Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 9. формирование древнегреческой государственности

§ 9.1. Становление политического общества в Древней Греции

 

Протогосударства Крито-Микенского мира.

Древнейшая в Европе цивилизация сформировалась на о-ве Крит в первой половине II тыс. до н. э. Около двух столетий длившаяся война между отдельными племенами, населявшими остров уже более полутысячи лет, закончилась победой одного из них, с культовым и раннеполитическим центром в г. Кносса. Подчинение единому центру других племен и объединений стимулировало эволюцию новой общности к образованию протогосударства, способствовало накоплению богатств в одном городе-дворце и социальному расслоению населения. Проявлением расцвета сложившегося протогосударства стало строительство огромного дворца в Кноссе – по сути целого города (площадью в 16 тыс. кв. м.); в позднейших греческих мифах – это знаменитый лабиринт царя Миноса. Примерно в сер. XV в. до н. э. Критское царство завоевывается племенами ахейцев из континентальной Эллады, в результате чего образуется временный единый государственно-политический союз нескольких народов. Это стимулирует формирование политических функций ранней общественной власти, сохранявшей у протогреческих народов родоплеменной характер.

Минойское царство (просуществовавшее примерно до рубежа XII – XI вв. до н. э.) представляло собой типичное протогосударство, сходное с ближневосточными. Основой его было государственно-распределительное хозяйство с принудительным трудом населения и, в меньшей степени, рабов. Концентрация этого распределения во власти царского клана, занимавшего Дворец, позволило довольно быстро сложиться прослойке богатой знати, связанной с жреческими функциями и раздачей общественно-государственных запасов. Глава царства был и верховным жрецом, причем вся протогосударственная иерархия была порождена выполнением религиозных обрядов – Минойское царство было вариантом священного протогосударства, теократии (подобно Египту эпохи Раннего царства). Особа царя считалась священной и неприкосновенной, он участвовал главным образом в ритуализированных действиях, в принесении жертв и, видимо, не появлялся за пределами Дворца.

С именами полумифического критского царя Миноса и его брата Радаманта связаны сведения о первых законах. С их помощью пытались сохранить древний уклад (запретами на пьянство, на излишнее обогащение) и гарантировать родовое право на самозащиту. Суд еще не носил государственного характера: «Судебные решения, – спустя почти тысячу лет записал греческий философ Платон, – выносились просто и быстро; если судья сомневался в каком-нибудь деле, обвиняемый приносил клятву относительно вызывающего сомнения вопроса; этим дело и кончалось быстро и ненарушимо...»

Достижения критской культуры, прежде всего письменность, и, частично, формы предгосударственного уклада повлияли на сообщество ахейских племен, сформировавших ранние государственно-политические объединения уже в самой Элладе.

Территория исторической Эллады (Греции) заселялась с III тыс. до н. э. племенами, не имевшими ничего этнически общего с позднейшими греками. В конце III тыс. до н. э. в Элладу нахлынула первая волна завоевателей – племена ахейцев. К середине II тыс. до н. э. ахейское общество подошло к стадии образования в нем надобщинной администрации, в значительно большей степени, чем у народов Ближнего Востока, сохранив привязанность к родовому прежнему укладу.

Ахейское общество состояло из замкнутых родов-кланов, ведущих свое происхождение от одного предка. Такой клан был экономической, семейной, религиозной и ранней политической общностью. Возглавлял его вождь, которым становился более чистый по крови старший из мужчин; он же был главным жрецом клана. В отношении членов рода вождь обладал почти безграничной властью, включая право жизни и смерти жены, детей, продажи их в рабство. Он же творил суд, руководствуясь обычным правом семьи (Themis); во взаимоотношениях с другими кланами вырабатывались нормы междусемейного обычного права (Dike).

В процессе общения с крито-эгейским миром, и в ходе завоевания его, у ахейцев активизировалось становление протогосударства. Особенно продвинулось оно на юге Эллады, где центром мощного объединения стал г. Микены. Микенское царство (втор. пол. II тыс. до н. э.) было довольно развитым протогосударственным объединением. Основу его исторически составило дворцовое хозяйство, возникшее из государственно-распределительной системы, обеспеченное трудом рабочих отрядов и, частично, плененных и купленных вне Эллады рабов. Возглавлял центральную администрацию правитель – ванака, государственные права которого опирались на втрое большие, чем у других, земельные владения. При нем появляется специальный военный вождь. (Такое разделение власти также еще напоминает восточные структуры.) В отношениях с подвластными племенами и кланами складывается общая налоговая система из 16 округов на основе учета земель. Со временем близкая к восточной предгосдударственная организация начинает вытесняться собственной, ахейской, более связанной с клановоплеменными традициями. Во главе каждого клана-племени становится вождь – басилей, одновременно являвшийся жрецом. Объединением кланов (что стимулировалось обычно внешними причинами) руководит совет вождей, делящий власть с народным собранием. Вожди уже нередко наследуют в клане свои полномочия. Исторической кульминацией тенденции к государственно-политическому объединению ахейских племен стала знаменитая Троянская война в XIII в. до н. э., известная по памятникам греческого эпоса – поэмам Гомера. Эта же война стала, по-видимому, одним из факторов последующего упадка ахейских обществ, их разобщения, и в конце концов падения ахейской цивилизации под натиском новых завоевателей.

 

Дорийское завоевание: начало нового строя.

На рубеже XIII – XII вв. до н. э. на территорию Эллады с севера вторгаются племена завоевателей другой этнической принадлежности – дорийцы. Это вторжение, продолжавшееся до XI в. до н. э., окончательно раздавило клонившуюся к упадку ахейскую цивилизацию и крито-микенскую культуру, основанную в том числе на раннерабовладельческих отношениях. Дорийцы подчинили себе большинство прежних племен либо вытеснили их в отдельные области прежней Эллады. Именно дорийцы стали основателями новой греческой цивилизации и государственности.

Дорийские племена не составляли внутри себя ни языкового, ни национального, ни религиозного единства. Разные группы племен по-разному осваивали области прежней ахейской цивилизации, по-разному взаимодействовали с прежним населением. Это определило различные пути формирования нового общества и новых государственно-политических укладов.

Дорийцы объединялись в племена. Их ячейки составляли семьи патриархальные, находившиеся под властью главы семейства. Племена во главе с вождями группировались вокруг городов, большинство из которых было основано еще во времена ахейцев; город-поселение подразделялся, как правило, на 3 филы-племени. Ассимилируя прежнее ахейское население, дорийцы стали оседлым земледельческим обществом, приверженным городской цивилизации. Город постепенно делался религиозным центром-святилищем (прежний бог доминирующего племени признавался общим, но сохранялось почитание других, которые образовали своего рода священную иерархию во главе с Зевсом, Аполлоном или Афиной). Правил в таком городе басилей – жрец, который означал главу и патриархальной семьи, и племени. Власть его обрела священный характер: он носил особые царские знаки – скипетр, пурпурные одеяния, корону, восседал на троне, решая общие дела. Его слово становилось как бы живым законом в городе. Власть общегородского басилея наследовалась по праву старшинства в его роде, хотя гомеровские поэмы и сохранили немало фактов об оспаривании трона другими представителями племени, мужчинами.

Роды-племена оставались вполне автономными. Их вожди собирались на совет вместе с басилеем, где решались политические вопросы. Существовало и народное собрание, называвшееся в разных союзах племен по-разному (апелла, агора, экклезиа) и группировавшееся по племенам – этериям; собрание могло отменить или одобрить решения совета вождей, здесь же решались споры между этериями-племенами. Дорийское общество практически воспроизвело многие черты прежней ахейской организации, однако сформировало и важное отличие: центром политического объединения становился по-особому организованный город.

 

Становление полисной организации.

К рубежу IX – VIII вв. до н. э. обновившееся дорийско-эллинское общество вступило в новый этап своей истории. Повсеместно поселения отдельных племен под влиянием внешних факторов и подчиняясь тяготению общинной жизни объединяются вокруг общих центров, где складывается единая надродовая и надплеменная администрация. 3-4 (редко больше) поселения вместе с прилежащими к ним сельскими округами вливаются в единый крупный город; это явление получило название синойкизма (слияния). Так появились крупнейшие впоследствии города-государства Эллады: Спарта, Афины, Коринф и другие.

В государственно-политическом отношении на смену примитивным царствам, представлявшим только первую ступень преобразования надобщинной администрации в протогосударство, возникает правление «лучших людей», опирающееся на землевладельческую аристократию. Появление аристократической (вместо единоличной на Ближнем Востоке) формы раннего государства стало одной из самых важных исторических особенностей становления античной государственности вообще.

К VIII в. до н. э. в большинстве ранних государств Эллады социальное расслоение населения достигло высокой степени. Образовался экономически влиятельный слой земледельческой аристократии (бывшей родовой знати, старейшин, басилеев и т. д.), многие из которых сохраняли и традиции религиозно-политического влияния соплеменников. Политическое влияние знати опиралось на ее десятикратное как минимум превосходство в размерах земельных владений, на дошедшие от прежней стадии догосударственного быта привилегии в сборе налогов, на традиционные судейские полномочия. Значительная часть земледельческого населения большинства областей Эллады попала в правовую и экономическую зависимость от аристократии. Вместе с тем исторически именно аристократия стала тем активным социальным слоем, который продвинул общий процесс становления ранних государственных форм и институтов.

В этот так называемый архаический период (IX – VI вв. до н. э.) в большинстве образующихся полисов формируются новые предгосударственные институты, выражающие новый политический уклад. Власть басилея-царя утрачивает свое значение, он остается фигурой преимущественно религиозной и судебной. Место главенствующего политического учреждения занимает совет знати (булэ) , где решаются основные дела полиса, ведутся переговоры с представителями других полисов, решаются военные вопросы. Рядом с советом в той или иной форме существует народное собрание, эпизодически собирающееся на рыночной площади – агоре. Для повседневной управленческой работы советы образуют особые коллегии – притании, обладающие исполнительной властью. Некоторые города меняют царей на выборных правителей – архонтов, которые исполняют те же функции. В каждом полисе той эпохи (а само слово polis означало и собственно укрепленное поселение, и новую государственную общину) можно было найти особые здания совета (булевтерий), управления (пританей), суда (династерий) и, конечно, площадь-агору. Реально политическая организация власти в ранних полисных государствах могла быть различной: или несколько древних аристократических родов делили власть в полисе (Афины, Мегара, Милет), или аристократическое правление обретало форму коллективного царя (Коринф, Митилены). Но отсутствие правильных и признанных правом полномочий не позволяет считать власть архаического периода вполне государственной.

Аристократическое правление опиралось на безусловное экономическое давление землевладельческой знати и простую социальную структуру: родовая знать – крестьяне-землевладельцы. Однако с началом VIII в. до н. э. положение изменилось. Началась великая греческая колонизация Средиземноморья, освоение и захваты побережья Малой Азии, Италии, островов Эгейского моря, Сицилии и других. Появился мощный военный и торговый флот, растет торговля, ремесленное производство. Вместе с этим вырос и новый социальный слой – демос. Уже не только владение землей и старые привилегии определяли богатство и вес в полисе, девизом новой эпохи, по высказыванию спартиата Аристодема, стали слова «деньги делают человека». Новый социальный слой начал предъявлять серьезные претензии к всевластию аристократии и вообще к организации власти в полисах. Это породило длительную полосу исторически затяжных и порой очень острых социальных и политических конфликтов.

Выход из этих неизбежных столкновений был в новой организации власти и в реформах социально-правовых порядков. По всей Элладе VII – VI вв. до н. э. стали временем, когда на место аристократического правления приходит ранняя тирания, или единовластие энемнетов-законодателей. Единоличное правление устанавливается или по согласию аристократии и в общих интересах полиса – так было в Локрах, Митиленах, Афинах (650 – 540 гг. до н. э.), или тирания одного становится средством борьбы демоса со старой аристократией, как в Коринфе, Мегарах (670 – 630 гг. до н. э.). Ранние тираны – это не монархи и не прежние басилеи; их власть не наследственна, лишена религиозного значения и более напоминает диктаторскую с исключительно неограниченными полномочиями. Иногда тирания удерживала несколько десятилетий наследственное преемство власти в ряде греческих городов. Выражая интересы крестьянства и демоса, правовая политика тираний была направлена против аристократии, против разрастания имущественного неравенства, против злоупотреблений, представлявшихся несправедливыми, но которые были только выражением времени. С именами первых тиранов связано и начало регулярного законодательства в греческих полисах, переустройство государственных институтов. Первым из исторически известных древних тиранов был Залевк в Локрах (Юж. Италия), пришедший к власти в 663 г. до н. э. Он переменил государственный уклад, запретил сделки с землей, составил жесткое по санкциям собрание уголовных законов, настолько прославившееся в Элладе, что его применяли и спустя 300 лет. Примеру Залевка последовал Харонд из Катан (на Сицилии). В других греческих городах роль тиранов выполняли особые арбитры, или законодатели, избранные на 5 – 10 лет для «наведения порядка», под которым понимался возврат к старой жизни.

Тираниям удавалось достичь своих целей только временно. Социальный уклад греческих полисов неизбежно эволюционировал в направлении общества, основанного на частной или особой корпоративной собственности. Основным результатом периода тираний стало ускоренное и завершенное оформление в полисах государственной организации.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |