Имя материала: Договорное право

Автор: Рожкова М.А

1.3. сущность мирового соглашения

 

Как указывалось выше, в российской правовой доктрине длительное время главенствующей была позиция, согласно которой институт мирового соглашения рассматривался исключительно как  процессуальный  институт.  Эта  идея  настолько  глубоко  укоренилась,  что  до  сих   пор разработкой судебных мировых  соглашений занимаются почти исключительно процессуалисты

<1>, отказывающиеся учитывать цивилистическую теорию мировой сделки как чуждую процессуальному праву. В результате материально-правовая сущность судебной мировой сделки не   разрабатывается,   а  в   качестве   приоритетных   исследуются  процессуальные  проблемы, связанные с процедурой рассмотрения и утверждения судом мирового соглашения и принудительного его исполнения.

--------------------------------

<1> См., например: Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда

общей юрисдикции: Дис. ... к.ю.н. СПб., 2001 (специальность 12.00.15); Ясеновец И.А. Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики: Дис. ... к.ю.н. М.,

2002  (специальность  12.00.15);  Базаров  В.А.  Институт  мирового  соглашения:  сравнительные аспекты и пути развития: Дис. ... к.ю.н. СПб., 2004 (специальность 12.00.15); Князев Д.В. Мировое соглашение в арбитражном процессе: Дис. ... к.ю.н. Томск, 2004 (специальность 12.00.15); Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском судопроизводства: Дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2004 (специальность 12.00.15); Брыжинский А.А. Альтернативное разрешение правовых споров и конфликтов в России: Дис. ... к.ю.н. Саранск, 2005 (специальность 12.00.15); Захарьящева И.Ю. Примирительные процедуры в арбитражном процессуальном законодательстве Российской Федерации (концептуальные основы и перспективы развития): Дис. ... к.ю.н. Саратов, 2005 (специальность 12.00.15); Черникова О.С. Мировое соглашение как процедура в арбитражном процессе: Дис. ... к.ю.н. Саратов, 2006 (специальность 12.00.15).

 

Такая односторонность или, точнее, исключительно процессуальный аспект исследований вопросов   мирового   соглашения   способствовали  выдвижению   ошибочного  тезиса,   согласно которому стороны частноправового спора, обратившиеся в суд за его разрешением, наделены правом осуществлять функцию суда - разрешать собственный спор (об этом упоминалось в гл. IV настоящей работы).

Данному  заблуждению,  по  сути,  положил  основу  Р.Е.  Гукасян,  провозгласивший,  что мировые   соглашения   представляют   собой   "способ   разрешения   спора  самими   спорящими сторонами на взаимоприемлемых для них условиях" <1> и "являются актами разрешения гражданско-правового спора" <2>. Хотя справедливости ради нельзя не отметить, что об этом говорилось и ранее. Например, О. Степанова указывала, что "спор может быть разрешен и путем утверждения судом мировой сделки (соглашения)" <3>.

--------------------------------

<1>  Гукасян  Р.Е.  Проблема  интереса  в  советском  гражданском  процессуальном  праве:

Автореф. дис. ... д.ю.н. Саратов, 1971. С. 29.

<2> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. 1970.

С. 131.

<3> Степанова О. Судебная мировая сделка // Социалистическая законность. 1959. N 10. С.

30.

 

Многократно повторенное в литературе утверждение о том, что мировое соглашение есть способ  разрешения  спора его сторонами,  рассматривается  фактически  как  аксиома,  хотя для такого утверждения нет и никогда не было оснований. Более того, в его развитие некоторыми

юристами делается вывод о том, что, допуская мировое соглашение (как способ разрешения спора самими спорящими сторонами), "суд как бы снимает с себя ответственность за необоснованность судебного акта" <1>.

--------------------------------

<1> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Мировое соглашение в практике арбитражных судов //

Арбитражная практика. 2003. N 4. С. 49. Цитируемое утверждение воспроизведено в ст.: Корнеева Т.Н. Мировое соглашение - добровольное волеизъявление сторон // Арбитражная практика. 2006. N 10. С. 70 - 73.

 

Трактовка мирового соглашения, заключаемого в суде, как способа разрешения спора спорящими   сторонами   противоречит   конституционному   принципу   организации  правосудия, согласно которому правосудие осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ). Этот принцип находит свое отражение в нормах процессуального права: ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, ч. 3 ст. 9

АПК РФ предусмотрено, что руководство процессом осуществляет суд (аналогичная норма содержится в п. 1 ст. 19 Закона о третейских судах). Основываясь на этих положениях, судья (государственного или третейского суда) начинает, ведет и завершает процесс по делу; он направляет процесс и руководит им; все решения как по вопросам материального права, так и по вопросам процессуального права принимаются только судьей (судом).

Стороны спора не осуществляют направление и руководство процессом, они не вправе выносить решения, т.е. исполнять функции судебных органов. Следовательно, стороны не могут разрешить правовой спор, возникший между ними. В то же время стороны наделены правом урегулировать (окончить) этот спор путем заключения мировой сделки. Таким образом, мировое соглашение - результат урегулирования спора сторонами, но не его разрешения (об этом говорилось в гл. IV настоящей книги).

Данная точка зрения автора настоящей главы (высказываемая и в более ранних работах)

обнаруживает подтверждение в судебной практике. В частности, в Постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа говорится о том, что "роль суда при утверждении мирового соглашения состоит не в проверке законности разрешения спора самими спорящими сторонами. Стороны не разрешают спор, а, достигнув соглашения между собой, прекращают спор. То  есть,  отказавшись  от  судебной  защиты  своего  права,  стороны  ликвидируют  возникший правовой  конфликт  путем  самостоятельного  (без  государственного  вмешательства) урегулирования имеющихся у них разногласий на взаимоприемлемых условиях" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 декабря 2004 г. по делу N Ф04-

8963/2004(7264-А45-30). Подобное мнение высказано в Постановлении ФАС Центрального округа: "Смыслом мирового соглашения является примирение сторон: урегулирование спора, переданного на разрешение суда, и прекращение производства по делу либо же прекращение исполнительного производства, направленного на принудительную реализацию судебного акта по разрешенному спору" (Постановление ФАС Центрального округа от 19 апреля 2005 г. по делу N А64-2201/04-08).

 

Допущенная Р.Е. Гукасяном и поддерживаемая сторонниками его позиции небольшая, казалось   бы,   лингвистическая   погрешность   привела   к   непониманию   существа   мирового соглашения. Закрепление же в АПК РФ положения о принудительном исполнении мирового соглашения по правилам, установленным для судебного решения, привело к тому, что мировое соглашение стали рассматривать фактически в качестве разновидности судебного акта.

Так, одни авторы признают, что мировое соглашение, представляющее собой, по их мнению, соглашение  о  разрешении  судебного  спора,  после  утверждения  судом  "приобретает  силу судебного решения" <1>. Другие прямо говорят о том, что мировое соглашение является актом судебной власти <2>. Третьи считают, что утверждение мирового соглашения придает ему статус судебного акта, снабженного силой принудительного исполнения <3>. Некоторыми авторами предпринимаются попытки обосновать то, что "мировое соглашение является не просто актом договорного права, но актом, который возникает в результате деятельности суда" <4>. Имеют место утверждения о том, что в отличие от зарубежных стран, где мировое соглашение оформляется  актом  сторон,  "в  российском  праве  мировое  соглашение  оформляется  актом судебной власти" <5>.

--------------------------------

<1> Сердюкова Н.В., Князев Д.В. Указ. соч. С. 47.

<2>  См.:  Юрченко  С.В.  К  вопросу  о  юридической  природе  мирового  соглашения  //

Юридический вестник. Ростов н/Д., 1999. N 1. С. 81.

<3> См.: Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 10. С. 26.

<4> Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве

// Журнал российского права. 2001. N 7. С. 109.

<5> Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых  вопросов (по праву России и некоторых зарубежных  стран): Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2004. С. 25.

 

Дореволюционная литература демонстрирует вроде бы схожие заключения. Например, А.С. Парамонов писал, что "мировая сделка есть закон для помирившихся", которая равносильна судебному решению <1>. А. Любавский подчеркивал, что мировая сделка "с формальной стороны и по своим практическим последствиям равносильна вошедшему в законную силу судебному решению" <2>. Эти выводы были основаны на положении ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства, предусматривавшем, что мировая сделка признается равносильной судебному решению, вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию <3>. Однако при некотором внешнем сходстве с изложенными утверждениями современных авторов эти выводы все  же  отличаются  от  первых:  в  них  упоминается  сила  мирового  соглашения,  равная  силе судебного акта, но не отождествляются мировое соглашение и судебное решение.

--------------------------------

<1> См.: Парамонов А.С. Указ. соч. С. 131, 137.

<2> Любавский А. О значении мировых сделок // Юридические монографии и исследования.

Т. 1. СПб.: Тип. товарищества "Общественная польза", 1867. С. 353.

<3>  Наличие  этого  положения  в  Уставе  гражданского  судопроизводства  может  быть объяснено влиянием французского права: ст. 2052 Французского гражданского кодекса предусматривает норму о том, что мировые сделки имеют для заключивших их сторон влияние судебного решения, вынесенного последней инстанцией (о понятии "влияние судебного решения", противопоставляемом  понятию  "сила  судебного  решения",  см.:  Гражданский  кодекс  Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В. Захватаева; отв. ред. А. Довгерт. Киев: Истина, 2006. С. 421,

583, 678).

 

Надо отметить, что некоторая неясность формулировки, содержащейся в ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства, побудила составителей проекта этого Устава к определенным действиям.  В  объяснительной  записке  к  проекту  Устава  указывалось  следующее:  "...мировая сделка, как всякий договор, может быть оспариваема и признаваема недействительною по причинам, предусмотренным в законах гражданских, например, за отсутствием свободной воли одной из заключивших ее сторон... причем то обстоятельство, была ли сделка совершена при участии общественной власти или без этого участия, представляется в сущности безразличным. Принимая  во  внимание,  что  означенное  постановление  ст.  1364,  без  сомнения,  определяет только... процессуальное значение мировых сделок, Комиссия признала желательным оттенить различие,  существовавшее  между  сими  сделками  и  окончательными  судебными  решениями, путем включения в проект специального правила о том, что мировые сделки не изъемлются от действия общих предписаний гражданского законодательства об условиях действительности договоров" <1>. Таким образом, в гражданском праве дореволюционного периода четко различались мировая сделка и судебное решение.

--------------------------------

<1>      Объяснительная        записка           к          проекту          новой  редакции        Устава            гражданского

судопроизводства. Т. III. СПб., 1900. С. 132 - 133.

 

Сегодня же широкое распространение получило фактическое отождествление мирового соглашения и судебного акта.

Видение за мировым соглашением исключительно судебного акта не только является неверным,  но  и  влечет  за  собой  неправильное  применение  отдельных  положений процессуального законодательства. Сопоставление судебного решения с мировым соглашением дает основания для следующих выводов.

Судебное решение можно рассматривать в трех значениях, но в любом из них оно связано с

правоприменительной деятельностью суда <1>. Судебное решение - это:

--------------------------------

<1>  Позиция  автора настоящей главы в отношении судебного решения  изложена в  кн.:

Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М.: Волтерс

Клувер, 2006. С. 90 - 92.

 

- действие суда, понимаемое с процессуальных позиций в качестве завершающего рассмотрение текущего вопроса или рассмотрение дела в целом (итоговое решение);

- результат правоприменительной деятельности по делу в целом, подразумевающий ответ суда по существу дела (т.е. предписание суда, адресованное сторонам дела), который с позиций ст. 8 ГК РФ признается основанием возникновения гражданских прав и обязанностей;

- акт - документ, фиксирующий результат правоприменительной деятельности суда в случае разрешения дела по существу.

Мировое соглашение также можно рассматривать в трех аспектах:

- действие сторон, т.е. договор-сделка, который в силу ст. 8 ГК РФ признается основанием возникновения гражданских прав и обязанностей;

- результат примирения сторон, влекущий прекращение спора между ними;

- договор - документ, оформляющий результат соглашения сторон.

Основываясь на положениях ст. 8 ГК РФ, можно утверждать, что и судебное решение, и мировое соглашение (суть гражданско-правовая сделка) являются юридическими фактами, влияющими на гражданские права и обязанности сторон частноправового спора. Но мировое соглашение нельзя приравнивать к судебному решению по причине различий в их правовой природе: мировое соглашение есть гражданско-правовая сделка, совершаемая сторонами в специально предусмотренной законом форме, которая обязательна лишь для участвующих в ней лиц; судебное решение - акт судебного органа, оформляющий результат правоприменительной деятельности суда и издаваемый в пределах предоставленных ему полномочий, имеющий общеобязательную силу (решения государственных судов) и обязательный для сторон (решения третейских судов) <1>. Кроме того, направленность мирового соглашения и направленность судебного решения различны: стороны, отказываясь от судебной защиты, заключают мировое соглашение, тогда как суд, осуществляя судебную защиту, выносит судебное решение.

--------------------------------

<1> См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве.

1970. С. 165.

 

Таким образом, мировое соглашение и судебный акт есть равновеликие правовые явления, обладающие  юридической  силой  и  влекущие  правовые  последствия,  соответствующие  их правовой  природе.  Можно  их  сопоставлять  и  сравнивать  их  юридическую  силу,  но  нельзя подменять  одно другим  или  отождествлять  -  это  различные  юридические  факты,  ни  один  из которых не может подменять другой.

Понимание мирового соглашения как судебного акта создало благодатную почву для утверждений о том, что мировое соглашение влечет за собой процессуальные последствия. И прекращение производства по делу нередко рассматривается в качестве сущностного признака мирового соглашения, что дает возможность относить мировое соглашение к процессуальным соглашениям, цель которого состоит только в прекращении процесса.

Между тем это не так. Вывод о том, что, заключая мировое соглашение, стороны стремятся лишь к наступлению процессуального (процедурного) последствия - прекращению производства по делу или исполнительного производства, необоснован.

Для сторон важно урегулировать вопрос их частноправовых отношений, и в случае урегулирования  этого  вопроса  к  взаимной  выгоде  они  утрачивают  интерес  к  продолжению судебного процесса (или исполнительного производства). Эта мысль была высказана еще в конце XIX в. Е.А. Нефедьевым, который подчеркивал, что "в гражданских делах (в противоположность уголовным) установление миролюбивых отношений между сторонами не составляет конечной цели... а лишь открывает возможность для заключения мировой сделки и приведения дальнейших отношений между сторонами в полное соответствие с справедливостью" <1>. Урегулирование спора  и  заключение  мирового  соглашения  на  взаимоприемлемых  условиях  суть  ликвидация самого спора.

--------------------------------

<1>  Нефедьев  Е.А.  Склонение  сторон  к  миру  в  гражданском  процессе.  Казань:  Тип.

Губернского Правления, 1890. С. 17 - 18.

 

Урегулирование спора лишает суд возможности продолжить судебное разбирательство: разбирать попросту нечего, поскольку, как писал Е.А. Нефедьев, урегулированием спора "уничтожается основание для дальнейшей судебной деятельности" <1>. В результате - за отсутствием спора о праве - судебный процесс лишается предмета рассмотрения, что влечет за собой прекращение производства по делу. То есть ликвидация спора о праве (правового спора) - вот обстоятельство, влекущее процессуальные последствия, в том числе прекращение производства по делу <2>.

--------------------------------

<1> Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. С. 339.

<2>  Существует  несколько  такого  рода  обстоятельств,  возникающих  после  возбуждения дела и свидетельствующих о том, что спора о праве (правового спора) как такового уже не существует. К ним относятся случаи, когда: 1) истец отказался от иска, и такой отказ принят судом (ст. 220 ГПК РФ; п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ); для арбитража (третейского суда) в этом случае необходимо и отсутствие возражений ответчика против прекращения производства по делу (п. 2

ст. 32 Закона о международном коммерческом арбитраже; ст. 38 Закона о третейских судах); 2) одной стороны спора уже нет: гражданин, являвшийся стороной по делу, умер либо организация, являвшаяся стороной по делу, ликвидирована (ст. 220 ГПК РФ; п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ; ст. 38

Закона о третейских судах); 3) стороны достигли соглашения о прекращении третейского разбирательства (п. 2 ст. 32 Закона о международном коммерческом арбитраже; ст. 38 Закона о третейских судах); 4) стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил (ст. 220 ГПК РФ, ч. 2 ст. 150 АПК РФ; ст. 38 Закона о третейских судах).

 

Важным является то, что в случае заключения спорящими сторонами мирового соглашения суду необходимо совершить по крайней мере два процессуальных действия. Ему предстоит вынести:

- решение по текущему вопросу - об утверждении мирового соглашения. С процессуальной точки зрения такое решение свидетельствует о том, что суд совершил все процессуальные действия,  предусмотренные  законом  для  случаев  заключения  сторонами  судебной  мировой сделки. В частности, проверил полномочия представителей сторон на подписание мирового соглашения, оценил мировое соглашение на предмет законности, исполнимости и проч. С материальной точки зрения данное решение суда по текущему вопросу, оформленное определением, является юридическим фактом, который необходим для вступления в действие мирового соглашения. Иными словами, с момента утверждения судом мирового соглашения оно становится действующим;

- итоговое решение - о прекращении производства по делу по причине отсутствия между сторонами спора в связи с заключением сторонами мирового соглашения. С процессуальной точки зрения этим решением прекращается производство по делу без вынесения решения по существу, что в соответствии с ч. 3 ст. 151 АПК РФ и ст. 221 ГПК РФ является препятствием повторному обращению в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. Е.В.  Васьковский  писал,  что  окончание  процесса  без  разрешения  дела  по  существу осуществляется путем вынесения определения об оставлении иска без рассмотрения или определения о прекращении производства. Такие определения он обозначал как пресекательные определения, которые "обладают только формальной законной силой и не имеют материальной, потому что, не разрешая дела по существу, не определяют гражданско-правовых требований и отношений сторон" <1>.

--------------------------------

<1> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1914. С. 456.

 

Каждое из этих процессуальных действий является самостоятельным и допускает различные возможности по обжалованию:

- решение по текущему вопросу, оформленное определением об утверждении мирового соглашения, согласно ч. 8 ст. 141 АПК РФ предусматривает обжалование в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения;

- итоговое  решение,  оформленное определением о прекращении производства по делу,

согласно ч. 2 ст. 150, ч. 2 ст. 151 АПК РФ, допускает его обжалование по общим правилам.

В  силу  ч.  3  ст.  184  АПК  РФ  арбитражный  суд  должен  выносить  определение  в  виде отдельного судебного акта в тех случаях, когда данный Кодекс предусматривает возможность обжалования определения отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается по существу.

Учитывая, что в данном случае дело не рассматривается по существу, вынесение отдельных судебных  актов  (определения  об  утверждении  мирового  соглашения  и определения  о прекращении производства по делу) не является обязательным. С учетом этого судебная практика пошла по пути объединения в едином судебном акте (акте-документе) одновременно двух определений:  об  утверждении  мирового  соглашения,  оформляющего  решение  по  текущему вопросу, и о прекращении производства по делу, оформляющего итоговое решение (вследствие отсутствия предмета разбирательства - ликвидации спора).

Таким образом, мировое соглашение следует рассматривать как предпосылку для прекращения производства, а непосредственным основанием для прекращения производства является отсутствие спора между сторонами. И таким образом, прекращение в суде производства по делу не может быть отнесено к сущностным признакам мирового соглашения.

Указанное дает основания для утверждений о неточности законодателя, который включил мировое соглашения в число оснований прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК РФ; ст.

150   АПК   РФ).   Примечательно,   что   в   Законе   о   третейских   судах   несколько   по-иному

сформулировано положение о прекращении третейского разбирательства; в нем не говорится об основаниях прекращения разбирательства, а используется достаточно гибкая формулировка о вынесении определения о прекращении третейского разбирательства "в случаях". Весьма отрадно и  то, что в ст. 43 Федерального закона от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве"

(далее - Закон об исполнительном производстве) законодатель, отказавшись от используемого ранее указания на основания прекращения исполнительного производства, говорит о его необходимости "в случаях".

Думается, вышесказанное должно найти свое отражение в разъяснениях высших судебных органов,  поскольку  участники  мирового  соглашения  далеко  не  во  всех  случаях  адекватно оценивают результаты его заключения.

Расценивая мировое соглашение именно (и только) как основание для прекращения производства по делу, спорящие стороны не учитывают гражданско-правовые последствия его заключения. И в результате этого сформулированные сторонами договорные условия (определяющие права и обязанности сторон), составляющие мировое соглашение, страдают нечеткостью и расплывчатостью. Эти недостатки препятствуют утверждению мировых соглашений судом,  а  в  случаях,  если  неясное  мировое  соглашение  все  же  утверждается  судом,  -  их исполнению. Последствием этого нередко выступают отказ стороны (или обеих сторон) от исполнения мирового соглашения и возврат к прежнему правоотношению, прекращенному или измененному мировым соглашением. Более того, нередко такой возврат чреват повторным возобновлением спора, что влечет за собой предъявление иска, тождественного исковому требованию, производство по которому было прекращено в связи с заключением мирового соглашения, и т.д.

Видение за мировым соглашением только процессуального основания для прекращения производства по делу приводит к подмене понятий "мировое соглашение" и "определение об утверждении мирового соглашения". Некоторые авторы, понимая под мировым соглашением не что иное, как определение суда, содержащее изложение условий мировой сделки, предпринимают попытки обосновать утверждение, согласно которому мировое соглашение "не есть гражданско- правовая сделка в обычном ее понимании... не является исключительно и судебным актом" <1>. Другие прямо называют определение об утверждении мирового соглашения процессуальной формой мирового соглашения <2>.

--------------------------------

<1> Прохоренко В.В. Правовая природа мирового соглашения // Цивилистические записки:

Межвуз. сб. научн. тр. Вып. 2. М.: Статут; Екатеринбург: Ин-т частного права, 2002. С. 340, 345.

<2> См., например: Серегина Н.М. Исправление недостатков в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу // Юрист. 2000. N 9. С. 8.

 

Подобный подход обнаруживается и в судебной практике: например, в п. 19 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации   прав   на  недвижимое   имущество  и  сделок  с   ним"  (информационное  письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 2001 г. N 59), содержится указание на то, что "определение арбитражного суда об утверждении мирового соглашения о передаче в собственность недвижимого имущества представляет собой судебный акт, определяющий условия и содержание гражданско-правовой сделки с этим имуществом".

Такая подмена понятий во многом связана и с тем, что условия мирового соглашения надлежит излагать в резолютивной части определения об утверждении мирового соглашения. Данное правило (о необходимости изложения условий мирового соглашения в резолютивной части определения)   -   результат   судебного   нормотворчества.   Поскольку  ч.   7   ст.   141   АПК   РФ устанавливает правило о том, что условия мирового соглашения должны быть указаны в определении об утверждении мирового соглашения, не конкретизируя, в какой именно его части, Пленум  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ  счел  правильным  требовать  изложения  условий мирового соглашения именно в резолютивной части определения <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N   13  "О   применении   Арбитражного  процессуального  кодекса   Российской   Федерации  при

рассмотрении дел в суде первой инстанции".

 

Такой  подход  неверен.  И  дело  даже  не  в  том,  что  нередко  обязательность  изложения условий мирового соглашения в резолютивной части судебного акта приводит к казусам <1>: существуют и иные основания сомневаться в правильности избранного подхода.

--------------------------------

<1> Весьма эффектным тому примером является случай отмены кассационной инстанцией

арбитражного суда определения об утверждении мирового соглашения по причине отсутствия в резолютивной части этого определения полного текста мирового соглашения, которое было изложено на 73 (!) листах (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 января 2003 г. по делу N А56-9806/02).

Прежде всего, результатом названных рекомендаций Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ явилось то, что текст мирового соглашения нередко воспроизводится дважды в одном и том же определении: в описательной и резолютивных его частях. В частности, такой повтор обнаруживается  и в Постановлении Президиума  Высшего Арбитражного Суда по конкретному делу, в котором дважды изложен текст одного и того же мирового соглашения <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 24 октября 2006 г. N 4017/05.

 

С учетом того, что один экземпляр самого договора (мирового соглашения) в обязательном порядке приобщается к материалам дела (ч. 4 ст. 140 АПК РФ), двойное дублирование текста мирового соглашения в одном судебном акте лишено какого-либо смысла.

Кроме того, обязательность изложения текста мирового соглашения в резолютивной части судебного акта введена без учета того, что резолютивная часть всякого судебного акта государственного суда предназначена для оформления властных предписаний этого суда - требований  органа  государственной  (судебной)  власти,  являющихся  общеобязательными.  В случае  же  утверждения  судом  мирового  соглашения  государственный  судебный  орган  не разрешает дело по существу, и резолютивная часть судебного акта не может содержать материально-правовых предписаний; изложение же в этой части волеизъявлений частных лиц и фактически придание им тем самым свойства общеобязательности <1> по меньшей мере иррациональны. Данное утверждение основано, кроме прочего, на мнении К.П. Победоносцева, писавшего, что в прекращении дела на основании судебной мировой сделки необязательны условия, на которых состоялось примирение; ее условия должны выражаться в мировой сделке или в особом акте о примирении <2>.

--------------------------------

<1> Представляется совершенно неверным вывод Р.Е. Гукасяна о том, что утверждение

судом мирового соглашения придает ему общеобязательную силу (см.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса  в  советском  гражданском  процессуальном  праве.  1970.  С.  165),  -  вывод, воспроизведенный в работе О.С. Черниковой, которая пишет о том, что с момента утверждения судом мировое соглашение "приобретает обязательную силу для лиц, участвующих в деле, а также для всех государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит немедленному исполнению" (Черникова О.С.  Мировое соглашение в арбитражном  процессе // Право и экономика. 2006. N 2 (февраль)). Такое умозаключение свидетельствует об отрицании за мировым соглашением договорной природы и о трактовке его как судебного решения государственного суда, обладающего свойством общеобязательности.

<2> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3 / Под ред. В.А. Томсинова.

М.: Зерцало, 2003. С. 184.

 

Нередко в поддержку необходимости изложения условий мирового соглашения в резолютивной  части  определения  о  его  утверждении  указывается  на  то,  что  отсутствие  этих условий именно в резолютивной части определения "делает невозможным оформление и выдачу исполнительного листа" <1>, "влечет невозможность выдачи исполнительного листа и принудительное исполнение судебного акта" <2>, "будет являться препятствием к его исполнению в принудительном порядке" <3>.

--------------------------------

<1>  Постановление  ФАС  Северо-Кавказского  округа  от  4  июня  2002  г.  по  делу  N  Ф08-

1890/2002.

<2> Постановление ФАС Уральского округа от 16 декабря 2004 г. по делу N Ф09-4144/04-ГК.

<3> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 7 сентября 2005 г. по делу N Ф08-

4064/2005.

 

Между тем отсутствие в резолютивной части определения о прекращении производства в связи с утверждением судом мирового соглашения самого текста мирового соглашения вовсе не исключает возможность исполнения последнего.

По общему правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 142 АПК РФ, исполнение мирового соглашения

лицами, его заключившими, должно осуществляться добровольно в том порядке и в те сроки, которые предусмотрены в самом этом соглашении <1>. Добровольность исполнения мирового соглашения обусловлена тем, что стороны урегулировали возникший спор, определив взаимовыгодные условия своего примирения, и тем самым само мировое соглашение является обязательным для сторон "не столько в силу его утверждения судом, сколько в силу доброй воли и желания лиц, его заключивших, в силу полюбовного урегулирования ими спора на взаимоприемлемых условиях" <2>.

--------------------------------

<1> В отличие от самого мирового соглашения, определение о его утверждении в силу ч. 8 ст. 141 АПК РФ подлежит немедленному исполнению (об этом будет сказано в ч. 4 настоящей главы).

<2> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М.: Городец-издат, 2003. С. 416 - 417.

 

В то же время, как указано в ч. 2 ст. 142 АПК РФ, при отсутствии добровольного исполнения мирового соглашения, заключенного в арбитражном суде, принудительное исполнение мирового соглашения производится на основании исполнительного листа (вопрос исполнения мировых соглашений, заключенных в третейском суде, требует отдельного рассмотрения) <1>. Важно отметить,  что  из  текста  ст.  142  АПК  РФ  прямо  вытекает,  что  исполнению  подлежит  именно мировое соглашение, а не определение о его утверждении.

--------------------------------

<1>  Подробнее  см.:  Рожкова  М.А.  О  некоторых  вопросах  принудительного  исполнения

решений третейских судов // Вестник ВАС РФ. 2004. N 9. С. 171.

 

Интересно, что немецкое гражданское процессуальное законодательство относит мировое соглашение к исполнительным документам <1>. Да и ранее действовавший ГПК РСФСР (1964 г.) в ст. 338 предусматривал, что по правилам, изложенным в разд. V, подлежат исполнению непосредственно мировые соглашения, утвержденные судом. На этот факт обращал внимание А.И. Зинченко: им, в частности, подчеркивалось, что включение мирового соглашения в перечень актов, подлежащих принудительному исполнению, позволяет говорить о том, что исполнению подлежит именно мировое соглашение, а не определение о его утверждении <2>.

--------------------------------

<1> См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000.

С. 160

<2> См.: Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Дис. ... к.ю.н.

Саратов, 1981. С. 32.

 

С учетом сказанного для целей принудительного исполнения мирового соглашения содержание последнего было бы достаточно излагать в мотивировочной части объединенного определении суда, но подобный поворот судебной практики по традиции нуждается в соответствующем указании (разъяснении) высшей судебной инстанции. Иным образом решить этот вопрос можно было бы путем дополнения ч. 1 ст. 225 ГПК РФ, ч. 1 ст. 185 АПК РФ следующим положением: "В случае заключения сторонами мирового соглашения в мотивировочной части определения должно быть изложено содержание мирового соглашения и указано на утверждение его судом".

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |