Имя материала: Гражданское и торговое право зарубежных стран

Автор: И.А. Зенин

3. обязательственное право зарубежных  стран

 

3.1. Понятие,  основания возникновения, субъекты,  виды, исполнение,

ответственность за нарушение  и прекращение обязательств

 

Обязательственное право – это наиболее мобильная, подвижная, «живая» часть гражданского и торгового права. В обязательства повседневно вступают миллионы физи- ческих и юридических лиц. Однако в зарубежном праве нет единого подхода к данному институту. Строго говоря, в странах общего права нет и понятия «обязательственное пра- во», а есть два самостоятельных института: договорное право (Contract Law) и деликтное

право (Law of Torts). Им посвящена обширная литература1.

Законодательство некоторых стран дает общее определение  обязательства. На- пример, в соответствии с § 241 ГГУ «на основании обязательства кредитор вправе требо- вать от должника совершения определенного действия. Исполнение может заключаться и в  воздержании от действия». Чаще же понятие обязательства определяется доктриной и практикой) исходя из всей совокупности факторов, характеризующих данную правовую категорию.

По мнению Е. А. Крамера, § 241 ГГУ содержит теоретизированное определение (eine theoretisierende Bestimmung), нуждающееся в дальнейшем научном истолковании2. Одно из таких толкований дает проф. К. Ларенц, который предполагает, что «обязательст- венные отношения есть правоотношения, имеющие своим содержанием частноправовое обязательство (или несколько подобных обязательств) одного лица перед другим (обычно их обоих друг перед другом)»3

Англо-американское договорное право является важной частью обязательственно- го права. Оно относится к тому виду юридических обязательств, источником которых служат «правомерные по своему содержанию волеизъявления стороны, принявшей на се- бя обязательство, либо совпадающие волеизъявления этой стороны и стороны, по отно- шению к которой первая приняла на себя обязательство»4. Иными словами, по англо- американскому праву всякая юридическая сделка (кроме завещания), направленная на возникновение, изменение или прекращение обязательств, признается договором.

Заимствованные США и другими странами принципы английского договорного права почти целиком созданы английскими судами, и законодательство до недавнего вре- мени играло незначительную роль в его развитии. В большей своей части эти принципы сложились за последние 200 лет, ибо договорное право является детищем торговли, и раз- вивалось оно по мере превращения Англии из страны в основном сельскохозяйственной в страну преимущественно торговую и промышленную. О сравнительно скромной роли до- говорного права в прошлом свидетельствуют Комментарии к праву Англии Блэкстона,

 

1 См. например: McKendrick E. Contract law. Second Ed. Macmillan Press ltd. London. 1994; Mullis A., Oliphant K. Torts. The Macmillan Press ltd. London. 1993; Burrows A. Remedies for Torts and Breach of Contract. Second Ed. Butterworths. London, Dublin, Edinburgh. 1994; Stanton K.M. The modern Law of Torts. Sweet and Maxwell. London 1994; Downes T. Antony. A Textbook on Contract. Third Ed. Blackstone Press Limited. London. 1994; Jones M. Textbook on Torts. Blackstone Press Ltd. London. 1994. Treitel G.H. The Law of Contract. Eigth Ed. Sweet and Maxwell/Stevens and Sons. London. 1991; Salmond and Heuston. On the Law of Torts. Twentieth Ed. Sweet and Maxwell Ltd. London. 1992;

2   Münchener  Kommentar  zum  Bürgerlichen  Gesetzbuch.  Band  2.  Shuldrecht.  Allgemeiner  Teil.  §  241-432. München. S. 75.

3  Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. Allgemeiner Teil. München, 1970. S. I, Allgemeiner Teil des

Schuldrechts. München, 1987, S. 3.

4 Самонд и Вильямс. Основы договорного права. М., 1955. С. 23.

 

 

изданные впервые в 1756 году, где 380 страниц посвящены праву недвижимой собствен-

ности и лишь 28 страниц – договору1.

Несмотря на указанные исторические различия обязательственного права стран континентальной Европы и общего права, определения  обязательств, даваемые англо- американскими авторами, существенно (по крайней мере внешне) не различаются. В частности, по В. Ансону принятие на себя обязательства можно определить как «сделан- ное другому лицу заявление или заверение, констатирующее определенное состояние дел или устанавливающее, что лицо исполнит или воздержится от совершения какого-либо определенного действия, и предоставляющее другому лицу право требовать исполнения такого заявления или заверения. Следовательно, обязательство связывает по меньшей ме- ре две стороны: сторону, от которой исходит заявление, и сторону, принимающую заявле-

ние. Эти стороны называются соответственно «должник» и «кредитор»2.

Основаниями возникновения обязательств служат: договор, квази-договор, причинение вреда или другое противоправное действие, т. е. деликт и квази-деликт. Ква- зи-договор и квази-деликт предусматриваются в законодательстве не всех стран. В неко- торых же странах им посвящено довольно большое число норм. Например, согласно ст.

1371 ФГК «как бы договорами  являются совершаемые исключительно по собственному побуждению действия человека, из которых вытекает какое-либо обязательство перед третьим лицом и иногда взаимное обязательство сторон».

Это, в частности, может быть добровольное ведение чужих дел без поручения: «вне зависимости от того, знает ли собственник о ведении дел или не знает, тот, кто ведет дела, заключает молчаливое обязательство продолжать ведение дела, которое он начал, и дове- сти его вплоть до времени, когда собственник будет в состоянии сам заботиться о своих делах» (ст. 1372). В свою очередь, «хозяин, дело которого велось хорошо, должен выпол- нить обязательства, которые ведущий дело заключил от его имени, дать последнему воз- мещение за все личные обязательства, которые тот принял на себя, и оплатить ему все сделанные им полезные и необходимые расходы» (ст. 1376). Обязательства из квази- договоров регламентируют также ст. 1373-1375 и 1377-1381 ФГК.

Правонарушениям (деликтам) и как  бы правонарушениям (квази-деликтам) как основаниям возникновения обязательств посвящены ст. 1382-1386 ФГК. По общему правилу, «какое бы то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязывает того, по вине кого ущерб произошел, к возмещению ущерба» (ст. 1382). По японскому гражданскому праву «деликт представляет собой незаконное действие, причи- няющее вред другому лицу, на основании чего возникает обязанность причинившего вред

возместить его»3. Разумеется, ущерб может быть причинен и в результате неисполнения обязательства одной из сторон по договору, однако, в этих случаях отношения сторон ре- гулируются нормами о договорной ответственности. Японский гражданский кодекс в ка- честве общих условий деликтной ответственности признает умысел и неосторожность (ст. 709 ЯКГ). К квази-деликтам относятся действия, причиняющие вред, но не охваты- ваемые понятием деликтов. Например, в силу ст. 1384 ФГК «ответственность возникает не только за ущерб, который кто-либо причинил своим действием, но и за ущерб, кото- рый причинен действием лиц, за которых он должен отвечать, или вещами, которые на- ходятся под его надзором».

В некоторых странах при отсутствии такой категории, как квази-деликт, преду-

сматривается в качестве основания возникновения обязательств неосновательное обога-

 

1 Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 13.

2 Там же. С. 14.

3 Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии. М., 1983. Кн. 2. С. 133.

 

 

щение – Schuldverhältnisse aus ungerechtfertigter Bereicherung (§812-822 ГГУ)1. В соответ- ствии с § 812 ГГУ «тот, кто без юридического основания вследствие исполнения в его пользу обязательства другого лица или иным образом получил имущество за счет другого, обязан возвратить ему полученное. Обязанность возвратить полученное наступает и в случае, когда юридическое основание отпадает впоследствии или не наступает событие, которое, согласно содержанию сделки, стороны имели в виду».

В других странах основания возникновения обязательств иногда именуются их

«источниками». Например, в Испании, согласно ст. 1089 ГКИ, к этим «источникам» отно- сят закон, договоры и квази-договоры, а также незаконные действия – виновные или не- брежные. Предусматриваемое ст. 1089 ГКИ «порождение» обязательств законом (это де- лается также в ФГК и ГК ряда латиноамериканских стран) признается неудачным М. Аль- баладехо2.

 

Субъектами обязательства являются как физические, так и юридические лица, а также структурные подразделения последних, не пользующиеся правами юридических лиц. Частному праву известна категория множественности лиц в обязательствах – на сто- роне кредитора или должника либо того и другого одновременно3.

Наиболее часто применяемыми в практике основаниями перемены лиц в обязатель- стве служат уступка  требования (цессия)  и перевод  долга.  В первом случае кредитор (цедент) передает третьему лицу (цессионарию) свои права требования к должнику. Со- гласия должника на это не требуется. Специальной формой передачи всех прав и гарантий кредитора третьему лицу является суброгация.  Страховая компания, выплатив полное страховое возмещение, становится кредитором по отношению к должнику (т. е. причини- телю вреда)4. В отличие от цессии (суброгации) перевод долга осуществляется только с согласия кредитора.

Виды  обязательств. Краткий анализ оснований возникновения обязательств и их субъектов позволяет классифицировать их как договорные и внедоговорные. Вместе с тем возможно разграничение обязательств и по другим основаниям. Так, по своему эко- номическому содержанию особую группу составляют денежные  обязательства, прежде всего заемные. В силу ст. 1895 ФГК «обязательство, вытекающее из займа денег, сводится всегда к номинальной сумме, указанной в договоре. Если до срока платежа денежная еди- ница увеличилась или уменьшилась, то должник обязан возвратить данную взаймы номи- нальную сумму в денежных единицах, имеющих хождение в момент платежа».

К числу специфических видов относятся, в частности, так называемые «обязатель- ства совести» (к примеру, обязательства, основанные на правилах игры или пари, а также некоторые натуральные обязательства, скажем, обязательство родителей дать приданое детям).

Множественность лиц на стороне должника или кредитора порождает деление обя- зательств на долевые, солидарные5, а также регрессные  обязательства: один из солидар- ных должников, полностью исполнивший обязательство, получает право регресса к ос- тальным должникам.

 

1 Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band II. Besonderer Teil. München, 1972. S. 401.

2 Albaladejo M. Compendio de Derecho civil. Barcelona, 1983. P. 177.

3  Larenz К. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. S. 425-432; Savatie R. La Theorie des obligations en droit privé economique. Paris, 1979. P. 107.

4 Мусин В.А. Суброгация // Правоведение. 1981, № 4. С. 98.

5 Cafarena Laporta J. La solidaridad de deudores. Madrid, 1976. P. 183.

 

 

Изо всех видов обязательств наибольший практический интерес представляет де- нежное обязательство, по которому должник передает кредитору денежные знаки в оп- ределенной или определимой сумме. Будучи специфическим объектом гражданских и торговых правоотношений, деньги позволяют осуществлять товарообмен в широких мас- штабах. Наряду с денежными обязательствами в «чистом виде» (например, такие заемны- ми) существуют многочисленные денежные обязательства как «платежная часть» других обязательств (купли-продажи, перевозки, подряда и т. п.) или универсальная форма ис- полнения последних при невозможности их исполнения в натуре. В эпоху промышленно- го капитализма и вплоть до начала XX в. любое обязательство достаточно свободно трансформировалось в денежное. Не случайно право и судебная практика Англии и США не признают невозможности исполнения обязательств, ссылаясь на то, что любое обяза- тельство может быть превращено в денежное, а деньги всегда уплачиваются должником.

Однако в современных условиях процессы инфляции, неустойчивость валют, коле- бания их курсов (девальвации и ревальвации), валютные кризисы делают денежную ком- пенсацию не всегда приемлемой для кредитора. Последний заинтересован в том, чтобы отрицательные валютные изменения не отражались негативно на его имущественной сфе- ре. Поэтому, например, в денежных обязательствах в иностранной валюте стали различать и применять валюту долга и валюту платежа. Валюта долга – это денежная единица, в ко- торой исчисляется сумма денежного обязательства. Валюта платежа – валюта, в которой обязательство должно быть исполнено1.

Стремясь обезопасить себя от валютных неурядиц, деловые люди стали прибегать к различным формам «золотых оговорок». В частности, сумму денежного обязательства устанавливали путем указания на соответствующее число золотых монет определенного стандарта, веса и пробы, в которых должен был быть произведен платеж. В настоящее время эта форма «золотой оговорки» не применяется, поскольку в обращении нет золотых монет. Другой формой «золотой оговорки» было указание на то, что должник обязан уп- латить кредитору в данной валюте эквивалент определенного числа золотых монет.

В настоящее время положение о «золотой оговорке» утрачивает свое значение, так как ни одна валюта сейчас не основывается на курсе золота. Поэтому в деловой практике созда- ются новые формы гарантийных оговорок. В частности, широко применяются условия, свя- зывающие сумму обязательства с покупательной способностью валюты путем определения ее на основе предусмотренного в обязательстве индекса цен (общетоварный индекс, индекс цен промышленных товаров, товаров определенного набора). Вводятся также оговорки, устанав- ливающие право кредитора отказаться от договора в случае превышения обусловленного предела изменений соотношения золота и валюты, указанного в договоре2.

Важное значение в законодательстве, судебной практике и доктрине придается ис- полнению  обязательств. В связи с отмечавшимся падением роли денежного возмещения возрастает значение исполнения обязательств в натуре. Одновременно претерпевает изме- нения принцип исполнения обязательств в строгом соответствии с договором: суды не- редко осуществляют толкование договора, исходя из «намерений» его сторон, обычаев, торговых обыкновений, «доброй совести» и «добрых нравов». Подобная практика служит питательной почвой для судебного крючкотворства, усложнения процессов, усиления в них роли адвокатов и юрисконсультов крупных фирм, а в конечном счете – для укрепле- ния позиций экономически более сильной стороны в имущественном споре.

 

1 Rodrigues Sastre A. Las obligaciones en moneda extranjera. Madrid, 1968. P. 10.

2 Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980. С. 162-163.

 

 

Заметной тенденцией развития института исполнения обязательств стало усиление его гарантий. Эта тенденция развивается по двум направлениям: во-первых, возрастает роль вещно-правовых гарантий – гарантированной передачи имущества, залога имущест- ва, остановки товара в пути и права удержания вещи; во-вторых, множится число самих видов гарантий. Например, только в разделе 9 ЕТК США предусматривается по меньшей мере десять видов, в том числе ручной залог, цессия, ипотека движимости и доверитель- ная собственность на движимое имущество.

Ответственность за нарушение  обязательств. Большое внимание уделяется от-

ветственности за нарушение, т. е. за неисполнение или ненадлежащее исполнение обяза- тельств1. Главными формами ответственности служат неустойка (штраф, пеня) и возме- щение убытков (включая как прямые потери, так и упущенную выгоду). В случае наруше- ния обязательства должник обязан также исполнить обязательство в натуре.  Подход к исполнению обязательства в натуре и замене его денежным возмещением неодинаков в странах континентальной Европы и странах англо-американского права. В первых требо-

вание об исполнении в натуре является основным и должник в принципе может быть все- гда присужден к исполнению в натуре (за некоторыми исключениями), когда этого желает кредитор. Поэтому, например, в соответствии со ст. 97 Обязательственного кодекса Швейцарии, кредитор может требовать возмещения убытков лишь в случае невозможно- сти исполнения обязательства в натуре2.

Англо-американское право исходит из прямо противоположного принципа: основ- ное, на что может претендовать кредитор в случае нарушения договорного обязатель- ства, – возмещение причиненного ему ущерба путем уплаты денежной компенсации. Воз- можность принудительного исполнения договорного обязательства вообще была неиз- вестна судам общего права, и лишь суды права справедливости признали правомерность требования об исполнении в натуре в случае, когда денежная компенсация не удовлетво-

ряет интересы кредитора3.

Вышесказанным объясняется многообразная трактовка убытков  в англо- американской литературе. По В. Ансону, «цель судебного решения об убытках от нару- шения договора – поставить истца, насколько это возможно с помощью денег, в то же по- ложение, с учетом возмещения убытков, в каком бы он находился, если бы договор был исполнен (Robinson v. Harman, 1848). Следовательно, он должен иметь возможность тре- бовать возмещения убытков в виде потери прибыли, которой он был лишен вследствие

нарушения»4.

Обязательным условием ответственности за нарушение обязательств в странах континентальной Европы является вина  должника,  что прямо закреплено в гражданских кодексах. Вина должника презюмируется, поэтому кредитор обязан доказать лишь факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Опровержение же презумп- ции входит в обязанности должника (ст. 1147 ФГК, § 282 ГГУ). В законодательстве не да- ется определения вины, указываются лишь формы ее проявления: умысел и небрежность. Если должник хочет освободиться от ответственности за нарушение обязательства, он должен доказать, что имели место случай или непреодолимая сила.

 

1  Alpha G., Bessone М. La responsabilità civile. Milano, 1980; Le Tourneau Ph. La responsabilité civile. Paris,

1982; Responsabilidad civil de productos. Madrid, 1983.

2 Code des obligations du 30 mars 1911. Berne, 1979. P. 18.

3 Гражданское и торговое право капиталистических государств. Ч. 2. М., 1984. С. 36.

4 Ансон В. Указ. соч. С. 346.

 

 

Положения англо-американского права, касающиеся договорной ответственности, заметно отличаются от норм континентального права. Основной принцип общего права заключается в том, что договоры должны исполняться при любых условиях и независимо от вины  должника.  Если лицо приняло на себя обязательство по договору, то оно не мо- жет отказаться от исполнения последнего по мотивам невозможности сделать это. Подоб- ная «абсолютная» ответственность логически вытекала из понимания существа и содер- жания договора в английском праве. Договор рассматривался как обещание, гарантия, ко- торую должник принимает на себя по отношению к кредитору. При этом должник гаран- тирует не реальное исполнение обязательства, а лишь поступление в имущество кредито- ра определенной денежной суммы. При таком подходе вопрос о невозможности исполне- ния вообще не возникает: деньги уплатить всегда возможно. Однако после первой миро- вой войны английские суды, так же как и суды стран континентальной Европы, постепен- но начинают освобождать должника от исполнения договорных обязательств, причем не только при невозможности, но и при крайней затруднительности исполнения, обосновы- вая это изменившимися обстоятельствами.

Прекращение обязательств. Обязательства обычно прекращаются их надлежа- щим исполнением, заменой исполнения, новацией, соглашением о прекращении обяза- тельства или зачетом взаимных однородных требований. В частности, с помощью зачета погашаются взаимные однородные требования согласно ст. 1289 ФГК и § 387 ГГУ. Зачет может служить средством прекращения обязательств, предметом которых являются день- ги или другие заменимые вещи. На практике зачет используется часто в денежных обяза- тельствах, связанных с банковскими операциями.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 |