Имя материала: Договорное право

Автор: Рожкова М.А

3. заключение соглашения о подсудности, его изменение и расторжение

 

Процессуальное законодательство предусматривает различные моменты возникновения права на заключение соглашения о подсудности. Так, ст. 32 ГПК РФ устанавливает право сторон изменить подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. В то же время ст. 37 АПК РФ говорит о возможности изменения подсудности до момента принятия арбитражным судом заявления к своему производству.

Такие, казалось бы, небольшие лингвистические отличия в положениях процессуального законодательства на самом деле свидетельствуют о принципиально разных подходах к решению вопроса о моменте возникновения права на заключение соглашения о подсудности.

Как обоснованно указывает Н.Г. Елисеев, то обстоятельство, что ст. 32 ГПК РФ предусматривает  возможность  изменения  именно  данного  дела,  означает  допустимость соглашения только в отношении уже возникшего спора (юридического дела) <1>. Иными словами, законодатель  в  этой  статье  связывает  факт  наступления  возможности  изменения территориальной  подсудности  с  фактом  возникновения  спора  (юридического  дела). Следовательно, в отношениях с участием граждан недопустимы соглашения о подсудности в отношении возможных в будущем споров: такого рода соглашения не будут иметь правового значения.

--------------------------------

<1> См. об этом подп. "а" п. 3.2 ч. 3 гл. II настоящей книги.

 

Данный подход можно объяснить важностью защиты интересов неосведомленной или экономически зависимой, т.е. заведомо более слабой стороны. Это подтверждается законодательством  многих  стран,  где,  как  правило,  предпринимают  попытки  исключить навязывание потенциально слабой стороне условия о рассмотрении спора в суде, удобном для сильной  стороны.   В   частности,   нередко  устанавливается   прямой   запрет   на   заключение соглашения о подсудности применительно к будущим спорам в отношениях с потребителями (а также в трудовых отношениях, отношениях по страхованию) либо соглашения о подсудности в отношениях с участием граждан вовсе запрещаются (как это имеет место в праве Франции и Германии, на что указывалось в ч. 1 настоящей главы).

Уяснение и реальное следование судов общей юрисдикции изложенному подходу позволят исключить случаи навязывания соглашения о подсудности, которое на сегодняшний день достаточно распространено, либо неочевидной оговорки о подсудности, включаемой в основной договор <1>.

--------------------------------

<1> Как пишет Я.В. Грель, Верховный Суд РФ не проявил должную интуицию (Определение

Верховного  Суда  РФ  от  19  ноября  1999  г.),  когда,  соглашаясь  с  допустимостью  договора  о

подсудности в отношениях с потребителями, проигнорировал основной смысл законодательства о защите  прав  потребителей  -  предоставить  гарантии  социально  слабой  стороне  в  заведомо неравных отношениях с контрагентами-предпринимателями. Названный автор указывает, что "свобода договора, на которую ссылается суд, не может быть использована в нарушение предоставленных  законом  гарантий.  Само  заключение  договора  в  сфере  потребительской торговли происходит, как правило, посредством присоединения потребителя к предложенному договору, что лишает его участия в определении условий договора. Тем более оговорка о подсудности, содержащаяся в договоре, для рядового потребителя попросту ничего не говорит" (Грель Я.В. Соглашение о подсудности в гражданском процессуальном праве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 8 (СПС "КонсультантПлюс")).

 

Например, это поможет решить проблему переноса всех споров, касающихся потребительского кредитования, в место нахождения банков потребкредитования, что серьезно ограничивает потребителей, нередко проживающих на значительном удалении от этих банков, в возможности адекватной и эффективной защиты своих прав. Роспотребнадзор, пытаясь решить означенную проблему, издал письмо от 25 сентября 2007 г. N 0100/9706-07-32 "О контроле и надзоре в сфере потребительского кредитования (дополнение к письму от 12 июля 2007 г. N

0100/7062-07-32)" <1>, в котором указал: "Включение в кредитный договор условий, лишающих потребителя его законного права выбора способа защиты в суде по территориальному признаку, в том  числе  по  месту  его  пребывания,  составляет  объективную  сторону  административного

правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ". С данным выводом можно согласиться только в части недопустимости включения в кредитный договор соглашения о подсудности, но обоснование этому должно быть другим: ст. 32 ГПК РФ устанавливает возможность изменить территориальную подсудность только возникшего спора, что лишает стороны права заранее установить суд, которому будет подсуден спор, еще не возникший между сторонами.

--------------------------------

<1> См.:

 

Принципиально иной подход заложен в нормах АПК РФ: стороны коммерческих отношений вольны заключить соглашение о подсудности в любой момент до принятия заявления к производству (т.е. право сторон на изменение подсудности никак не связывается с фактом возникновения  спора).  А  это  в  свою  очередь  наделяет  их  возможностью  заключить соответствующее соглашение как в отношении возможного (будущего) спора, так и в отношении спора уже возникшего.

В любом из названных выше случаев возможность изменения территориальной подсудности дела   соглашением   сторон   существует  до   даты   вынесения   судом   (арбитражным   судом) определения о принятии заявления к производству и возбуждения производства по делу. И в том случае, если соглашение о подсудности заключено после вынесения названного определения, оно, как обоснованно указывает А.М. Гребенцов, не влечет правовых последствий и не должно (да и не могло) приниматься во внимание судом при определении подсудности заявленного иска <1>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под

общ. ред. В.И. Радченко. М.: Норма, 2006. С. 108. См. также: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 74.

 

Вместе с тем существует исключение из общего правила: п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ и п. 2 ч. 2 ст.

39 АПК РФ предоставляют сторонам на стадии рассмотрения дела право заявлять ходатайство о

рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств. Учитывая, что такое ходатайство   должны   заявить   обе   стороны,   подразумевается,   что   ими   было  достигнуто двустороннее соглашение, изменяющее подсудность уже принятого к производству дела.

Возможность   удовлетворения   подобного  ходатайства   ограничена,   во-первых,   общим правилом  о  недопустимости  изменения  родовой  и  исключительной  (территориальной) подсудности дела <1> и, во-вторых, необходимостью обоснования этого ходатайства тем, что большинство   доказательств   по  данному  делу  находится   на  территории  другого  субъекта Российской Федерации, нежели суд (арбитражный суд), на рассмотрении которого находится дело. При соблюдении названных правил вновь действует исключение из общего правила: при общем запрете на передачу дела, принятого с соблюдением правил подсудности, из одного суда (арбитражного суда) в другой <2> наличие упомянутого ходатайства позволяет передать дело на рассмотрение суда (арбитражного суда) по месту нахождения большинства доказательств.

--------------------------------

<1> На это обстоятельство обращается внимание в литературе: "Так, арбитражный суд удовлетворил ходатайство стороны о передаче дела о несостоятельности (банкротстве) в другой

арбитражный суд по месту нахождения большинства доказательств. Однако исключительная подсудность не может быть изменена, и дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения должника (ч. 4 ст. 38 АПК РФ)" (Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 46).

<2> Согласно ч. 1 ст. 33 ГПК РФ и ч. 1 ст. 39 АПК РФ дело, принятое судом (арбитражным судом) к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено этим судом (арбитражным судом) по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду (арбитражному суду).

 

Таким  образом,  при  том,  что  общим  правилом  является  заключение  соглашения  о подсудности до момента принятия судом (арбитражным судом) дела к производству, стороны не лишены права в специально оговоренном в законе случае изменить подсудность уже принятого к производству дела.

Рассматривая поставленный вопрос заключения соглашения о подсудности, нельзя вновь не посетовать на отсутствие его надлежащего правового регулирования и, в частности, на отсутствие в действующем законодательстве требований к форме этого соглашения.

В данных обстоятельствах, по мнению А.М. Гребенцова, имеются основания для вывода о том,  что  "требования  к  его  (соглашения  о  подсудности.  -  М.Р.)  форме  вытекают  из  общих положений ГК о форме сделок (ст. ст. 158 - 163). Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК

сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны заключаться в простой письменной форме" <1>. Это мнение, как представляется, заслуживает поддержки.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под

общ.  ред.  В.И.  Радченко.  С.  108;  Комментарий  к  Арбитражному  процессуальному  кодексу

Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. С. 74.

 

Вместе   с   тем   настаивать   на   целесообразности  использования   письменной   формы соглашения о подсудности можно, руководствуясь следующим <1>.

--------------------------------

<1> Отчасти подтверждением необходимости письменной формы соглашения о подсудности

является установленное ч. 2 ст. 249 АПК РФ требование о письменной форме соглашения о международной подсудности, - соглашения по своей сути близкого, но, безусловно, не тождественного соглашению о подсудности (к сожалению, некоторые авторы отождествляют соглашение о международной подсудности и соглашение о подсудности (см., например: Грель Я.В. Указ. соч.).

 

Как было сказано выше, по общему правилу соглашение о подсудности должно быть заключено   сторонами  до   возбуждения   производства   по   делу.   Вопрос   принятия   дела   к производству суд (арбитражный суд) решает на основании документов, приложенных к исковому заявлению, без заслушивания сторон. Поскольку соглашение о подсудности позволяет сделать вывод о наличии у суда (арбитражного суда) компетенции на рассмотрение переданного дела, проверка существования действительного соглашения о подсудности будет одной из его первоочередных задач. И отсутствие прямого и убедительного доказательства достижения сторонами  соглашения  о подсудности  может привести  к  возвращению  искового  заявления  по мотиву неподсудности (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ; п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ).

Изложенные  умозаключения  позволяют  в  условиях  действующего законодательства возражать и против утверждений о возможности заключения соглашения о подсудности путем предъявления истцом иска по его выбору в ситуации, когда такое право у него отсутствует, и последующем (молчаливом или явно выраженном) согласии ответчика на разбор дела этим судом.

Такая форма заключения соглашения вполне допустима в третейском разбирательстве: согласно п. 2 ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" арбитражное соглашение помимо прочего считается заключенным в письменной форме и в случае обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон говорит о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Это обусловлено в том числе и тем, что арбитраж (третейский суд)   в   самостоятельном  порядке   решает   вопрос   собственной   компетенции   и   не   лишен возможности в процессе рассмотрения спора, сделав вывод об отсутствии у него таковой, прекратить третейское разбирательство.

Компетенция  же  государственного  суда  не  может  определяться  подобным  образом  в условиях того, что: 1) подсудность может быть изменена соглашением сторон только до момента возбуждения производства по делу; 2) вопрос возбуждения производства по делу решается судом (арбитражным судом) только на основании документов, представленных истцом; 3) закон предусматривает письменную форму сделки, заключаемой юридическими лицами (п. 1 ст. 161 ГК РФ).

И, таким образом, вопрос подсудности должен быть согласован сторонами до момента принятия судом дела к производству, что и позволит суду (арбитражному суду) однозначно решить вопрос о наличии либо отсутствии у него компетенции в отношении этого дела и вынести определение о возбуждении производства по делу либо о возвращении искового заявления соответственно.

Ошибка, допущенная самим судом (арбитражным судом) при определении подсудности (но не изменение сторонами подсудности дела (!)), может послужить основанием для передачи дела в другой суд (арбитражный суд), если в процессе рассмотрения дела эта ошибка будет установлена; выявление   такой   ошибки   не   может   влечь   оставление  заявления   без   рассмотрения   или прекращение производства по делу. Следует добавить, что передача дела в другой суд (арбитражный суд) может быть последствием возражений ответчика против подсудности спора (сделанных своевременно, о чем указывалось в ч. 2 настоящей главы) и согласия с ними суда (арбитражного  суда).  Однако,  думается,  суд  (арбитражный  суд)  не  может  по  собственной инициативе выявлять допущенные при определении подсудности ошибки и исправлять их путем направления дела в другой суд (арбитражный суд), если стороны молчат об этом.

В случае, если нарушение правил подсудности было выявлено уже после рассмотрения дела по  существу  вышестоящей  инстанцией  (при  пересмотре  дела  в  апелляционном, кассационном или надзорном порядке), такое нарушение само по себе не рассматривается в качестве безусловного основания для отмены вынесенного по делу судебного акта <1>. Только

доказав, что нарушение правил подсудности привело к принятию неправильного решения либо имеются и иные основания для отмены вынесенного решения, заявитель жалобы может претендовать на отмену состоявшегося судебного акта.

--------------------------------

<1> Данная позиция была отражена, например, в Постановлении ФАС Дальневосточного

округа от 21 мая 2002 г. по делу N Ф03-А80/02-1/851.

 

Необходимость решения судом (арбитражным судом) вопроса подсудности до возбуждения производства по делу обосновывает требование о приложении к исковому заявлению доказательств,  безусловно  подтверждающих  наличие  между  сторонами  соглашения  о подсудности. Таким (безусловным) подтверждением может выступить соглашение о подсудности, облаченное в письменную форму.

С  позиции  положений  действующего  гражданского  законодательства  под  письменной

формой сделки понимается составление документа, определяющего содержание сделки и подписанного лицом, от имени которого сделка совершена, или уполномоченным им лицом (п. 1 ст. 160 ГК РФ).

Как  правило,  упоминая  письменную  форму  сделки,  имеют  в  виду  наиболее распространенный ее вид - единый договор - документ, подписанный сторонами. Однако гражданское право, как известно, допускает заключение договора и иным образом - путем обмена документами посредством  почтовой,  телеграфной,  телетайпной,  телефонной,  электронной или иной  связи  при  условии,  что  есть  возможность  достоверно  установить,  что  данный  документ исходит от стороны по договору.

С  учетом  сказанного  можно  говорить  о  том,  что  письменная  форма  соглашения  о подсудности подразумевает его заключение не только в виде (1) самостоятельного договора либо (2) отдельного пункта в основном договоре (оговорка о подсудности) <1>, но и (3) путем обмена документами, позволяющими установить, что они исходят от стороны по договору. В то же время выражение  соглашения  о  подсудности  в  ходатайствах,  заявляемых  перед  судом  <2>, представляет собой исключение из общего правила, поскольку применимо только в отношении случаев, когда стороны в процессе рассмотрения дела ходатайствуют о передаче дела по месту нахождения большинства доказательств (ч. 1 ст. 33 ГПК РФ; ч. 1 ст. 39 АПК РФ).

--------------------------------

<1> В частности, в Постановлении ФАС Уральского округа от 29 августа 2007 г. по делу N

Ф09-6960/07-С5 указывается  на то,  что  соглашение об  изменении  общих  правил  подсудности может быть заключено в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорка, включенная отдельным пунктом в основной договор.

<2> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. С. 108 - 109; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. С. 74; Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. С. 105.

 

Примечательно, что гражданское процессуальное право Швейцарии предусматривает заключение соглашения о подсудности "в письменной форме, посредством обмена телеграммами, телефаксами или с помощью иных средств связи, позволяющих на основе письменных доказательств установить наличие соглашения... Устные соглашения в принципе являются недействительными... Соглашение может быть изложено в двух различных документах, но при условии,  что  они  позволяют  сделать  однозначный  вывод  о  согласованности  воли  сторон.  Их тексты по своему содержанию должны быть связаны между собой" <1>.

--------------------------------

<1>  Елисеев  Н.Г.  Гражданское  процессуальное  право  зарубежных  стран.  С.  176,  178.

Письменную форму соглашения о подсудности предусматривает и право Греции и Италии. Однако справедливости ради нельзя не отметить, что в праве некоторых зарубежных стран не устанавливается обязательность письменной формы соглашений о подсудности. Например, согласно праву Австрии и Германии достаточно в исковом заявлении указать на наличие договоренности; однако в случае спора должны быть представлены именно письменные доказательства ее существования (Там же. С. 137, 160, 186, 211).

 

С учетом сказанного можно говорить о том, что наиболее целесообразным было бы заключение соглашения о подсудности в виде единого документа, подписанного сторонами. Это позволит не только избежать неопределенности в вопросе о том, заключено ли сторонами соглашение о подсудности, но и точно установить содержание самого соглашения.

При этом в коммерческих отношениях соглашение о подсудности может быть оформлено самостоятельным договором-документом либо включено в виде оговорки о подсудности в текст основного договора. В то же время в отношениях с участием граждан это всегда самостоятельный

договор-документ, поскольку, как уже указывалось выше, соглашение о подсудности в отношениях с участием граждан допустимо только после возникновения спора, что в свою очередь исключает возможность оформления его одновременно или в самом основном договоре. Такой законодательный подход (применительно к отношениям с участием граждан) исключает случаи фактически одностороннего изменения подсудности, когда более сильная экономически сторона навязывает удобный для себя суд более слабой стороне (например, путем включения соглашения о подсудности в типовой договор, бланк заказа и т.д.) <1>.

--------------------------------

<1> "Оговорка об изменении территориальной подсудности может быть противопоставлена

только той стороне, которая знала о ней и согласилась на нее при подписании контракта. Одностороннее заявление об изменении компетенции, сделанное, например, в заказе на поставку товара или в счете-фактуре... и в ясно выраженной форме не одобренное контрагентом (его молчание не рассматривается как согласие), юридического значения не имеет" (Гражданский процесс зарубежных стран: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Давтян. М: Велби; Проспект, 2008. С.

125).

 

При заключении соглашения о подсудности сторонам надлежит избрать суд (арбитражный суд), в который они обратятся за рассмотрением и разрешением спора. При этом сторонам необходимо согласовать не один (как казалось бы), а два вопроса.

Во-первых, стороны должны определить объем соглашения.

Для создания ориентиров в целях правильного решения этого вопроса целесообразно обратиться к праву зарубежных стран (что предопределено скудостью, вернее, ничтожностью российской судебной практики в отношении соглашений о подсудности).

В австрийском праве предусмотрено, что соглашение может регулировать подсудность либо (1) определенного спора, либо (2) дел, вытекающих из определенных правоотношений (например, все споры из договора товарищества). Оговорка "все споры, которые могут возникнуть между нами, подлежат разрешению в ..." в силу своей неопределенности не признается в качестве влекущей правовые последствия <1>.

--------------------------------

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 159.

 

В силу положений итальянского права соглашение о подсудности может относиться к одному делу или к ряду определенных дел.

Швейцарское право допускает возможность для сторон договориться об изменении подсудности споров только из определенных правоотношений,  что исключает неограниченный отказ от предусмотренного законом суда. По той же причине недопустима оговорка о передаче на разрешение конкретного суда "всех дел, которые могут возникнуть в отношениях между ними". В то  же  время  допускается  установление  подсудности  споров  в  отношении  будущих  договоров сторон, если эти договоры вполне определенны (по виду и предмету), например, регулярно заключаемы  сторонами  договоры.  При  этом  признается,  что  оговорка  "все  требования  из настоящего договора..." охватывает наряду с договорными притязаниями также и внедоговорные, которые могут быть предъявлены в связи с признанием договора недействительным или его расторжением <1>.

--------------------------------

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 178 - 179.

 

Итак, круг споров, передаваемых на рассмотрение суда (арбитражного суда), может быть определен широко, например: "Все споры и требования, возникающие из настоящего договора и в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности..." либо кратко: "все споры и требования, возникающие из договора и в связи с ним...". И в этом случае объем соглашения о подсудности охватывает все возможные споры, вытекающие из данного договора (т.е. стороны своим соглашением определили (договорное) правоотношение, споры из которого будут подсудны конкретному суду).

В других случаях круг споров, включаемых в объем соглашения о подсудности, определяется

сторонами достаточно узко: например, стороны относят к компетенции суда (арбитражного суда) "спор, касающийся денежных обязательств, возникающих из настоящего договора". В этом случае в суд (арбитражный суд), избранный сторонами, могут передаваться лишь те споры, которые специально названы сторонами в соглашении о подсудности (входящие в объем соглашения о подсудности);  остальные  же споры  из  этого  договора  подлежат  рассмотрению  и  разрешению судом   (арбитражным   судом)   по   общим   правилам,   установленным   ГПК  РФ   и  АПК   РФ соответственно.

Соглашение о подсудности может предусматривать и заключение его в отношении одного конкретного    спора,    как    правило,    уже    возникшего    между    сторонами.    Это    положение

распространяется прежде всего на отношения с участием граждан, а также на отношения, которые возникли не из договора (отношения из причинения вреда, неосновательного обогащения и проч.).

Недопустимым же в силу неопределенности является такое соглашение о подсудности, которое точно не предопределяет спор (либо категорию споров) или правоотношение, из которого спор возникает,  а оперирует общими словами,  например,  оговорка:  "Все споры,  возникающие между сторонами, подлежат рассмотрению в ..."

Во-вторых,  в  соглашении  о  подсудности  должно  содержаться  обозначение  суда (арбитражного суда) - указание, которое, собственно, и создает определенность в вопросе места рассмотрения и разрешения спора (места суда).

Вновь обратившись к праву зарубежных стран, можно установить следующее.

Швейцарским правом предусмотрено, что стороны должны указать на суд с достаточной определенностью, хотя и не обязательно воспроизводить полное наименование суда, достаточно указать  место  судебного  разбирательства,  например:  "суд  по  месту  жительства  стороны". Возможно и альтернативное установление подсудности: "суд по месту жительства продавца или по месту передачи товара" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. С. 179.

 

Законодательство Испании предполагает "наличие между сторонами соглашения, точно указывающего на округ, судам которого они себя подчиняют (ст. 55 ГПК)" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 201.

 

Руководствуясь   сказанным,  можно   говорить   об   отсутствии   надобности   указывать   в соглашении о подсудности точное наименование суда (арбитражного суда), что существенно отграничивает его от арбитражного (третейского) соглашения, требующего указания точного и полного наименования арбитража (третейского суда) <1>. Сторонам соглашения о подсудности важно определить именно место судебного разбирательства (место суда), а установление этого условия позволит определить компетентный государственный суд (соответственно суд общей юрисдикции или арбитражный суд).

--------------------------------

<1>  Такое  требование  к  арбитражному  (третейскому)  соглашению  объясняется  тем,  что

неполное или неточное указание наименования  арбитража может привести к неисполнимости этого соглашения.

 

И здесь необходимо отметить один нюанс: избирая в качестве компетентного суда арбитражный суд (государственный суд, входящий в систему федеральных арбитражных судов), в соглашении необходимо употреблять термин "арбитражный суд", а не "арбитраж". Дело в том, что несмотря на то, что система федеральных арбитражных судов была сформирована еще в 1992 г.

<1>, входящие в нее арбитражные суды по старинке часто именуют арбитражами или государственными арбитражами. Такое наименование государственных  судов неверно, но, что еще более удручающе, при использовании этого наименования в соглашении о подсудности оно меняет вид этого соглашения, по сути "переводя" его в категорию арбитражного (третейского) соглашения (которое, кстати, будет неисполнимо). Таким образом, стороны, например, договора купли-продажи,  договорившиеся  о  том,  что  "все  споры,  возникающие  из  данного  договора, подлежат разрешению в арбитраже по месту нахождения продавца", заключают соглашение, которое не будет иметь правовых последствий <2>.

--------------------------------

<1> Еще в период формирования системы федеральных арбитражных судов, построенной

на  обломках  системы  квазисудебного  органа  -  государственного  арбитража,  предлагаемое название  "арбитражные  суды"  подвергалось  со  стороны  ведущих  правоведов  обоснованной критике   со   ссылками   на   законодательство   иностранных   государств,   в  котором   термином "арбитраж" обозначают третейский суд, т.е. суд негосударственный, не входящий в судебную систему государства. К сожалению, данное наименование федеральных государственных судов не было заменено, и теперь в литературе встречаются различные вариации на эту тему в виде терминов "государственный арбитраж", "третейский арбитраж", "негосударственный арбитражный суд" и проч. Еще больше удручает то, что и судебные органы нередко не видят различий между арбитражными соглашениями и соглашениями о подсудности, употребляя обобщающее (и неверное!)  словосочетание  "арбитражное  соглашение  о  подсудности"  (см.,  например,  п.  2.5

Рекомендаций Президиума Арбитражного суда Республики Марий Эл от 6 мая 2006 г. N 8/06 Постановление ФАС Западно- Сибирского округа от 28 апреля 2005 г. по делу N Ф04-1127/2005(9355-А27-30)).

<2> Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12 сентября 2000 г. по делу N А56-11527/2000 указывалось следующее: "В договоре... стороны предусмотрели, что споры по договору подлежат рассмотрению в арбитраже, причем арбитражное разбирательство должно производиться  в  Санкт-Петербурге.  Указанное  условие  получило  надлежащую  оценку  суда, который пришел к правомерному выводу, что соглашения об изменении подсудности договор не содержит".

 

Определяя суд (арбитражный суд), стороны могут указать место рассмотрения и разрешения спора путем:

- привязки к какому-либо критерию или критериям (например, "арбитражный суд по месту

нахождения арендодателя");

- указания официального наименования избранного ими суда (например, "Арбитражный суд г. Москвы");

- указания на конкретную территорию (например, "арбитражный суд первой инстанции в г.

Вологде") <1>.

--------------------------------

<1> См., например, Постановление ФАС Центрального округа от 26 февраля 2007 г. по делу

N А23-3468/06Г-4-64-В. Из текста данного Постановления усматривается, что стороны закрепили в договоре оговорку о том, что споры между ними "подлежат разрешению в претензионно-исковом порядке в арбитражных органах г. Обнинска". Такая формулировка оговорки привела к тому, что Арбитражный суд Калужской области не признал себя компетентным судом в отношении иска, возникшего из данного договора, и возвратил исковое заявление по мотиву неподсудности.

Арбитражный  суд  кассационной инстанции обоснованно отменил  данное определение и,

направляя  дело  на  новое  рассмотрение,  указал  следующее:  "В  соответствии  со  ст.  431

Гражданского   кодекса   Российской   Федерации   при   толковании   условий   договора   судом

принимается  во  внимание  буквальное  значение  содержащихся  в  нем  слов  и  выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора...

Из условий п. 6.5 договора... усматривается, что воля сторон при определении судебного органа, в котором должны разрешаться споры, была направлена на установление договорной подсудности, что соответствует требованиям ст. 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При  этом  из  смысла  данного  условия  договора  следует,  что  в  качестве  такого  органа стороны имели в виду арбитражный суд, под юрисдикцией которого находится г. Обнинск, то есть Арбитражный суд Калужской области".

 

В любом случае для признания оговорки о подсудности действительной необходимо, чтобы суд (арбитражный суд), на рассмотрение и разрешение которого стороны намерены передать свой спор (споры), был определен без особого труда. То есть формулировка соглашения должна отвечать требованию определенности, что и позволит рассматривать соглашение о подсудности как действующее и исполнимое. Учитывая, что целью соглашения о подсудности является исключение неопределенности и неудобства в вопросе определения компетентного суда, вряд ли можно признать юридическую силу, например, за оговоркой: "Споры, возникающие из данного договора, подлежат рассмотрению по месту, избираемому истцом".

Правоведы  сходятся  во  мнении  о  том,  что  соглашение  о  подсудности,  заключенное сторонами, не допускает его изменения и расторжения в одностороннем порядке: это допустимо только  путем  заключения  соответствующего  договора  (соглашения)  об  изменении  или расторжении соглашения о подсудности <1>. При этом возможность изменения и расторжения соглашения   о  подсудности   ограничена  тем   же  сроком,   что   и  заключение  соглашения   о подсудности, - возбуждением производства по делу судом (арбитражным судом). За этим рубежом изменение или расторжение соглашения о подсудности не имеет какого-либо правового значения, поскольку  принятие  судом  (арбитражным  судом)  заявления  к  производству  с  соблюдением условий, содержащихся в соглашении о подсудности, реализует это соглашение.

--------------------------------

<1>  См.,  например,  Комментарий  к  Арбитражному  процессуальному  кодексу  Российской

Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. С. 105 (автор комментария - В.М. Жуйков).

 

Данное утверждение находит подтверждение в судебной практике.

Как  было  установлено  арбитражным  судом  кассационной  инстанции  при  рассмотрении одного из дел, суд первой инстанции возвратил исковое заявление по мотиву неподсудности дела данному  арбитражному  суду  <1>.  При  этом  в  качестве  основания  для  возвращения  искового

заявления арбитражный суд указывал на согласование сторонами в тексте основного договора (ненадлежащее исполнение которого послужило основанием для предъявления иска) условия о подсудности всех споров, связанных с данным договором, другому арбитражному суду.

--------------------------------

<1>  Дело  приводится  по  кн.:  Решетникова  И.В.,  Семенова  А.В.,  Царегородцева  Е.А.

Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ. С. 50.

 

Между тем из материалов дела усматривалось, что первоначальное соглашение о подсудности было изменено дополнительным соглашением сторон, причем копия этого дополнительного соглашения была приложена к исковому заявлению вместе с соглашением в первоначальной редакции.

В силу ст. 37 АПК РФ подсудность может быть изменена сторонами до момента принятия арбитражным судом дела к своему производству, поэтому суд должен был учесть дополнительное соглашение, заключенное сторонами во изменение первоначального соглашения в пределах установленного законом срока и по-иному определявшее подсудность споров. Учитывая, что арбитражным судом первой инстанции при решении вопроса о подсудности дела названное обстоятельство не было учтено, арбитражный суд кассационной инстанции отменил определения о возвращении искового заявления.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |