Имя материала: Договорное право в международном обороте

Автор: Н.Г. Вилкова

3.2. частноправовая унификация материальных норм

 

Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА.

 

Хотя движение к универсальной унификации частного права возникло в XIX в. (что отмечалось в гл. 1), однако его институциональное оформление произошло в ХХ в. После создания Лиги Наций, первого международного форума по обновлению и стабилизации межгосударственных отношений после первой мировой войны, в 1926 г. Италия, бывшая местом рождения римского права, оказавшего огромное влияние на становление основных правовых систем современности, предложила создать Международный институт унификации частного права (УНИДРУА). Необходимость создания такого института следовала из потребности разработки унифицированных законов в сфере частного права, опосредующего отношения международного коммерческого оборота, включая транспорт, авторское и патентное право, арбитраж, что позволило бы преодолеть различия, существующие в законодательстве разных стран и континентов.

Согласно § 1 Устава УНИДРУА, его целью является исследование путей согласования и координирования частного права и подготовка почвы для принятия государствами единых правил частного права, реализуемых путем:

а) подготовки проектов законов и конвенций, создающих унифицированные нормы;

б) подготовки проектов соглашений, направленных на облегчение международных частноправовых отношений;

в) проведения исследований по сравнительному частному праву;

г) организации конференций и публикации работ, отражающих достижения в сфере унификации частного права.

Являясь межправительственной организацией, Институт в настоящее время насчитывает 58 государств-членов со всех континентов земного шара. Россия с 1990 г. также является действительным членом УНИДРУА. Институт возглавляет профессор Луиджи Феррари Браво, который одновременно выступает в качестве судьи в Международном суде ООН в Гааге. Высший орган Института - Генеральная ассамблея, созывается один раз в год, утверждает рабочую программу Института на предстоящие три года и избирает Административный Совет на предстоящее пятилетие. Данный Совет является рабочим органом, разрабатывающим и реализующим программу Института. Повседневная деятельность Института реализуется его секретариатом, возглавляемым генеральным секретарем.

Основное внимание Институтом уделяется унификации материально-правовых норм, тогда как унификацией коллизионных норм занимается такая известная международная организация, как Гаагская конференция по международному частному праву.

Деятельность УНИДРУА является весьма разносторонней и включает несколько направлений. Основное и главное направление - это работа по унификации частного права, состоящая в подготовке проектов международных конвенций, которые принимаются на дипломатических конференциях ООН. Выдающимися примерами такой деятельности являются Гаагские конвенции 1964 г. о Единообразном законе о заключении договора международной купли-продажи товаров и о Единообразном законе о договорах международной купли-продажи товаров, Женевская конвенция 1983 г. о представительстве в международной купле-продаже товаров, Конвенции ООН 1988 г. о международном финансовом лизинге и о международном факторинге.

Вторым направлением деятельности УНИДРУА является обобщение и распространение практики применения таких международных конвенций; особо следует подчеркнуть значение "Uniform Law Review" (Revue de Droit Uniforme), в котором в течение 50 лет публикуются статьи и материалы по вопросам унификации частного права и применению соответствующих конвенций.

Третьим новым направлением деятельности УНИДРУА является частноправовая унификация, состоящая в разработке документов, признаваемых мировым сообществом в силу значимости их содержания и авторитета разработавшей их организации. В течение ряда лет УНИДРУА был подготовлен и в 1994 г. опубликован документ, не являющийся международным соглашением, но в силу его авторитетности переведенный на 20 языков и широко известный в сфере международной торговли, - Принципы международных коммерческих договоров (далее - Принципы УНИДРУА) <*>.

--------------------------------

<*> На русском языке: Принципы международных коммерческих договоров. М.: МЦФР, 1996. Наиболее значимыми публикациями являются: Komarov A.S. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts: a Russian View // Uniform Law Review. 1996. N 2. P. 247 - 254; Комаров А.С. Международная унификация правового регулирования внешнеэкономической деятельности // Законодательство. 1999. N 12; Bonell M.J. An International Restatement of Contract Law. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts. Transnational Juris Publications, Inc. Irvington, N. Y., 1994; UNIDROIT Principles and the Lex Mercatoria // Lex Mercatoria and Arbitration. A Discussion of the New Law Merchant. Revised Edition. Carbonneau T. Editor. Kluwer, 1998. P. 249 - 255.

 

Принципы УНИДРУА представляют полностью новый универсальный подход к праву международной торговли, поскольку они не являются ни контрактом, согласовываемым коммерческими предприятиями, ни международной конвенцией, подлежащей ратификации подписавшими ее государствами. Причинами разработки данного документа явилось недостижение традиционными методами международно-правовой унификации ожидаемых результатов в виде единообразных правил, предлагающих универсальное регулирование и сводящих к минимуму необходимость обращения к национальному праву отдельных стран. При отсутствии единообразного регулирования на универсальном уровне вследствие различий существующих правовых систем и невозможности формулирования самодостаточного контракта возникает проблема определения применимого права и разрешения на его основе спора (что отмечалось в гл. 2).

Работа над данным документом началась в 1971 г., когда Административным советом в рабочую программу Института была включена подготовка унификации общей части договорного права и создана рабочая группа в составе Р. Давида, К. Шмиттгоффа и Т. Попеску для подготовки документа, названного первоначально "Прогрессивная кодификация права международной торговли" и впоследствии - "Подготовка Принципов международных коммерческих договоров". Конкретная работа по формулированию Принципов началась в 1980 г., когда была сформирована рабочая группа, включавшая представителей основных правовых и социально-экономических систем, выступавших в личном качестве (от нашей страны в нее входил А.С. Комаров), и завершилась принятием Принципов в мае 1994 г.

Принципы УНИДРУА представляют совершенно новый подход к унификации <*>. Будучи разработанными группой признанных в международном юридическом мире экспертов (выступавших именно в личном качестве специалистов, а не как представители государств), они отражают те основы составления и реализации международных коммерческих контрактов, которые признаны всеми правовыми системами. Это обусловило оценку Принципов УНИДРУА в виде свода основополагающих правил, сочетающих, по выражению М. Бонелля, смесь традиций и инноваций <**> и их успех как среди коммерсантов, так и среди арбитров и судей. Естественно, они опирались на уже достигнутые результаты в сфере права международной торговли (международные конвенции, принятые в рамках ООН, ЕС, ОАГ), а также на такие документы МТП, как Инкотермс, Унифицированные правила для документарных аккредитивов и Унифицированные правила по инкассо и др. Е.А. Фарнсворт выделял четыре причины избрания данной формы изложения, обеспечившие успех документа: избрание адекватной формы, позволяющей применять его любым участником международной сделки; включение в них общих принципов в виде добросовестности и честного ведения деловых операций; избежание включения вопросов недействительности договоров, которые неодинаково решаются в разных правовых системах; признание за УНИДРУА права продолжить работу над принципами (которая осуществляется в настоящее время) <***>. Документ разделен на семь глав и включает 119 статей, при формулировании которых составители стремились избежать использования терминологии, свойственной какой-либо отдельной правовой системе.

--------------------------------

<*> В начале работы над Принципами обсуждались способы их выражения: в виде международного торгового обычая или свода общих принципов договорного права - и был принят второй способ (см.: Принципы международных коммерческих договоров. Введение. С. VII).

<**> Bonell M.J. An International Restatement of Contract Law. P. 14.

<***> Farnsworth.Е. Closing Remarks on UNIDROIT Principles // 40 American Journal of Comparative Law. 1992. N 3. P. 699 - 700.

 

Сфера применения Принципов определена как общие правила международных коммерческих договоров сходным с Венской конвенцией 1980 г. образом. Ограничение применения Принципов только к международным коммерческим сделкам отразило намерение составителей, с одной стороны, предложить набор наиболее важных предписаний для избежания обращения через коллизионные нормы к национальным правовым системам и исключения применения имеющих значительные отличия в разных странах внутринациональных правил о внутренних договорах, включая потребительские договоры, и, с другой стороны, ограничить сферу их применения профессиональным оборотом, в котором участвуют коммерческие организации. По сравнению с Венской конвенцией 1980 г. сфера действия Принципов шире: их положения применимы к любым коммерческим договорам. Однако это не препятствует сторонам использовать Принципы и во внутреннем обороте; особое значение этого применительно к российским участникам коммерческих договоров подчеркивалось А.С. Комаровым в Предисловии к русскому изданию <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комаров А.С. Предисловие к русскому изданию // Принципы международных коммерческих договоров. С. VI.

 

Данный документ носит самодостаточный характер и в отличие от Венской конвенции 1980 г. не предусматривает обращения к внутринациональному праву, сохраняя в ст. 1.6 отсылку к основополагающим общим принципам. Вместе с тем Принципы не ограничивают применение обязательных (императивных) положений национального, международного или наднационального происхождения, которые подлежат применению в силу соответствующих норм международного частного права (ст. 1.4). Сторонам предоставлено право исключить применение Принципов, отступать от них или изменять содержание любого из их положений, если иное не предусмотрено этими Принципами (ст. 1.5).

Положения Принципов УНИДРУА могут быть разделены на две части: к первой относятся основополагающие принципы, общие для всех правовых систем и отражающие фундаментальные основы структуры международных коммерческих отношений; ко второй части относятся правила о заключении и исполнении международных коммерческих договоров, а также последствия их неисполнения, сформулированные в виде предоставления потерпевшей стороне различных средств защиты.

В первой части данного документа зафиксированы следующие общие принципы.

1. Свобода договора, состоящая в праве деловых людей свободно решать вопрос вступления в договор и определять его содержание (ст. 1.1).

2. Открытость международным обычаям (ст. 1.8), что позволяет адаптировать Принципы к изменяющимся условиям международной торговли; формулировка ст. 1.8 совпадает с правилом всех четырех упомянутых Конвенций, что создает единообразный подход для толкования всех международных коммерческих контрактов.

3. Ограничение числа случаев, когда само существование или юридическая сила контракта могут быть оспорены или он может быть досрочно прекращен - favor contractus, что отражено в ряде статей (ст. ст. 2.1, 2.11 (п. 2), 2.12).

4. Соблюдение добросовестности в международной торговле как в процессе переговоров, так и в период исполнения контракта; при этом особый акцент делается на соблюдении не каких-либо национальных или профессиональных, а именно правил международного коммерческого оборота (ст. 1.7).

5. Обеспечение стабильности сделки в договоре с открытыми условиями (ст. 2.14), при возникновении "битвы проформ" (ст. 2.22), при наличии первоначальной невозможности исполнения (ст. 3.3), ограничение права стороны на отказ от договора только в случае существенного заблуждения (ст. 3.5).

6. Обеспечение защиты против недобросовестности, прежде всего в виде предусмотренной в ст. 3.10 возможности аннулирования контракта при наличии серьезного несоответствия прав и обязанностей одной стороны по сравнению с другой, если такое преимущество достигнуто за счет слабости или ущемления другой стороны.

Во второй части данного документа зафиксированы основные правила заключения договора (ст. ст. 2.1 - 2.22). Наряду с совпадающим с Венской конвенцией 1980 г. определением оферты и акцепта, включая правило, идентичное ст. 19 указанной Конвенции, закреплением права сторон на отзыв оферты и акцепта в Принципах отражены важные для международного коммерческого оборота правила, отражающие особенности современного, четвертого, периода унификации права международных коммерческих контрактов.

Новым по сравнению с международно-правовой унификацией (Венская конвенция 1980 г., Женевская конвенция 1983 г., Оттавские конвенции 1988 г.) является закрепление в Принципах основных начал исполнения международных коммерческих контрактов: ст. ст. 5.3, 5.4, 6.2.1, 7.3.1. Это обусловлено более широким характером документа, предназначенного для урегулирования вопросов международного договорного права.

Правила о последствиях несоблюдения сторонами международных коммерческих контрактов своих обязанностей сформулированы в соответствии с современными тенденциями, первоначально получившими отражение в Гаагских конвенциях 1964 г., а затем закрепленных во всех четырех указанных Конвенциях, к которым относятся: признание достоверных и предвидимых убытков в качестве основного средства защиты потерпевшей стороны и деление нарушений на существенные и несущественные с предоставлением потерпевшей стороне различных по объему полномочий. Более подробными являются правила Принципов о порядке платежей и последствиях их несовершения: ст. ст. 6.1.7 - 6.1.13, 7.4.9 - 7.4.12.

Новым по сравнению с указанными Конвенциями является правило ст. 7.4.13 о возможности согласования сторонами в договоре уплаты "установленной суммы потерпевшей стороне" - specified sum, certain somme", право на которую потерпевшая сторона имеет независимо от размера действительно понесенного ею ущерба, что согласно российскому праву представляет исключительную неустойку. Данное правило закреплено и в Принципах Европейского договорного права, а также в Типовом контракте МТП международной купли-продажи готовых изделий (см. далее).

Значение Принципов УНИДРУА состоит в том, что они используются в качестве основы для национальных кодификаций (Модельный ГК стран СНГ, ГК РФ, Закон Эстонии о договорах, проекты ГК Литвы, Аргентины и Туниса, ГК Квебека и Нидерландов).

Принципы УНИДРУА представляют собой руководство для составления контрактов, что особенно полезно при ведении переговоров партнерами, говорящими на разных языках; на Принципы стороны могут ссылаться при переговорах в ходе исполнения контрактов при возникновении спорных вопросов или взаимных претензий.

Кроме того, Принципы УНИДРУА довольно широко используются в решениях международных коммерческих арбитражей и судов: число таких решений достигает тридцати, включая и решения МКАС при ТПП РФ. При этом арбитры используют их следующим образом. Ссылка на Принципы возможна как на признанный международный стандарт в качестве иллюстрации применения того или иного правила или для устранения пробелов в контракте, а также в качестве дополнения по тем вопросам, которые либо не урегулированы Венской конвенцией, либо требуют дополнительного толкования.

Принципы УНИДРУА могут применяться в качестве lex contractus. Например, в деле, рассмотренном в 1996 г., спор возник из договора на строительство, заключенного между американской фирмой и правительственным учреждением одной из стран Ближнего Востока. В договоре отсутствовало соглашение сторон о выборе применимого права. Арбитражный суд счел применимым право штата Нью-Йорк, однако, поскольку в праве данного штата отсутствовало регулирование по спорному вопросу, арбитры решили применить Принципы УНИДРУА как полезный источник при установлении общих норм для международных коммерческих контрактов.

В практике МКАС при ТПП РФ достаточно часто встречается обращение к Принципам УНИДРУА. В сборнике "Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг." опубликовано три решения. В деле N 116/1996 <*> в заключенном российским покупателем и гонконгским продавцом договоре отсутствовало указание о применимом праве; в ходе арбитражного разбирательства стороны договорились о разрешении спора в соответствии с Принципами международных коммерческих договоров УНИДРУА. При вынесении решения МКАС в соответствии со ст. 1.4 Принципов применил их предписания.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 152 - 153.

 

В деле N 229/1996 <*> МКАС признал применимыми к заключенному между болгарским продавцом и российским покупателем контракту предписания Венской конвенции 1980 г. и субсидиарно-болгарское право. Не оспаривая предъявленного к нему требования об уплате неустойки за просрочку оплаты товара, российский покупатель просил о снижении размера предъявленного к нему требования. Поскольку в Венской конвенции отсутствуют предписания о неустойке, МКАС при вынесении решения руководствовался п. 2 ст. 9 данной Конвенции, предусматривающей, что при отсутствии между сторонами иной договоренности считается, что стороны подразумевали применение к их договору обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Поскольку в преамбуле Принципов УНИДРУА предусмотрено, что они могут использоваться для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов, МКАС обратился к предписаниям Принципов. Учитывая, что в ст. 7.4.13 предусмотрено, что при наличии в договоре условия об уплате неисполнившей стороной установленной за нарушение договора суммы эта сумма может быть снижена до разумных пределов, если она чрезмерно велика с учетом возникшего от неисполнения ущерба и других обстоятельств, решение было вынесено на основании предписаний данной статьи Принципов УНИДРУА.

--------------------------------

<*> См.: Там же. С. 209 - 211.

 

В деле 255/1966 <*> спор между сторонами возник из-за неодинакового толкования зафиксированного в контракте базисного условия поставки товара. В связи с разным пониманием сторонами условий контракта о базисе поставки и соответственно распределении между ними обязанностей по передаче товара, включая выполнение таможенных формальностей, необходимых для его вывоза, МКАС подверг анализу условия контракта, намерения и поведение сторон при выполнении контракта. Этот анализ проводился на основе предписаний ст. 431 ГК РФ (как права страны продавца) с учетом положений гл. 4 Принципов УНИДРУА о толковании.

--------------------------------

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 219 - 223.

 

В практике Арбитражного суда МТП можно выделить четыре вида обращений к Принципам УНИДРУА: 1) в качестве применимого к контракту права в силу непосредственного или подразумеваемого выбора самими сторонами; 2) применение Принципов даже при выборе сторонами национального права, если имеются трудности в определении специфических правил применимого национального права; 3) для заполнения пробелов в национальном праве и для международного толкования национального права; 4) для толкования или дополнения существующих унификационных документов, например Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. <*>. Опубликованы следующие случаи применения указанным Арбитражным судом Принципов УНИДРУА: в четырех ситуациях - для толкования применимого национального права, в восьми - в качестве надлежащего права договора, в одном случае Принципы УНИДРУА и Принципы Европейского договорного права были применены арбитрами в силу отсылки, содержащейся в п. 2 ст. 7 Венской конвенции. В двух ситуациях арбитры исключили применение Принципов УНИДРУА.

--------------------------------

<*> Marella F. & Celinas F. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts in ICC Arbitration // ICC International Court of Arbitration Bulletin. 1999. Vol. 10. N 2. P. 26 - 109.

 

В решении по спору между английской фирмой и правительственным агентством одной из стран Ближнего Востока из договора на поставку оборудования в контракте содержалась отсылка к принципам естественного права - Principles of Natural Justice. По мнению одной из сторон, под указанными принципами следует понимать принципы английского права. Арбитры же сочли, что согласованная сторонами отсылка предполагала отсылку к принципам, разработанным на международном уровне, имеющим одинаковое значение и для французского, и для английского права, достаточно определенным для обеих сторон контракта. На этом основании ими были применены Принципы УНИДРУА.

В решении по спору из агентского договора между итальянской и американской фирмами международный арбитражный суд Милана исходил из достигнутого сторонами в начале арбитражного разбирательства соглашения о том, что дело должно разрешаться в соответствии с Принципами УНИДРУА, и применил: ст. 1.3 - для утверждения обязывающего характера первоначального соглашения сторон; ст. 4.1 - для толкования письменного заявления стороны как уведомления о прекращении действия договора; ст. 7.1 - для исключения права заключать контракт по причине, которая, как прямо оговорено в договоре, должна решаться в ходе переговоров; ст. 7.3.5 - для подтверждения юридической силы условий договора, который в случае завершения дает право посреднику на комиссионное вознаграждение за полученные им заказы; ст. 7.4.1 и 7.4.2 - для исключения компенсации расходов на приобретение дома в месте реализации договора; ст. 7.4.9 - для определения процентных ставок, зафиксированных в законе страны валюты долга; ст. 7.4.13 - для определения срока действия договора, обеспечивая более высокую процентную ставку за отсрочку платежа особых долгов.

Весьма полезны Принципы УНИДРУА и при толковании общепризнанных международных конвенций. Так, по одному из дел при определении на основании ст. 78 Венской конвенции (данная статья предоставляет право на взыскание процентов годовых с суммы денежного обязательства одной из сторон договора международной купли-продажи товаров, но не определяет размера процентов годовых, начисляемых на сумму такого денежного обязательства) Арбитражным судом МТП была применена ст. 7.4.9 (п. 2) Принципов УНИДРУА. Аналогично в решении по спору из контракта, заключенного австрийской и швейцарской фирмами, арбитраж восполнил пробел ст. 78 Венской конвенции 1980 г. и на основании той же статьи Принципов определил ставку процентов годовых в размере ставки LIBOR + 2\%.

Принципы УНИДРУА представляют первый универсальный опыт частноправовой унификации широкого круга вопросов договорного права, включая обязательственное право, возникающих при заключении и реализации международных коммерческих контрактов. Впервые за долгую историю унификации права международных контрактов удалось разработать документ, который находит широкое применение в различных сферах международного коммерческого взаимодействия. В нем закреплены достижения различных правовых систем, отражены как ранее закрепленные в рамках международно-правовой унификации (прежде всего в Венской конвенции 1980 г.) правила, так и отражающие специфику международного коммерческого оборота правила, которые удалось согласовать, несмотря на различия существующих в мире правовых и социально-экономических систем.

К Принципам УНИДРУА содержится отсылка в Типовом контракте МТП международного франчайзинга (публикация МТП N 557) и в Типовом контракте МТП со случайным посредником (публикация МТП N 619).

Данный документ может быть оценен как значительное достижение четвертого периода унификации права международных контрактов, как документ, в котором отражены основы международного договорного права и который представляется прообразом будущего частноправового правопорядка.

 

Принципы Европейского договорного права.

 

Достижение единообразия в регулировании частноправовых отношений в сфере международных коммерческих контрактов на региональном уровне странами ЕС осуществляется методами, которые можно охарактеризовать как общепринятые в мире, а также методами, которые свойственны только ЕС. При этом и на универсальном, и на региональном уровне используются методы международно-правовой и частноправовой унификации.

С помощью общепринятых методов международно-правовой унификации достигнуто единообразное регулирование коллизионных вопросов в рамках Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к контрактным обязательствам, равно как и вопросов гражданского процесса в рамках Брюссельской конвенции 1968 г. и Луганской конвенции 1988 г. о признании и приведении в исполнение решений по гражданским и коммерческим делам. Кроме того, как отмечалось в § 1 данной главы, отдельные страны ЕС участвуют в универсальной международно-правовой унификации, прежде всего в рамках Венской конвенции 1980 г.

Как отмечалось в гл. I, свойственные только ЕС методы региональной унификации частного права реализуются в рамках вторичного права ЕС следующим образом:

- через директивы, предписывающие принятие государствами национального законодательства, соответствующего зафиксированным в таких директивах принципам, например: "О независимых коммерческих агентах" от 31 декабря 1986 г. N L 382/17, "О несправедливых условиях потребительских контрактов" от 5 апреля 1993 г. N L 95, "О борьбе с задержками платежей в коммерческих сделках" от 29 июня 2000 г. N L 200/35. Однако, поскольку государства-члены свободны в выборе средств трансформации директив в национальное право, данный способ ведет не к унификации, а к гармонизации права;

- через регламенты, принимаемые Комиссией в некоторых областях права, которые предусматривают лишь согласованные минимальные требования, однако подлежат немедленному и повсеместному применению всеми хозяйствующими субъектами, а также компетентными судебными инстанциями;

- через прецедентное право - case law - Европейского суда, однако компетенция суда, согласно ст. 215 (п. 2) Договора о Европейском союзе, ограничена задачей развития общих принципов права. Поэтому использование Судом данного метода носит спорадический характер, приводящий к частичной гармонизации, но не к унификации частного права ЕС.

Новым в региональной унификации ЕС является использование частноправовой унификации <*>. В настоящее время подобная техника достижения единообразия получила широкое распространение как в универсальном, так и в региональном плане; характерной особенностью данного процесса является составление таких документов авторитетными представителями доктрины международного частного права. В универсальном плане данная техника была применена при составлении Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, в региональном - Принципов Европейского договорного права.

--------------------------------

<*> Исторически разработка не имеющих нормативного значения Сводов правил, регулирующих контрактные отношения, впервые была осуществлена в США, где в силу особенностей правовой системы на первом месте в качестве регулятора соответствующих отношений выступает судебный прецедент. Обобщение же ratio decidendi наиболее репрезентативных решений позволяет установить тенденции и общие правила в подходах судов отдельных штатов к тем или иным вопросам. В интересующей нас сфере был разработан Свод договорного права (Restatements of Law of Contracts).

 

Первоначально в рамках ЕС началась разработка Европейского ГК, составной частью которого должны стать принципы Европейского договорного права. В 1989 г. Европейским парламентом была принята резолюция о разработке указанного кодекса. Непосредственная работа над Европейским ГК началась с октября 1990 г., когда возглавляемая проф. Гандольфи рабочая группа по изучению общего европейского права Европейской академии юристов, работающих в области частного права, в Павии, Италия, приступила к разработке такого кодекса.

Первая часть Европейского ГК основана на следующих принципах:

- Кодекс предназначен для регулирования внутренних и международных сделок, чтобы избежать неудобств, связанных с двойным регулированием однородных вопросов;

- составители воздержались от разработки "Общей части" в том виде, как она представлена в ГГУ, и решили следовать единому подходу к гражданскому и торговому праву, как это имеет место в Итальянском ГК;

- при составлении Кодекса использовался французский язык, чтобы подчеркнуть его характер как документа Европейского союза, поскольку английский текст придал бы ему межконтинентальный характер;

- для его составления не создавалось отдельных рабочих групп, и его обсуждение происходило в основной рабочей группе последовательно и постатейно;

- для избежания трудоемкости процесса согласования, как это имело место при формулировании Венской конвенции 1980 г., было признано необходимым создание совершенно нового кодекса с целью избежания принятия компромиссных решений;

- процесс составления Кодекса основывался на трех вопросниках, которые направлялись членам рабочей группы для высказывания комментариев.

Проект Европейского ГК насчитывает около 100 статей, разделенных на 9 разделов, а также предусматривает вводные предписания, правила о заключении и содержании договоров, формальной действительности договоров и правила их толкования, последствия заключения договоров, исполнение и неисполнение договоров. Кроме того, в Кодексе содержатся правила о деликтах, способах обеспечения обязательств и о праве собственности на недвижимость. В Европейский ГК предполагается включить и Принципы Европейского договорного права <*>.

--------------------------------

<*> В отечественной доктрине о Европейском ГК см.: Муромцев Г.И. Право ЕС (Европейское право), его источники // Право Европейского союза: правовое регулирование торгового оборота. С. 57 - 58.

 

Для реализации в странах ЕС предписаний Европейского ГК проектом предусматривается создание Европейского Верховного Суда.

В 1997 г. рабочей группой был создан комитет, в который, в частности, вошли датский профессор Оле Ландо, голландский профессор А. Харткамп, немецкие профессора Г. Дробниг и Ю. Базедов <*>.

--------------------------------

<*> Значительный импульс для разработки Европейского ГК был дан двумя конференциями, посвященными разработке данного документа, которые состоялись в феврале 1994 г. и в 1998 г. Материалы данных конференций опубликованы в двух изданиях книги "Towards a European Civil Code". 1-st edition - 1994; 2-nd edition - 1998.

 

Работа над Европейским ГК велась практически параллельно с разработкой Принципов Европейского договорного права, однако реальные успехи были достигнуты лишь в отношении второго документа.

Разработка Принципов Европейского договорного права была начата на основании резолюций Европейского парламента от 26 мая 1989 г. и от 6 мая 1994 г. <*>, которыми в качестве первых шагов предполагалась разработка Принципов общего Европейского частного права. В последней резолюции содержалось одобрение начатой специально созданной Комиссией работы над Европейским договорным правом. Первоначально ученые, выступавшие с идеей создания частного права ЕС, не имели достаточного авторитета среди граждан, деловых кругов и политиков как на национальном, так и на европейском уровне, поэтому и отношение к идее создания Принципов было неодинаковым - от евро-оптимистичного, отражающего стремление в короткие сроки осуществить в ЕС кодификацию права международных коммерческих контрактов, евро-реалистичного, учитывающего политическую реальность, приоритеты в развитии единообразных в рамках ЕС правил частного права и необходимость их постепенного становления, до евро-скептичного, рассматривавшего нежелательной и невозможной широкомасштабную гармонизацию частного права в рамках ЕС. Сторонники же Принципов видели в них продолжение jus commune средних веков и основу для единообразного подхода в рамках ЕС к толкованию национального и гармонизированного права. По их мнению, Принципы представляют способ денационализации международных коммерческих контрактов и создания в конечном счете ненормативной, частноправовой системы единообразного регулирования, не зависящей от особенностей внутринациональных правовых систем.

--------------------------------

<*> Resolution on Efforts Towards the Approximation of the Private Laws of Member States. OJ EU 1989. C 158/400.

 

Впервые же идея составления Европейского Свода договорного права в виде ненормативной системы единого права была высказана еще в начале 60-х годов ХХ в. Ван Хекке. Несколько лет спустя Р. Давид сделал аналогичное предложение французскому министерству юстиции, однако это предложение не получило поддержки. В середине 70-х годов датский профессор Оле Ландо выступил с идеей составления Европейского Свода договорного права. В 1980 г. была создана во главе с ним неправительственная рабочая группа, именуемая Комиссия по Европейскому договорному праву (далее - Комиссия Ландо). Аналогично Рабочей группе УНИДРУА Комиссия Ландо сосредоточила свои усилия на общих положениях договорного права стран ЕС, полагая их в силу одинакового происхождения из общего права средних веков и признания в них доктрины естественного права наиболее перспективными для унификации.

В своей работе Комиссия Ландо, как и рабочая группа УНИДРУА, не только руководствовалась методом функциональной компаративистики, не ограничиваясь исследованиями гражданских кодексов стран ЕС, но и учитывала результаты универсальной международно-правовой унификации в виде Гаагских конвенций 1955 и 1986 гг. о праве, применимом к купле-продаже товаров, и Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, а также региональной нормативной унификации в виде Единообразного торгового кодекса США и ненормативной - в виде Американского Свода договорного права. Подобный подход позволил найти способы разрешения проблем, отсутствующих в национальных европейских правовых системах <*>.

--------------------------------

<*> Среди обширной библиографии публикаций по Принципам можно выделить как наиболее важные: два сборника: Towards a European Civil Code. Editors Hartkamp А., Hesselink V., Hondius E., Joustra C., Perron de E. Ars Aequi Libri. Nijmegen. Kluwer Law International. The Hague/London/Boston. 1-st edition - 1994, 2-nd edition - 1998. См. также: Alpa G. Les nouvelles frontieres du droit des contrats // Revue internationale de droit compare. 1998. N 4. P. 1015 - 1030; Вилкова Н.Г. Новое в регулировании международных коммерческих контрактов в Европейском союзе // Мат. 2-го Международного семинара по преподаванию права ЕС в российских вузах, состоявшегося в Москве 2 - 5 декабря 2000 г. М.: Статут, 2001. С. 116 - 129.

 

Первый результат деятельности Комиссии Ландо был опубликован в 1995 г. под названием "Принципы Европейского договорного права, часть I: исполнение и неисполнение договоров и средства защиты" (далее - Принципы). В 1992 г. Комиссия Ландо начала работу по вопросам заключения договора, действительности договора, его толкования и содержания договоров, а также по вопросам полномочий агентов. Последнее заседание Комиссии состоялось в мае 1996 г. Полный текст Принципов, обобщающий результаты деятельности двух Комиссий, был опубликован в начале 1989 г. <*>.

--------------------------------

<*> На русском и английском языках Принципы опубликованы в Журнале международного частного права. 1999. N 1(99). С. 40 - 70. Поскольку в русском тексте Принципов имеются неточности, в настоящей работе приводится наш перевод.

 

Текст Принципов структурирован аналогично Принципам УНИДРУА и насчитывает 130 статей, разделенных на девять глав: общие положения, заключение договора (включая ответственность за добросовестное ведение переговоров), полномочия агентов, включая прямое и косвенное представительство (что отсутствует в Принципах УНИДРУА), действительность договора, толкование договора, содержание договора и его последствия, исполнение договора, неисполнение и общие средства защиты, особые средства защиты при неисполнении. Важно отметить, что в данном документе получили разрешение многие юридические вопросы, которые в силу различия правовых систем стран ЕС регламентируются по-разному.

Глава 1 Принципов включает три раздела: сфера применения, общие обязательства и определения, - что в целом совпадает с Принципами УНИДРУА. Однако в третьем разделе Принципов отражены не только сами определения (действие, суд, неисполнение, существенное неисполнение, письменное заявление и др.), но и положения об исчислении сроков (ст. 1.304), об уведомлениях (ст. 1.303), а также о критерии разумности (ст. 1.302), о предполагаемом знании и намерении, тогда как в одноименной статье 1.10 Принципов УНИДРУА содержатся только определения суда, должника и письменной формы.

Как и Принципы УНИДРУА, Принципы Европейского договорного права представляют свод правил, общих для договорного права стран ЕС, и согласно ст. 1.101 могут применяться в трех случаях, когда:

а) стороны согласились включить их в договор или они согласились, что их договор будет регулироваться этими Принципами;

б) стороны согласились, что их договор будет регулироваться "общими принципами права", lex mercatoria или иными аналогичными положениями;

в) стороны не избрали никакой правовой системы или законодательства для регулирования их договора. Последняя возможность, возникающая при негативном выборе права, является новой по сравнению с Принципами УНИДРУА и не бесспорной.

Отражая получившее в четвертом периоде унификации понимание свободы договора, в ст. 1.102 Принципов закреплено содержащееся также в ст. 1.1 Принципов УНИДРУА правило о свободе сторон вступать в договор и определять его содержание, со следующими дополнениями, определяющими пределы такой свободы в виде: 1) соблюдения добросовестности и честной деловой практики (что совпадает с Принципами УНИДРУА); 2) соблюдения императивных норм, предусмотренных Принципами (что отсутствует в Принципах УНИДРУА). Правило п. 2 данной статьи об исключении применения Принципов или изменения их содержания полностью совпадает со ст. 1.5 Принципов УНИДРУА.

В отношении императивных норм - mandatory rules - ст. 1.103 Принципов содержит два неодинаковых предписания:

- во-первых, если применимое право допускает это, стороны могут договориться не только о применении к их контракту Принципов, но и о том, что национальные императивные нормы применяться не будут;

- во-вторых, подлежат применению те mandatory rules национального, наднационального или международного права, применимого на основании норм международного частного права, которые применяются независимо от применимого к договору права.

Наличие и действительность соглашения сторон о применении Принципов или их инкорпорации также определяются согласно предписаниям этих Принципов (ст. 1.104), однако сторона вправе ссылаться на право страны своего местонахождения, если согласно Принципам неразумным является определение последствий ее поведения на основании предписаний правил данного документа.

Более широко по сравнению с Принципами УНИДРУА сформулировано в Принципах правило ст. 1.106 их толкования: если согласно ст. 1.6 Принципов УНИДРУА при их толковании надлежит учитывать их международный характер и цели, включая необходимость содействовать достижению единообразия в их применении, то согласно ст. 1.106 (п. 1) учитывается также необходимость содействия соблюдению добросовестности и честности, уверенности в контрактных отношениях и единообразия их применения. Данное различие объясняется тем, что принцип добросовестности и честной деловой практики зафиксирован в ст. 1.7 Принципов УНИДРУА.

Отличаются от ст. 1.6 Принципов УНИДРУА положения ст. 1.106 Принципов. Отражая характер региональной унификации, в них отсутствует имеющееся в Принципах УНИДРУА указание на необходимость учитывать их международный характер и цели; согласно ст. 1.106 (п. 2) вопросы, охватываемые сферой Принципов, но которые прямо в них не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с основополагающими общими принципами. Различными в двух документах являются и предписания о восполнении положений, которые прямо в них не разрешены: в п. 2 ст. 1.6 Принципов УНИДРУА установлен один критерий восполнения - в соответствии с их основополагающими общими принципами, а в п. 2 ст. 1.106 Принципов - два таких критерия: первый критерий совпадает с правилом Принципов УНИДРУА, второй допускает применение правовой системы, определяемой в соответствии с нормами международного частного права.

Статья 107 Принципов применяется для соответствующей модификации соглашений об изменении или прекращении контракта, к односторонним обещаниям или иным заявлениям и поведению, отражающим намерение стороны. Принципы УНИДРУА не содержат такого правила; в них в ст. 4.2 приводится правило о толковании заявлений или иного поведения сторон, аналогичное правилу Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

Серьезные различия в предписаниях двух указанных документов объясняются тем, что Принципы Европейского права представляют общие правила договорного права и поэтому могут применяться к любым заключаемым в странах ЕС сделкам, включая потребительские, а Принципы УНИДРУА в силу прямого в них указания применимы лишь к международным коммерческим договорам.

Сфера действия Принципов шире сферы действия Принципов УНИДРУА: согласно ст. 1.107 их правила применяются не только к международным коммерческим контрактам, имеющим транснациональный характер, но и к трем видам связанных с контрактами отношений: дополнение и изменение контрактов, односторонние обещания и поведение, выражающее намерение.

Отражая основные подходы законодательства стран ЕС (ФГК, ГГУ и др.), в гл. 2 "Заключение контракта" (ст. ст. 2.101 - 2.107) содержатся правила, при которых контракт считается заключенным, включает определение, что представляет собой намерение, надлежащее соглашение, а также имеющее юридическую силу обещание.

В целом совпадают содержащиеся в Принципах правила о заключении контракта с одноименными правилами Принципов УНИДРУА, включая правило ст. 2.210, совпадающее со ст. 2.11 Принципов УНИДРУА, равно как и с правилом ст. 19 Венской конвенции 1980 г., однако в Принципах в данное правило об акцепте с оговорками включены два дополнения: во-первых, согласно ст. 2.210, оно распространяется только на случаи заключения контракта профессиональными участниками международного коммерческого оборота, в принципе, совпадающее с правилом ст. 19 Венской конвенции 1980 г., но без перечисления условий, существенно изменяющих оферту. Второе правило ст. 2.211, отсутствующее в Принципах УНИДРУА, состоит в применении правил об оферте и акцепте и к контрактам, заключаемым не путем направления оферты и акцепта.

Глава 3 Принципов (ст. ст. 3.101 - 3.304) содержит правила о "Полномочиях агентов", причем данные предписания регулируют правомочия агента или другого посредника обязывать своего принципала в отношении контракта с третьим лицом, но не затрагивают внутренних отношений между агентом или посредником и его принципалом. Принципы (ст. 3.102) различают прямое и косвенное представительство <*>. При прямом представительстве (разд. 2) в ст. 3.201 различаются определенные, подразумеваемые и очевидные полномочия, в соответствии с которыми возникают обязанности между принципалом и третьей стороной: при действии агента в рамках предоставленных полномочий, при действии агента от имени неустановленного принципала или без полномочий, или с их превышением.

--------------------------------

<*> Под прямым представительством понимаются ситуации, когда агент действует от имени принципала. Если же посредник действует по инструкции и по уполномочию принципала, но не от его имени, или если третье лицо не знает и не имеет оснований знать, что посредник выступает в качестве агента, применяются правила о косвенном представительстве.

 

В разделе 3 - косвенное представительство - имеются в виду два случая: когда посредник действует не от имени принципала, а от своего имени либо в соответствии с указаниями и по поручению, но не от имени принципала, либо в соответствии с указаниями принципала, но третья сторона не знает и не имеет оснований знать об этом.

Таким образом, в Принципах нашли отражение положения не вступившей в силу Женевской конвенции 1983 г.

Глава 5 Принципов содержит правила толкования контракта, в целом совпадающие с одноименными правилами Принципов УНИДРУА. Также в целом совпадают предписания гл. 6 Принципов "Содержание и результаты" с правилами гл. 5 Принципов УНИДРУА "Содержание"; в этих главах содержатся общие критерии определения содержания контракта: в отношении цены, качества и срока исполнения. Кроме того, в Принципах (ст. 6.111) содержится весьма подробная оговорка об изменении обстоятельств (в принципе совпадает со ст. ст. 6.2.1 - 6.2.3 Принципов УНИДРУА). Глава 7 Принципов (ст. ст. 7.101 - 7.112) касается исполнения контракта; в ней подобно Принципам УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. на случай отсутствия в контракте соответствующих предписаний предлагаются общие критерии определения места и срока исполнения, включая правило о досрочном исполнении, о порядке исполнения, форме и валюте платежа. Оба документа содержат совпадающее правило об очередности исполнения.

По сравнению с Принципами УНИДРУА Принципы содержат более краткие предписания относительно неисполнения и возмещения ущерба: гл. 8 (ст. ст. 8.101 - 8.109) и гл. 9 (ст. ст. 9.101 - 9.510). Общее правило ст. 8.101 предоставляет потерпевшей стороне право на использование любого средства защиты, предусмотренного в гл. 9, однако, если неисполнение имело место вследствие препятствий вне контроля стороны (указанных в ст. 8.108), возможности потерпевшей стороны гораздо уже: среди допускаемых гл. 9 средств защиты она не может обратиться к возмещению убытков и к исполнению в натуре.

Аналогично Принципам УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. Принципы содержат определение существенного нарушения договора (ст. 8.103), в зависимости от наличия или от отсутствия которого избирается соответствующее средство защиты. Как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., Принципы содержат предписание (ст. 8.105) о предвидимом нарушении договора, которое предоставляет другой стороне право потребовать соответствующего заверения о надлежащем исполнении и приостановить свое исполнение. Также во всех указанных трех документах содержится правило о предоставлении дополнительного срока и о неодинаковых средствах защиты, которыми располагает управомоченная сторона в течение этого периода (в виде возмещения убытков) и по его истечении (в виде обращения к любому средству защиты).

Раздел 9 (ст. ст. 9.101 - 9.510) Принципов посвящен конкретным средствам защиты при неисполнении. Принципы содержат неодинаковые предписания в отношении средств защиты по обязательству, состоящему в уплате денег, и по иным обязательствам. Как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., Принципы исходят из необходимости обеспечить денежный эквивалент исполнения контракта, поэтому в ст. 9.102 предусмотрено общее правило о возможности исполнения в натуре, а также четыре случая, когда такое исполнение невозможно потребовать, однако за управомоченной стороной сохраняется право на возмещение убытков.

Подробно в данном разделе определены правила отказа от договора: во-первых, такой отказ возможен только при наличии существенного нарушения другой стороной контракта; во-вторых, о таком намерении нарушившей контракт стороне в течение разумного срока должно быть направлено извещение; в-третьих, определены последствия прекращения: стороны освобождаются от обязанностей на будущее, но не от обязанностей и ответственности, которые имели место до прекращения контракта.

Принципы, как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., предоставляют потерпевшей стороне при принятии не соответствующего контракту исполнения право на соразмерное уменьшение цены; при этом она не может требовать возмещения убытков по данному основанию, но не лишена права требовать их по иным основаниям.

Весьма подробными и отличающимися от Принципов УНИДРУА являются правила о возмещении убытков (ст. ст. 9.501 - 9.510). Во-первых, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков во всех случаях, за исключением случаев освобождения от ответственности при наличии препятствия вне ее контроля; во-вторых, подлежащие возмещению убытки включают и нематериальные убытки (что совпадает с правилом ст. 7.4.2 Принципов УНИДРУА и отсутствует в Венской конвенции 1980 г.), а также убытки, разумно могущие иметь место в будущем; в-третьих, общим для анализируемых трех документов являются: принцип полного возмещения убытков, ответственность стороны только за предвидимые убытки, возмещение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды, возмещение в случае отказа потерпевшей стороны от контракта и заключения заменяющей сделки абстрактных убытков в виде разницы между контрактной ценой и ценой заменяющей сделки.

Общим для Принципов, Принципов УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. является и признание права потерпевшей стороны на проценты годовые в случае просрочки в уплате цены или иной суммы, однако только в Принципах (ст. 9.508) определена их ставка: проценты начисляются в валюте платежа по контракту по существующей в месте платежа ставке коммерческого банка по краткосрочным займам для первоклассных заемщиков. Одновременно за потерпевшей стороной сохраняется право на возмещение убытков, которые могут быть взысканы на основании раздела 9 Принципов (данное правило совпадает с правилом Принципов УНИДРУА и ст. 78 Венской конвенции 1980 г.).

Аналогично Принципам УНИДРУА ст. 9.509 Принципов предоставляет сторонам право согласовать в контракте уплату неустойки на случай неисполнения какой-либо из них обязательства по такому контракту и предусматривает два правила: первое - неустойка уплачивается независимо от действительного убытка; второе - если сумма неустойки чрезмерно велика по сравнению с возникшими вследствие неисполнения или иными обстоятельствами, она может быть снижена.

Таким образом, Принципы отражают принятые в праве международных коммерческих контрактов реалии, во многом совпадают с Принципами УНИДРУА, а также с Венской конвенцией 1980 г., но содержат и отличные от них правила, что подлежит учету во внешнеэкономических операциях с применением Принципов.

 

Частноправовая унификация в виде типовых контрактов.

 

В современный период глобализации экономики, соответствующий четвертому периоду развития унификации права международных контрактов, значительно возросла роль гражданско-правовых договоров (контрактов), которыми хозяйствующие субъекты - участники международных коммерческих операций оформляют свои отношения. Поэтому возрастает значение обеспечения единообразия содержания таких контрактов, что реализуется созданием типовых проформ, предлагаемых сторонам таких контрактов <1>. Уже после Второй мировой войны в процессе формирования материального права международной торговли наряду с международными конвенциями подчеркивалось значение общих условий купли-продажи и типовых контрактов корпоративных ассоциаций как одного из методов создания права международной купли-продажи <2>. Подавляющее большинство работ отечественных авторов, затрагивающих типовые контракты <3>, относится к третьему периоду унификации международных коммерческих контрактов, особенностям же четвертого периода унификации эпохи глобализации международной экономики и права достаточного внимания не уделялось <4>. Целью данного раздела является исследование современных процессов унификации права на уровне международных коммерческих контрактов.

--------------------------------

<1> Еще до второй мировой войны Э. Ламбер подчеркивал, что быстрое развитие типовых контрактов в международной коммерции снижает риски коллизии права в данной сфере и придает благоприятный космополитизм международным сделкам. Lambert E. Sources du droit compare ou soupranational, legislation uniforme et jurisprudence comparative // Recueil d' etudes sur les sources du droit en l'honneur de Franзois Geny. Paris: Sirey, 1936 / T. III. P. 498.

<2> Kahn Ph. La vente commercialе internationale. Paris: Sirey, 1961.

<3> См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. С. 216 - 217; Сас И. Общие условия поставок СЭВ; Вилкова Н.Г. Типовые контракты купли-продажи советских внешнеторговых организаций // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 10. М., 1977. С. 98 - 109; Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений // Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей. Труды кафедры международного частного и гражданского права МГИМО. С. 17 - 18; Чупрунова Л.М. Некоторые договорные формы в практике внешнеторговых объединений // Там же. С. 20 - 39, 99 - 108; Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. С. 94 - 113; Иванов Г.Г., Маковский А.Л. Международное частное морское право. С. 31 - 34.

<4> См.: Комаров А.С. Типовой контракт: как избежать неопределенности // Деловые связи. 1993. N 5; Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. С. 20 - 22; Бахин С.В. "Формулярное право" и его международно-правовая унификация // Российский ежегодник международного права. СПб., 2000. С. 74 - 100.

 

Необходимость типизации контрактного регулирования обусловлена рядом причин. На первом месте следует выделить причины экономического характера, обусловленные происходящими в рамках глобализации процессами в виде появления новых участников международных коммерческих отношений транснациональных компаний (что было свойственно третьему периоду унификации права международных коммерческих контрактов), перехода к транснациональному разделению труда с использованием дешевых рынков сырья и рабочей силы развивающихся государств, либерализации экономики, влекущей за собой и либеральное государство, в значительной степени ослабляющее свои хозяйственно-организаторские функции и передающее их международным организациям типа ВТО и ЕС. Экономические отношения выходят за рамки отдельного государства, происходит их эволюция от интернационализации товарообмена к его глобализации и переходу руководства мировыми экономическими процессами к Всемирной торговой организации, возрастанию роли и значения других экономических и финансовых международных организаций, применению ими собственных методов регулирования. Все больше проявляется невозможность для государств осуществлять контроль за деятельностью транснациональных компаний, их неспособность решать возникающие проблемы в рамках традиционных юридических отношений.

В настоящий (четвертый) период унификации права международных коммерческих контрактов государства становятся одними из многих (и не всегда основными) участников определения правовой среды международных коммерческих отношений. Место традиционных интернациональных отношений занимают транснациональные международные отношения, что обусловливает переход от государственно-правового регулирования к саморегуляции гражданского оборота участников таких отношений, которая проявляется в выработке ими собственных способов частноправового регулирования.

Среди причин юридического характера на первом месте следует выделить значительное возрастание значения принципа автономии воли участников международных коммерческих отношений. Проявившаяся к третьему периоду унификации права международных коммерческих контрактов недостаточная эффективность метода международно-правовой унификации, что проявилось в скромности достигнутых в сфере международно-правовой унификации результатов (что отмечалось в § 1 данной главы), имела своим следствием возрастание значения саморегулирования сторонами международных коммерческих контрактов их взаимоотношений. Возникновение новых видов контрактных отношений, призванных обслуживать потребности глобальной экономики, не предусмотренных в гражданском и торговом праве отдельных государств, привело к усложнению договорной работы и превращению контракта в сложный комплексный документ и значительно способствовало развитию указанного метода регулирования. Данные процессы привели к возникновению "юридического плюрализма" в виде различных частноправовых источников правового регулирования международных коммерческих отношений.

Изменение концепции свободы договора в международном обороте представляет наиболее важный результат глобализации мировой экономики. Во внутрихозяйственном обороте свобода договора состоит в свободе согласования конкретных условий, локализована рамками конкретного права и реализуется хозяйствующими субъектами с учетом его императивных норм и правил государственного регулирования того или иного вида деятельности. В международном коммерческом обороте свобода договора шире: помимо свободы согласования конкретных условий договора она включает и свободу выбора применимого к такому договору права. В результате участники таких контрактов в значительной степени сами создают юридическое пространство реализации их контрактных отношений. Принцип автономии воли порождает конкуренцию между национальными правовыми системами, получившую наименование law shopping <*>.

--------------------------------

<*> Loquin E., Ravillon L. La volonte des operateurs vecteur d'un droit mondialise // La mondilialisation du droit. 2000. P. 97.

 

Однако возникает вопрос о пределах такой свободы: во-первых, должен ли контракт иметь правовую связь с избранным сторонами применимым правом того или иного государства и какова должна быть степень такой связи; во-вторых, могут ли стороны избрать в качестве применимого не право какого-либо государства, а тот или иной свод контрактных правил, иными словами, включен ли международный коммерческий контракт в систему государственного правопорядка или в систему негосударственного, частного правопорядка? В течение первых трех периодов унификации права международных коммерческих контрактов свобода договора в международном обороте была локализована в рамках избираемого сторонами таких контрактов национального права <*>. Это подтверждается практикой международного коммерческого арбитража, а также появлением именно в третьем периоде унификации первоначально в международных коллизионных конвенциях, а затем во внутреннем законодательстве (национальные законы о международном частном праве, Модельный ГК для стран СНГ, часть третья ГК РФ) правил об императивных нормах, отступление от которых невозможно даже при выборе сторонами права иного государства (что рассмотрено в гл. 2).

--------------------------------

<*> См.: Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. М.: Международн. отношения, 2001. С. 143 - 149.

 

В четвертом периоде унификации право сторон на выбор применимого права модифицируется таким образом, что от избрания национального права стороны переходят к согласованию в качестве применимых общих принципов права, Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА и т.п. Именно в данный период наиболее отчетливо проявилось различие между диагональными и горизонтальными международными коммерческими контрактами (что отмечается далее применительно к lex mercatoria), проявившееся в диагональных контрактах, в исключении применения национального права и согласовании в качестве применимого права общих принципов права, принципов права цивилизованных наций, lex mercatoria, при сохранении в горизонтальных контрактах выбора в качестве применимого национального права, однако в период глобализации и в них все больше появляются отсылки к таким общим принципам.

На втором месте следует выделить правило четырех рассмотренных универсальных материально-правовых Конвенций, а также двух рассмотренных Принципов о дополнительных к положениям международного коммерческого контракта регуляторах прав и обязанностей сторон в виде обычая и практики, которую они установили в своих взаимных отношениях. К обычаю, которым связаны стороны, указанными унификационными документами относится любой обычай, относительно которого они договорились, а также при отсутствии договоренности об ином обычай, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли (в частности, ст. 9 Венской конвенции 1980 г.). В условиях подобного широкого распространения обычных правил и с учетом указанных пред

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |