Имя материала: Общая теория права

Автор: Пиголкин Альберт Семенович

§3. формирование российского правового государства

 

Идея формирования правового государства существовала в России и до, и после октября 1917 г. Однако в силу ряда причин правовому государству не суждено было утвердиться. Назовем пять из них:

право в России никогда не имело достаточной ценности и самоценности;

правовой нигилизм был присущ и русской бюрократии;

гражданам России свойственно было искать высшую справедливость в монархе, верховном правителе и т.д.;

стоящим у власти всегда было свойственно объявлять правом свою волю;

протяженность границ, пестрый национальный состав, исторические условия формирования российской государственности способствовали имперскому сознанию и имперским методам властвования.

После октября 1917 г. к перечисленным причинам добавились иные. Это, в частности:

некоторые исходные идеи большевизма, отрицающие преемственность в правовом развитии, общечеловеческое содержание в праве, естественно-правовые ценности;

обесценение права и закона в ходе революции и гражданской войны;

отсутствие правовой культуры в революционной среде, включая правящий класс;

возвышение исполнительных органов над законодательными;

возвеличивание карательных учреждений;

культ вождя.

Ортодоксальная позиция расценивала учение Маркса как теорию “политической целесообразности”. Считалось “смехотворным” превращать эту теорию в “этическую”. Н.И. Бухарин, например, еще в 1924 г. говорил о своей преданности “не категорическому императиву Канта и не заповеди христианской морали, а “революционной целесообразности”. Некоторые люди, считал он, “очень часто подменяют трезвые рассуждения моральными, которые ничего общего с политикой не имеют”. И в революционное, и в послереволюционное время такой подход оправдывал любые средства во имя высокой цели.

Но было бы неверно трактовать марксистскую теорию права как антипод концепции правового государства. “Для нас... — писал Ф. Энгельс, — незыблемо, что отношения между правящими и управляемыми должны быть установлены на почве права...”. Точно так же было бы искажением исторической правды говорить, будто бы советское государство ничего не имело общего с правовым государством. Правовые его устои начали формироваться в начале 20-х годов, а после XX съезда партии развитие правовой основы в стране получило новый импульс.

Даже зарубежные критики не могли не заметить некоторых изменений в советской действительности. Несколько лет назад в статье под названием “Долгий путь России к господству права” известный немецкий советолог Клаус Вестен, оценивая конституционное развитие СССР, писал: “Достигнутое сегодня состояние правового развития в Советском Союзе есть только первый маленький шаг в теоретическом признании господства права”. Как в дальнейшем пойдет правовое развитие, автор не брался предугадать.

Действительность не раз ломала различные прогнозы. Идея правового государства вначале лишь декларировалась. Затем она стала избирательной программой народных депутатов, нашла законодательное воплощение. Но, увы, была не раз сокрушена реальной жизнью.

С тем чтобы избежать ошибок и отступлений от доктрины, попробуем разобраться, что есть у нас от правового государства, чего никогда не было и чего не доставало, а также что необходимо предпринять для его формирования.

Мы имели:

провозглашение принципа “все во имя человека, все для блага человека”. Не доставало проведения этого принципа в жизнь, но само закрепление его является своего рода реальным достижением;

провозглашение государства общенародным. Конечно, в действительности оно так и не сложилось. Однако такое провозглашение создавало правовые предпосылки для борьбы за установление государства народа и для народа;

особую совокупность аксиом, норм и принципов, которые составляли основу как правотворческой, так и правоприменительной деятельности государства. Это своего рода естественное право. К сожалению, последнее монопольно формировалось одной партией, что приводило к узурпации прав общества в целом. Сегодня критически переосмысливается “социалистическое естественное право”;

законы и другие нормативные акты, составляющие правовую основу государственной и общественной жизни; провозглашение весьма широкого круга прав и свобод граждан;

провозглашение принципа законности в деятельности государственных органов и организаций граждан.

Вместе с тем нам не хватало подлинной законности в реальных отношениях и, более того, чувства законности как в рядовой массе, так и в среде правящих. Ряд гарантий прав и свобод или отсутствовал, или нуждался в серьезном усилении. Недоставало не только компетентности многим руководящим работникам и должностным лицам, но и независимости ряда органов в исполнении ими государственных функций.

Чего мы не имели никогда?

До перестройки официально не признавался примат прав и интересов личности перед интересами общества и государства, не существовало официально признаваемых общечеловеческих норм, которые бы опосредовали действие всех других правил и принципов. Не было признания официальными кругами и восприятия в массовом сознании того обстоятельства, что государство не может чего-то сделать ни при каких условиях (признание пределов государственной деятельности), не признавалась теория разделения властей, теория сдержек и противовесов в механизме государства; не работал институт непосредственного народного волеизъявления (референдум).

Фактом отсутствия каких-либо институтов и неразвитости соответствующих процессов обусловлена потребность в определенных политических шагах и государственно-правовых преобразованиях, в том числе и создания необходимых предпосылок формирования правового государства. Так, обеспечение сколько-нибудь удовлетворительного материального положения граждан является одной из предпосылок достижения итогового политического результата. Можно быть нищим, но свободным какое-то время, однако чего стоят закон и государство вместе взятые, если не растет материальное благосостояние граждан? Без материальной основы, без достаточно высокого уровня общей, политической и правовой культуры, без активизации всех форм народного волеизъявления трудно представить себе правовое государство.

В условиях ориентации на свободный рынок естественны деэтатизация (разгосударствление) социальной жизни, свертывание командно-нажимных методов руководства и управления. В связи с созданием института президентской власти необходимы повышение авторитета и роли представительных органов, совершенствование законодательства и создание единой системы контроля и надзора за его проведением в жизнь.

В решении последней задачи особую миссию выполняет реформированная судебная система. Правовому государству органично свойствен контроль за соответствием нормативных актов закону (конституции), и в качестве высшей контрольной инстанции нет эффективнее института, чем деполитизированный Конституционный суд.

Если всерьез принимать теорию разделения властей, то, с одной стороны, ни один правотворческий орган не может осуществлять конституционный контроль, а с другой — орган конституционного контроля не может участвовать в законодательной деятельности, консультировать законопроекты, дабы не связывать себя в последующих выводах. Никто не вправе выступать судьей в собственном деле.

Интересы демократии диктуют необходимость плюрализации общественных сил (партий, движений, объединений и формирований граждан) в процессе выработки норм естественного права и в ходе взаимного их влияния на государство. Каждая из властей в государстве может служить противовесом другой, если такого рода сдержки предусмотреть при законодательном закреплении компетенции соответствующих органов. В таком аспекте представляется возможным говорить о разных ветвях власти: власть общественного мнения — референдумы и представительные органы, действующие временно или эпизодически; постоянная законодательная власть, представляемая парламентом; исполнительная власть, которую осуществляют президент и правительство; судебная власть; материализованная власть, воплощенная в так называемых материальных придатках государства (армия, милиция, тюрьма); власть федерации в целом, представляемая высшими органами; власть субъектов федерации, которую осуществляют их высшие органы власти и управления.

Каждая из указанных ветвей власти признает верховенство закона среди других нормативных актов во всех сферах общественной жизни. Это элементарное требование режима законности. Поэтому правовое государство иногда отождествляют с государством строгой законности. Этого делать не следует. О законности могут проявлять заботу в любом, даже не в правовом государстве. Понятие “государство законности” ориентирует на сферу правоприменения, область реализации права. Категория “правовое государство” призвана отразить в первую очередь процессы законодательной деятельности, правотворчества в целом.

В поиске того, что есть “право”, участвуют не только законодательные органы. Этот демократический процесс предполагает широкое участие всех интеллектуальных сил общества: научных учреждений, общественно-политических движений и партий, центральных и местных государственных органов, отдельных граждан. Он включает в себя постановку вопроса, его обсуждение, выявление общего консенсуального мнения как по существу проблемы, так и относительно ее решения.

Нахождение понятия права выходит за рамки формально-юридических установлений законодательного процесса. Если в последнем имеет значение, кто формально обладает правом законодательной инициативы, кто и в каком порядке составляет законопроект, кем и куда он направляется, как обсуждается, голосуется, публикуется и т.д., то формирование правовых постулатов требует обращения в первую очередь к содержательно-сущностному анализу объективной действительности. Именно в этом плане приходится обращаться к таким вопросам, как характерные черты той или другой страны, проживающего в ней населения и, наконец, власти, утвердившейся в ходе исторического развития.

Многие мыслители замечали зависимость политического строя от природно-климатических условий. Монтескье в своем труде “О духе законов” показал влияние на законы и форму правления государства климата и состояния возделываемых земледельцами почв. Государство должно учитывать естественные условия страны, протяженность ее границ, выход к морям и океанам, отгороженность горными массивами и др.

Для формирования правового государства имеет едва ли не определяющее значение этнический фактор. При всей общности человеческих проблем, при одинаковости вытекающих из них норм просматриваются и особенные проблемы, свойственные населению конкретной страны в данных исторических условиях, Государство, если оно стремится быть правовым, не может игнорировать состав и характер населяющих страну народов.

Общеизвестно, что марксисты пропагандировали вывод об обусловленности законов особенностями социально-экономического развития: право не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества. Но было бы неточно связывать авторство данной идеи с марксизмом. Монтескье задолго до Маркса выводил право из природы вещей, и это можно интерпретировать в материалистическом контексте. Во всяком случае, он вполне определенно ставил законы в зависимость от общего духа, нравов и обычаев народов. Подобно тому как чистый воздух бывает иногда вреден для обитателей болотистых стран, говорил он, так и свобода оказывается несносной народам, которые не привыкли пользоваться ею.

Правовое государство не может безнаказанно порывать с существующей властью, которая пользуется у населения авторитетом. Речь идет не об отдельных служителях власти, а об органах как таковых.

Разгон Учредительного собрания не повысил авторитет большевиков, укрепил диктаторский режим и еще больше отдалил Россию от правового государства. Учреждение поста Президента СССР, а затем и республиканских президентов, как представляется, повлекло за собой скорее негативные последствия. Во всяком случае, праву в этом аспекте больше бы соответствовали законы, укрепляющие традиционно сложившуюся исполнительную власть, а правовому государству в большей степени отвечало бы полновластие в сфере законодательной деятельности высшего представительного органа, работающего на профессиональной основе.

Очевидно, пройдут десятилетия, пока идея правового государства воплотится в действительность. Пока же его формирование протекает скачкообразно, по формуле “шаг вперед — два шага назад”. Позитивный результат зависит от того, насколько успешно будут преодолеваться обстоятельства, препятствующие созданию правового государства. Закрепление в ст. 1 Конституции России принципа правового государства следует трактовать не как достигнутое завоевание, а в качестве цели, которая должна определять организацию и функционирование всей государственной системы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 |