Имя материала: Гражданское и торговое право зарубежных стран

Автор: И.А. Зенин

1.3.2. юридические лица как субъекты  гражданского и торгового  права

 

Второй массовой категорией субъектов гражданского и торгового права являются юридические лица. Под юридическими лицами традиционно понимаются не только кол- лективные образования, но и так называемые «компании одного лица», «одночленные общества» и другие неколлективные субъекты права: «One man company» (США), «La société unipersonnelle» (Франция), «Einmanngesellschaft» (ФРГ) etc. Например, в ФРГ не- сколько лет назад из 42 000 обществ с ограниченной ответственностью (GmbH) 9300 (око- ло 22\%) состояло из одного лица.

Компании одного лица, с юридико-технической точки зрения, возникают вследст- вие допускаемой законодательством и практикой возможности образования подобных юридических лиц (учредителями могут быть не только 7 или 5, но и 1 человек), а также возможности сохранения существования юридического лица даже в случае выбытия из его состава всех членов, кроме одного. Однако подлинные причины роста числа компаний одного лица лежат глубже. Они в том, что наряду с централизацией капитала в современ- ных условиях юридическое лицо все в большей мере осуществляет функцию ограничения предпринимательского риска размерами вложенного имущества.

Возрастание интереса многих специалистов к категории юридического лица в ча- стном праве обусловливается перестройкой внешнеэкономической деятельности, расши- рением прав предприятий во внешнеэкономических связях, созданием совместных пред- приятий с участием фирм западных стран. Важно и другое: в категории юридического ли- ца, как в фокусе, концентрируются проблемы, противоречия и тенденции развития не только правосубъектности, но и права частной собственности, а также других институтов частного права.

Вместе с тем в последнее время усиление давно начавшихся процессов трансфор- мации, эволюции, «расшатывания изнутри» категории юридического лица, наряду с рос- том числа «компаний одного лица», приводит к постепенной персонификации пред- приятий, превращению их из традиционных объектов прав в субъектов правоотношений.

 

 

На этой почве возникает даже много теорий об устранении собственников из числа хозяев общества.

Как бы там ни было, с юридико-технической точки зрения основными признаками юридических  лиц  по-прежнему являются их организационная упорядоченность и обо- собленность от входящих в их состав других (физических или юридических) лиц; обособ- ленность их имущества; право выступать в обороте от cвoeгo имени и самостоятельная имущественная ответственность. Юридические лица  образуются  различными способа- ми. Вместе с тем существуют «стандартные» способы возникновения юридических лиц, свойственные всем странам или их большинству: разрешительный, распорядительный или нормативно-явочный. В распорядительном порядке возникают преимущественно юриди- ческие лица публичного права. В таком же порядке они и прекращают свою деятельность. Большинство юридических лиц частного права возникает в нормативно-явочном или раз- решительном порядке.

При нормативно-явочном порядке учреждаемые юридические лица должны отве- чать требованиям общего закона, допускающего существование определенного вида юри- дических лиц. Никакого специального разрешения со стороны государства на образование таких юридических лиц не требуется. Они проходят лишь предусмотренную законом ре- гистрацию в государственных органах и после этого получают статус юридического лица. При разрешительном порядке юридическое лицо организуется в силу индивидуального разрешения, даваемого надлежащим государственным органом: главой государства, пар- ламентом, правительством или министерством. Юридические лица частного права пре- кращают свое существование в добровольном или принудительном порядке (по решению административных либо судебных органов) с ликвидацией или без ликвидации дел и имущества (т. е. путем реорганизации – с возникновением правопреемства). Большое внимание в праве, доктрине и практике зарубежных стран уделяется проблемам ликвида- ции юридических лиц1, в том числе банкротства2.

Существуют различные классификации юридических  лиц. Это объясняется как национальными особенностями юридических лиц и спецификой отдельных «семей право- вых систем», так и используемыми критериями классификации3. Например, право ФРГ предусматривает частные и публичные учреждения, союзы, акционерные общества и об- щества с ограниченной ответственностью; право Франции – союзы и акционерные (ано- нимные) общества; право Англии – юридические лица, инкорпорированные на основе ак- та парламента (либо королевской хартии), компании с ограниченной или неограниченной ответственностью; право США – корпорации, имеющие или не имеющие целью извлече- ние прибыли, а также различного рода правительственные корпорации. Однако в практи- ческих целях более приемлемы и удобны «сквозные» классификации, дающие обобщен- ное представление о системе юридических лиц.

Широко распространено деление юридических лиц на две большие группы: юри- дические  лица  публичного  и частного  права.  К числу первых относятся юридические лица, наделенные властными полномочиями (департаменты, общины – во Франции, земли и общины – в ФРГ, провинции и коммуны – в Италии, муниципалитеты – в США), а также учреждения и организации, осуществляющие образовательную, просветительскую, куль- турную, научную или лечебную деятельность, – университеты, лицеи, музеи, больницы и

 

1 См.: Van Gysel Alain Charles. Les Masses de Liguidation en  Droit Privé. Bruxelles. 1994.

2 См.: Good R.M. Principles of Corporate Insolvency Law. London. 1990.

3 3нание особенностей национальных юридических лиц имеет важное значение, поскольку от этого зависит регулирование международных торговых отношений (Городисский А.М. Национальность юридических лиц и международный торговый оборот: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 6).

 

 

т. п. Во вторую группу включают частные и государственные предприятия. Существует, однако, и другая классификация, где юридические лица подразделяются на государствен- ные, частные и смешанные.

В литературе приводятся разные критерии указанного разграничения видов юри- дических лиц. Одним из таких критериев является природа акта, явившегося основанием для возникновения того или иного субъекта права. Если юридические лица публичного права возникают на основании публично-правового акта (закона, административного ак- та), то юридические лица частного права возникают на основании частно-правового акта. К отличительным признакам юридических лиц публичного права, наряду с наличием у некоторых из них властных полномочий, относят также публичный характер преследуе- мых ими целей и особый характер членства. Именно поэтому к юридическим лицам пуб- личного права относятся государство, административно-территориальные единицы, госу- дарственные учреждения, торговые и промышленные палаты. Например, право заключать договоры присуще суверенной власти правительства США и правительств штатов. Права административных единиц, таких как графства, города или муниципалитеты, естественно, зависят от объема правомочий, делегированных этим юридическим лицам при их возник-

новении1.

В группе юридических лиц частного права наиболее многочисленны торговые то- варищества и общества,  подразделяемые иногда на уставные, договорные, персональ- ные и коллективные. В свою очередь в отдельных странах их «дробят» на более мелкие группы. Например, во Франции к числу договорных относят полное и коммандитное то- варищества, а к числу уставных – акционерное общество, общество с ограниченной ответ- ственностью и акционерную коммандиту. В ФРГ в круг договорных товариществ, наряду с полным и коммандитным товариществами, включают негласные товарищества2.

В наиболее общем виде товарищество или общество – это организация, создавае- мая в целях ведения дел с извлечением прибыли3. В настоящее время обычно с известной долей условности торговые товарищества и общества делят на «объединения   лиц»  и

«объединения  капиталов» . В первые включают полное и коммандитное товарищества, во вторые – акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью и акцио- нерную коммандиту. В основе объединений лиц лежит личный доверительный характер взаимоотношений участников. Объединения капиталов базируются прежде всего на иму- щественных связях пайщиков или дольщиков. Вследствие этого объединения лиц распро- странены в среднем и малом бизнесе. Напротив, в сфере крупного бизнеса преимущест- венной правовой формой являются объединения капиталов.

Наряду с полным и коммандитным товариществами к объединениям лиц (персо- нальным товариществам) относят сходные с ними в основных чертах партнершип и парт- нершип с ограниченной ответственностью в Англии и США. Общим для всех персональ- ных товариществ, объединяющих не только капиталы, но и совместную деятельность чле- нов, является особое значение личного элемента, проявляющееся, в частности, в ограни- чении права на уступку членства в товариществе, в предоставлении каждому участнику права на ведение дел и представительство товарищества. В объединениях капиталов чле- ны товарищества не принимают участия в приложении капитала к процессу воспроизвод- ства, они объединяют лишь капиталы. Представительство и оперативную деятельность таких товариществ осуществляют специально созданные органы. По обязательствам това-

 

1 Ласк Г. Указ. соч. С. 159.

2 Klaus Mittelbach. Die stille Gesellschaft. Ludwigshafen (Rhein). 1973. S. 20.

3 Ласк Г. Указ. соч. С. 331.

 

 

рищества несет ответственность само товарищество, выступающее в качестве юридиче-

ского лица.

В соответствии со ст. 105 Торгового кодекса Португалии от 28 июня 1888 г. (всту- пил в силу с 1 января 1889 г.) торговые товарищества могут быть следующих видов: пол- ное  товарищество, акционерное общество, коммандитное товарищество. Помимо этих трех видов товариществ существуют товарищества на паях, учреждаемые по закону от

11 апреля 1901 г. Полное товарищество характеризуется солидарной и неограниченной ответственностью всех его членов (§ 1 ст. 105). Товарищество считается коммандитным, когда один или более из его членов отвечают, как если бы товарищество было полным, а другой или другие лишь предоставляют определенную стоимость, ограничивая ею свою ответственность (§ 3 ст. 105)1. Данные определения дают представление о полных и ком-

мандитных товариществах и  по  законодательству других стран,  где  они  существуют. В зарубежной литературе освещаются основные признаки полных и коммандитных това- риществ по законодательству Франции, ФРГ, Италии, Испании и других стран2.

Подводя итоги, можно сказать, что полное товарищество – это объединение двух или более лиц, занимающихся совместно предпринимательской деятельностью. Вследст- вие личного характера товарищества оно прекращается в случае выбытия из его состава хотя бы одного из его участников. Имущество товарищества находится на режиме общей собственности его членов (США, Англия и др.) или собственности самого товарищества (ФРГ, Франция и др.). Прибыли и убытки товарищества распределяются пропорционально взносам его участников. Управление делами товарищества осуществляют все его члены или по их поручению несколько участников. Ответственность по долгам товарищества несут все его члены всем лично им принадлежащим имуществом в солидарной форме. Все это и обусловливает непривлекательность полного товарищества для крупного капитала.

Коммандитное товарищество (общество) состоит из двух групп участников: полных товарищей (отвечающих за долги товарищества всем своим имуществом) и ком- мандитистов (которые участвуют в деятельности товарищества лишь своими вкладами, в соответствии с ними получают прибыль, не участвуют в управлении делами и отвечают по долгам в пределах вкладов). Данный вид торгового товарищества также не вызывает особого интереса у крупного капитала, поскольку не позволяет обеспечить полноту власти и получать наибольшие прибыли. Поэтому в ряде стран возник вариант коммандитного товарищества – так называемая акционерная коммандита. В ней капитал коммандити- стов делится на акции, которые могут свободно отчуждаться, что позволяет крупному или среднему капиталу завоевывать более прочные позиции.

И, наконец, еще одно весьма важное обстоятельство. Право подавляющего числа стран отрицает за персональными товариществами свойства особого субъекта права. Од- нако, например, во Франции все виды товариществ, гражданские и торговые, рассматри- ваются как юридические лица. В то же время, скажем, в ФРГ в качестве участников пол- ного товарищества могут выступать как физические, так и юридические лица.

Основной правовой формой функционирования современного крупного бизнеса служит акционерное общество  – «арматура капиталистического строя»3. Законодатель- ство об акционерных обществах является наиболее разработанным и детализированным. В настоящее время во Франции действует Закон № 66-537 от 24 июля 1966 г. о торговых

 

1 Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: гражданские и торговые кодексы. М., 1986. С. 269-270.

2 Giron Теnа J. Derecho de Sociedades / T. 1. Parte general. Sociedades colectivas y comanditarias. Madrid. 1986. P. 26-31: Capelle K.-H. Handelsrecht. München, 1977. S. 93-157.

3 В Англии акционерному обществу соответствует компания с ограниченной ответственностью.

 

 

товариществах (принят 27 июня 1966 г.; насчитывает 502 статьи). Основным источником акционерного права ФРГ является Закон об акционерных обществах от 6 сентября 1965 г. (состоит из  410  параграфов). Действующий английский Закон  о  компаниях принят в

1985 г. и включает 747 статей. В США акционерное законодательство образуют законы отдельных штатов о предпринимательских корпорациях, в частности Закон о предприни- мательских корпорациях штата Нью-Йорк (введен в действие 1 сентября 1963 г.) и Общий закон о корпорациях штата Делавэр 1967 г.1

Основу образования и  деятельности акционерных обществ составляют акции –

ценные бумаги, дающие их владельцам право на получение части прибыли обществ. По словам К. Маркса, «акция есть лишь титул собственности... на прибавочную стоимость, ожидаемую от акционерного капитала»2. Иначе говоря, акция служит единицей пропор- ционального измерения собственнических интересов членов корпорации (акционеров), но не акционерного капитала как такового, денежным выражением которого она, безусловно,

является. Объясняется это тем, что вещное право собственности на акционерный капитал принадлежит самой корпорации, а не ее акционерам3.

Акция – объект права частной собственности. Акции являются товаром, их можно покупать, продавать и отчуждать в иной форме. Поскольку основная масса акций обезли- чена, акционерные общества нередко называют анонимными. Например, по законодатель- ству Испании и Франции акционерные общества – это анонимные общества (sociedades anónimas, societés anonymés)4. Акционерные общества  имеют  ряд  важных  свойств  по сравнению с другими видами торговых товариществ, делающих их привлекательными для крупного капитала. В числе этих свойств следует прежде всего назвать ответственность акционеров по долгам акционерных обществ лишь в пределах суммы своих акций.

В соответствии со ст. 73 французского Закона о торговых товариществах, аноним- ное общество есть товарищество, капитал которого разделен на акции и которое образует- ся между участниками, несущими убытки лишь в пределах стоимости их взносов. По За- кону об акционерных обществах ФРГ по обязательствам общества перед кредиторами от- вечает лишь имущество данного общества (§ 1 (1)). Аналогичные правила применяются в Англии, США и других странах. Ограниченность риска акционера размерами его вклада и свобода отчуждения акций позволяют маневрировать капиталом, вкладывать его в раз- личные акционерные общества. Это порождает целые системы зависимых акционерных обществ (материнских, дочерних и т. п.) как в стране, так и за границей, обеспечивая мак- симальные прибыли крупному капиталу.

Важное свойство акционерного общества – бессрочность его существования: ак- ционерное общество, как правило, сохраняется до тех пор, пока в нем есть хотя бы один акционер. Это обусловливает стабильность бизнеса. Централизованный характер управле- ния акционерным обществом также позволяет крупному капиталу устанавливать свой контроль за его деятельностью. Успешной деятельности акционерных обществ в немалой мере способствует право получать долгосрочные облигационные займы у банков и иных кредитных учреждений.

Законодательство об акционерных обществах подробно регламентирует порядок их образования, прежде всего оно определяет необходимое число учредителей: от одного (в

 

1 Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: законодатель-

ство о компаниях, монополиях и конкуренции. М., 1987. С. 16, 63, 101, 154, 181.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25, ч. 2. С. 9.

3 Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право в США. М., 1966. С. 196.

4 Garrigues J.,Uria R. Comentario a la Ley de sociedades anónimas. T. II. Madrid, 1976. P. 9; Velasco Alonso A. La

Ley de sociedades anónimas. Madrid, 1982. P. 23; Code des Societés. Paris, 1982. P. 127.

 

 

США) до семи (в Японии, Франции и других странах) и более. В соответствии с § 2 ак- ционерного закона ФРГ в учреждении общества должны принимать участие не менее пяти лиц1. Особое внимание уделяется финансовой структуре капитала акционерных обществ, включающего акционерный капитал, заемный капитал и дивиденды (прибыли) общества. Законодательство предписывает распространение различных видов акций (обыкновенных, учредительных, привилегированных) и их номинальную стоимость2; порядок выпуска об- лигаций3; состав и полномочия руководящих органов акционерных обществ: общего соб- рания, наблюдательного совета, правления, управляющих и др.4

Анонимность участия в акционерных обществах, а также распространение акций среди работников и отделение в этих обществах функции управления собственностью от

самого собственника иногда порождают иллюзии «общности интересов» всех акционеров, служат питательной почвой теорий «индустриального общества» и «революции управ- ляющих». В этой связи необходимо подчеркнуть, что среди рабочих акции порой распре- деляются в обязательном порядке, т. е., по существу, принудительно, с запретом отчуж- дать их в течение определенного срока. Фактически в виде доходов от акций работники получают малую долю своего же неоплаченного труда. Формальный характер прав рядо- вых акционеров усугубляется системой выпуска так называемых «многоголосых» и «без- голосых» акций, превращением общих собраний акционеров в пустую формальность, в

«комедию», голосованием по доверенности и тому подобными уловками современного акционерного законодательства. Неэффективен и механизм привлечения работников к управлению акционерным обществом. Хотя закон предоставляет наемным рабочим право избирать своего представителя в руководящие органы акционерного общества, о равном их участии в управлении говорить не приходится.

 

Наряду с акционерными обществами широкое распространение приобрели обще- ства с ограниченной ответственностью5. Основные признаки данных обществ совпада- ют в большинстве стран, где они образуются, за исключением Великобритании, в которой эти общества соответствуют акционерным обществам других стран. Разумеется, понятие английской компании не совпадает полностью с понятием акционерного общества6, тем не менее ее правовой статус ближе к акционерным обществам нежели к обществам с ог- раниченной ответственностью (по праву стран континентальной Европы)7.

Общества с ограниченной ответственностью применяются преимущественно в сфере среднего и малого бизнеса. Данные общества имеют черты сходства с акционерны- ми обществами. Главное, что их объединяет, – это освобождение участников от имущест- венной ответственности перед кредиторами за пределами долей участия в капитале обще- ства. Коренное различие заключается в том, что капитал, общества с ограниченной ответ-

 

1 Aktiengesetz mit Mitbestimmungsrecht. München, 1984, S. 41.

2 Fre G. Societa per azioni. Bologna. Roma, 1982. P. 169.

3 Velasco Alonso A. Op. cit. P. 631.

4 Kölner Kommentar zum Aktiengesetz. Band 5.2. Lieferung §§ 221-240. 2. Auflage. 1993. S. 641 ff.; Aktiengesetz. Groβkommentar. Berlin. New York, 1973. S. 579.

5 "Gesellschaft mit beschränkter Haftung" (GmbH) (ФРГ); "Société a responsabilité limité" (Франция); "Sociedad de responsabilidad limitada" (Испания); "Socletá a responsabilitá limitata" (Италия).

6 Халфина P.O. Вступ. ст. к кн.: Чарльзворт Дж. Основы законодательства о компаниях. М., 1958. С. 15.

7 См.: Morse Geoffrey. Charleswarth and Morse. Company Law. Fourteenth Ed. London. 1991; Forrar J.M., Furey

N.E., Hannigan B.M. Farrar's Company Law. Third ed. London. 1991; Pennington Robert R. Company Law. Sixth ed. London, Dublin,  Edinburgh, 1990; Palmer's Company Law. Twenty-forth ed. Volume I. The treatise.  London, Edinburgh, 1987; Fox Denis, Bowen Michael. The Law of private Companies. London. 1991; Morse G. etc. The Companies Act 1989. Text and Comentary. London. 1990.

 

 

ственностью делится на доли участия, передаваемые третьим лицам лишь с согласия других членов общества. Кроме того, в отличие от акционерных общества с ограни- ченной ответственностью освобождаются от публичной отчетности о состоянии своей производственной, финансовой и коммерческой деятельности. Подобно акционерному законодательству, законодательство об обществах с ограниченной ответственностью также весьма обширно. Законы об этих видах торговых обществ приняты в Германии

20 апреля 1892 г., в Австрии – 6 марта 1906 г., во Франции – 7 марта 1925 г., в Бельгии

– 9 июля 1935 г., в Испании – 17 июля 1953 г., в Греции – 9-16 апреля 1955 г. и в Ни-

дерландах – 1 июля 1971 г.

В последней четверти двадцатого столетия законодательство об обществах с огра- ниченной ответственностью во многих странах подвергается существенным изменениям, не затрагивающим, однако, коренных принципов их деятельности. В частности, дейст- вующий в ФРГ Закон об обществах с ограниченной ответственностью от 20 апреля 1892 г. (в редакции от 20 мая 1898 г.) подвергся изменениям в соответствии с законом от 4 июля

1980 г., вступившим в силу с 1 января 1981 г. В соответствии с § 13 данного закона обще- ство с ограниченной ответственностью обладает всеми правами юридического лица. Пе- ред кредиторами общества по его обязательствам отвечает лишь имущество данного об- щества1. Аналогичным образом и австрийский закон 1906 г., измененный в 1982 г., преду- сматривает, что по обязательствам общества с ограниченной ответственностью отвечает лишь имущество общества (абз. 2 § 61). Это означает, подчеркивает И. Райх-Рорвиг, «ис- ключение прямой, персональной ответственности членов общества перед третьими лица- ми по обязательствам общества»2. Данный основополагающий принцип деятельности об- ществ с ограниченной ответственностью применительно к законодательству ФРГ, Авст- рии, Франции и Италии отмечает в своем капитальном исследовании Дж. К. Ривольта3.

Форма акционерного общества применяется не только в национальных, но и в межнациональных рамках, в первую очередь в рамках Европейского экономического со- общества. Начавшийся вскоре после подписания Римского договора о создании Общего рынка процесс выработки Статута европейского акционерного общества успешно завер- шился к концу 70-х гг. В обсуждении проекта Статута принимали активное участие спе- циалисты многих западноевропейских стран4.

Если акционерное общество является изобретением, более ценным для человечест- ва, чем даже открытие пара и электричества5, то «изобретением» развитого западного об- щества несомненно являются монополии. Процесс монополизации охватил все западные страны и в первую очередь США. Выход монополий за национальные границы приводит к образованию  многонациональных  (МНК)  и  транснациональных  компаний  (ТНК),  все болеe становящихся транснациональными монополиями.

ТНК с полным основанием ассоциируются в сознании сотен миллионов жителей

планеты, прежде всего развивающихся стран, с экспансией наиболее развитых и могуще-

ственных западных государств. Право этих государств, в том числе такая его конструкция,

как юридическое лицо, призваны обеспечивать эту экспансию, наиболее выгодное прило- жение капитала ТНК за границей6. Неслучайно обложки некоторых книг, посвященных деятельности ТНК, иллюстрируются изображениями либо железного пресса (очевидно, выжи-

 

1 Roth G.H. Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschränkter Haftung (GmbH). München, 1983. S. 158.

2 Reich-Rohrwig J. Das österreichische GmbH-Recht. Wien, 1983. S. 552.

3 Rivolta G.C. La societá a respotisabilita limitatá. Milano, 1982. P. 1-26.

4  Die Europäische Aktiengesellschaft. Köln. Berlin. Bonn. München, 1978;  Estudios у textos de Derecho de So- ciedades de la Comunidad Economica Europea. Madrid, 1978.

5 Гильфердинг P. Финансовый капитал. M., 1959. С. 154.

6 Мозолин В.П. Право США и экспансия американских корпораций. M., 1974. С. 41-109.

 

 

мающего   последние   соки   из   экономики   какой-либо   развивающейся   страны)1,   либо

(в более мягкой форме) пчелы, неутомимо добывающей «мед» прибыли со всего белого света2.

Можно привести немало примеров подобной деятельности ТНК в развивающихся странах. Достаточно сказать, что, по оценкам экспертов ООН, переплата этих стран толь-

ко за импорт лицензий, ноу-хау и обусловленные ими поставки изделий составляет 20-

40 млрд. долл. в год3. Разработку технологии, ее применение, внутри- и межфирменную передачу ТНК подчиняют своим интересам в целях получения сверхприбылей прежде

всего в развивающихся странах. Сущность политики развитых западных стран дает о себе

знать и при регулировании ими вопросов передачи технологии на региональном уровне.

В частности, в политике органов Общего рынка в области регулирования обмена техноло- гией ярко проявляется протекционизм в отношении «своих» монополий, обеспечение их экспансии за пределами Общего рынка4.

На защиту интересов монополий направлены многие нормы современного законо- дательства об экспортном контроле, налогового и патентного законодательства. При этом центр тяжести, к примеру, законодательства об экспортном контроле все больше перено- сится с контроля за экспортом товаров на контроль за экспортом новейшей технологии их производства. Более того, администрация некоторых западных стран иногда пытается присвоить себе право с помощью «своих» монополий контролировать даже реэкспорт то- варов и технологии, право «карать» компании и организации других стран, осмеливаю- щиеся нарушать реэкспортные запреты.

Ведущаяся долгое время борьба с неоколониалистской деятельностью ТНК пока не увенчалась успехом5. Деятельность ТНК в идущих по пути независимого развития госу- дарствах подвергалась критике на многих международных форумах. Однако развитые за- падные страны сопротивляются установлению справедливого международного экономи- ческого порядка, вследствие чего до сих пор не удалось принять даже кодекса поведения

ТНК, который хоть в какой-то мере ограничивал бы их посягательства на чужой сувере- нитет. Точно так же не удается довести до конца разработку международного кодекса по- ведения в области передачи технологии. В ходе переговоров представители развитых за- падных стран стремятся обеспечить в наибольшей мере интересы ТНК, выступают против обязательного характера кодекса, стремятся придать его положениям рекомендательный,

факультативный характер6.

В зарубежной литературе продолжаются многолетние дискуссии о юридической

природе и правовом статусе МНК и ТНК как международных корпораций, субъектов на- ционального и международного права7. В литературе традиционно различают следующие четыре правовые формы монополистических объединений: картель, синдикат, трест и концерн. Картель – устойчивый союз самостоятельных предпринимателей. С помощью монополистических соглашений они вырабатывают общую политику на рынке: делят тер-

 

1 Fajnzylber F., Tarrago Т.М. Las empresas transnacionales. Mexico, 1976.

2 Trigo Chacón M. La empresa multinacional. Madrid, 1973.

3  Диалло А. Правовое регулирование иностранных инвестиций в странах Западной Африки (на примере

Буркина-Фасо и Кот-д'Ивуар): Дисс... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 81.

4 Международная передача технологии: правовое регулирование / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1985. С.

81-82.

5  Cм.: Мизанур Рахман М. Проблемы правового регулирования деятельности транснациональных корпора- ций (ТНК) в развивающихся странах (на примере стран Южной Азии): Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1984; Сами Хасан Али Салим. Правовое регулирование иностранных капиталовложений в арабских

странах (на примере Алжира, Египта и Иордании); Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1989.

6 Международная передача технологии: правовое регулирование. С. 71.

7  White E.J. Empresas multinacionales latinoamericanas. México, 1973;  Puelles Perez J.A. Multinacionales. Ma- drid, 1980; Commerce international et modeles multinationaux. Paris, 1981; Leyes у reglamentaciones nacionales en

materia de empresas transnacionales. Nueva York, 1978; Francioni F. Imprese multinazionali, protezione diplo- matica e responsabilità internazionale. Milano, 1979.

 

 

риторию между участниками картеля, контингентируют объем товара и устанавливают единые цены. Синдикат – объединение юридически и производственно самостоятельных предпринимателей, ведущих совместно коммерческую деятельность. В отличие от синди- ката в трестах  предприятия утрачивают не только коммерческую, но и производствен- ную, а иногда и юридическую самостоятельность. Наконец, концерн  – наиболее сложная и преобладающая форма монополистического объединения, в котором с помощью финан- сового контроля связываются в единый комплекс разнородные предприятия.

В соответствии с § 18 Закона об акционерных обществах ФРГ «если господствую- щее и одно или несколько зависимых предприятий объединены под единым руководством контролирующего предприятия, то они образуют концерн». Поскольку подобные взаимо-

связи предприятий статистикой не учитываются, установить подлинное число концернов в

каждой стране непросто. Известно лишь, что в высокоразвитых странах это число довольно велико. Например, в литературе отмечалось, что не менее 70\% предприятий ФРГ в той или иной форме входят в состав концернов1. Монополизацией местного или общенационально- го рынка обычно считается, например в США, доля, равная либо превышающая 60\%2.

Монополизация производства и сферы обращения, в том числе на транснациональ- ном уровне, чревата отрицательными последствиями не только для отдельных предпри- нимателей, но и для всей экономики, базирующейся на свободной конкуренции. Разуме- ется, «монополия не может остановить поток конкуренции; больше того, она сама порож- дает конкуренцию»3. Монополии, «вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее,

а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых про- тиворечий, трений, конфликтов»4. Именно это свойство монополии – не устраняя конку- ренции и даже ее порождая и порой усиливая тем не менее тормозить ее на отдельных участках или в отдельных регионах – вынуждает государство принимать меры, направ- ленные против монополий.

Среди этих мер обычно в первую очередь называется антитрестовское законода- тельство (или конкурентное право – в ФРГ и некоторых других странах). Первым круп- ным антитрестовским законом считается принятый в 1890 г. в США закон Шермана. К концу XX столетия антитрестовские законы действуют уже не только в США, но и в За- падной Европе, Канаде, Японии, Австралии, Новой Зеландии, Аргентине, Бразилии, Мек- сике, Колумбии и других странах Антитрестовские нормы были включены также в Рим- ский договор о создании Общего рынка.

В соответствии со ст. 1 Закона, направленного на защиту торговли и промышлен- ности от незаконных ограничений и монополий (закона Шермана), «всякий договор, объ- единение в виде треста или в иной форме, а также сговор с целью ограничения промыш- ленности либо торговли с различными штатами или с иностранными государствами на- стоящим объявляется незаконным. Каждое лицо, заключающее такой договор либо участ- вующее в таком объединении и сговоре, предполагается виновным в совершении право- нарушения и, будучи осужденным, карается штрафом, не превышающим 5000 долл., или тюремным заключением на срок не более 1 года, или тем и другим по усмотрению суда». Однако эти суровые меры были практически сведены на нет деятельностью окружных су- дов. Более того, сам закон Шермана пытались признать антиконституционным, поскольку он ограничивает «свободу договора». Это препятствие было, однако, преодолено Верхов- ным судом США, признавшим необходимость применять принцип «свободы договора» только по отношению к законным сделкам. Наряду с законом Шермана основу антитре- стовского законодательства США составляют закон от 26 сентября 1914 г. о создании Фе-

 

1 Aktiengesetz. Groβkommentar. Erster Band, 1. Halbband. S. 33.

2 Никеров Г. От гигантомании – к конкуренции // Аргументы и факты. 1990. № 1. С. 2.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 559-560.

4 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 27. С. 386.

 

 

деральной торговой комиссии и закон Клейтона от 5 октября 1914 г., дополнивший ранее принятые законы, направленные против недозволенных ограничений и монополий1.

Основными актами конкурентного права ФРГ являются Закон о борьбе с ограниче- ниями конкуренции (GWB) и Закон о недобросовестной конкуренции от 7 июня 1909 г. (UWG)2. Согласно § 1 Закона о недобросовестной конкуренции, «на того, кто совершает в торговом обороте в целях конкуренции действия, противоречащие добрым обычаям, мо-

жет быть возложена обязанность прекратить эти действия и возместить ущерб».

Во Франции, Италии, странах Бенилюкса и некоторых других, где нет специальных

законов о борьбе с недобросовестной конкуренцией, эта борьба ведется на базе общих норм гражданского права о деликтной ответственности. В частности, используя ст. 1382

ФГК, французская судебная практика фактически установила гражданско-правовой де-

ликт в отношении недобросовестной конкуренции, под которым понимается всякое при- чинение вреда предпринимателю-конкуренту путем недобросовестных конкурентных действий, выражающихся в злоупотреблении правом на свободную конкуренцию3.

На международном уровне меры по борьбе с недобросовестной конкуренцией, по- мимо договора о создании ЕЭС, предусматривает Парижская конвенция по охране про- мышленной собственности 1883 г., многократно изменявшаяся и дополнявшаяся в после- дующие годы4. В силу ст. 85 Римского договора «несовместимы с Общим рынком и за- прещаются всякие соглашения между предприятиями, всякие решения об объединении

предприятий и всякая координационная деятельность, которые могут нанести ущерб тор- говле между государствами – членами и которые имеют своей целью или результатом воспрепятствовать, ограничить или нарушить свободу конкуренции внутри Общего рын- ка, в частности: а) установление прямо или косвенно покупных или продажных цен или других относящихся к сделке условий; b) ограничение или контроль над производством, сбытом, техническим развитием или капиталовложениями; с) распределение рынков или источников снабжения». В соответствии с п.(1) ст. 10-бис Парижской конвенции страны – участницы данной конвенции «обязаны обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе, эффективную защиту от недобросовестной конкуренции».

В законодательстве отдельных стран отсутствует достаточно четкое и единообраз- ное понятие недобросовестной конкуренции. Приемы конкурентной борьбы постоянно меняются, образуя новые составы. Только по данным Федеральной торговой комиссии

США насчитывается около 400 недобросовестных конкурентных приемов в виде жульни-

чества и обмана в сфере торговли и маркетинга. К примеру, к числу недобросовестных конкурентных действий, нарушающих права конкурентов на промышленную собствен-

ность, относятся смешение с предприятием, продукцией, товарами, промышленной или

торговой деятельностью конкурента; скрытое систематическое использование имени кон-

курента для реализации своих товаров; паразитарное прикрепление (ссылка) к товарному знаку или имени конкурента; рабское копирование изделий; раскрытие секретов торговли

и производства (ноу-хау). Все перечисленные действия направлены на извлечение прибы-

ли за счет престижности товаров и продукции конкурентов5.

Следует подчеркнуть, что, вставая на защиту «нормальных», «добросовестных»

конкурентных отношений, антитрестовское право охраняет интересы предпринимателей не ради «добрых нравов» и «честных обычаев» в торговых и промышленных операциях, а

 

1 Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: законодатель-

ство о компаниях, монополиях и конкуренции. С. 196.

2 Изменялся в 1932,1935, 1965, 1970, 1974 и 1975 гг.

3 Зименкова О.Н. Правовые средства пресечения недобросовестной конкуренции // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов: законодательство о компаниях, монопо-

лиях и конкуренции. С. 208.

4 Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий. М., 1977. С. 16.

5 Зименкова О.Н. Указ. соч. С. 210.

 

 

лишь в целях сохранения и поддержания конкуренции как важнейшего экономического устоя рыночной экономики. Ведь и «добросовестная» конкурентная борьба приводит к разорению экономически слабых конкурентов более сильными. Поэтому столь относи- тельными представляются такие нравственные понятия, как «честность», «справедливость»,

«добрая совесть» и «добрые нравы». Важно и другое: антитрестовское законодательство ни- когда не ставило перед собой задачу борьбы с существованием крупных корпораций как про- изводственно-экономических и правовых объединений финансового капитала1.

Тем не менее, изучение законодательства о юридических лицах, в том числе анти-

трестовского законодательства, имеет важное практическое значение. Сегодня как нико-

гда специалистам необходимы сведения о составе имущества современного предприятия,

особенностях отдельных видов юридических лиц, процедуре их создания, содержании ус-

тавов или меморандумов акционерных обществ, информации об их деятельности, внут-

реннем и внешнем контроле за их функционированием, включая контроль за концентра-

цией капитала, а также о порядке реорганизации юридических лиц и объявления их несо-

стоятельными.

В заключение необходимо обратить внимание на одну характерную тенденцию развития  современного  производства,  имеющую  прямое  отношение  к  характеристике

юридического лица как субъекта частного права. По свидетельству экономистов, до не-

давнего времени мировым рынком владели в основном крупнейшие предприятия. Сейчас они все еще продолжают доминировать, однако их влияние ослабевает. Во многих странах

произошел «взрыв» малого  бизнеса. Он обусловлен тем, что, с одной стороны, крупные предприятия сокращают число работающих, в первую очередь «голубых воротничков»

(это понятие подразумевает физический труд и наличие спец. одежды). C другой стороны,

выявилось, что многие работы малому бизнесу не только по плечу, но и выполняются лучше, чем крупным.

Речь идет о предпринимательских научных фирмах, консультационных, информа-

ционных, инжиниринговых, внедренческих, небольших рисковых (венчурных) предпри-

ятиях с гибкой структурой производства, придающих сотрудничающим с ними крупным фирмам маневренность, а продукции – мелкосерийность. К примеру, в США на все эти

виды деятельности (в большинстве своем – услуги) приходится почти 70\% валового на-

ционального продукта и 75\% общего числа занятых работников2. По другим данным, в

1985 г. в США количество мелких фирм, работавших на основе соглашений с крупными

компаниями, составляло 390 тыс., а число занятых в них превышало 5 млн. человек. Через мелкие фирмы реализовывалось около трети всего розничного товарооборота и услуг3. Кроме того, по сведениям Управления по делам малого бизнеса США в 1986 г. в стране насчитывалось 3,5 млн предприятий с численностью работающих менее 20 человек, про- изводивших около пятой части валового национального продукта4.

 

1 Жидков О.А. Антитрестовское законодательство на службе монополий. М., 1976. С. 7-8.

2 Аргументы и факты. 1988. № 37. С. 4.

3 Политическая экономия. М., 1989. С. 223.

4 Ховард Ли Э. Для создания новой экономической модели нужна смелость // Известия. 1989. 4 авг.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 |