Имя материала: Договорное право в международном обороте

Автор: Н.Г. Вилкова

1.2. основные факторы, обусловливающие унификацию права международных контрактов

 

Конец ХХ - начало XXI вв. характеризуются двумя взаимосвязанными процессами: во-первых, возникнув в конце ХIХ в., идея всемирной унификации права международной торговли получила не только признание специалистов, но во многом благодаря их усилиям, опирающимся на потребности практики, была официально признана государствами, что проявилось в создании в 1966 г. Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и в принятии значительного числа международных конвенций по вопросам международного обмена товарами и услугами. Успешное развитие этого процесса позволило вначале на уровне научной концепции, а затем и на уровне реальной практики выделить особую отрасль права - право международной торговли, которое характеризуется тем, что оно не является случайным набором правил, а состоит из норм, формулируемых авторитетными международными организациями, прежде всего Организацией Объединенных Наций, Организацией американских государств, Европейским союзом и другими, в виде международных конвенций, которые в свою очередь являются отражением практики и обычаев, обобщаемых авторитетными международными правительственными и неправительственными организациями (Европейская экономическая комиссия ООН, УНИДРУА, ММК, МТП и др.). Принятие отдельными государствами международных конвенций, разработанных указанными организациями, обусловливает тот факт, что, будучи инкорпорированными в право этих государств, их правила являются одинаковыми, что не только явилось характерным для современного этапа развития права международной коммерции, но и позволило перейти к качественно новому явлению, состоящему в сборе и обобщении практики применения этих конвенций в ходе рассмотрения международных коммерческих споров судами и международными коммерческими арбитражами различных государств (отметим деятельность в этой сфере ЮНСИТРАЛ, Исследовательского центра проф. М. Бонелля, создавшего систему ЮНИЛЕКС, работу М. Вилля, подготовившего в 1996 г. перечень первых 284 решений по Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров) <*>.

--------------------------------

<*> Will M.R. International Sales Law under CIGS. The First 284 or so Decisions. 4-th edition. Faculte de Droit. Universite de Geneve, 1996.

 

Определение факторов, обусловливающих современные процессы "унификации и прогрессивного развития права международной торговли" (как указывается в резолюции ГА ООН о создании ЮНСИТРАЛ), предполагает обращение к истокам зарождения данной идеи и рассмотрение основных факторов, обусловивших движение за унификацию частного права, прежде всего права международной торговли.

История эволюции идеи унификации частного права вновь подтверждает справедливость одного из основных постулатов теории права - о вторичности права и его служебной роли по отношению к экономическим и государственным отношениям. Сто - сто пятьдесят лет для истории - срок небольшой, но он охватывает непростую историю данной сферы права в его взаимоотношениях с государствами, в которой явственно просматривается несколько этапов. И на каждом этапе возникновения и развития унификация права международной торговли неразрывно связана с эволюцией роли государства в мирохозяйственных экономических отношениях.

Первый исследуемый обычно в связи с историей унификации период, предшествовавший появлению национального законодательства и знаменовавший собой создание law merchant, относится к средним векам, когда, с одной стороны, отсутствовали централизованные государства и право и, с другой стороны, росли и укреплялись связи между городами и княжествами. Отсутствие, а впоследствии слабость государства вынуждали искать самостоятельные пути регулирования прежде всего коммерческих отношений. Поэтому для данного периода характерным является саморегулирование, проявлявшееся в сеньориальном праве, в обычном и каноническом праве. В это время существовало большое количество свойственных данной местности, данному географическому району, данной группе лиц обычаев, кутюмов, правил, определявших различные области поведения человека и его взаимоотношений с себе подобными профессионального, семейного и иного характера. В сфере регулирования данной группы отношений значительную роль играли предписания веры, церковные установления <*>. Кроме того, в городах действовала получившая наименование law merchant система обычных правил поведения в сфере коммерческого оборота, в деятельности профессиональных цехов в рамках внутреннего и внешнего хозяйственного оборота, позволявшего обеспечивать средневекового обывателя всем необходимым для жизни и определенным образом строить отношения с сеньорами. Возникавшие первоначально в рамках отдельных территорий и направлений хозяйствования подобные локальные обычаи с течением времени приобретали все большее сходство и в конечном счете становились характерными для определенной сферы хозяйствования и географического района и приобретали значение доминирующих. Особенно отчетливо данная тенденция проявилась в Англии, где распространение общего права (сommune ley) на всю территорию королевства средних веков уменьшило значение местных обычаев до второстепенного уровня.

--------------------------------

<*> Как отмечал Р. Давид в работе "Источники права", существование высшего права является самоочевидным для всех правовых систем, связанных с религией. Каноническое, мусульманское, индуистское права основаны на том, что человек должен обязательно склоняться перед божественной волей (David R. Sources of Law // International Encyclopedia of Comparative Law. Vol. II. The Legal Systems of the World. Their Comparison and Unification. P. 14).

 

На Европейском континенте вследствие значительного этнического своеобразия, присущего населявшим его народам, и более диверсифицированного экономического оборота по сравнению с Англией не могло возникнуть общее право. Тем не менее обычные правила поведения развивались в основном путем перегруппирования местных обычаев, региональные обычаи становились доминирующими и заменяли бесчисленное множество локальных обычаев старого времени. Поэтому благодаря определенной общности применявшихся обычаев можно говорить о значительном единообразии в саморегулировании коммерческого оборота. Это саморегулирование стало основой для возникновения общих начал правового регулирования коммерческого оборота, а впоследствии - для формирования национальных правовых систем.

Тремя основными факторами, обеспечившими успех развития данной сферы правового регулирования, явились: наличие "права ярмарок", которое было почти таким же универсальным, как и церковное право; универсализм обычаев мореплавания; наличие специальных судов, рассматривавших коммерческие споры. Данное "право ярмарок" развивалось непосредственно деловыми кругами, а не юристами, ограничивалось их территорией и содержало собственные присущие им правила, а в конце периода средневековья стало настоящим фундаментом для распространения торговли по всему западному миру <*>. Еще одной составляющей существовавшего в тот период права, практически не оказывавшего реального влияния на регулирование реальных гражданско-правовых и коммерческих отношений (что проявилось на более позднем этапе создания систем национального права), являлось академическое транснациональное право, изучаемое в университетах, одинаковое во всех государствах и рассматриваемое юридической наукой как общее для всех право цивилизованных государств (jus commune, Gemeinrecht). Согласно научным воззрениям того времени, основанное на идее справедливости право в принципе должно быть одинаковым во всем христианском мире (Christendom), однако это не было строгим принципом, и юристы признавали существование в различных обществах специальных правил, дополняющих jus commune или отступающих от него.

--------------------------------

<*> Schmitthoff C.M. The Unification of the Law of International Trade. P. 105 - 107.

 

Таким образом, в тот период сложилась система регламентирования правовых отношений в виде триады. Отношения, затрагивающие личность человека, - семейные, имущественные, уголовные, процессуальные и т.п., первоначально регулировались обычными нормами, свойственными каждой отдельной местности, в значительной степени дополнявшимися, а иногда и заменявшими их церковными правилами, которые в этой сфере отношений в XVI - XVII вв. стали практически повсеместно господствующими.

Отношения коммерческие и производственные, связанные с профессиональной деятельностью по изготовлению и сбыту различных изделий как внутри профессиональных цехов и сообществ, так и между раздробленными княжествами и мини-государствами Европы, отношения, связанные с "заморской торговлей", определялись самостоятельными правилами и установлениями, свойственными как каждой профессиональной группе, так и отдельным видам коммерческой деятельности, а также общепринятыми правилами торгового оборота, что дало современным исследователям основание относить данную сферу отношений к самостоятельному law merchant.

Второй этап, непосредственно связанный с историей унификации, знаменует собой становление национальных государств и возникновение в этой связи национального права, призванного, с одной стороны, аккумулировать многочисленные и разрозненные обычаи, правила, установления отдельных регионов и местностей и с другой - установить единые для страны правила. Данный этап характеризуется Р. Давидом как стремление каждой страны снизить различия между локальными и региональными обычаями <*>. Этому способствовало не только развитие материальных, экономических отношений, но и духовное единство, проистекавшее из идей христианства. Христианство с его идеями всемирной справедливости и братства, церковь с ее концепцией религиозного единства сыграли значительную роль в развитии международных отношений. Религией были установлены связи и взаимодействие между различными расами и народами через единую общую религию, привнесена идея их равенства перед богом; отсюда остался один шаг для признания гражданского равенства между гражданином и иностранцем, один шаг, для преодоления которого потребовалось 18 веков. Французской революции также принадлежит заслуга в стирании существовавших ранее феодальных различий, в признании граждан независимо от сословий, в приведении законов в соответствие с христианским космополитизмом. В этой связи Р. Давид полагал, что право, основанное на идее справедливости, в принципе должно быть одинаковым во всем христианском мире, что не было строгим принципом, и юристы признавали существование в различных обществах специальных правил, дополняющих jus commune или отступающих от него <**>. Подобный подход обеспечил возможность развития национальных правовых систем.

--------------------------------

<*> David R. The International Unification of Private Law. P. 4.

<**> Ibid.

 

Наилучшим образом идеи необходимости существования именно национального права выразил Ш. Монтескье. В работе "О духе законов" он подчеркивал, что законы должны быть приспособлены именно для той страны, для которой они созданы, и крайне редко, чтобы созданный для одной нации закон подходил к другой. Необходимо, чтобы они соотносились с существом и принципами управления, установленными или которые только хотят установить, независимо от того, выражены ли они в виде политических законов или в виде законов гражданских. Они должны подходить законам страны, холодному, жаркому или умеренному климату, качеству почвы, расположению территории страны, ее величине, образу жизни народов, тружеников, охотников или пастухов; они должны соответствовать той степени свободы, которая может быть предоставлена конституцией, религией и наклонностями ее обитателей, их численности, богатству, их торговле, их нравам и манерам <*>. Данное мнение Ш. Монтескье можно дополнить высказыванием другого энциклопедиста того времени, Блеза Паскаля, который, обосновывая необходимость существования собственного права в каждой стране, замечал, что не видится ничего справедливого или несправедливого в том, чтобы изменять качество, изменяя климат. Три градуса выше к полюсу сотрясают всю юриспруденцию <**>.

--------------------------------

<*> См.: Монтескье Ш. О духе законов. Кн. 1. Гл. III // Монтескье Ш. Избранные произведения. М.: Гос. изд-во политич. литературы, 1955. С. 168 и сл.

<**> См.: Паскаль Б. Мысли. Ст. VIII. П. 8.

 

Характеризуя основания необходимости создания национальных правовых систем (а становление самостоятельных государств в Европе относится к концу XVIII - середине XIX в. (Франция, Италия и т.п.)), необходимо в первую очередь выделить потребность в регулировании соответствующих производственных отношений, отношений коммерческого оборота. В работе "Савиньи в международном частном праве" В.М. Корецкий подчеркивал неразрывную связь становления и эволюции права с наличностью мирового хозяйства. Разделяя точку зрения о том, что начало ХIХ в. следует считать моментом возникновения мирового хозяйства, он отмечал, что международный имущественный оборот существовал и раньше, но он не создавал еще экономической взаимозависимости между всеми государствами <*>.

--------------------------------

<*> См.: Корецкий В.М. Цит. соч. С. 82.

 

Вторым решающим фактором, обусловившим возникновение национальных правовых систем, явилось становление национальных государств в основных странах Европы, упрочение идей суверенитета, развитие теорий соотношения правомочий суверена и народа, идей справедливости в регламентировании всего круга отношений, прежде всего в сфере гражданского и торгового оборота и коммерческих контрактов.

В становлении данной сферы правового регулирования можно выделить несколько характерных черт. Во-первых, само появление соответствующих норм было вызвано именно наличием хозяйственных связей, становлением путей продвижения товаров, ростом ярмарок, заинтересованностью государств в товарном обмене. Во-вторых, отчетливо прослеживалось стремление государств путем принятия соответствующих коллизионных норм подчинить эти отношения собственному, национальному праву. Уместно в этой связи привести высказывание В.М. Корецкого о том, что тогда зародышевому промышленному капиталу нужно было прежде всего укрепление позиций в пределах своей страны, наличие привилегий и таможенных заборов. Поэтому каждое государство проводило в XVII - XVIII вв. политику национальной изоляции (система меркантилизма). В сфере коллизионного права этому соответствовало преобладание территориального принципа <*>. В-третьих, разрабатываемый государствами в рамках национального законодательства юридический инструментарий главным образом был направлен на привязку отношения "с иностранным элементом" к национальному праву: ограничение автономии сторон при выборе применимого к их сделке права либо путем указания в законе, что эта сделка должна иметь определенную связь с правом данного государства proper law of the contract, должна быть "близкой закону данного государства" approximity of the law, стремление к возможно более частому рассмотрению данной категории дел на основании lex fori (что получило надлежащую оценку в работах отечественных ученых, и прежде всего в трудах Л.А. Лунца <**>).

--------------------------------

<*> См.: Корецкий В.М. Цит. соч. С. 82 - 83.

<**> См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. С. 262 - 266.

 

Кодификация национального права началась во Франции в период Великой Французской революции, а затем в XIX и начале XX в. в других странах континентальной Европы. Принятие кодексов подняло унификацию на национальный уровень, поэтому сохранение региональных законов или местных обычаев в некоторых странах стало скорее исключением (lander law - в Германии, cantonal law - в Швейцарии, derechos forales - в Испании).

Однако результат кодификации отличался от ожидаемого: правила jus commune оказались замененными в указанных странах национальным законодательством. Право превратилось в национальный феномен, контролируемый политиками и отражающий существование государства и принцип национального суверенитета. Идея естественного права, основанного на справедливости, изменилась и превратилась в моральную категорию. Международное частное право взяло на себя регламентацию международных коммерческих отношений путем создания правил, устанавливаемых по воле национального законодателя в каждой отдельной стране. В странах Западной Европы оно превратилось в национальную систему коллизионных норм, а его задача свелась к тому, чтобы определить, какое национальное право применяется к конкретной сделке. Таким образом, период становления национального законодательства обернулся разрушением сложившихся в виде law merchant общих правил и во многом их закреплением во внутреннем гражданском и торговом праве. Право данного периода - национальное право.

Третий период унификации (конец XIX - конец ХХ в.) - период интернационализма унификации. Это было связано с интернационализацией международных коммерческих отношений и их выходом за рамки отдельной страны и отдельного континента. К причинам развития процесса интернационализма К. Шмиттгофф относил следующие: уменьшение, сжатие земного пространства в результате беспрецедентного развития науки и технологии, вследствие чего мир становится все меньше, а соседство стран и народов приобретает не только географическое, но и вполне реальное наполнение; потребность в новых рынках для реализации массового производства сельскохозяйственных и промышленных товаров и уточнение и стабилизация правил выступления на таких рынках; расширение масштабов международной торговли вследствие роста обмена товарами и услугами в связи с возрастанием стандартов жизни во многих странах. В дополнение к указанным факторам можно выделить появление новых средств коммуникации, прежде всего Интернета, распространение техники домашнего потребления, иногда даже в ущерб нормальным потребностям человеческого бытия.

Международные коммерческие отношения реализовывались через установление и поддержание отношений в рамках национальных экономик, а основными хозяйствующими субъектами являлись национальные предприятия и организации. Происходившие в течение данного периода международные процессы и события (прежде всего создание универсальных и региональных международных организаций, возникновение международных организаций, имеющих в качестве основной цели унификацию: в первой половине данного периода - коллизионных вопросов, а во второй - материально-правовых вопросов права международных контрактов) отражали позиции национальных государств в основном в рамках национальных политик и процессов. Хотя начиная с 60-х гг. ХХ в. экономическое развитие осуществлялось в рамках возрастающей интеграции и взаимозависимости как между отдельными хозяйствующими субъектами (примером является появление новых видов гражданско-правовых договоров: специализации и кооперирования производства, создания совместных предприятий, дистрибьюторские договоры и договоры франчайзинга), так и между отдельными государствами (что наиболее ярко проявилось в создании ЮНСИТРАЛ), тем не менее коммерческие отношения продолжали быть привязанными к определенным национальным территориям, а в правовом регулировании международных и внутренних коммерческих отношений имелись значительные различия (доказательством являются не только правовое регулирование договора международной поставки в рамках СЭВ и особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок в рамках данного экономического союза, но и аналогичные подходы в правоприменительной практике других стран).

Именно в этот период были приняты Гаагские конвенции по коллизионным вопросам договора международной купли-продажи товаров, Женевская конвенция о праве, применимом к отношениям с посредниками при международной купле-продаже товаров.

Развитие международных мирохозяйственных связей данного периода движется вверх - от национального на международный уровень, происходит в рамках взаимодействия государств и получает закрепление с помощью инструментария международного права в виде международных конвенций.

В этот же период появляются первые явления, свойственные следующему, четвертому периоду унификации. Относительно обособленные национальные экономики и имеющие национальную принадлежность участники объединяются для создания международной экономики. В организационно-правовой сфере данная тенденция выражалась в создании экономических союзов государств (СЭВ, ЕЭС, ОАГ) и в возникновении транснациональных компаний: юридических лиц, экономически объединяющих участников из различных государств, но юридически "привязанных" к определенному государству, иными словами, транснациональная компания представляет собой организационное объединение формально самостоятельных юридических лиц разной национальности. Однако у них сохраняются экономическое единство, одинаковые принципы управления.

Таким образом, в данный период развития унификации основной экономической движущей силой развития международных мирохозяйственных связей является капитал, имеющий национальную основу, а международные коммерческие связи оформляются с помощью международно-правового метода. Естественным было стремление национальных правовых систем подчинить международные коммерческие отношения их внутреннему праву, и наилучшим правовым инструментом считался коллизионный метод, при котором путем коллизионных привязок (особенно односторонних) становилось возможным обеспечивать применение национального закона.

В этот период произошла значительная интенсификация деятельности созданных в течение второго периода универсальных международных организаций (Гаагская конференция по международному частному праву, УНИДРУА), возникла универсальная международная организация, занимающаяся вопросами унификации права международных контрактов, - ЮНСИТРАЛ, дальнейшее развитие получил метод международно-правовой унификации и его успешной реализации в виде многочисленных конвенций, определяющих разнообразные аспекты права международных контрактов.

Одновременно происходило зарождение элементов четвертого периода унификации права международных коммерческих контрактов. Впервые в истории унификации возник внедоговорный или неконвенционный метод унификации, результатом которого явились разработанные ЮНСИТРАЛ модельные законы <*>, региональное подразделение ООН - Европейская экономическая комиссия - подготовило несколько типовых контрактов международной купли-продажи отдельных видов товаров, активизировалась деятельность "формулирующих агентств" в виде МТП <**>, Международной федерации инженеров-консультантов - FIDIC, ИМКО - Международной морской организации, международного морского комитета. В качестве основы регулирования было предложено новое право - транснациональное международное торговое право и lex mercatoria; данная идея получила наиболее широкое признание в четвертом периоде развития унификации. Подобные способы регулирования отношений из международных коммерческих контрактов предоставляют, по мнению их сторонников, с одной стороны, наибольшую свободу участникам такого оборота, с другой стороны, практически исключают воздействие государства на указанные отношения. Им соответствует ставший практически универсальным для данной сферы отношений способ разрешения споров, минуя государственные суды и государственные арбитражи, в рамках международного коммерческого арбитража.

--------------------------------

<*> ЮНСИТРАЛ разработано пять типовых законов: О международном коммерческом арбитраже 1985 г., О международных кредитовых переводах 1992 г., О закупках товаров, строительных работ и услуг 1994 г., Об электронной торговле 1996 г., О трансграничной несостоятельности 1997 г.

<**> МТП подготовлено пять типовых контрактов с комментариями и руководствами, в которых отражена договорная практика предпринимателей со всего мира: коммерческого агентства, дистрибьюторский, франчайзинга, купли-продажи готовых изделий, со случайным посредником (публикации МТП N 496, 518, 556, 557, 619 соответственно). Все они опубликованы изд-вом "Консалтбанкир" с переводом на русский язык, что сделало возможным их использование в договорной практике отечественных участников международных коммерческих контрактов (см. гл. III).

 

Именно в данный период были заключены основные международные конвенции и принято во многих странах национальное законодательство, обеспечивающие две основные составляющие успеха международного коммерческого арбитража: возможность рассмотрения споров арбитражем, включая ad hoc, и возможность реализации вынесенного таким образом решения (Женевская конвенция 1961 г. о внешнеторговом арбитраже <*>, Нью-Йоркская конвенция ООН 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений <**>, Модельный закон ЮНСИТРАЛ 1985 г. о международном коммерческом арбитраже, Соглашение стран СНГ 1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности). Успеху становления международного коммерческого арбитража в странах Центральной и Восточной Европы содействовала многолетняя практика функционирования международных коммерческих арбитражных судов, действовавших на основе Московской конвенции 1972 г. о разрешении арбитражным путем споров между хозяйственными организациями стран-участниц, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений в процессе экономического и научно-технического сотрудничества, а также Единообразного регламента арбитражных судов при торговых палатах стран - членов СЭВ 1974 г. <***>.

--------------------------------

<*> См.: Лебедев С.Н. Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража. С. 109 - 117.

<**> Там же. С. 125 - 132.

<***> См.: Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран - членов СЭВ. М.: Наука, 1980.

 

Четвертый период унификации начался в конце ХХ в. и характеризуется снижением роли международно-правовой унификации и развитием автономной системы регулирования отношений из международных коммерческих контрактов. Выделение данного периода унификации с новым свойственным ему методом объясняется возникновением невиданного ранее экономического феномена в виде глобализации экономики.

Для выделения новой глобализированной экономики от иных ранее сформировавшихся типов международных экономических отношений существует несколько определений <*>. По мнению Европейской комиссии, глобализация означает процесс, при помощи которого рынки и производства в различных странах становятся все более взаимозависимыми вследствие развития динамики торговли товарами и услугами, движением капитала и технологий. Глобализация не является новым феноменом, а продолжает те тенденции развития, которые существовали в течение значительного периода <**>, иными словами, является продолжением процесса интернационализации, но под другим наименованием и с иным содержанием.

--------------------------------

<*> Thompson G. Introduction: situating globalization // International Social Science Journal. Special issue. June 1999. N 160. P. 139 - 152.

<**> Европейская комиссия, 1997. С. 45.

 

Согласно второму определению глобализация представляет постоянный процесс или набор постоянной практики, в результате которых достижение результатов многостороннего равновесия зависит от направления, по которому пойдет данный процесс. Настоящая же фаза глобализации представляет одну из многих возможных ее форм. Данное определение рассматривает глобализацию в качестве процесса, который протекает уже в течение многих веков под влиянием возрастающей интенсивности интернационализации экономических отношений. В качестве основной движущей силы предложенный подход выделяет международное взаимодействие, и в этом смысле он достаточно традиционен и соответствует динамике развития экономической теории.

Согласно третьему определению глобализация представляет стирание межгосударственных границ, освобождение экономических отношений от любых связей с государствами, занятие ими места вне и выше государства. Границы более не являются основной чертой интернациональной системы, глобализация накладывается на международные и внутринациональные отношения и превосходит их. В широком смысле глобальный равняется локальному, происходит глолокализация, т.е. возникает самостоятельное правовое пространство. Эта экономика существует автономно от национальных участников, хотя и опирается на них, признавая за ними роль участников мирохозяйственных отношений, придавая им особый характер и форму и "охватывая" их своей собственной динамикой; таким образом, она направлена вниз. Она избегает "управления", ее мотором являются неорганизованные и неконтролируемые рыночные силы, а основными частными участниками - транснациональные корпорации. На смену функционировавшему в третий период развития унификации национальному капиталу приходит капитал стран Триады, не имеющий национальной основы и ищущий в различных частях земного шара конкурентные преимущества в виде дешевого сырья и рабочей силы, эффективные места расположения производств; возникают и оформляются новые инвестиционные потоки. Второй составляющей является приобретение финансовой системой поистине всемирных масштабов. Функционирование этих двух систем современности с организационной точки зрения обеспечивается Интернетом, а с юридической точки зрения - дальнейшим развитием типовых документов, приданием им основными участниками процесса глобализации значения основного регулятора возникающих при этом контрактных отношений.

Основной признак глобализации состоит в приобретении экономикой характера не интернационального, а глобализированного, в значительном снижении роли государства в осуществлении транснациональной экономической деятельности и ее приспособлении к потребностям мирового экономического взаимодействия. За государствами сохраняется активная роль в развитии Всемирной торговой организации, основной целью которой является создание единых условий осуществления торговли и предоставления услуг во всемирном масштабе. В сфере же международных коммерческих контрактов государство оказывается слишком маленьким, чтобы охватить глобальный рынок. Разделение экономически единого пространства на национальные правопорядки становится тормозом в реализации экономических отношений между ними, а управление глобальным пространством предполагает единообразное и адаптированное к потребностям экономики регулирование, не зависящее от национальных правовых систем.

Поэтому в четвертом периоде унификации первоочередное развитие получают два элемента правового регулирования глобального рынка, возникшие в третьем периоде унификации права международных коммерческих контрактов: к первому относится расширение сферы деятельности "формулирующих агентств" - правительственных и неправительственных международных организаций, которые предлагают государствам модельные законы, а коммерсантам - типовые контракты; ко второму - возрастание роли индивидуальных контрактов, в которых согласовываются регулирующие взаимоотношения сторон юридические правила и отражается стремление составителей предоставить сторонам возможность согласования "полностью автономного и не зависящего от государства порядка взаимоотношений". Теоретическое обоснование этого мы находим в теории lex mercatoria, в признании за контрактом значения саморегулирующегося и самодостаточного инструмента.

Данный период находится в начальной фазе развития. В отличие от третьего периода унификации, где основным был метод международно-правовой унификации, результатом которого являлось конвенционное международно-правовое регулирование международных коммерческих контактов, настоящему (четвертому) периоду соответствует метод разработки неконвенционной унификации, стандартизации, результатом которого является глобализованное право международных контрактов, названный автором частноправовым методом.

Возникновение и становление унификации права международной торговли обусловливалось несколькими факторами. Первым таким фактором явилось развитие международных отношений, обеспечение новыми средствами коммуникации подвижности населения, капиталов и товаров, возникновение многочисленных международных связей. Вторым фактором явилось осознание необходимости для международных коммерческих отношений собственного правового регулирования, сконструированного одинаково в различных государствах. Высказываясь за унификацию права международной торговли, К.М. Шмиттгофф подчеркивал, что настоящий мировой порядок все еще основан на традиционной концепции национального государства, верность которой мы должны сохранять, однако невозможно игнорировать растущие тенденции к интернационализации, которая, несмотря на отдельные неудачи, развивается в новых формах глобальных и региональных организаций. Причины такого развития хорошо известны: в результате беспрецедентного развития науки и технологии мир становится все меньше, массовое производство сельскохозяйственных и промышленных товаров требует более крупных рынков, стандарты жизни повсеместно возрастают, что также требует постоянного расширения международной торговли, население менее развитых стран более не желает мириться с бедностью и отсутствием возможности пользоваться нормальными условиями жизни и смотрит на более богатые нации с надеждой на помощь и содействие <*>. В отечественной доктрине экономические факторы как основополагающие в возникновении и развитии движения за унификацию отмечали все исследователи международного частного права, прежде всего Л.А. Лунц, Б.С. Крылов, В.М. Корецкий, О.Н. Садиков, А.Л. Маковский, С.Н. Лебедев, А.С. Комаров <**>.

--------------------------------

<*> Schmitthoff C.M. Op. cit. P. 107 - 110.

<**> См.: Лунц Л.А. Курс международного права. Общая часть. С. 23 - 25; Корецкий В.М. Савиньи в международном частном праве // Избранные труды. Т. 1. С. 82 - 83; Садиков О.Н. Унифицированные нормы в международном частном праве. С. 38 - 49; Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений. С. 15 - 43; Маковский А.Л. Вопросы теории международно-правовой унификации права и состав международного частного права. С. 26 - 33; Комаров А.С. Международная унификация правового регулирования внешнеэкономической деятельности // Законодательство. 1999. N 11. С. 28 - 32; N 12. С. 23 - 28; Он же. Правовое регулирование внешнеэкономических операций и унификация права международной торговли // Внешняя торговля России на рубеже веков. М.: Экономика, 2001. С. 381 - 400.

 

Помимо чисто экономических причин возникновения и осознания потребностей в унификации, необходимо выделить и факторы правового характера, среди которых важнейшим является невозможность средствами только национального права обеспечить адекватное регулирование международных коммерческих отношений. Это проявилось в противоречии между интернациональным характером отношений международного экономического оборота и национальным в своей основе способом регламентирования возникающих в этой связи коммерческих, гражданско-правовых отношений. Впервые на это было обращено внимание в докладе Т. Попеску на II конгрессе сравнительного права, состоявшемся в 1976 г. в Риме под эгидой УНИДРУА: недостаточность современного регулирования внешней торговли, значительное число правовых систем (например, при поставке товара сухопутным путем он пересекает несколько границ, подпадая в каждой новой стране под собственное регламентирование), т.е. международные коммерческие отношения регламентируются нормами внутреннего права; отсюда возникает противоречие между интернациональным характером юридических отношений, с помощью которых они реализуются (контракт и т.п.), и национальным или внутренним правом, которое регулирует эти юридические отношения. Это фундаментальное противоречие является постоянным источником неуверенности в международных коммерческих отношениях. Международная торговля с ее экономическими, социальными, техническими аспектами, с ее нуждами и требованиями развивается в международной атмосфере, поэтому и акты, посредством которых они реализуются, перерастают национальные рамки. Право международных экономических отношений само по себе имеет тенденцию превратиться в право, превосходящее компетенцию любого государства, но оно не может быть внутренним правом, так как зарождающиеся в его рамках отношения требуют разрешения также международными средствами, значительно отличающимися от средств, которыми реализуются отношения внутренние. Эти отношения стремятся уйти от национального закона, чтобы провозгласить свое право на создание таких юридических рамок, в которых нуждается международная торговля для своего развития. Возникающие в ходе интернационализации отношения требуют их урегулирования также международными средствами, имеющими значительные отличия от средств правового регулирования внутренних отношений. Эти отношения стремятся уйти от суверенитета национального закона, чтобы провозгласить свое право на создание таких юридических рамок, в которых международная торговля нуждается для своего развития <*>.

--------------------------------

<*> Popesku T.R. Le Droit du commerce international: une nouvelle tache pour les legislateurs nationaux ou une nouvelle "Lex mercatoria"? // New Direction in International Trade Law. Acts and Proceedings of the 2nd Congress of Private Law held by UNIDROIT. Rome, 7-10.09.1976. Oceana Publications. Dobbs Ferry. N. Y., 1977. P. 25.

 

Вторым правовым фактором, обусловившим возникновение и развитие идеи унификации рассматриваемой группы отношений, является многообразие национальных правовых систем, что приводит к юридической неопределенности. Помимо существования различных правовых систем, значительное многообразие существует и в федеральных государствах - США, ФРГ, Швейцарии; более того, и в одной стране часто также сосуществуют и действуют различные системы права, например, на территории Соединенного Королевства действуют пять независимых систем: право Англии, Шотландии, Северной Ирландии, островов Пролива и острова Мэн. В Испании, помимо ГК, имеются приложения, применяемые к отдельным районам (Арагон, Каталония, Наварра) или к отдельным сообществам - православные армяне, мусульмане-сунниты, евреи и т.п. В таком унитарном государстве, как Ливан, имеется не менее 22 общин, в каждой из которых действует самостоятельное право, регламентирующее личный статут их членов <*>.

--------------------------------

<*> David R. The International Unification of Private Law. P. 3.

 

В качестве примера можно привести неодинаковый порядок заключения договора по праву различных государств, различные подходы их законов к основаниям материальной ответственности и к ее формам, различные виды убытков; такие понятия английского права, как "существенное и простое условие договора", "встречное удовлетворение", "существенное нарушение договора", "тщетность договора"; такое понятие французского права, как "основание договора", или немецкого, как "mise en demeure или nachfrist", неодинаковое отношение к неустойке в континентальном праве и в общем праве и т.д.

Третьим правовым фактором, обусловившим возникновение и развитие идеи унификации права международных коммерческих контрактов, явилось признание недостаточности коллизионного способа регулирования рассматриваемой сферы отношений (даже при наличии унифицированных правил). На это обращали внимание Э. Рабель, К. Шмиттгофф, Р. Давид, Т. Попеску, А. Боджиано, в отечественной доктрине - Б.С. Крылов, Л.А. Лунц, О.Н. Садиков, С.Н. Лебедев, М.М. Богуславский, А.С. Комаров, В.П. Звеков.

Общепризнанными причинами такой недостаточности являются: во-первых, неодинаковые коллизионные критерии, устанавливаемые законодательством различных государств для одной и той же группы правоотношений (например, в отношении коллизионного критерия для определения места заключения договора в законодательстве КНР и России содержатся разные отсылки: ст. 5 Закона КНР о внешнеэкономическом договоре 1985 г. <*> и ст. 1211 ГК РФ). Данное явление может возникнуть в двух ситуациях: в силу простого различия коллизионных норм, а также в силу отражения в национальном законодательстве коллизионных норм, направленных на подчинение отношений с иностранным элементом национальному праву. Последнее имеет место при принятии в законодательстве односторонней коллизионной нормы, отсылающей исключительно к национальному закону, например при возникновении правоотношения на территории данного государства, в отношении ряда правоотношений - независимо от места их возникновения и реализации; вследствие введения ограничений применения иностранного закона согласно оговорке о публичном порядке или по иным основаниям.

--------------------------------

<*> Гражданское законодательство КНР / Пер. с кит. М.: Международн. центр фин.-экон. развития, 1997. С. 328 - 334.

 

Во-вторых, серьезным препятствием является применение иностранного закона. Сам поиск и выявление содержания того или иного закона иностранного государства достаточно сложны, однако трудности значительно возрастают, когда речь идет о применении иностранного закона, во-первых, иностранными судьями, правовая культура которых зачастую основана на совершенно иных принципах, и, во-вторых, часто в изоляции иностранного закона от той "международной окружающей среды" в виде сложившихся правовых категорий и традиционных правил их толкования. Правила внутреннего законодательства каждой страны имеют своей целью регламентирование двух неравновеликих видов правоотношений: в первую очередь и в основном они определяют права и обязанности национальных участников коммерческого оборота и регламентируют возникающие между ними в ходе его реализации взаимоотношения; во вторую очередь и в значительно меньшем объеме они направлены на регулирование отношений с иностранным элементом, которые также могут быть подразделены на два основных подвида: отношения, затрагивающие права и обязанности личности, включая статус иностранца и его защиты в другом государстве, его семейные и трудовые права, процессуальные права при обращении в суды; отношения коммерческого оборота. В течение длительного периода они осуществлялись в рамках традиционной торговли, а в последние 50 - 70 лет - в рамках различных форм кооперации, совместной деятельности и функционирования транснациональных компаний. Внимательный взгляд на историю государства и права позволяет прийти к заключению, что если вопросы статуса личности государства всегда стремились поставить под свой контроль <*>, то отношения коммерческого, торгового оборота в силу своей неизбежной интернационализации всегда имели тенденцию выйти из-под контроля государства. Наиболее ярко это проявляется в том, что первоначально международный коммерческий оборот, прежде всего международная купля-продажа, регламентировался практически полностью торговыми обычаями, которые не только в течение длительного времени сохраняли свое значение как основной регулятор возникающих между сторонами договора купли-продажи (как и иного договора) отношений, но и сохранили свое значение в современный период, что дало основание в 60 - 70-е гг. ХХ в. говорить о возникновении lex mercatoria, а в 1994 г. привело к принятию УНИДРУА Принципов международных коммерческих договоров <**>, которые, не имея нормативного значения, играют весьма важную роль в регламентировании отношений, возникающих при реализации международных коммерческих договоров.

--------------------------------

<*> Устанавливая нормы международного частного права по определенным вопросам, государство предписывает своим судьям, властям, гражданам следовать этим нормам и применять иностранное право лишь в крайнем случае. Внутренняя кодификация использует различные приемы для уменьшения случаев обращения к иностранному закону: 1) односторонняя коллизионная норма, отсылающая, например, к местонахождению недвижимого имущества (норма ст. 3 ФГК): правоспособность французских граждан определяется по французскому закону даже в случае их постоянного жительства за границей; 2) в отношении коллизии, которая может иметь место на территории данного государства, законодатель определяет коллизионную норму, например, согласно общему правилу ст. 1224 ГК РФ: отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Таким же образом определяется в указанной статье способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма такого завещания или акта его отмены.

<**> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. М.: Международн. центр фин.-экон. развития, 1996.

 

Поскольку международные конвенции в сфере права международной торговли представляют собой правила, выработанные на основе обобщения правил ряда национальных правовых систем, постольку не только их подписание, ратификация, но, главное, их применение в государствах, принадлежащих к различным правовым системам и традициям, означает взаимовлияние и взаимообогащение, а в конечном счете - сближение правовых норм и создание правового режима, доступного и понятного тем, для кого предназначены эти правила, - коммерсантам, реализующим соответствующие коммерческие взаимоотношения. Наиболее яркими примерами являются Конвенции ООН: 1980 г. - о договорах международной купли-продажи товаров; 1986 г. - о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров; 1988 г. - о международном финансовом лизинге и международном факторинге. Однако данное явление нельзя абсолютизировать, поэтому естественно, что национальные правовые системы сохраняют свою специфику и свое значение, приобретенные веками выработки свойственных именно им правовых конструкций и формул, отражающих национальную самобытность и особенности.

Значительное ускорение получил процесс внутринациональной кодификации гражданско-правовых норм, направленных на урегулирование не только внутренних отношений обмена товарами и услугами, но и отношений с иностранным элементом. Причем этот процесс характеризуется не только принятием значительным числом государств новых гражданских кодексов и иных законов (Канада - новый Гражданский кодекс Квебека, США - дополнение Единообразного торгового кодекса, Нидерланды - новый Гражданский кодекс, Россия - новый Гражданский кодекс, Украина - Закон о внешнеэкономических договорах, Беларусь - новый Гражданский кодекс, Казахстан - новый Гражданский кодекс, Китай - Закон о внешнеэкономическом договоре и др.), но и значительным влиянием и проникновением во внутреннее законодательство правил международных конвенций, имеющих сходный предмет регламентирования (это прослеживается, например, в ГК России, Аргентины, Беларуси, Казахстана и других стран <*>). Это позволяет сделать вывод о том, что, явившись первоначально ответом на потребности государств в установлении унифицированных правил международного коммерческого оборота, прежде всего в сфере обмена товарами, сама унификация этих правил превратилась в достаточно эффективный инструмент влияния на внутреннее законодательство.

--------------------------------

<*> См.: Богуславский М.М. Роль международных договоров в формировании международного частного права; Воробьева О.В. Развитие внутреннего законодательства как источника международного частного права; Кодификация внутреннего законодательства в области международного частного права в странах Восточной Европы и Китае; Кабатова Е.В. Кодификация международного частного права в странах Западной Европы; Шебанова Н.А. Кодификация внутреннего законодательства в области международного частного права в странах Латинской Америки // Гл. 7 "Формирование и кодификация норм международного частного права" // Международное частное право. Современные проблемы. М.: Law, 1994. С. 311 - 385.

 

Таким образом, в качестве причин возникновения и развития унификации могут быть выделены следующие основные факторы двух видов: факторы первого вида касаются общеэкономических и общеполитических аспектов взаимодействия, факторы второго вида имеют юридический характер.

К факторам первого вида относятся:

1) наличие мирного сосуществования между нациями, возможность реализации торгово-экономических отношений в условиях нормального сотрудничества, не отягощенного экономическими санкциями, блокадами, военным вторжением, даже и миротворческих сил ООН;

2) развитие сотрудничества непосредственно между хозяйствующими субъектами различных государств, движение капиталов и граждан, в частности иностранное инвестирование, рост числа и диверсификация экономических отношений и производственных связей, переход от традиционных отношений торгового обмена к новым видам коммерческого взаимодействия, усложнение отношений, носивших ранее характер обычной купли-продажи товаров, и вследствие этого возрастающее многообразие операций и оформляющих их договоров;

3) осознание невозможности находиться в изоляции, понимание того, что жизнь и деятельность различных стран и народов проходят на Земле, являющейся общим домом, весьма небольшим, где все страны и народы являются соседями и взаимно (иногда - положительно, а иногда - отрицательно) влияют друг на друга;

4) противоречия между интернациональным характером складывающихся в результате сотрудничества отношений и внутринациональным способом и регулирования, и разрешения возникающих в этой связи вопросов.

К факторам второго вида относятся:

1) множественность правовых систем в мире, имеющиеся серьезные различия в регламентировании тех или иных вопросов, отсутствие не только необходимой информации, но и навыков применения иностранного законодательства как коммерсантами, так и судебными и арбитражными органами (отсюда различные коллизионные доктрины, призванные обеспечить применение lex fori к отношениям с иностранным элементом, неодинаковая судебная и арбитражная практика в разных государствах);

2) недостаточность имеющихся в современном мире способов и инструментов разрешения спорных вопросов коллизионным методом и потребность в создании нового международно-правового инструментария, более полно охватывающего многообразие коммерческих отношений;

3) неспособность достичь единообразного урегулирования путем использования "внегосударственных источников" (В.М. Корецкий) или "незаконодательной унификации" (М. Бонелль), практики международного коммерческого оборота;

4) потребность в наличии общего режима в рамках мирохозяйственных связей по наиболее часто встречающимся коммерческим сделкам и отношениям, осознание необходимости создания адекватного мирохозяйственным связям механизма и инструментария их правового регулирования;

5) необходимость признания в различных государствах актов и соглашений, совершаемых в других государствах, например цессии, выдачи векселя или коносамента, обязательной силы иностранного судебного или арбитражного решения, необходимость обеспечения единообразного применения международно-правового инструментария, создаваемого международным сообществом.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |