Имя материала: Общая теория права

Автор: Пиголкин Альберт Семенович

§3. разложение первобытно-общинного строя и появление государства

 

Развитие общественного производства не могло остановиться на первобытном уровне. Следующий эволюционный этап связан с переходом от присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, собирание плодов) к производящему — скотоводству и плужному (пахотному) земледелию. Этот процесс, по данным археологии и этнографии, начался 10—12 тыс. лет назад и продолжался — у разных народов — несколько тысячелетий. Он получил название неолитической революции, поскольку произошел в эпоху позднего неолита (нового каменного века), на рубеже перехода к эпохе бронзы, когда человек научился выплавлять и употреблять сначала “мягкие” цветные металлы — медь, олово, бронзу, золото, серебро, а затем и железо. Эти стадии, а также овладение культурой земледелия и скотоводства, в том числе селекцией, прошли все племена и народы, вступившие на путь развития цивилизации.

С появлением принципиально новых производительных сил были связаны крупные общественные последствия. Они в целом правильно обобщены в книге Ф. Энгельса “Происхождение семьи, частной собственности и государства”. Касаясь экономических последствий, Ф. Энгельс, в соответствии с марксистской концепцией, отметил появление частной собственности отдельных семей и крупные общественные разделения труда, первым из которых он называл выделение пастушеских племен из всей массы варваров.

Современные этнографы и археологи не меньшую роль в неолитической революции отводят развитию в IV—III тысячелетии до н.э. земледелия, дававшего в районах Ближнего Востока и Древнего Египта невероятно высокие урожаи зерновых. Этим обусловлен быстрый рост населения Малой Азии, Двуречья, долины Нила, Средиземноморья, ряда других регионов Европы. С развитием земледелия в I—II вв. до н.э. и I тысячелетии н.э. были связаны увеличение населения Месоамерики и расцвет раннеземледельческих культур у племен майя, ацтеков, инков, мексиканских индейцев (I—II вв. до н.э. — I тысячелетие н.э.).

С точки зрения современной исторической науки и этнографии неолитическая революция стала возможной не только благодаря появлению скотоводства. Именно переход к пахотному земледелию в наибольшей мере способствовал быстрому прогрессу хозяйства (в том числе скотоводства), росту населения, развитию ремесла, искусства, возникновению первых городов, письменности и иных достижений материальной и духовной культуры. Культура древнейших обществ перехода к цивилизации получила название раннеземледельческой культуры.

Главным последствием неолитической революции явился рост богатства: земледелие и скотоводство позволяли получить избыток продукта (прибавочный продукт), которого не могло обеспечить присваивающее хозяйство. На этой основе возник регулярный обмен продуктами между племенами, дававший возможность накопления новых богатств, которые ранее, при натуральном хозяйстве, были недоступны. Излишек продуктов производства создавал также возможность привлечения дополнительной рабочей силы, требующейся для ухода за скотом и обработки полей. Как писал Ф. Энгельс, такую рабочую силу поставляли войны: военнопленных стали обращать в рабов, вследствие чего возникло “первое крупное разделение общества на два класса — господ и рабов, эксплуататоров и эксплуатируемых”.

Здесь, однако, требуется уточнение. Далеко не везде и не всегда рабовладение становилось основой хозяйства раннеземледельческих (в том числе и скотоводческих) обществ. В Древнем Шумере, Египте и во многих других обществах основой раннеземледельческого хозяйства служил труд свободных рядовых общинников, а имущественная и социальная дифференциация развивалась параллельно с функциями управления земледельческими работами (особенно при поливном земледелии) и распределения продуктов в виде создания аппарата учета и распорядительных функций в лице писцов, хранителей урожая и т.д. Важное место занимали в такой дифференциации воинские функции, выполнение которых приводило к делению на военных вождей, начальников дружин и простых воинов. Одновременно происходило формирование сословия жрецов, имевших большое духовное и культурное влияние на общество. Наконец, благодаря развитию торговли и ремесел возникли сословия (страты) купцов, ремесленников и градостроителей.

Раннеземледельческие общества были связаны с возникновением городов-государств, где основное земледельческое население попадало в зависимость от городских центров, в которых сосредоточивались не только ремесло и торговля, но и управленческая, военная и духовная знать. Поэтому наиболее древним видом социальной дифференциации общества явилось не деление на рабовладельцев и рабов, а социально-функциональная стратификация на неравноправные группы и слои общества. Такая стратификация в виде деления на замкнутые касты (варны, сословия и т.п.) с глубокой древности освящалась религиями и существовала не только в государстве, но и в общинном строе раннеземледельческих обществ Древнего Востока, Месоамерики, Индии, а также у скифов, персов, других евроазиатских племен. Рабство в этих обществах носило первоначально дворцовый, или семейный, характер и лишь позднее использовалось в производстве (например, при строительстве городов и храмов).

Основным трудящимся населением были рядовые общинники, составлявшие низшие касты и платившие подати. Кроме обработки своих наделов земли и скотоводства они выполняли общественные работы по орошению земель, служили рядовыми воинами.

Тем не менее общий вывод о том, что производящее хозяйство по мере его роста и совершенствования вело к общественному разделению труда, к социальной, в том числе классовой, дифференциации, к имущественному расслоению населения на богатых и бедных, на господ и рабов или слуг, на неравноправные касты, остается верным для периода перехода от родового строя к первым цивилизациям. Постепенно у народов античности (Древняя Греция, Древний Рим, Троя, Карфаген и другие античные полисы) деление на свободных и рабов стало основным. В I тысячелетии н.э. в Европе разложение родового строя вело к возникновению феодальной формации.

Другим важным социальным последствием неолитической революции явился переход от родовой общины к отдельным семьям и соседской (крестьянской) общине.

Ф. Энгельс называл величайшей революцией переворот в родовом строе, который привел к замене матриархата патриархатом. Занятие скотоводством и земледелием стало возможным уже не всем родом, а отдельными семьями. Семья (у большинства народов она состояла из представителей двух-трех поколений) вполне могла сама прокормить и одеть себя. Поэтому общественная собственность материнского рода переходит постепенно в частную собственность отдельных семей, ставших самостоятельными хозяйственными единицами. При этом главой семьи и собственником основных средств производства — скота, орудий земледелия и продуктов нового производства — становится основной работник — пастух и пахарь, мужчина. В большой семье-общине господство в доме, вплоть до полной власти над женщиной и детьми, переходит к ее патриархальному главе — старшему в семье мужчине. Имущество и власть наследуются по мужской линии, от отца — к старшему сыну по праву первородства (у славян — к старшине, с согласия всех сыновей). Тем самым не только закреплялся переход к частной собственности семей, но и устанавливалось неравенство среди членов патриархальной семьи-общины. Это было неустранимой трещиной в родовом строе.

Появление государства у разных народов было вызвано и рядом других, помимо социальных и экономических, причин.

Родовая община основывалась на личностной кровно-родственной связи. Род и племя имели свою территорию, и проживать на ней и обладать правами члена общины могли лишь члены рода. “Чужаки” могли пользоваться только гостеприимством или должны были быть приняты в родовое, кровное братство. С развитием производящего хозяйства и обмена на территории рода и племени стали все чаще появляться купцы, ремесленники, мореплаватели и другие чужеземцы, участвующие в хозяйственном обороте, межплеменных связях. Многие из них стали оседать в городах.

Этот этап эволюции характеризуется и переселением различных народов. В результате на одной территории поселялись разноплеменные группы, взаимные интересы которых не могли регулироваться обычаями родового строя, знавшего только кровнородственные связи. Между тем интересы “пришлого” населения и членов рода тесно переплетались, без чего была бы невозможна торговля, в которой было заинтересовано население, не было возможно и разрешение споров. Новые условия требовали и новой территориальной организации, охватывающей права и обязанности как коренного населения, так и пришлого.

С этим общетерриториальным интересом связано преобразование прежней родовой общины в соседскую (крестьянскую). Такая община, как и род, состояла из нескольких семей. Но в отличие от рода семья являлась собственником своего имущества (например, скота, построек) и продукта труда (например, урожая). Соседская (крестьянская) община, будучи социальным организмом, выполняла функции организации общих дел (например, совместного пользования землей, орошения, вырубки леса). Но она сама уже не была собственником имущества и продукта труда. В соседской общине развивались многообразные отношения взаимной помощи, дарения, услуг, не связанные, однако, с общественной собственностью, существовавшей в родовой общине.

Одним из важнейших общественных условий перехода от родового строя с его общественной властью к государству является возросшее значение войн и военной организации племен в период становления раннеземледельческих и раннефеодальных обществ. В связи с ростом общественного богатства войны между племенами велись в основном с целью грабежа и сделались средством постоянного обогащения за счет захвата скота и рабов. Однако военная организация служила и для защиты собственных интересов племен.

В рассматриваемый период активизируются процессы миграции в поисках лучшей территории и для ее завоевания. Эти процессы известны в Европе, в частности на Среднеевропейской равнине, в Азии (например, завоевания ариев в Индии), в Горном Перу, где произошло покорение инками других племен. В таких условиях не только завоевания, но и сама военная организация племен способствовала постепенному превращению органов общественной власти племен в органы военной демократии в виде выборных военных вождей, дружины, войска. Параллельно происходило усиление власти военных вождей, базилевса, рекса, переднеазиатских и скифских “царей”. Они получали значительные привилегии не только на лучшую долю добычи, но и на верховную власть, претендующую на передачу по наследству, на приоритет перед народным собранием, к тому времени превратившимся в собрание дружины, войска. В их руках постепенно сосредоточивалась власть верховного жреца (у египтян, вавилонян, шумеров, скифов), верховного судьи.

Военный быт способствовал объединению родственных племен в единый народ. Это, в свою очередь, вело к узурпации одним из военных вождей (царей) наиболее сильного племени власти вождей других племен. Так произошло становление государственности в Древнем Египте, Аккаде, у скифов, у племен майя и инков в Месоамерике. Поэтому можно говорить о том, что войны и усиление военной организации влияли на характер власти племен, превращающихся в единый народ, в ряде случаев не только способствовали формированию классов или стратификации общества, но и инициировали эти процессы.

Существенное влияние на процесс возникновения государственности, особенно у наиболее древних народов, оказывала религия. Большую роль сыграла религия в объединении отдельных родов и племен в единые народы. В первобытном обществе каждый род поклонялся своим языческим богам, имел свой “тотем” (своего “идола”). В период объединения племен религиозные нормы содействовали укреплению власти “царей”, базилевсов, верховных (часто — военных) вождей. Династии новых властителей стремились объединить племена общими религиозными канонами. Такое значение имели Артхашастра в Древней Индии, культ Солнца и бога Осириса в Древнем Египте, культ покровительства богов греческим полисам и т.п. Происходило постепенное приспособление религиозных норм к закреплению верховной власти господствующих племен у индейцев майя и инков, у скифов. Эта власть связывалась с передачей ее от богов и закреплялась сначала продлением выборного срока, а затем — пожизненно и наследственно (например, род инков).

Таким образом, признавая первостепенное значение производственного прогресса, а также имущественной и социальной, в том числе классовой дифференциации как причины преобразования первобытно-общинного строя в цивилизованные общества и родоплеменной власти в государство, современная наука не может считать, что этими факторами исчерпываются условия и причины возникновения государства. К числу последних следует отнести преобразование родовой общины в отдельные семьи и сельские общины, переход к территориальной организации населения, а также усиление войн и военной организации племен, влияние религии на объединение племен в единый народ и на укрепление верховной царской государственной власти.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 |