются друг с другом так же, как и их предметы. Взаимодействие (комплексность) правового регулирования достигается путем согласования их воздействия на общественные отношения, в том числе с помощью применения разноотраслевых юридических конструкций. При этом важно отметить, что именно гражданско-правовые конструкции могут использоваться в публично-правовой сфере, тогда как обратное положение исключается.

Вместе с тем применение гражданско-правовых институтов за рамками предмета этой отрасли, с учетом отмеченной ранее тенденции коммерциализации ряда отношений, входивших в публично-правовую сферу, позволяет говорить о существенном расширении сферы действия гражданского (частного) права, не ограничивающейся теперь его предметом. Все это свидетельствует о возрастании социальной ценности гражданского права как наиболее эффективного регулятора имущественных отношений в условиях рыночной организации хозяйства. Объективно оно занимает центральное, ключевое место не только в частноправовой сфере, но и в целом в регламентации многих имущественных и неимущественных отношений <1>.

--------------------------------

<1> Именно в этом смысле необходимо понимать слова А.Л. Маковского о том, что гражданское право не следует рассматривать в качестве некоей замкнутой системы: "если вы постараетесь схематически изобразить само гражданское право, то оно никогда не может быть у вас очерчено замкнутой линией. Это скорее всего цветовое пятно, центр которого имеет очень интенсивную окраску, а края очень неопределенны и расплывчаты", что, впрочем, может относиться и к другим фундаментальным, общепризнанным отраслям права (см.: Маковский А.Л. Новые гражданские кодексы государств - участников СНГ: стабильность и переходный характер регулирования // Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. Киев, 2003. С. 314).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |