Имя материала: Гражданское и торговое право зарубежных стран

Автор: И.А. Зенин

2.5. ограничения права  собственности

 

На деле расслоение мелкой, средней и крупной частной собственности сохраняет- ся. Более того, наблюдается заметный отход от принципа священности и неприкосно- венности  частной  собственности  – именно в интересах крупной собственности. Запад- ные авторы с различной мерой откровенности и прямоты вынуждены сами это призна- вать. «Согласно философии общества со свободной конкуренцией, – пишет Г. Ласк, – от- дельное лицо поощряется к тому, чтобы прилагать максимум усилий к производству по- лезных для общества вещей, и американские законы составлены так, чтобы закреплять за тем, кто создал что-либо полезное для общества, плоды его трудов. Мы признаем также, что для того, чтобы каждый мог пожинать высшую награду своих усилий, необходимы ограничения»3.

Японские авторы также вначале весьма сдержанно отмечают, что в настоящее вре- мя право собственности приобрело «универсальное содержание» в отношении использо- вания вещи, правда, в рамках ограничений, предусмотренных законом. Хотя суперфиций и эмфитевзис содержат такие ограничения, которые практически сводят на нет содержа- ние права собственности, эти ограничения лимитированы во времени и теоретически в определенный момент права собственника вновь восстанавливаются во всей полноте. В этом плане право собственности обладает «эластичностью», так как стремится возвра- титься к состоянию полного господства над вещью, а также «постоянством» в том смысле, что оно не прекращается с истечением срока давности4. Однако, отдав дань словесной эк- вилибристике, те же авторы прямолинейно заявляют, что подобная характеристика права собственности относится «лишь к теоретическим конструкциям. На практике же право собственности подвержено различным ограничениям, в связи с чем реальный облик этого права не так абсолютен и свободен»5. В современной Японии число нормативных актов, ограничивающих право собственности, постоянно увеличивается. Все более разнообраз- ным становится характер данных ограничений. Поэтому закрепленное в ЯГК право сво- бодного использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент «имеет не более чем историческое значение»6.

Авторы классифицируют ограничения права  собственности  по различным при-

знакам. В зависимости от целей выделяют, в частности, ограничения, направленные на

 

1 Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987. С. 78.

2 Оценка теорий о “трансформации” собственности, “народном капитализме”, “превращении рабочих в соб-

ственников”, “направляемом”, “регулируемом капитализме” и “демократическом социализме” дается Я. Ла-

заром в упоминавшейся книге “Собственность в буржуазной правовой теории” (М., 1985).

3 Ласк Г. Указ. соч. С. 463.

4 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 178.

5 Там же. С. 178-179.

6 Там же. С. 179.

 

 

обеспечение «общественного спокойствия» (противопожарные мероприятия, техника безопасности, предотвращение загрязнения окружающей среды); на принудительное изъ- ятие права собственности в публичных интересах (строительство шоссейных и железных дорог, поддержание в порядке рек, прокладка линий электропередач); на развитие опреде- ленной отрасли экономики (например, горнодобывающей); на сохранение определенных культурных ценностей. Те же ограничения классифицируются также с точки зрения их содержания.

Вместе с тем авторы по существу уходят от оценки субъектов ограничений. Они правильно указывают, что в настоящее время серьезную проблему составляют сотрясение

почвы, задымление, зловоние и шумы, исходящие от расположенных вблизи земельной собственности предприятий или проходящих мимо нее автомашин. Однако авторы не да- ют оценки того, в чьих интересах нарушается в подобных случаях право собственности. По их мнению, «данный круг вопросов должен решаться на основе принципов, лежащих вне пределов охраны права земельной собственности»1.

Фактически нормы гражданских кодексов Японии, Франции, ФРГ и других стран о правомочиях земельных собственников давно стали анахронизмом. Тем не менее, они со- храняются как действующие и добросовестно комментируются. Речь прежде всего идет о нормах, в силу которых «собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу» (ч. 1 ст. 552 ФГК); в пределах ограни- чений, содержащихся в законодательстве, право земельной собственности распространя- ется на пространство над поверхностью земли и на ее недра (ст. 207 ЯГК). Однако по- скольку технические и экономические возможности собственников далеко не одинако- вы, уже давно возникла проблема, до каких подлинных пределов простираются их пра- вомочия. Частное право последовательно решает эту проблему в интересах крупных собственников.

Наиболее заметно отход от принципа священности и неприкосновенности права собственности в интересах монополий проявляется в Германском гражданском уложении.

ГГУ уже в своей первоначальной редакции содержало отступления от традиционных норм права земельных собственников. Так, § 905 ГГУ с самого начала предписывал, что собст- венник не вправе запретить воздействие на свой участок, осуществляемое на такой высоте или глубине, что его устранение «не представляет для него интереса».

В развитие данного положения акты горного и воздушного законодательства, зако-

нодательства об использовании путей сообщения и телеграфной связи допускают кон- кретные воздействия подобного рода, по существу ограничивающие права собственника. По данному законодательству собственник обязан, в частности, безвозмездно разрешать использование воздушного пространства над его участком в целях полетов летательных аппаратов, прокладки телеграфных и телефонных линий.

В ФРГ существуют правила о выдаче государством специальных разрешений на добычу полезных ископаемых. Эти правила, естественно, затрагивают и субъекты права

собственности на соответствующие земельные участки. В Италии действует разветвлен- ное законодательство о разработке недр. В Великобритании субъекту права собственности на земельный участок формально принадлежит все, что находится под этим участком. Однако в последние десятилетия в связи с энергетическим кризисом, переживаемым стра-

 

1 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ. соч. С. 181.

 

 

нами Запада, и освоением атомной энергии стали появляться многочисленные правила,

регламентирующие разработку полезных ископаемых1.

Наряду с воздействиями, осуществляемыми над и под участком и формально не за- трагивающими интересы собственника, п. 1 §906 ГГУ ущемляет права собственника уча- стка при воздействии на него со стороны другого участка. В силу данного пункта собст- венник не вправе запретить воздействие с другого земельного участка на свой участок га- за, дыма, запаха, копоти, сажи, тепла, шума, колебаний и других подобных явлений, если они не влияют или незначительно влияют на пользование участком. § 906 ГГУ в редак- ции, действующей с 1 июня 1960 г., еще более ограничивает права мелких и средних соб- ственников. В соответствии с п. 2 этого параграфа собственник не вправе запретить и су- щественные стеснения в пользовании земельным участком, если они вызываются приня- тым в данной местности (т. е. обычным) использованием другого участка и не могут быть предотвращены мерами, хозяйственно доступными пользователям этого рода.

В повседневной жизни в качестве стесняющих собственника воздействий высту- пают шум и запах бензина из соседнего гаража, кваканье лягушек в соседнем пруду, кри- ки детей из роддома или детсада, животный запах из собаководческого заведения, кон- цертная музыка и т. п. Однако эти воздействия не самые существенные и не на их «охра- ну» прежде всего направлена последняя редакция § 906 ГГУ. Главные факторы – это воз- действия, производимые промышленными, строительными, транспортными и другими крупными предприятиями: пыль, копоть, газовые выбросы, сотрясения и шум от заводов, строек, автомобилей, поездов, самолетов, радиация от АЭС и химическое заражение от заводов по производству ядохимикатов.

Формулировка п. 2 § 906 ГГУ не оставляет сомнений в том, что указанные воздей- ствия будут признаваться судами или незначительными или значительными (существен- ными), но вызываемыми принятым в данной местности использованием другого участка и не предотвратимыми хозяйственно доступными мерами. В пользу этого говорит образец толкования степени стеснения, например, профессором Г. Розенталем, ставящим во главу угла восприятие некоего нормального среднего (а не особенно нервного) человека и ссы- лающегося при этом на решение имперского суда Германии 1932 г.2

Конечно, в ФРГ, как и в других развитых западных странах, принимаются меры по охране окружающей среды. В частности, в 1971 г. там был принят закон о защите от шу- мов, связанных с воздухоплаванием. Закон предусматривает создание вокруг аэродромов охранных зон, в пределах которых ограничивается жилая застройка3. Однако в свете из- ложенного трудно быть уверенным в том, что если какой-либо мелкий собственник предъявит иск о нарушении его прав к фирме, эксплуатирующей современный аэродром, суд в угоду фирме (пользующейся услугами хорошо оплачиваемых опытных адвокатов) отнесет его к разряду особо нервных, а воздействие – к категории несущественных или обычно принятых и хозяйственно непредотвратимых.

 

1 Рубанов А. А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы// Сов.

государство и право. 1987, № 4. С. 113.

2 Rozenthal H. Bürgerliches Gesetzbuch. 15. Auflage. Köln, Bonn, München, 1965. S. 1016, 1017.

3 Рубанов А. А. Указ. соч. С. 114.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 |