Имя материала: Жилищное право

Автор: Крашенинников Павел Владимирович

§ 2. пределы осуществления и ограничения прав на жилые помещения

 

Одним из важнейших средств правового регулирования любых отношений, в том числе и связанных с жилыми помещениями, является установление пределов осуществления и ограничения права.

Вопрос о пределах осуществления и ограничения права как на движимое, так и на недвижимое имущество постоянно привлекал и продолжает привлекать к себе внимание и законодателя, и ученых. Неоднозначность правовых норм и различные подходы к их анализу обусловливаются зачастую политическими, экономическими и правовыми факторами. Однако необходимость установления и возможность применения пределов и ограничений в праве осознавались практически во все времена в различных государствах. В частности, соответствующие нормы, содержавшиеся уже в Законах XII таблиц античного Рима, были обстоятельно проанализированы исследователями Римского частного права, которые единодушно отмечали двойственную природу пределов осуществления права, особенно права собственности на недвижимое имущество. Их возникновение обусловливалось, во-первых, интересами общества, причинами нравственного, религиозного, санитарного и транспортного характера, во-вторых, частноправовыми основаниями, особенно связанными с так называемым соседским правом <*>.

--------------------------------

<*> См.: Пухта Г.Ф. Курс Римского гражданского права. Т. 1. М., 1874. С. 387; Новицкий И.Б. Основы Римского гражданского права. М.: Юрид. лит., 1960. С. 92; Бартошек М. Римское право. Понятие. Термины. Определения. М.: Юрид. лит., 1989. С. 114.

 

Гражданское законодательство Российской империи, устанавливая пределы осуществления и ограничения права в отношении недвижимости, в некоторой степени затрагивало и права на жилые помещения (в основном при регламентации правового положения строений). Так, ст. 445 Гражданских законов предусматривала возможность одного собственника жилого дома требовать от другого, имеющего рядом (по соседству) жилой дом, не "пристраивать кухни или печи к стене его дома, не лить воды и не сметать сора на дом или двор, не делать ската кровли своей на двор его", а в ст. 446 указывалось на запрет "закладывать соседские окна или заслонять их другим зданием" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданские законы с разъяснениями их по решениям Правительствующего Сената. Свод законов. Т. X. Ч. 1. СПб., 1884. С. 112, 113.

 

Комментируя данные нормы, К.П. Победоносцев указывал на то, что с умножением городского населения соседское право как ограничитель приобрело огромную ценность, поскольку без него строители стараются вознаградить себя за тесноту площадей, на которых выстроен дом, не обращая внимания на уже выстроенные <*>.

--------------------------------

<*> См.: Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 1. СПб., 1883. С. 461.

 

Исследователи русского гражданского права, как правило, отождествляя понятия "пределы" и "ограничения" права собственности, давали различную классификацию пределов (ограничений) права собственности на недвижимое имущество.

К.П. Победоносцев, характеризуя пределы (ограничения) как отрицательную часть права собственности, разделял их на необходимые, установленные законом, и случайные, установленные договором <*>. Д.И. Мейер, указывая на то, что различные стеснения, установленные законом, "мешают нам принять обыкновенное определение права собственности, как полное господство лица над вещью", выделял ограничения, налагаемые на все правомочия собственника (т.е. на владение, пользование и распоряжение), и на права относительно каждой составной его части <**>. А.М. Гуляев акцентировал внимание на том, что "всякое право предполагает границы, определяющие меру свободы". Такими границами, по его мнению, могут быть только закон и права других лиц <***>.

--------------------------------

<*> См.: Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 1. С. 441, 442.

<**> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право, изданное по запискам слушателей / Под ред. А.И. Вицына. СПб., 1902. С. 265 - 281.

<***> См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства, кассационной практики Правительствующего Сената и проекта Гражданского уложения: Пособие к лекциям. СПб., 1913. С. 170.

 

Законодательство зарубежных государств прошлого века также устанавливало определенные пределы осуществления и ограничения прав. Особенно это касалось недвижимого имущества, в том числе и жилья. Наиболее ярко тенденция в установлении пределов осуществления прав собственности на недвижимое имущество проявилась в Великобритании. Одним из шагов в реформировании жилищных отношений Англии XIX в. являлись принятые в 1848 - 1851 гг. Законы: об охране общественного здоровья, о благоустройстве жилых домов и о домах, сдаваемых под квартиры. Целью этих законодательных актов являлись, с одной стороны, установление пределов, вызванных определением единых санитарно-гигиенических и технических норм для строителей домов и их жильцов, а с другой - установление пределов, обусловленных возможностью городских органов власти строить новое либо приобретать возведенное жилье за счет городских налогов для предоставления его бездомным гражданам <*>.

--------------------------------

<*> Clarc John J. The local Government of the United Kingdom. London, 1927. P. 205.

 

Современное зарубежное законодательство принуждает собственников к выполнению так называемой социальной функции, т.е. общественной миссии по рациональному, в интересах всего общества, использованию собственности. Эти положения имеют цель воспрепятствовать произвольному, "непродуктивному" обращению собственников с принадлежащим им имуществом <*>. Право свободного использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент имеет не более чем историческое значение, отмечают японские исследователи гражданского права С. Вагацума и Т. Ариидзуми <**>. Аналогичного мнения придерживаются и участники проходившей в 1983 г. конференции Англо-американского института права недвижимости под девизом: "Кончина свободного феода". Исключительная неограниченная собственность сегодня - это скорее теоретическая схема, вызывающая академический интерес, чем реально существующий правовой титул. По мнению участников конференции, распад титула свободного феода происходит под воздействием двух основных факторов. Во-первых, это его разделение земли в процессе аренды, продажа отдельных правомочий, выделение в нем прав на землю, на воздушное пространство. Во-вторых, ограничения со стороны государства путем установления налогов на недвижимость, экспроприации прав собственности, введения других ограничений <***>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское и семейное право развивающихся стран / Под ред. В.К. Пучинского и В.В. Безбаха. М.: Изд-во Университета дружбы народов, 1989. С. 90.

<**> См.: Сакаэ Вагацума, Тору Ариидзуми. Гражданское право Японии. Книга первая. М.: Международные отношения, 1983. С. 179.

<***> См.: Галятин М.Ю. США: правовое регулирование использования земель. М.: Наука, 1991. С. 78.

 

В отечественном гражданско-правовом регулировании пределы осуществления и ограничения права можно разделить на три периода. Первый период длился до октября 1917 г., второй - "советский" - от октября 1917 г. до начала 90-х гг. прошлого столетия, третий - период экономических реформ, берущий свое начало в 90-х гг. и продолжающийся в настоящее время.

Подробнее остановимся на особенностях "советского" периода. В законодательстве и юридической литературе того времени вопросам установления пределов права уделялось значительное внимание <*>.

--------------------------------

<*> Необходимо отметить фундаментальное исследование В.П. Грибанова: Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.

 

Советское законодательство устанавливало потребительское назначение имущества, находящегося в личной собственности граждан, и прямо запрещало извлекать доходы, не относящиеся к трудовым (ст. 13 Конституции Союза ССР, ст. 13 Конституции РСФСР, ст. 111 ГК РСФСР). Земля в этот период принадлежала только государству. Исключительность права государственной собственности была закреплена в Основных законах как Союза ССР, так и всех его республик (например, ст. 11 Конституции Союза ССР и ст. 11 Конституции РСФСР). Законодательство не допускало "использование имущества для частнохозяйственной деятельности, систематического извлечения нетрудовых доходов". В полной мере вышеизложенное касалось и жилых помещений. Так, название Указа Президиума Верховного Совета РСФСР "О безвозмездном изъятии домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных гражданами на нетрудовые доходы" от 26 июля 1962 г. говорит само за себя <*>.

--------------------------------

<*> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. N 30. Ст. 464.

 

Одним из последних нормативных актов, касающихся данного вопроса, было Постановление Совета Министров РСФСР "О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами" от 22 июля 1986 г., которым перед органами государственного управления прямо ставилась задача по усилению контроля за использованием гражданами жилых домов и помещений исходя из того, что они не могут использоваться для личной наживы и в других корыстных целях <*>.

--------------------------------

<*> Собрание постановлений Совета Министров (Правительства) РСФСР. 1986. N 20. Ст. 154.

 

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. предусматривал ответственность за использование жилого дома для получения нетрудовых доходов: такой жилой дом подлежал безвозмездному изъятию в фонд местного Совета народных депутатов.

Помимо запрета извлечения "нетрудовых доходов" советское законодательство устанавливало пределы количества и размеров жилья, находящегося в собственности одного гражданина. Так, ст. 106 ГК РСФСР указывала на то, что у гражданина или совместно проживающих супругов на праве собственности мог находиться только один жилой дом (или его часть). Кроме того, названная статья устанавливала предельный размер жилого дома (или его части), принадлежащего гражданину на праве личной собственности: жилая площадь дома не должна была превышать 60 квадратных метров (исключение могло быть сделано только для некоторых категорий граждан, с разрешения исполнительного комитета городского Совета народных депутатов). Указанные ограничения не имели под собой никаких, кроме идеологических, оснований и, по выражению Е.А. Суханова, "были крайне неэффективны и даже вредны для общества" <*>.

--------------------------------

<*> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юрид. лит., 1991. С. 145.

 

С началом экономических преобразований в нашей стране законодательство, регулирующее отношения собственности, предусмотрело значительное сокращение экономически необоснованных пределов осуществления права собственности. Законы "О собственности в СССР", "О собственности в РСФСР" значительно расширили возможности осуществления права собственности. Новый ГК РФ установил правило, согласно которому собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые интересы других лиц (п. 2 ст. 209). Кроме того, сняты количественные и стоимостные пределы объектов права собственности граждан.

Вместе с тем снятие неоправданных пределов осуществления права собственности не дает повода говорить о беспредельной свободе осуществления прав собственности. В любом обществе существуют объективно необходимые пределы и ограничения. По справедливому выражению Г.В. Шершеневича, "осуществление права собственности, ничем не стесненное, способно весьма вредно отразиться на интересах прочих членов того же общества, на интересах самого общества" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Издание бр. Башмаковых, 1911. С. 247.

 

Необходимо признать, что вопрос о пределах реализации и ограничениях прав на жилые помещения в отечественной юридической литературе в настоящее время еще не получил должного освещения. Отмечая важность и плодотворность анализа регламентации рамок, в которых собственник осуществлял свои права, действовавших в былые времена, необходимо отметить, что в настоящий момент этот вопрос требует дальнейшего изучения и конкретизации с целью осуществления адекватной действующему законодательству правоприменительной деятельности и развития законодательства, регулирующего пределы осуществления и ограничения права собственности.

Анализируя сущность пределов и ограничений права на жилые помещения, следует остановиться на различиях этих двух категорий. В литературе часто можно встретить смешение этих понятий. Между тем они не равнозначны. Безусловно, оба понятия говорят об определенных границах, в которых собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Однако природа этих границ весьма различна. Представляется, что, говоря о пределах, законодатель указывает только на закон. Рассматривая ограничения, законодатель отсылает к основанной на законе воле собственника или иного пользователя жильем и субъекта, вступающего с ним в соглашение, либо к воле судебных органов. Исходя из этого, можно сделать следующие выводы.

Пределы объективны в том смысле, что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены законом; ограничения же субъективны, потому что зависят от основанной на законе воли субъектов или судебных органов. Поскольку пределы осуществления права объективны, постольку ограничения права также возможны только в этих пределах.

Изложенное позволяет назвать пределы общими основаниями стеснения права, а ограничения - частными.

Стеснения владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями, принадлежащими каким-либо субъектам, могут быть трех видов:

во-первых, законодательные - пределы, установленные федеральными законодательными актами;

во-вторых, судебные - ограничения, вызванные оспоримостью права на жилье;

в-третьих, договорные - ограничения, обусловленные соглашением сторон.

Спектр законодательных пределов осуществления права на жилые помещения достаточно широк и включает в себя как общие пределы, относящиеся к любому имуществу, так и пределы права, касающиеся недвижимого имущества, среди которых особо следует выделить пределы, непосредственно обусловливающие права собственников жилых помещений.

Общие пределы осуществления права собственности, относящиеся к любому имуществу, закреплены в ст. 209 ГК РФ, где говорится о том, что осуществление права собственности не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц.

К пределам осуществления прав, касающихся пользователей недвижимого имущества, следует отнести пределы, относящиеся к осуществлению прав на земельный участок как таковой либо являющиеся составной частью другого объекта. Российское земельное законодательство устанавливает строго целевое назначение земельных участков, исходя из состава земель и целей получения их в пользование.

Специального упоминания заслуживают пределы, непосредственно касающиеся осуществления прав пользователей жилых помещений. Российский законодатель, устанавливая пределы осуществления права собственности в отношении любого имущества, исходит из принципа "можно делать со своим имуществом все то, что не нарушает права других субъектов". Регламентируя отношения, связанные с недвижимостью в жилищной сфере, этот принцип проецируется и на право собственности на жилые помещения. Как следует из ст. 209 ГК РФ и прямо указывается в ст. 17 ЖК РФ, осуществление права собственности на жилое помещение не должно нарушать прав и охраняемых действующим законодательством интересов других лиц, т.е. пределы обусловливаются основанными на закрепленных в законодательстве правах и интересах субъектов гражданского права.

К таким пределам законодатель относит возможность использования жилья. Все жилые помещения независимо от фондовой принадлежности и оснований владения и пользования имеют исключительно целевое назначение. В соответствии со ст. 288 ГК РФ жилые помещения предназначаются для проживания граждан, гражданин - собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи. Жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания на основании договора. При этом размещение в жилых домах промышленных производств не допускается. Похожая норма содержится в ст. 17 ЖК РФ, согласно которой жилые помещения предназначены для постоянного проживания граждан. Предоставление помещений для нужд промышленного характера запрещается.

Исходя из установленного законом целевого назначения жилища, недопустимо встречающееся на практике размещение в жилых помещениях торговых предприятий, офисов юридических лиц, производственных мощностей. Как справедливо указывается в распоряжении мэра г. Москвы "О мерах по пресечению противоправного использования жилых помещений, находящихся в собственности граждан и юридических лиц" от 4 марта 1994 г. N 101-РМ, в результате такого использования из жилищного фонда незаконно изымается значительная часть жилой площади, усугубляя в этой сфере и без того напряженную из-за нехватки жилья ситуацию в городе. В соответствии со ст. 17 ЖК РФ допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

В отличие от прежнего законодательства ГК РФ предусмотрел ответственность собственников за использование жилого помещения не по назначению. Согласно ст. 293 ГК РФ, если собственник жилого помещения использует его не по назначению или систематически нарушает права и интересы соседей, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения. В тех случаях, когда, несмотря на предупреждение, собственник продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения.

К пределам осуществления права на жилые помещения следует также отнести необходимость надлежащего обращения с жилым помещением, т.е. соблюдение санитарно-гигиенических требований, строительных норм и правил, противопожарных норм и т.п., необходимых для нормальной эксплуатации как данного жилого помещения, так и иной недвижимости в жилищной сфере, расположенной в этом доме. Например, собственник, наниматель или иной пользователь жилья в многоквартирном доме не вправе без разрешения соответствующих органов переустраивать квартиру, устанавливать дополнительное отопительное или иное оборудование и т.д. В качестве крайней меры к собственнику за бесхозяйственное обращение с принадлежащим ему жилым помещением, допускающему его разрушение, ГК РФ согласно той же ст. 293 может быть применено прекращение права собственности.

Судебные ограничения права на жилье возникают в случаях оспоримости права на жилье, т.е. когда право на жилое помещение поставлено под сомнение. Это могут быть иски о расторжении или изменении договора найма, купли-продажи, мены, о признании недействительным обмена жилыми помещениями. В случае возникновения споров до разрешения судом вопроса о праве на жилое помещение правомочие распоряжения будет ограничено.

Договорные стеснения права собственности на жилые помещения возможны и когда субъекты гражданско-правовых отношений налагают ограничения на одну из сторон соглашения при заключении договоров ипотеки, пожизненного содержания с иждивением, найма, поднайма жилья и некоторых других.

По общему правилу, установленному ст. 346 ГК РФ, передача жилого помещения в залог не лишает залогодателя права распоряжаться им. Изъятия из этого правила могут быть установлены законом или договором. Например, договором о залоге может предусматриваться, что залогодатель не вправе распоряжаться заложенным жилым помещением, либо может быть установлен запрет на совершение некоторых актов распоряжения (допустим, незалогодатель вправе совершать сделки, влекущие переход права собственности).

Ограничения права собственности возможны и при заключении договора пожизненного содержания с иждивением, предусмотренного § 4 гл. 33 ГК РФ, согласно которому собственник вправе произвести отчуждение жилища, при этом плательщиком ренты и должником по другим обязательствам, вытекающим из такого договора, становится приобретатель, т.е. налицо обременение приобретенного жилья. Кроме того, получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика ренты приобретает право залога на это имущество.

При заключении договора найма жилого помещения собственник, как заключивший соглашение, так и приобретший жилье после заключения договора найма, если иное не предусмотрено соглашением сторон, может быть ограничен или вообще лишен права пользования жилым помещением на срок действия договора. В таком случае право использовать жилище имеется у нанимателя и постоянно проживающих с ним граждан. Согласно ст. 675 ГК РФ переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет изменения или прекращения договора. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |