Имя материала: Общая теория права

Автор: Пиголкин Альберт Семенович

§3. основные современные учения о сущности права

 

Вопросы происхождения и сущности права издавна волновали философов, политиков, правоведов. Возникали, прекращали свое существование, подвергались модификации различные учения, направления и школы, отстаивающие ту или иную позицию, те или иные взгляды на феномен, называемый “правом”. Учение естественного права выводило право из природы человека, психологическая теория — из психики человека; юридический позитивизм, нормативизм отрицали выявление экономических и политических предпосылок права, обосновывая необходимость формально-догматического подхода к его изучению.

Вопрос о сущности права остается в центре внимания и современной правовой и политической мысли, а понятие права и сегодня — одна из основных категорий общей теории права. Ведь от понимания права, его сущности зависит подход к пониманию многих правовых и иных социальных явлений, решение очень важных как теоретических, так и практических вопросов жизни общества.

Современные учения о сущности права представляют собой не некую универсальную, единую правовую доктрину, а скорее набор, конгломерат отдельных концепций, направлений в теории права, среди которых можно выделить основные. Особенно широкое распространение в современной политологии и науке права получили социологическое, солидаристское, нормативистское (неопозитивизм), психологическое направления, а также теория “возрожденного естественного права”. При этом наблюдается определенная эволюция концепций, учений, различающихся по своим философским истокам, по содержанию и аргументации. Анализируя все эти концепции, важно учитывать, что для понимания сущности права как сложного, многоаспектного явления социальной жизни имеют значение и социологический, и психологический, и формально-логический, нормативный подходы.

В психологической теории (Л. Петражицкий, А. Росс и др.) право трактуется главным образом как совокупность элементов субъективной человеческой психики. Объективно в области права существуют только психические переживания, связанные с представлением одного человека, пользующегося каким-либо правом требовать выполнения определенных обязанностей, лежащих на другом человеке. При этом все же различается официальное и неофициальное право. Официальное — установленное государством и поддерживаемое им, неофициальное — лишенное этого, но все же действующее в качестве права. Таким образом, в психологической теории наряду с писаными законами, то есть наряду с реально существующей системой правовых норм (предписаний), установленных государством, правом признаются также психические переживания людей. Это означает, что правовые нормы могут создаваться и помимо государства, в результате определенных эмоций и переживаний человека по поводу права. Право рассматривается не как общественное явление, связанное с государством, а как нечто интуитивное, как явление, существующее в сфере эмоций, индивидуальных психических переживаний человека. Таким образом, государственное принуждение здесь не выступает в качестве существенного признака права. На первый план выдвигаются личностно-психологические установки индивида.

Однако, правильно выделяя определенные психологические аспекты права, это учение, по существу, растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию, игнорируя тем самым реальную объективную природу права как сложного явления социальной жизни, недооценивая право как объективно складывающуюся систему норм, искажая его связь с экономикой и государством.

Социологическое направление в теории права (Е. Эрлих, Р. Паунд,       К. Левеллин и др.) основывается главным образом на эмпирических исследованиях, касающихся функционирования правовых институтов, их динамики. Сторонники этого направления обращаются прежде всего к процессу реализации права, выдвигают лозунг “право в действии”. Правовые нормы государства, по их мнению, — это лишь часть права. Наряду с ними существует “живое право”, которое есть не что иное, как сложившиеся в обществе фактические отношения. Главное, утверждают они, — изучение реального порядка, то есть не тех предписаний, которые зафиксированы в правовой норме, а самого процесса действия права в обществе, конкретных действий участников правоотношений. В связи с этим обосновывается идея “гибкости права”, другими словами, возможность изменения правовой нормы в процессе ее применения. Отсюда — отказ от непререкаемого авторитета закона, требование свободы судейского усмотрения. Эта теория ведет к фактическому расширению “правотворческих” функций судьи и принижению роли закона, поскольку судья не связан юридическими нормами и может по своему усмотрению, основываясь лишь на собственной интуиции, решить то или иное дело.

Вместе с тем при социологическом подходе наблюдается попытка исследовать сущностные вопросы права с помощью структурно-функционального анализа. В отличие от формально-догматической трактовки права как системы нормативных предписаний, установленных государством, право понимается как хотя и относительно самостоятельный, но все же лишь один из многих факторов социальной действительности. Социологический подход с его структурно-функциональным анализом позволяет исследовать сущность права, его социальное назначение в многоаспектном плане, во взаимосвязи с другими элементами сложной социальной структуры общества, изучать реальные механизмы действия права.

Таким образом, для социологической теории характерны: функциональный подход к праву; выделение правоотношений в качестве основных, наиболее существенных элементов права; “несводимость” права к закону. Положительным моментом такого подхода является стремление познать право в действии, в процессе функционирования, что дает возможность сделать шаг вперед в развитии социологии и психологии права. При этом исследования правовых явлений и институтов преследуют цель преобразования социальной действительности, а само право рассматривается как инструмент социальных преобразований, средство достижения согласия между интересами различных социальных групп. Это сближает социологическую теорию права с так называемой солидаристской (социальной) концепцией права.

В основе солидаристского направления или социальной концепции права (Л. Дюги) лежит идея солидарности, то есть сотрудничества в осуществлении власти различных социальных слоев и групп, участвующих в политической жизни. Согласно этой теории, каждый член общества должен осознать свою социальную функцию, установленную правом, проникнуться идеей необходимости совершения определенных поступков, обеспечивающих солидарность всех членов общества. Право выступает как выразитель этой солидарности, инструмент, охраняющий “общие интересы” всех групп.

Таким образом, социальная концепция права, рассматривая сущность права, представляет его как средство достижения социальной гармонии. Она направлена на поиск правовых средств, помогающих устранить возможные социальные конфликты, обеспечить порядок в обществе, стабильность и устойчивость самой общественной системы. Это предполагает рассмотрение права не обособленно, а наряду с другими элементами социальной действительности — экономикой, политикой, моралью — в их функциональной взаимообусловленности и взаимозависимости. Отсюда — акцент на социальные функции права в обществе, например, как средства устранения возможных социальных конфликтов, решения иных социальных проблем, распределительного механизма в экономических процессах. Иными словами, наблюдается ориентация права на социальные, общедемократические ценности.

В социальной концепции права обосновывается необходимость исследования права в его взаимосвязи с другими элементами социальной системы. Однако при этом нередко допускается переоценка роли права, поскольку оно ставится над экономическими отношениями.

Основной тезис теории естественного права (Гроций, Гоббс, Локк, Монтескье, Руссо и др.) заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также естественное право. Последнее понимается как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д. Государство не может посягать на эти естественные и неотъемлемые права человека.

Возникновение естественно-правовой теории связано с развитием революционной буржуазной идеологии в XVII—XVIII вв. Она стала идеологическим оружием буржуазии в период ее борьбы против феодально-абсолютистских порядков, когда буржуазия играла прогрессивную историческую роль, выступая под лозунгами свободы, равенства, братства и справедливости. Принципы нового общественного и государственного порядка она пыталась вывести из вечных принципов естественного права, соответствующих человеческой природе.

Естественно-правовая теория весьма наглядно демонстрирует идейно-ценностный подход к пониманию такого явления, как право. Однако в период борьбы буржуазии за власть, становления и развития основных принципов буржуазной законности эта теория сыграла определенную прогрессивную роль. Не случайно в теx или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теории возрожденного естественного права (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, естественному праву, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общечеловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.

В рамках теории возрожденного естественного права выделяются два основных направления — неотомистская теория права и “светские” концепции естественного права.

Неотомизм — по существу, новейшая интерпретация средневекового учения Фомы Аквинского. Рассматривая вопрос о природе, сущности права, неотомистская теория пытается найти основные права в мировом порядке, согласующемся с религиозными догматами, вечным законом, высшим божественным разумом. Божественный закон призван устранять несовершенство человеческого, положительного закона, если он расходится с естественным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

“Светская” доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для этой теории характерным является признание в качестве основы “правильного”, “законного” права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивизм — направление юриспруденции, которое, фетишизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятельности, отрывая тем самым нормативные установления от существующих правоотношений. Это учение основывается на анализе и оценке правовых норм с формальной точки зрения, то есть с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Юридико-позитивистские концепции, воспринимающие право через его текстуальную форму и, по сути дела, отождествляющие право с его текстуальной формой, рассматривают право либо в качестве фактических результатов правоприменительной деятельности, либо в качестве нормативно-правовых текстов.

Действительно, текстуальная форма права — необходимый его атрибут, однако полное отождествление права как сложнейшего социального феномена с текстуальностью как одним из признаков атрибутов права, думается, ошибочно. При этом положительным моментом здесь является внимание к позитивному содержанию правовых текстов.

Сторонники нормативистского направления (Г. Кельзен и др.) утверждают, что государство есть лишь результат действия норм права, а само право рассматривают как совокупность норм, содержащих правила “должного поведения”. Нормативисты ограничивают задачу юридической науки формально-догматическим анализом правовой нормы, изучением лишь внешнего ее строения (структуры). Тем самым в известном смысле игнорируется содержание правовой нормы, ее связь с действительностью, с материальными условиями жизни и интересами индивидов.

В провозглашении идеи законности, в признании нормативного характера права заключается определенное положительное значение нормативистского учения. Вместе с тем определенная слабость этого учения проявляется в искусственном отрыве права от других явлений действительности и прежде всего от экономических условий жизни общества. Нормативизм ставит своей целью изучение позитивного содержания правовых норм, отказываясь от исследования сущностных проблем права.

Во второй половине XIX в. сложились социалистические и коммунистические учения, в том числе марксизм, исходившие из материалистического понимания истории и классовой природы государства и права. Они отражали обнажившиеся классовые противоречия раннего капитализма, факты жестокого подавления первых выступлений пролетариата, запрещения профсоюзов, цензовый характер политической демократии. Все это послужило причиной для вывода, сделанного К. Марксом и Ф. Энгельсом, о закономерности классовой борьбы, классовой природы государства, его законов и права. В системе марксистского учения было закономерно и понимание права как возведенной в закон воли Господствующего класса, буржуазии, определяемой материальными условиями жизни этого класса.

Социалистические учения не сводились только к марксизму и затем к ленинизму. Так называемые правые социалисты (меньшевики — в России), анархисты, социалисты-революционеры проповедовали другие пути освобождения трудящихся от эксплуатации: использование мирного перерастания капитализма в социализм, демократических, парламентских и законных средств борьбы. Соответственно они и право, закон рассматривали как средство обеспечения общего демократического и социального порядка, которое рабочий класс должен использовать в своих целях.

В теориях анархизма и других левосоциалистических учениях не было выработано теоретической модели отношения к праву, кроме отрицания существующего порядка.

Приоритет прав человека, уважение прав и свобод личности становится, по новым воззрениям, основным критерием оценки права. Эти идеи нашли свое воплощение во Всеобщей декларации прав человека ООН и международных пактах и конвенциях о правах человека. В конституциях ряда государств основные права человека прямо признаются действующим правом (например, в Германии) либо устанавливается недопустимость законодательного ограничения ряда основных прав государством (в США).

Несмотря на все еще существующие в ряде стран, в том числе и в России, немалые трудности реализации прав человека, гуманистический принцип их признания является одной из главных тенденций прогресса современного мирового сообщества. То же следует сказать и о признании справедливости как основании права для современного правового государства. Справедливость не раз провозглашалась целью и основой законодательства. Однако само понимание справедливости в условиях кастового и сословного деления, неравноправия классов и угнетения трудящихся масс было классово-ограниченным, далеким от общечеловеческого. Подлинное понимание равноправия, свободы для всех людей, прав каждого человека как общечеловеческих основ правопорядка можно считать достигнутым лишь на современном этапе истории человечества, хотя его полное осуществление видится только в перспективе.

В 60—70-е годы текущего столетия внимание советских правоведов привлекла дискуссия об определении общего понятия права, развернувшаяся между сторонниками “широкого” и “узкого” понимания права.

Что представляет собой так называемый узконормативный (или собственно нормативный) подход к праву?

Признавая право сложным явлением, имеющим разнообразные связи с политикой, экономикой, культурой, сторонники собственно нормативного подхода (И.С. Самощенко, С.С. Алексеев, А.С. Пиголкин и др.) включают в понятие права лишь главные, существенные, по их мнению, признаки и основной акцент делают на таких его свойствах, как формальная определенность, нормативность, обеспеченность государственным принуждением (принудительность). Право рассматривается как система норм и соответственно нормативность права — как самое существенное его свойство.

Нормативность права, очевидно, предполагает возможность государственного принуждения. Важнейшей отличительной чертой права, таким образом, является связь его с государством как с источником правовых установлении. Подчеркивается определенное единство права и закона. Причем закон рассматривается как юридическая форма, важнейший источник права.

Собственно нормативное понимание права, по мнению его приверженцев, не исключает рассмотрения права во взаимодействии с другими явлениями общественной жизни, исследования социального механизма формирования и действия права в обществе, признания общечеловеческих ценностей как идейно-нравственной основы юридического права и законодательства.

Сторонники “широкого” понимания права (Д.А. Керимов, В.А. Туманов, B.C. Нерсесянц, Р.З. Лившиц и др.) исходят из того, что право не тождественно законодательству. В понимании права подчеркивается особая роль нравственно-правовых, политических и других принципов. По их мнению, “узконормативный” подход не дает возможности в полной мере оценить процессы формирования права, правового статуса гражданина, а также реально действующий правопорядок. Право не может быть сведено только к системе норм, установленных либо санкционированных государством.

Ценность права здесь усматривается в том, что оно выступает как мера свободы, получившей благодаря законодательному признанию официальную государственную защиту. Право определяется как объективно обусловленная и выражающая требование справедливости общая мера (форма, норма) свободы и равенства, а закон (право в форме закона) — как официальное, формально определенное и нормативно-обязательное выражение права. Право есть нормативно закрепленная справедливость. В свою очередь, закон, не соответствующий справедливости, не есть право, а справедливый закон — это правовой закон.

“Широкое” толкование права включает в его понятие не только нормы, но и правоотношения (нередко и правосознание, субъективные права граждан). Сторонники такого толкования исходят из различения права и закона. При этом подчеркивается, что норма права, взятая вне регулируемых общественных отношений, лишается своих регулятивных свойств, утрачивает свою сущность. Это не мешает, однако, рассматривать нормативность как важнейшее качество права. Речь идет не об отказе от понимания права как системы норм, а о поиске более емкого определения, которое должно охватить все богатство правовой материи. Нормы — важнейший, но не единственный элемент права как сложного, единого, целостного явления. Нормы, если они действующие, не могут застыть в кодексах и предписаниях закона; они воплощаются в правоотношениях. Таким образом, право выражается двояко, в предписаниях закона и правоотношениях.

Приверженцы “широкой” концепции права понимают (и видят в этом его социальную ценность) право как систему норм свободы, которые объективно обусловлены, отражают идеалы равенства и справедливости и приобретают юридическую силу посредством их официального признания. Право формируется обществом, и законодатель формулирует лишь то, что уже сложилось (или складывается) в обществе. При этом важно, чтобы официальный закон был справедливым, то есть правовым. В правовом государстве должен господствовать правовой закон, отвечающий идеям демократии, свободы, справедливости и гуманности.

Следует подчеркнуть, что сторонники и той, и другой позиции — “широкого” и собственно нормативного понимания права — сходятся в том, что определение права в качестве основного, главного элемента включает систему норм, установленных либо санкционированных и охраняемых государством.

Позитивное право действительно вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует признавать действующим юридическим правом все, что имеет правовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обществе.

Новые идеи различения права и закона, признания правовых или нравственных, но обязательных для самого государства и его политики постулатов, от которых не должны отступать ни законодатели, ни сами законы демократического и правового государства, сейчас только начинают складываться в российском праве и правоведении. В этих правовых конституционных идеях отражены общечеловеческие идеи о сущности права как средстве общественного согласия, учета интересов всех социальных групп общества, принятые демократическими государствами современного мирового сообщества.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 |