Имя материала: Договорное право

Автор: Рожкова М.А

5. форма соглашения о международной подсудности

 

5.1. Общие положения

 

Цель требований, касающихся формы соглашений о подсудности, состоит в том, чтобы обеспечить ясность и определенность в согласовании воли сторон, получить надежные доказательства факта заключения соглашения и его условий, исключить или свести к минимуму споры относительно судебной компетенции, измененной по договоренности сторон. Выполняя эти требования, стороны облегчают задачу суда в решении вопроса о подсудности дела и получают гарантию предсказуемости судебной компетенции.

Указанные цели и задачи находятся в процессуальной области, что оправдывает установление процессуальных правил, касающихся формы соглашения о подсудности. Наличие таких правил свидетельствует о том, что требования, предъявляемые к форме соглашения, отличаются от требований, предъявляемых к форме договора, к которому данное соглашение относится. В частности, более строгие правила, касающиеся основного договора, не распространяются на соглашение о подсудности, если форма последнего регулируется особым образом (например, ст. 17 Брюссельской конвенции) <1>. Обоснованным является и противоположное  утверждение  о  том,  что  из   допустимости  устного  договора  не  следует возможность  устного  соглашения  о  подсудности,  если  закон  предписывает  для  него обязательность письменной формы.

--------------------------------

<1> Auer S. Op. cit. S. 606-342.

Российское законодательство в части специального регулирования формы соглашения чрезвычайно лаконично. Положения о договорной подсудности (ст. 32 ГПК РФ; ст. 37 АПК РФ) и договорной подсудности дел с участием иностранных лиц (ст. 404) каких-либо требований относительно формы соглашения не устанавливают. Лишь ч. 2 ст. 249 АПК РФ предусматривает, что соглашение об определении компетенции должно быть заключено в письменной форме. В международных договорах о правовой помощи с участием Российской Федерации также предусматривается обязательность письменной формы соглашения. В зарубежном праве на этот счет содержатся аналогичные или гораздо более пространные предписания.

Например, итальянское законодательство предписывает письменную форму как для соглашений об изменении территориальной подсудности (ст. 29 ГПК), так и для соглашений о международной подсудности (абз. 2 ст. 4 МЧП Италии).

Швейцарское законодательство не только предписывает письменную форму соглашения, но и приравнивает к ней такие формы коммуникаций, которые позволяют получить доказательство в виде  текста,  а  именно  посредством  телеграфа,  факса  и  электронной  почты  (абз.  2  ст.  9

Федерального закона о подсудности, предл. 2 абз. 1 ст. 5 МЧП Швейцарии). Кроме того, согласно Федеральному закону о подсудности письменным считается и устное соглашение, если оно подтверждается сторонами письменно (п. "b" абз. 2 ст. 9).

В германском законодательстве требования, касающиеся формы соглашения, варьируются в зависимости от того, между какими субъектами оно заключается. В отношениях между юридическими лицами и коммерсантами оно возможно в произвольной форме, допускается даже молчаливое соглашение (stillschweigende Vereinbarung), т.е. соглашение, возникшее в результате конклюдентных действий сторон (абз. 1 § 38 ГПУ). В отношениях с участием граждан, не являющихся коммерсантами, такое соглашение должно быть заключено в письменной форме или подтверждено письменно, если оно совершено устно (предл. 2 абз. 2 § 38 ГПУ).

Разнообразные способы оформления соглашений предусматриваются в общеевропейском праве (п. п. "a" - "c" предл. 3 абз. 1, абз. 2 ст. 23 Регламента, предл. 2 абз. 1 ст. 17 Конвенций). Регламент к письменной форме приравнивает электронные сообщения, обеспечивающие длительную сохранность записи соглашения (абз. 2 ст. 23 Регламента).

Представленный обзор демонстрирует различные подходы к регулированию формы соглашения о подсудности. Возможен вариант, когда относительно формы вообще нет какого-либо особого указания. Законодатель может ограничиваться краткой формулировкой об обязательности письменной формы. Наконец, помимо письменной формы могут допускаться (или приравниваться к ней) альтернативные способы оформления соглашения. По-разному может определяться и назначение требуемой формы: в одних странах она рассматривается в качестве средства доказывания, в других является условием действительности соглашения <1>.

--------------------------------

<1> Jenard P. Op. cit. S. 601-56.

 

Если специальное регулирование формы соглашения о подсудности отсутствует или оно оказывается слишком общим для практического применения, возникает вопрос: на основе какого права должен восполняться пробел (в частности, для того, чтобы выяснить, каким требованиям должна отвечать письменная форма, каковы последствия нарушения этих требований)? Чаще всего   обращаются   к   нормам   материального   права.   Например,   германский  профессор  Я. Кропхоллер распространяет на соглашение о подсудности действие § 125 ГГУ, предусматривающего  в  виде  общего  правила  недействительность  сделки,  если  она  была совершена без соблюдения установленной законом формы <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Kropholler J. Op. cit. S. 241, 242.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |