Имя материала: Договорное право

Автор: Рожкова М.А

4. отсутствие, недействительность соглашения о подсудности или утрата его юридической силы

 

Выше уже говорилось об автономности соглашения о подсудности от основного договора (см. ч. 2 настоящей главы), следствием чего был вывод о том, что недействительность основного договора не влияет на юридическую силу и действительность соглашения о подсудности. Логическим продолжением этого вывода является заключение, согласно которому основанием для утверждения об отсутствии между сторонами или недействительности соглашения о подсудности будут лишь дефекты самого этого соглашения. Не вдаваясь в давно ведущуюся дискуссию о соотношении последствий незаключенного и недействительного договора, представляется целесообразным   в   рамках   данной   работы   ограничиться   рассмотрением   таких   дефектов соглашения  о  подсудности,  наличие  которых  позволяет  говорить  о  том,  что  оно  не  влечет правовых последствий (в силу незаключенности (отсутствия) или недействительности).

Одним из таких дефектов является "распоряжение" в соглашении о подсудности родовой и исключительной подсудностью. Учитывая, что такое соглашение прямо противоречит положениям процессуального законодательства, устанавливающего договорную подсудность (и об этом уже упоминалось ранее), такое соглашение в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным. Вследствие сказанного соглашения о подсудности, содержащие данный дефект, не могут приниматься во внимание при решении вопроса о подсудности иска.

Так, в арбитражный суд А. поступило дело из арбитражного суда Б. о признании должника несостоятельным (банкротом) <1>. Передача дела из одного арбитражного суда в другой обосновывалась тем, что в гражданско-правовом договоре (обязанности по которому не были исполнены должником) содержалось условие о том, что все споры, связанные с этим договором и возникающие из этого договора, передаются сторонами на разрешение арбитражного суда А.

--------------------------------

<1>  См.:  Решетникова  И.В.,  Семенова  А.В.,  Царегородцева  Е.А.  Комментарий  судебных

ошибок в практике применения АПК РФ. С. 50.

 

Местом   нахождения   должника   был   город,   расположенный   на   территории  субъекта Российской  Федерации  Б.,  в  арбитражный  суд  которого  кредитор  и  направил  заявление  о признании должника банкротом.

Арбитражный   суд   Б.,   исходя   из  того,   что   требование,   содержащееся   в  заявлении,

проистекает из неисполнения должником обязательства по договору, и руководствуясь ст. 37 АПК РФ,  пришел  к  выводу  о  необходимости  передачи  данного  дела  в  арбитражный  суд  А.  в соответствии с условиями соглашения о подсудности.

Вместе с тем арбитражный суд Б. не учел, что в соответствии с п. 4 ст. 38 АПК РФ заявление о признании должника банкротом подается в арбитражный суд по месту нахождения должника; данное правило исключительной подсудности не может быть изменено соглашением сторон (ст.

37 АПК РФ). В итоге дело было вновь передано в арбитражный суд Б.

Подобное же изложенному положение прямо закреплено в ГПУ Германии, § 40 (2) которого предусматривает недопустимость соглашений о подсудности в тех случаях, когда для иска предусмотрена исключительная подсудность <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское процессуальное уложение Германии / Введение сост. В. Бергман. С. 13.

Другим   дефектом,   который   препятствует   признанию   за   соглашением   о  подсудности правовых последствий, является несогласованность в части определения (1) спора (споров) или правоотношений, из которых возникает спор, либо (2) суда (арбитражного суда), к компетенции которого данный спор (споры) относится, либо такая (неопределенная) формулировка условий соглашения о подсудности, которая затрудняет однозначное установление спора (споров) или суда (арбитражного суда), на которые распространяется данное соглашение.

В подобном случае, руководствуясь нормой п. 1 ст. 432 ГК РФ, согласно которой договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, можно говорить о том, что соглашение о подсудности не заключено: в нем не согласовано его существенное условие. Это и объясняет вывод об отсутствии юридической силы у такого соглашения о подсудности (в германском праве предусматривается, что соглашение о подсудности не имеет юридической силы, если оно не касается определенного правоотношения и споров, из него вытекающих (§ 40 (1) ГПУ Германии)).

Данная позиция находит свое подтверждение и в судебной практике: суды при определении компетенции в отношении переданного на их рассмотрение спора отказываются учитывать соглашения о подсудности, в которых подобные условия сформулированы неоднозначно.

Перечисленные дефекты препятствуют признанию за соглашением о подсудности свойства исполнимости (см. о нем ч. 2 настоящей главы) и поэтому должны быть выявлены судом (арбитражным судом) на этапе принятия дела к производству.

Иные дефекты соглашения о подсудности могут быть установлены уже на стадии рассмотрения собственно дела на основании соответствующего возражения заинтересованной стороны - ответчика по делу, который должен не только заявить возражение о недействительности соглашения о подсудности или его отсутствии, но и представить надлежащие доказательства.

Так, оспаривание соглашения о подсудности может осуществляться, в частности, по мотиву:

- его заключения неуполномоченным лицом (со стороны истца или ответчика по делу);

- утраты соглашением о подсудности юридической силы в связи с его изменением или расторжением сторонами либо по причине истечения срока, на который данное соглашение было заключено;

- недействительности по причине порока воли (соглашение было заключено под влиянием обмана, заблуждения, насилия и т.д.);

- заключения его лицом, не обладающим необходимой сделкоспособностью.

Такого рода возражения (против действительности или наличия у соглашения о подсудности

юридической силы) должны быть проверены судом (арбитражным судом) в случае заявления соответствующего возражения и при их подтверждении убедительными и надлежащими доказательствами положены в основу вывода о передаче дела в другой суд (арбитражный суд).

Рассмотрение вопросов, связанных с отсутствием, недействительностью или утратой юридической силы соглашением о подсудности, будет неполным, если оставить без внимания проблему манипулирования подсудностью. К сожалению, эта проблема получила весьма широкое распространение, и решение ей пока не найдено.

Применительно к соглашению о подсудности эта проблема проявляется в том, что нередко для того, чтобы обойти условия соглашения о подсудности, истец (под любым надуманным предлогом) включает в исковое заявление другого ответчика, который проживает или находится на территории иного субъекта Российской Федерации. Далее, основываясь на правилах альтернативной подсудности (ч. 1 ст. 31 ГПК РФ или ч. 2 ст. 36 АПК), предоставляющих ему возможность  обратиться  с  иском  по  месту  проживания  или  месту  нахождения  одного  из ответчиков, истец предъявляет иск по месту "дополнительного" ответчика.

Как отмечает С.И. Комарицкий, последующее прекращение дела в отношении фальшивого соответчика не может изменить ситуацию: согласно ч. 1 ст. 39 АПК РФ и ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, возбужденное в соответствии с правилами подсудности, подлежит рассмотрению в суде, его возбудившем, даже если в процессе рассмотрения дела его подсудность изменится <1>. И далее он делает вывод о том, что подобные манипуляции представляют собой не что иное, как злоупотребление правом, которое может влечь за собой отказ в защите права (ст. 10 ГК РФ) и выражает  сожаление  по  поводу  того,  что  подобная  проблема  не  нашла  своего  адекватного решения в судебной практике.

--------------------------------

<1> См.: Комарицкий С.И. Указ. соч.

 

Действительно, опираясь на вывод о том, что "соглашение об изменении территориальной подсудности не может быть признано правомерным, так как сторонами в данном деле являются не только участники названного соглашения" <1>, сделанный Президиумом ВАС РФ при пересмотре конкретного дела, арбитражные суды делают общий вывод о том, что "правила о договорной подсудности не применяются при множественности лиц, привлеченных к делу" <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 11 августа 1998 г. N 2883/98.

<2> См. п. 2.5 Рекомендаций Президиума Арбитражного суда Республики Марий Эл от 6 мая

2006 г. N 8/06

 

Между тем правильность последнего вывода очевидна только в отношении небольшого сегмента дел; в ситуациях же дополнительного привлечения истцом фиктивного ответчика (для целей исключить действие условий соглашения о подсудности) такой вывод является неверным.

Думается, что обозначенная проблема манипуляций с подсудностью должна получить следующее разрешение. Установив, что привлечение к участию в деле другого ответчика не имело под собой правовых оснований, суд (арбитражный суд) прекращает производство по делу в его отношении. Далее, при отсутствии возражений со стороны ответчика суд (арбитражный суд) продолжает рассмотрение дела по существу в отношении надлежащего ответчика. Если же надлежащий ответчик заявляет о нарушении истцом условий соглашения о подсудности (совершенного путем привлечения другого, фиктивного, ответчика), то суд (арбитражный суд), руководствуясь положениями п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ, передает дело на рассмотрение другого суда (арбитражного суда).

В завершение настоящей главы хотелось бы отметить, что отсутствие законодательного регулирования соглашения о подсудности существенно ограничивает и затрудняет применение этого важного средства правовой защиты. Практика его использования объективно нуждается в создании законодательных основ.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |