Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 20. развитие уголовной юстиции и уголовного права в древнем риме

Уголовное право и уголовная юстиция Древнего Рима развивались собственным путем, практически не взаимодействуя с переменами, происходившими в сфере частного права и общего судопроизводства. Во многом это происходило потому, что главным источником римского уголовного права стали законы (в виде постановлений народных собраний, сенатус-консультов, императорских конституций); важные для частного права преторская юстиция и юриспруденция оказали на сферу уголовного правоприменения небольшое влияние.

Формирование подлинной системы в уголовном праве произошло поздно: во втор. пол. II – перв. пол. I в. до н. э.. Зато все последующее развитие в императорскую эпоху было продолжением принципов законодательства периода кризиса Республики. Весь многовековой догосударственный и республиканский период в истории Рима был лишь временем становления уголовного права, когда оно постепенно переходило от охраны ценностей родового быта, неразрывных с религиозными установками, к преследованию посягательств на устои res publicae и общегражданский мир.

 

Становление уголовного права.

В древнейший период назначения наказаний за действия, расцениваемые как преступные, было в руках высших магистратов и верховных жрецов. Основными полномочиями обладал царь, который председательствовал в суде «двух мужей» из сенаторов. После свержения царей его возглавили консулы. Этот суд вершил дела по обвинениям римских граждан в посягательствах на «священные интересы римского народа» (perduello). Вторым видом был суд особых квесторов преступлений, в компетенции которых были обвинения в нарушении священных устоев рода и фамилии (parricidum); с начала III в. до н. э. квесторов заменил суд из «трех мужей», первоначально исполнявших обязанности только стражей при преступниках и исполнителей наказания.

Инициатива уголовного обвинения исходила или от магистрата, или от любого полноправного римского гражданина. Обвинитель указывал преступление и обвиняемого, назначал день, когда предполагал публично доказать свое обвинение. Магистрат повторял вызов для публичного сведения не менее 4-х раз. Если обвиняемый отсутствовал на суде или бежал из города, то он без слушания и доказательств обвинялся и объявлялся изгоем (запрещалось «предоставлять ему огонь и воду», т. е. давать убежище и кормить). До конца VI в. до н. э. и обвинение, и защита велись только непосредственными участниками процесса; могли быть помощники, в частности у обвиняемого, т.н. похвальщики, которые свидетельствовали репутацию и достоинства обвиняемого без отношения к конкретному обвинению. Приговор объявляли устно. В случае вынесения магистратами смертных приговоров, с конца VI в. до н. э. гражданин имел право апеллировать к народному собранию. Незначительные преступления, за которые полагалось наказание в виде конфискации не более половины имущества, разбирались в трибутных комициях.

Определенного перечня преступлений и полагающихся за них наказаний в праве не существовало. Магистрат и суд сами решали, нарушает или нет «интересы римского народа» или «священные устои» содеянное обвиняемым. Преступлением считалось только то, что было совершено умышленно, с особой злостностью. Никакие действия, даже убийство, совершенные по неосторожности, тем более случайно, не наказывались. Только неосторожные нарушения священных церемоний и обрядов влекли порицание и могли повлечь наказание в виде умаления чести.

Наиболее злостным из преступлений против священных устоев издревле считалось отцеубийство (к которому позднее приравняли другие убийства родственников мужского пола). За это преступление полагалась смертная казнь, которую осуществляли символическим способом: бросали в воду в мешке, куда вместе с преступником засовывали петуха, змею, собаку и обезьяну. Однако до II в. до н. э. случаев применения осуждения за отцеубийство не было.

Уголовные правила XII Таблиц были немногочисленны. Наиболее тяжкие наказания полагались здесь за посягательства на общественные интересы. Смертная казнь могла быть назначена за потраву посевов, особенно если это было сделано путем чародейства, за поджог, за ночную кражу. Опасным нарушением общественных интересов и священных предписаний считался неправый суд: за взяточничество полагалась смерть. Такое же наказание влекло распевание «злых песен», что, по-видимому, рассматривалось как клевета во мнении богов. Смертью предписано было карать и тех, кто подстрекает врагов (по-видимому, к нападению на Рим). Помимо смертной казни, законы упоминали и телесное наказание – бичевание; в древности его применяли и к гражданам, и, в особенности, к рабам (как дополнительное наказание при поджоге). По большинству преступлений субъектом их мог быть только свободный римский гражданин. Однако за кражу наказывали и рабов – бичеванием и смертью (сбрасывали со скалы). В случае членовредительства допускалась саморасправа в пределах талиона: «Пусть и ему самому будет причинено то же».

С начала IV в. до н. э. уголовной репрессии начали подвергаться новые для права должностные преступления. В 391 г. до н. э. было возбуждено первое известное обвинение в посягательстве на государственное имущество со стороны магистрата, в 383 г. до н. э. – впервые обвинению подверглось плохое исполнение магистратом своих обязанностей легата, приведшее к ущербу для казны. В конце IV в. до н. э. были введены запреты на подкуп при предвыборной агитации и, соответственно, наказания за недобросовестные выборы. Наиболее типичными наказаниями в этих случаях стали штрафы, а также изгнание из Рима.

 

Формирование специальных уголовных судов.

Развитие римского уголовного права, превращение его в целостную систему было неразрывно с новой организацией уголовной юстиции. Основой этой новой организации стали специальные суды – постоянные комиссии (quaestio perpetuae), каждой из которых поручался суд по своей категории дел. В большинстве случаев фактом создания особой комиссии для рассмотрения обвинений по новой категории дел и признавалась безусловная наказуемость того или иного действия, что ранее оставалось на усмотрении магистратов, а не закона.

Первая постоянная комиссия была организована в 149 г. до н. э. по специальному закону, которым было признано наказуемым должностное вымогательство со стороны магистратов, находившихся при исполнении должности. В конце II в. до н. э. было признано, что за это преступление обвинение может быть возбуждено против любого лица, исполнявшего административную или судейскую должность. Создание системы комиссий пришлось на первую половину I в. до н. э., а подавляющее большинство было организовано единовременно по законам Корнелия Суллы, диктатора в 81 – 79 гг. до н. э.

По законам Суллы стало 8 постоянных комиссий (с учетом реорганизации прежних), в которых подлежали рассмотрению обвинения:

1) В преступлениях против величия римского народа, или против республики. Сюда относились действия, направленные к уменьшению величия богов, города, сената, оставление армии, а также восстание против магистратов, попытки их отстранения, умаление власти трибунов. Судебная интерпретация преступлений была весьма разнообразной (само понятие умаления величия было введено в 102 г. до н. э.). Детализированную квалификацию дал особый закон Юлия Цезаря, который включил в посягательства на величие римского народа передачу врагу земли или людей, поддержку врага, отпуск пленных, дезертирство, заговоры. Наказываться эти преступления должны были преимущественно «запрещением огня и воды».

2) В вымогательстве и взяточничестве со стороны магистратов или других должностных лиц. Здесь исследовались (с предварительным заключением особой сенатской комиссии) преступления, совершенные только при исполнении служебных обязанностей. Наказаниями были штрафы, ограничение в правах, а по закону Юлия Цезаря 59 г. до н. э. (где было дано общее понятие этого преступления) – изгнание, а также исключение из членов Сената.

3) В злоупотреблениях государственной казной – это был еще один вид должностных преступлений, одним из проявлений которого было, например, хищение священного имущества, нарушение целостности городских стен и укреплений. Старое право придерживалось практики назначения за это изгнания, а с закона Юлия Цезаря и здесь применяли «запрещение огня и воды».

4) В нарушениях предвыборных правил и подкупе. Впервые понятие этого преступления было введено в 159 г. до н. э., а законы с конкретными запретами появились в I в. до н. э. За организацию чрезмерных пиров для избирателей, подкуп влиятельных лиц, а также за давление на судью в уголовном разбирательстве виновных ждало изгнание и связанное с этим ограничение или лишение прав гражданства.

5) В убийстве и приравненных к нему преступлениях, где главное место занимало убийство родственников. По римскому праву далеко не всякое убийство подлежало преследованию (так, здесь не разбирались убийства детей, рабов, иностранцев), но только такое, где можно было усмотреть посягательство на величие римского народа, т. е. убийство гражданина. Сюда же позднее были отнесены поджог на корабле, вытравление плода женщиной, другие особо злостные действия, последствия которых однозначно влекли гибель одного или многих людей. Наказанием за это прежде всего была смертная казнь.

6) В отравлении, что считалось одним из наиболее опасных преступлений. К самому преступлению приравнивалось также изготовление ядов, разного рода магические действия с одурманивающими веществами. Как правило, ответственности подлежали все, кто прямо или косвенно обнаружил причастность к этим действиям. Поэтому несколько позднее в компетенцию этой комиссии вошли обвинения в бандитизме. Основным наказанием за эти преступления была смертная казнь.

7) В публичном насилии, которое включало в себя действия, помешавшие магистрату отправлять свои обязанности, а также все, что нарушило общественное спокойствие. Сюда же позднее отошли и обвинения в насилии против частных лиц (не связанные ни с оскорблениями, ни с отнятием имущества, что считалось частными деликтами – см. § 19). Виновных в публичных насилиях наказывали «запрещением огня и воды», в частных – конфискацией 1/3 имущества и лишением чести (infamia).

8) В обмане, куда входили самые разнообразные по виду преступления: от фальшивомонетничества до злоупотребления доверием при частных сделках, включая обмеривание, обвешивание, изготовление фальшивых завещаний и т. д. Преступление это считалось также недостойным для римского гражданина и наказывалось «запрещением огня и воды».

Законодательство Суллы не только создало восемь основных категорий преступлений, но внесло и существенные коррективы в старые понятия частных деликтов. Многое из того, что ранее входило в сферу чисто гражданской ответственности, было криминализировано: избиение, нанесение телесных повреждений, вторжение в чужой дом для этих действий – и отныне наказывалось штрафами и лишением чести. По обвинениям в коррупции было введено новое наказание в виде 10-летнего запрета избираться в магистраты.

Председателями комиссий были преторы – число их было увеличено до восьми (либо особый судья без прав магистрата). От руководства комиссиями отстранялись только городской и перегринский преторы. Хотя комиссии назывались постоянными, состав их был различен и непостоянен: в каждую назначалось от 350 до 450 судей. Судьями считались внесенные в особые судейские списки граждане высших сословий – сенаторы и всадники, которые судили и гражданские дела (это было единственное, что роднило римское уголовное и гражданское судопроизводство). Членами комиссий не могли быть народные трибуны, квесторы, военные трибуны первых четырех легионов, родственники сенаторов, отсутствующие «за морем», а также лица моложе 30-ти и старше 60-ти лет. Для каждого процесса из общего списка судей, числящихся за нею, избиралось свое количество, либо начинали слушать дело все судьи комиссии, а далее их число сокращалось. Рассмотрение дел по существу обвинения коллегией граждан – фактически судом присяжных, стало важнейшим принципом развитой уголовной юстиции в Риме.

 

Процесс в суде присяжных.

Другим свойством римского уголовного процесса было то, что обвинение по любому делу должно исходить только от римского гражданина, а не от должностного лица, – обвинение было частным. Для начала судопроизводства требовалось, чтобы римский гражданин как частное лицо и в частном порядке предъявил перед судом обвинение другому римскому гражданину. Для таких порядков, несомненно повышавших чувство гражданской ответственности за происходившее в государстве, разумеется, требовались от гражданина и немалые юридические знания, и личное гражданское мужество – особенно, когда речь шла об обвинениях по адресу бывших магистратов или лиц, известных бандитизмом и насилиями.

Выдвижение обвинения открывало процесс. Обвинителей могло быть и несколько, тогда претор своей властью определял одного главного. На предварительной стадии затем следовали вопросы обвиняемому. Если он отвечал молчанием, это расценивалось как признание обвинения. Одним из законов Юлия Цезаря было введено правило, что обвинение должно быть сформулировано письменно и подано за подписью гражданина. Обвинение вписывалось в судебный протокол, и назначался день судоговорения перед присяжными – обычно 10-й, 50-й или 100-й после подачи обвинения. До этого еще можно было отказаться от своего обвинения. Хотя за отказ уже против самого обвинителя могло быть выдвинуто серьезное в Риме обвинение в клевете (злостных клеветников клеймили на лбу) или в негражданском поведении.

Обвиняемый, как правило, ждал дня суда на свободе. Только отцеубийц и отравителей сажали в тюрьму в качестве превентивной меры. Обвиняемый, не дожидаясь суда, мог скрыться – это считалось равнозначным признанию обвинения и влекло осуждение к «запрещению огня и воды», а также конфискацию имуществ. К тем же последствиям вела и просто неявка на процесс. Если суд не принимал за уважительные причины отсутствия, то выносился заочный приговор – по закону Августа такой приговор должен быть единодушным.

Обвинение должно быть строго конкретным и единичным, не допускалось объединять обвинения (например, в убийстве и в подделке завещания убитого). Единожды отвергнутое обвинение или снятое не могло быть повторено никогда более. На суде обвиняемому полагалось быть одетым в траурное. Ему (как и обвинителю) могли помогать защитники из граждан, а также патрон. Судей определяли жребием, затем стороны согласовывали все кандидатуры; по закону Ватиния (57 г. до н. э.) можно было отвести даже всех судей. По каждому делу судьи всякий раз заново произносили клятву в верности правосудию. Количество судей от начальной к конечной стадии процесса, как правило, сокращалось: начинали слушать дело, например, 350 судей, речи сторон слушали уже 81 судья, голосование по обвинению проводили 51.

Порядок судоговорения был своеобразным: после заслушивания обвинения происходил обмен речами сторон, а затем, при необходимости, производилось испытание доказательств (представление документов, заслушивание свидетелей и т. п.). Основными доказательствами считались показания свидетелей (необязательно очевидцев преступления, но вообще любого, кто имел какие-то сведения о нем). Одним из важнейших правил считалось то, что «показания одного – не свидетельство»; но точных узаконений, сколько нужно свидетелей, не было. По обвинениям в государственных преступлениях показания могли давать и женщины, и рабы. Рабы давали показания только под пыткой (в обеспечение интересов римского гражданина); если они давали показания против своего господина, то после процесса считались свободными. При Августе впервые был подвергнут пытке при даче показаний римский гражданин. Документы (официальные акты, письма) должны были представляться не позднее трех дней до судоговорения – обязательно в подлинниках (копии допускались только для финансовых документов провинций).

Основное место в судоговорении занимал обмен судебными речами. Речей и со стороны обвинителя, и со стороны обвиняемого могло быть несколько – как правило, по четыре, но бывало и до 12-ти. Позднее вошло в правило («Чтобы была выслушана и вторая сторона»), что обвиняемому предоставляется время на 1/4 большее, чем обвинителю; стороны должны быть поставлены в равное положение. Эти два правила, введенные судом присяжных, стали классическими для уголовной юстиции. Время произнесения речей измерялось по водяным часам – клепсидрам. После испытания доказательств наступало время решения.

Решение выносилось присяжными по большинству голосов. С 139 г. до н. э. по закону Габиния были введены бюллетени для тайного голосования в народных собраниях, с 137 г. принятые и в судах. При обвинениях в государственных преступлениях голосование всегда оставалось открытым (поднятием рук). При Сулле было установлено, что вид голосования определяется по соглашению сторон. Подсчет голосов проводился обязательно гласно, равенство истолковывалось в пользу обвиняемого. Вообще присяжные могли вынести троякий вердикт: «оправдан», «обвинен» и «дело не выяснено»; последнее также снимало обвинение, но как бы оставляло в подозрении.

После завершения судоговорения, но до объявления приговора могла быть объявлена отсрочка – в это время обвиняемый еще мог скрыться из города, хотя и признав себя тем самым виновным. После вынесения приговора наказание тотчас приводилось в исполнение. От немедленного наказания освобождались только беременные женщины. При осуждении на смертную казнь могла быть предоставлена отсрочка в 10 дней: предполагалось, что за эти дни гражданин сам покончит с собой, что снимет хотя бы частично позор с фамилии.

 

Уголовная юстиция в империи.

Номинально суд постоянных комиссий продолжал существовать до начала III в. Но уже в период принципата он начал вытесняться новым порядком судопроизводства. При императоре Августе окончательно исчезло право апелляций к народному собранию: уголовную юрисдикцию осуществляли или Сенат, или комиссии. В I в. права комиссий постепенно переходят к префекту города, в провинциях – к наместникам или легатам. Они, как и некоторые другие высшие чиновники, получали права уголовного суда по особым распоряжениям императора – вне обычного порядка – почему и сама новая юстиция получила наименование экстраординарной. Судьи императора обретали право не только по-своему истолковывать уголовные законы, но и отказываться от прежних судебных процедур; главным в процессе стало усмотрение магистрата или чиновника.

Обвинение перестало быть частным и перешло в руки государственных властей. С I в. получила распространение должность платных доносчиков-обвинителей, которые инициировали возбуждение дела. При префекте города, и особенно префекте стражи, создавались должности профессиональных следователей-полицейских. Дела о незначительных преступлениях решались практически немедленно, обычным наказанием здесь стало битье палками. В расследовании более тяжких обвинений основой уголовного судопроизводства стал проводимый следователем или судьей допрос (inquisitio), почему и весь процесс приобрел т.н. инквизиционный характер. В практику вошли обязательные допросы обвиняемых под пыткой. Первоначально пытали только бродяг. Законом 212 г. допускалось пытать любого по усмотрению судьи. По обвинениям в государственных преступлениях пытки стали обязательными («Всех и всякого в обвинениях в оскорблениях величия пытать, если дело того требует»), С III в. вошли в практику пытки и свидетелей – первоначально это распространялось на «колеблющихся в показаниях», потом было отдано на произвол судьи. Некоторых знаменитых граждан, а в христианскую эпоху – священнослужителей, от пыток освобождали. Безусловно подвергались пыткам рабы.

Положение рабов в уголовной юстиции изменилось наиболее значительно. С одной стороны, они стали полноценным субъектом уголовного права: убийство рабов стало наказуемым – не только своих, но и чужих. С другой стороны, при определенных ситуациях право возложило на рабов особую ответственность: они могли совершить преступление и бездействуя, хотя в принципе римское уголовное право не допускало, что нарушить уголовный закон можно иначе, как действуя активно. В конце I в. до н. э. Сенат по казусному делу впредь возложил ответственность за убийство господина на вообще всех рабов, бывших в то время в доме и как бы не принимавших мер к защите домовладыки, т.е. установил принцип объективного вменения преступления без выяснения конкретной вины каждого человека.

Система преступлений в главном осталась такой же, как и в I в. до н. э. Основой правоприменения в большинстве случаев оставались обширные законы Суллы и Юлия Цезаря. Но и императорским законодательством было внесено немало новшеств в трактовку отдельных видов преступлений, а также сформированы новые их виды.

Наиболее значительные изменения коснулись преступлений в оскорблении величества. С утверждением идеи представительного (от имени римского народа) единовластия, нарушением величия стали признаваться и посягательства на личность, честь, полномочия императора: осквернение его изображения, фальшивая клятва с упоминанием императора, даже развод с принцессой императорского дома. Изменились и наказания: практиковавшееся при республике изгнание заменилось в большинстве случаев смертью, форму которой определял сам император. С III в. преступников из «почтенного» сословия казнили отсечением головы, из «униженного» – отдавали на растерзание зверям. Вошли в практику и сопутствующие смертной казни наказания: полная конфискация имущества, аннулирование завещания, «осуждение памяти» (включая срытие дома); наказание могло быть распространено и на членов семьи, прежде всего на детей. С IV в. император Константин ввел как обязательную часть казни по этим обвинениям публичные пытки. Правда, наиболее распространенными наказаниями по этим обвинениям были повешение и приговаривание к самоубийству.

После семейного законодательства Августа оформилась группа преступления против святости брака и второй вид – половые преступления. К первому виду отнесены были внебрачное сожительство, незаконный развод, нарушение предписаний императора по вопросам брака; основным наказанием было изгнание с запретом появляться в Риме, осуждение чести и лишение многих прав гражданства. По второму виду наказанию стали подвергаться сексуальные насилия, мужеложство (весьма распространившееся с конца I в. до н. э. под влиянием военного быта), скотоложство, а также вообще проявления «разнузданности нравов». Причем в трактовке императорской юстиции наказание здесь могло последовать и за непристойные изображения или литературные описания (едва ли не первое в истории права преследование порнографии, под которой тогда понимали описание жизни проституток).

С объявлением христианства официальной религией возник еще один новый вид преступлений – против христианской веры и морали. Вошли в практику и наказания, предусмотренные библейскими законами (см. § 8). Наказуемым стало считаться самоубийство, нарушение предписаний церкви относительно брачных запретов (родственные браки, инцест). Император Константин ввел применение смертной казни за эти преступления. Причем в целом ряде случаев римская уголовная юстиция стала возрождать идею символического талиона, приговаривая за преступления, связанные с верой, к особым формам смертной казни: воинов – расстрелять стрелами, женщин – закапывать в землю, проповедников – к сдиранию кожи и т. д.

Другими, наиболее часто применявшимися за самые различные преступления наказаниями были осуждение к каторжным работам (в рудниках или в цирке), к телесным наказаниям; в отношении бродяг, не имевших местожительства, стало применяться бессрочное заключение в тюрьму.

Система преступлений, принципы их оценки и критерии назначения наказаний в римском праве сохранились в общем виде до обновления права, предпринятого в VI в. императором Юстинианом.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |