Имя материала: Гражданское право

Автор: Садиков О.Н

Глава 25. перемена лиц в обязательстве

 

§ 1. Случаи  перемены  лиц в обязательстве

Перемена лиц в обязательстве, т.е. появление в нем взамен пер- воначальных — новых должника и кредитора, специфический и практически важный институт гражданского права, отражающий потребности и динамику современных рыночных отношений, когда происходят частые смены собственников и владельцев имущества по договору. Иногда такие изменения в составе субъектов обяза- тельства являются нормальным явлением, например передача дру- гому лицу векселя и иных ценных бумаг; в других случаях они обу- словлены разного рода внешними факторами, влияющими на состав и цели участников обязательства.

Перемена лиц в обязательстве происходит в различных формах, которые влекут для участвующих в обязательстве лиц разные по- следствия. Прежде всего надо различать универсальное и сингуляр- ное правопреемство в обязанностях и правах.

Первое имеет место при реорганизации юридических лиц (их слиянии и разделении), а также при наследовании имущества физи- ческого лица, когда к правопреемнику в силу названных обстоя- тельств переходит совокупность прав и обязанностей предшествен- ника. При сингулярном правопреемстве к новому кредитору или должнику переходит только определенное право или обязанность, что обычно обусловлено желанием урегулировать отношения участ- ников рыночного оборота, прежде всего, провести взаимные расче- ты. Универсальное правопреемство — проблематика корпоративно- го и наследственного права, и поэтому в настоящей главе речь будет идти только о сингулярном правопреемстве.

Сингулярное правопреемство может иметь место в силу предпи- саний закона или же, что бывает чаще, в силу договоренности между субъектами имущественного оборота. При изменении в обязательст- ве кредитора ГК говорит об уступке требования  (на юридическом языке — цессия), в случае появления в обязательстве нового долж- ника используется термин перевод долга (юридический эквива- лент — делегация).

Переход прав к другому лицу возможен, кроме того, в рамках некоторых договоров гражданского права как одно из их условий. Примером служит договор финансирования под уступку денежно- го требования, именуемый в литературе факторингом (гл. 43 ГК). К условиям этого  договора об уступке требования при  наличии

Глава 25         423

 

пробелов в названной главе ГК могут применяться общие нормы гл. 24 ГК о цессии.

В рамках некоторых договоров возможна и такая форма переме- ны лиц в обязательстве, когда одновременно происходит как пере- дача права, так и перевод долга. Это имеет место при продаже пред- приятия (§ 8 гл. 30 ГК) и в договоре аренды, если арендатор совер- шает договор перенайма, когда его место в договоре аренды занимает другое лицо (п. 2 ст. 615 ГК).

В гл. 24 ГК о перемене лиц в обязательстве наряду с уступкой требования и переводом долга говорится о таких формах перехода права, как регрессное требование (п. 1 ст. 382), суброгация (ст. 387), индоссамент (п. 3 ст. 389), которые соприкасаются с проблематикой перемены лиц в обязательстве и нуждаются в уяснении.

Регрессное требование представляет собой требование компен- сации за исполненное за счет или по вине другого лица (см. § 1 гл. 21 Учебника). При регрессе возникает новое обязательство, а не перемена лиц. Поэтому закон с достаточными основаниями вводит норму о том, что правила об уступке требования к регрессным тре- бованиям не применяются (п. 1 ст. 382 ГК).

Суброгацию и индоссамент, напротив, следует рассматривать в качестве особых случаев уступки права требования. Термин «субро- гация» используется для обозначения права страховщика, уплатив- шего страховое возмещение, требовать его компенсации от лица, отвечающего за наступление страхового случая. Индоссамент — это предусмотренный законодательством о ценных бумагах упрощен- ный способ передачи ордерной ценной бумаги путем нанесения на нее передаточной надписи — индоссамента.

 

§ 2. Порядок  уступки требования

Уступка требования (цессия) совершается в  форме договора, в котором по сложившейся юридической терминологии лицо, пере- дающее требование, именуется цедентом, а новый кредитор — цес- сионарием. Такой договор должен быть совершен в той же форме, что и сделка, из которой вытекает уступаемое требование, т.е. в пись- менной или нотариальной. При уступке права в отношении недви- жимого имущества договор цессии для вступления его в силу дол- жен пройти государственную регистрацию. Упрощенный порядок установлен для передачи ордерных ценных бумаг, когда перемена кредитора — держателя бумаги осуществляется посредством совер- шения на ней передаточной надписи — индоссамента.

424

Глава 25

 

Предметом передаваемых прав чаще всего являются денежные

требования, и назначение цессии состоит в проведении взаимных расчетов. Предметом цессии могут быть и другие обязательства, например о выполнении работ или оказании услуг. Однако уступка требования допускается в отношении не всех прав.

Согласно ст. 383 ГК переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об али- ментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается. По общему правилу не может передаваться другому лицу требование по банковской гарантии (ст. 372 ГК). Ряд ограни- чений на передачу права предъявлять претензии и иски к перевозчи- ку грузов предусмотрен в транспортных уставах и кодексах.

Не могут передаваться и личные неимущественные права, на- пример, основанные на членстве кредитора в коммерческой или общественной организации, а также права на нематериальные блага личности, непередаваемость которых прямо оговорена в законе (п. 1 ст. 150 ГК). Наконец, следует иметь в виду, что уступка права тре- бования может быть исключена договором, и в крупных коммерче- ских сделках, когда их участники заинтересованы в стабильности взаимоотношений, такое условие нередко предусматривается.

Реализация некоторых коммерческих прав требует наличия у их субъектов выданной государством лицензии на осуществление соот- ветствующей деятельности (перевозки, строительные работы и т.д.). Это обстоятельство также ограничивает возможности кредитора на передачу принадлежащих ему прав другим лицам, их круг становит- ся ограниченным.

Уступка прав юридическим лицом, в отношении которого воз- буждено дело о банкротстве, может осуществляться согласно Зако- ну о банкротстве в зависимости от стадии банкротства только по- сле получения согласия на такую сделку временного управляющего (ст. 64) или собрания (комитета) кредиторов (ст. 112, 140).

При длящихся договорных отношениях возникает вопрос о до- пустимости уступки кредитором третьим лицам части его прав по таким договорам с сохранением самого договора в силе. Согласно ст. 384 ГК объем прав кредитора, переходящих к другому лицу, оп- ределяется законом или договором. Следовательно, в силу цессии возможна частичная уступка принадлежащего кредитору права.

Судебная практика, придерживавшаяся в прошлом той линии, что при цессии необходимо полное выбытие первоначального кре- дитора из правоотношения, претерпела в последние годы изменения

Глава 25         425

 

и, следовательно, частичную уступку права признает возможной, что выражено в ряде решений Президиума ВАС РФ последних лет1.

Однако не до конца выясненным остается вопрос о правомерно- сти уступки другому лицу права на взыскание только неустойки или убытков, что в практике договорных отношений предпринимателей имеет место. Признаваемый ГК принцип свободы договора (ст. 421) и тенденции развития судебной практики последних лет дают осно- вание считать такого рода уступку требований допустимой, тем бо- лее, что она может ускорять и упрощать проведение между сторо- нами взаимных расчетов.

Согласие должника на уступку требования другому лицу не нужно, однако если личность кредитора имеет существенное значе- ние для должника, на уступку необходимо получить его согласие (п. 2 ст. 388 ГК). При этом суды принимают во внимание широкий круг обстоятельств, относящихся к содержанию и назначению пере- даваемого права.

По одному из рассмотренных споров Высший Арбитражный Суд РФ признал невозможным перемену кредитора в договоре ввиду та- ких особенностей в отношениях сторон: договором были предусмот- рены целевое использование получаемых первоначальным кредито- ром средств, возможность погашения задолженности посредством внутриотраслевых зачетов, совершение компенсационных сделок, что указывало на существенное значение личности кредитора для долж- ника. В силу этого уступка требования не могла быть совершена2.

Уведомление должника о состоявшейся уступке требования, как это следует из редакции п. 2 ст. 382 ГК, закон не рассматривает в качестве необходимого условия цессии. Однако новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий такого бездействия, и при отсутствии уведомления исполнение обязательства первоначально- му кредитору признается надлежащим исполнением.

В гл. 24 ГК об уступке требования нет прямых указаний о том, является цессия возмездным или безвозмездным договором. Этот вопрос должен решаться в заключаемом договоре цессии. В зависи- мости от назначения цессии она может быть как возмездной, так и безвозмездной (при погашении задолженности цедента перед цес- сионарием).

 

1 См. «Комментарий судебно-арбитражной практики». Вып. 9. М., 2000. С. 22 и след. См. также Вестник ВАС РФ. 2005. № 5. С. 73.

2 Вестник ВАС РФ. 2000. № 2. С. 64.

426

Глава 25

 

Правовая природа уступки требования в литературе оценивается

по-разному. Одни авторы считают, что цессия представляет собой особую сделку абстрактного характера. Другие отождествляют ее с той сделкой, на которую опирается переход права, составляющий пред- мет цессии, т.е. купля-продажа, дарение.

Обоснованность этой второй точки зрения усматривается в том, что нормы ГК о цессии не регламентируют достаточно полно отно- шения между старым кредитором и новым, а придание цессии каче- ства особого договора позволяло бы обходить в предприниматель- ских отношениях запрет дарения, установленный ст. 575, 576 ГК1.

Однако текст ГК не подтверждает приведенные соображения, и к отношениям при уступке требования нет необходимости применять сложный набор правовых норм о купле-продаже или дарении, по- скольку цессия — более простая юридическая сделка, а возникаю- щие в этом случае вопросы могут решаться на основании общих правил о сделках и договорах. Нарушения правил ст. 575, 576 ГК могут устраняться посредством применения нормы о недопустимо- сти обхода закона и злоупотребления правом (ст. 10 ГК).

§ 3. Взаимоотношения сторон при уступке требования

Заключение договора об уступке требования усложняет структу- ру обязательственных отношений и создает правоотношения между тремя ее участниками: цедентом, цессионарием, который становится новым кредитором, и должником по обязательству. При этом возни- кают и требуют решения три группы вопросов: 1) легитимация но- вого кредитора; 2) определение объема переданных по цессии прав;

3) пределы ответственности цедента и должника по обязательству перед новым кредитором.

1. Должник (за названными выше изъятиями, когда цессия не- возможна) не вправе возражать против состоявшейся цессии, однако может не исполнять обязательство новому кредитору до представ- ления доказательств перехода требования к данному лицу (его леги- тимации). В этих целях первоначальный кредитор должен предоста- вить новому кредитору документы, удостоверяющие переданное право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для реализации требования.

2.  В  отношении  объема  переданных  новому  кредитору  прав ст. 384  ГК  устанавливает, что право первоначального кредитора

 

1 См. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения.

С. 373 и след.

Глава 25         427

 

переходит к новому в том объеме и на тех условиях, которые суще- ствовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредито- ру  переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе на неуп- лаченные проценты.

Эти правила ГК сформулированы применительно к цессии денеж- ных требований и нуждаются в двоякого рода уточнениях. Во-первых, принадлежащее кредитору по банковской гарантии право требова- ния к гаранту не может быть передано третьему лицу, если в гаран- тии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК). Во-вторых, осуществление новым кредитором уступленного ему права может быть связано с выполнением им определенных обязанностей, например сообщить отгрузочные и платежные реквизиты, предоставить транспорт для перевозки груза, участвовать в приемке товара.

На практике сомнения вызывал вопрос о том, охватывает ли формулировка ст. 384 ГК также условие обязательства об особом порядке разрешения между сторонами возможных споров (арбит- ражную оговорку). В постановлении Президиума ВАС РФ 1997 г. по одному из дел было разъяснено, что предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору, следовательно, условие обязательства об особом порядке разреше- ния споров для нового кредитора обязательно1.

3. Для определения ответственности цедента, передающего дру- гому  лицу  свое  право,  принципиальное  значение  имеет  норма ст. 390 ГК, согласно которой первоначальный кредитор, уступив- ший требование, отвечает перед новым кредитором за недействи- тельность переданного ему требования, но не отвечает за неиспол- нение этого требования должником, кроме случаев, когда первона- чальный  кредитор  принял  на  себя  поручительство  за  должника перед новым кредитором.

Недействительность переданного новому кредитору требования определяется в соответствии с правилами ГК о недействительности сделок (см. § 4 гл. 11 Учебника) и может вызываться различными основаниями. Бремя доказывания лежит на стороне, которая возбуж- дает вопрос о такой недействительности. Возможно признание усту- пленного  обязательства  недействительным  в  части  (ст.  180  ГК).

 

1  Это решение изложено в п.15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. № 29, содержащего обзор судебно-арбитражной практи- ки // Вестник ВАС РФ. 1998. № 4. С. 54.

428

Глава 25

 

В случае полной или частичной недействительности уступленного цедентом требования для него должны наступить последствия, преду- смотренные ГК в качестве таковых при недействительности сделок.

За недостатки и неполноту юридических формулировок, опреде- ляющих содержание уступленного права, которые могут затруднить новому кредитору практическое осуществление этого права, перво- начальный кредитор должен нести ответственность согласно общим началам гражданского права, в частности обязан возместить дока- занные убытки нового кредитора (например, дополнительные су- дебные издержки).

Возможное при цессии поручительство цедента за должника по обязательству должно быть ясно выражено в условиях цессии и под- чиняется правилам ГК о договоре поручительства (см. § 6 гл. 24 Учеб- ника). На практике такое поручительство встречается крайне редко.

Иначе решается вопрос об ответственности цедента при уступке требования по ордерной ценной бумаге, в частности векселю, когда ответственность цедента является более строгой. В силу специаль- ной нормы законодательства лицо, совершившее индоссамент (ин- доссант), отвечает не только за существование переданного права, но и за его осуществление (п. 3 ст. 146 ГК). Однако индоссант может исключить свою ответственность за исполнение, добавив к совер- шенному им индоссаменту оговорку «без оборота на меня».

Если практическое осуществление права по ордерной ценной бу- маге оказывается невозможным, например вследствие гибели предме- та обязательства (товарный коносамент, складское свидетельство), индоссант несет ответственность за неисполнение по общим правилам гражданского законодательства (см. гл. 26 Учебника).

При цессии правовое положение должника по обязательству не может быть ухудшено, и он вправе выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые имел против первона- чального кредитора к моменту своего уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК). Если же уведом- ление не последовало, этим моментом должна считаться дата предъ- явления к нему требования новым кредитором.

Такие возражения могут иметь как процессуальный, так и мате- риальный характер и включать все допускаемые законом средства правовой защиты. В частности, возможно заявление должником просьбы о  зачете его требования к первоначальному кредитору (ст. 412 ГК). Должник может также использовать в своих интересах возможные встречные требования к новому кредитору.

Глава 25         429

 

§ 4. Уступка  требования в силу закона

Особенность уступки требования в силу закона состоит в том, что в этом случае договор цессии не заключается, а новый кредитор на основании нормы права может требовать от должника то, что им было исполнено в интересах должника, причем требование нового кредитора всегда будет денежным. При несвоевременном его пога- шении должник обязан уплатить проценты и несет имущественную ответственность в форме убытков, если таковые будут доказаны.

Случаи уступки требования в  силу закона предусматриваются как в ГК, так и в ряде других законодательных актов. В общей фор- ме их круг определен в ст. 387 ГК, где на первое место поставлено универсальное правопреемство (реорганизация юридических лиц, наследование), а также названы отдельные случаи сингулярного перехода требований в силу закона.

Сингулярный переход прав кредитора к другому лицу имеет ме- сто, когда нарушен договор и ввиду этого поручитель должника или залогодатель (не являющийся должником) исполнили свои обяза- тельства перед  кредитором. В  таких случаях затраты поручителя и залогодателя должны быть компенсированы; поэтому закон ставит их на место кредитора, имеющего право требовать уплаченное ими от должника. При этом объем требований поручителя и залогодателя к должнику может иметь особенности, вытекающие из их отноше- ний с должником, за которого они ручались.

Уступка права требования в силу закона имеет место в ситуации, когда третье лицо, чтобы не утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога и др.) вследствие обращения креди- тором взыскания на это имущество, за свой счет удовлетворяет тре- бование кредитора без согласия должника. В этом случае к такому третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соот- ветствии с правилами ГК о цессии (ст. 313 ГК).

Названная в ст. 387 ГК суброгация происходит в рамках отно- шений страхования и более полно регламентируется в нормах ГК о страховании (ст. 965). К страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит — в пределах выплаченной суммы — право требования,  которое  страхователь  (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате стра- хования. Применительно к морскому страхованию приведенные правила повторены в ст. 281 КТМ.

Особый случай уступки требования в силу закона имеет место в рамках комиссионных отношений, когда комиссионер, действующий

430

Глава 25

 

от собственного имени и исполнивший поручение комитента, обязан передать полученные им права комитенту (ст. 1000 ГК). Особен- ность такой уступки состоит в том, что передаваемые права в зави- симости от предмета комиссии различны, а комитенту одновремен- но могут передаваться обязанности, сопутствующие приобретенно- му для него праву.

К рассматриваемой группе случаев относится перевод прав кре- дитора на другое лицо по решению суда, когда такой перевод преду- смотрен законом. Это часто имеет место при разрешении имущест- венных споров, связанных с нарушением права на преимущественное заключение договора, которым закон наделяет некоторых участни- ков гражданского оборота.

Такое преимущественное право предоставлено ГК сособствен- нику при продаже доли в общей собственности (ст. 250), арендатору на  продление договора аренды  (ст.  621),  акционеру и  участнику ООО на приобретение акций и паев в соответствующем обществе (см. законы об этих обществах). При нарушении его преимущест- венного права заинтересованное лицо может требовать по суду пе- ревода заключенного договора на его имя, а также возмещения при- чиненных ему убытков.

§ 5. Перевод долга

Перевод долга на другое лицо (делегация) в современной дого- ворной практике встречается редко. Появление в обязательстве но- вого должника часто повышает риск неисполнения, что нежелатель- но для кредитора. Поэтому делегация имеет место преимущественно при универсальном правопреемстве  и реорганизации юридических лиц, которые происходят независимо от намерений участников та- ких отношений.

Сингулярный перевод долга регламентирован в ГК кратко: всего две статьи (ст. 391, 392). К отношениям сторон должны применяться поэтому общие положения обязательственного права, изложенные в других разделах ГК, и нормы ГК об отдельных обязательствах, если они не противоречат сущности института перевода долга.

Для проведения делегации необходимо получить согласие креди- тора, ибо ему важна фигура лица, от которого он ожидает надлежаще- го исполнения обязательства. Договор о делегации должен быть за- ключен в той же форме, в какой была совершена сделка, являющаяся основанием передаваемого долга; как правило, это письменная форма.

Передаваться новому должнику могут не только денежные, но и иного рода обязательства: о выполнении работы, оказании услуги

Глава 25         431

 

и т.п. Однако при этом необходимо учитывать наличие у нового должника хозяйственных и юридических возможностей для испол- нения таких обязательств, прежде всего, государственной лицензии на соответствующую хозяйственную деятельность.

Как и уступка требования, перевод долга представляет собой аб- страктную сделку, но в ней участвуют три лица: первоначальный должник, новый должник и кредитор, дающий согласие на такую сделку. Согласие кредитора может быть выражено как в тексте до- говора о делегации, так и в виде отдельного заявления, которое бу- дет составной частью состоявшегося перевода долга.

Нормы ГК не содержат указаний об объеме передаваемых при де- легации обязательств. Имеются решения арбитражных судов, которые исходят из того, что долг передается полностью; частичный его пере- вод, считают они, по смыслу ст. 391 ГК невозможен. Однако общая редакция этой статьи оснований для такого ограничительного вывода не дает. Частичный перевод долга может облегчать взаимные расчеты сторон, и в условиях свободы договора исключать его не следует.

Поскольку в договоре о переводе долга не предусмотрено иное, новый должник отвечает за исполнение принятого им обязательства в том же объеме, что и первоначальный, включая уплату неустойки.

Однако по общему правилу залог (ст. 356 ГК), поручительство (п. 2 ст. 367 ГК) и гарантия (ст. 372 ГК) в отношении нового долж- ника не сохраняются. Эти обеспечительные обязательства даны оп- ределенному должнику, и на его изменение должно быть получено согласие лиц, выдавших такие обязательства.

Для случаев, когда перевод долга является следствием продажи или аренды предприятия, в ГК предусмотрен ряд правил, защи- щающих интересы кредитора. Он должен быть письменно уведом- лен о предстоящей продаже для дачи согласия о переводе долга и может потребовать прекращения соответствующего обязательства либо его досрочного исполнения с возмещением продавцом пред- приятия причиненных этим убытков (ст. 562 ГК). Аналогичные пра- вила действуют при передаче предприятия в аренду (ст. 657 ГК).

Новый должник вправе противопоставлять требованиям креди- тора все возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Он может также выдвигать возраже- ния, вытекающие из его правоотношений с кредитором, в частности требовать проведения зачета встречных требований при наличии для этого предусмотренных законом условий.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |