Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 26.3. абсолютная монархия xvi – середины xvii вв.

 

Политическая централизация.

В 1485 г., после завершения гражданской войны «Алой и Белой роз» (по гербам соперничавших за престол герцогских домов), в государственной истории Англии начался новый период – политической централизации. Королями в течение более века были представители новой династии – Тюдоров (1485 – 1603). С их правлением были связаны внутренний экономический расцвет Англии, начало формирования мировой колониальной империи, разгром соперничавшей на морях Испании, активный выход королевства на европейскую политическую арену.

Десятилетняя борьба герцогских домов Ланкастеров и Йорков в XV в. расшатала государственную систему сословной монархии, многие ее институты пришли в упадок. Расцвел сепаратизм знати, произошло обособление отдельных территорий, опиравшееся на происшедшее в века сословной монархии развитие местного самоуправления. В правление первого из Тюдоров – Генриха VII (1485 – 1509) королевская власть основные политические усилия посвятила своего рода государственной реконструкции: были распущены дружины герцогов, баронов и местных магнатов, срыты их замки, подавлены военные мятежи. Казни многочисленных политических противников способствовали сплочению дворянства вокруг королевской власти. Были окончательно подчинены .Англии северные графства и Уэльс, сохранявшие в сословной монархии остатки государственной самостоятельности: там была введена общеанглийская административная система, ликвидированы собственные учреждения, местных лордов лишили собственной юрисдикции и финансовых иммунитетов.

Решительная политическая централизация в короткое время значительно усилила позиции королевской власти. Этому усилению способствовало возрастание финансовой независимости английской короны от сословных учреждений: в годы репрессий были конфискованы в пользу короля обширные владения мятежной аристократии, беспрекословно увеличены таможенные и торговые доходы короны, за счет новых земель увеличен королевский домен. Сословная структура английского общества к XVI в. также претерпела изменения. Сократилась прослойка высшей знати. Среди рыцарского дворянства и свободных собственников обозначился влиятельный слой «нового дворянства», связанного не только с феодальным землевладением, но и с капитализирующейся экономикой. Важную роль стали играть горожане, всецело поддержавшие монархию в деле политической централизации и в экономическом протекционизме. В итоге т. н. «кровавного законодательства» и политики «огораживаний» (XV – XVI вв.) массы прежних вилланов были согнаны со своих земель, рабочее население городов было поставлено под жесткий принудительный контроль полиции и работодателей.

В таких социальных условиях учреждения сословного представительства – прежде всего парламент – стали не столько противовесом, сколько опорой королевской власти. В 1539 г. парламент утвердил право короля на издание особых актов – прокламаций, которые получили полное значение законов и для издания которых не требовалось согласия парламента. Основная масса судебных дел была передана в юрисдикцию королевских судов. Наряду с институтами самоуправления – традиционными должностными лицами (шерифами, мировыми судьями и др.) – на местах административные функции стали выполнять королевские чиновники. В правление Тюдоров в Англии сложилась и достигла расцвета новая форма феодальной монархии – абсолютная монархия, основным свойством которой было сосредоточение в институте королевской власти основных законодательных, административных и судебных государственных полномочий. Другой оборотной стороной системы абсолютизма был политический режим единоличной власти, произвола и узурпации, в особенности проявившийся в правление Генриха VIII (1509 – 1547), решительного и деспотичного монарха, не считавшегося в своих желаниях ни с традициями, ни с религиозными порядками.

Абсолютизм, сложившийся в Англии, не был завершенным в государственно-политическом и правовом отношении. Продолжал существовать и действовать парламент, хотя и под доминирующим влиянием короны. Финансовые и правовые вопросы по традиции не могли решаться помимо актов парламента. Важной особенностью абсолютистской государственности Англии было отсутствие постоянной армии; королевская гвардия была немногочисленна (до 500 чел.). Наемные войска не содержались постоянно, незначительным был и королевский флот. Основу военной силы составляло ополчение графств, в которое, при опасности для королевства, призывалось свободное и имущее население. Внешние войны велись при помощи волонтеров. Эта военная организация не позволяла королям вполне стать военными диктаторами в своей стране. Сохраняли самостоятельность и институты местного самоуправления, особенно города.

 

Абсолютизм и церковь.

Одним из важных путей укрепления королевского абсолютизма стало реформирование церковной организации в Англии. Поводом к нему явились противоречия короля с римской курией по поводу предполагавшегося развода. Однако уже с XIV в. очевидное стремление короны к верховенству над церковью и поддержка этого стремления большинством английского духовенства было важнейшей исторической предпосылкой появления особой англиканской церкви. В религиозном и каноническом отношении эта церковь заняла промежуточное положение между католичеством и народившимся в XVI в. протестантизмом. В организационном она обрела национальную независимость, собственное внутреннее управление и тем самым признала полное верховенство короны над церковью.

В ответ на непризнание римским папой развода Генриха VIII в ноябре 1529 г. было декларировано начало церковной реформы на основе верховной власти короля в церковных делах. На протяжении 1529 – 1536 гг. парламент и король приняли серию актов, которыми замещение церковных должностей было объявлено прерогативой короля, закрыты все монастыри в Англии, а их имущество конфисковано в пользу короны, возбуждены преследования против сторонников папского верховенства. В 1545 г. были закрыты даже все часовни католического толка, а их имущества переданы в королевскую казну. В общем итоге парламент особым «Актом о супрематии» (1534) провозгласил полное верховенство короля над церковью на территории Англии, в том числе и в делах вероучения. Правда, опасаясь народной оппозиции к новосозданной церкви, королевская власть приняла меры против излишне самостоятельного толкования англиканства: низшим сословиям было запрещено читать Библию.

Для усиления реального контроля над церковью и подавления церковной оппозиции был создан Верховный церковный суд. В него входило до 44 комиссаров (12 епископов и члены Тайного совета), которые наделялись правами «досматривать, подавлять, реформировать, указывать, исправлять, ограничивать и улучшать все ошибки и злоупотребления» в делах церкви. Суду подлежали все отклонения от обычной юрисдикции, дела в отношении еретиков. Позднее компетенция нового органа была расширена, и по сути чрезвычайному учреждению стали подведомственны дела о нарушении общественного порядка лицами низших сословий, цензурные вопросы, нарушения церковной морали и т.д.

При Елизавете I (1558 – 1603), отношения новой церкви и короны были урегулированы в правовом смысле. Парламент утвердил «39 статей» (1571) – символ веры новой национальной церкви, признанной пребывающей под патронатом и властью короны. Духовенство стало важной частью системы абсолютизма. Богослужение должно было идти на национальном языке, отвергались многие каноны и принципы католицизма. Но сохранились литургии, пышные культовые празднества, характерные для римской церкви.

 

Королевская администрация.

Утверждение абсолютизма было взаимосвязано с оформлением новой государственной администрации. В ней главное место заняли министры двора, королевские управляющие, различные инспектора. В результате административных реформ 1530-х гг. был создан совершенно новый, постоянно действующий и в значительной степени бюрократический (а не сословный) аппарат государственной администрации.

Центральным органом королевской администрации стал Тайный совет, который возник в результате постепенной эволюции прежнего Постоянного совета. Окончательное законодательное оформление Совет получил при Генрихе VIII (1526). Первоначально он был чисто совещательным органом при короле, но затем получил значение постоянно действующего распорядительного органа с практически неограниченным кругом полномочий. По регламенту 1526 г., в состав Совета входили 20 членов. При правлении Стюартов (XVII в.) численность достигала 42 человек – духовных и светских лиц. Обязательными членами Совета были высшие чины королевской администрации: лорд-казначей, лорд-председатель совета, лорд-хранитель печати, лорд-камергер, лорд-констебль (полицейский правитель Лондона), лорд-адмирал, лорд-дворецкий, королевский камергер, секретарь короны, эрл-маршал (военачальник). По сути, королевский совет стал государственным правительством, где отдельные члены располагали собственными правами и функциями, не соприкасавшимися с полномочиями других. К концу XVI в. в Совете особенно возвысилось значение королевского секретаря, ставшего по существу посредником между короной и центральной администрацией. Помимо этого, регламент допускал существование малого Совета – из 10 лиц, особо приближенных к королю. Еще одной особенностью организации высшей администрации было то, что король практически не присутствовал на заседаниях Совета, и этот орган приобрел особую степень самостоятельности.

Компетенция Тайного совета была практически неограниченной: он ведал государственными финансами, руководил обороной и внешней политикой, смещал и назначал чиновников. Значение Совета – а вместе с тем и абсолютистской власти – возросло с обособлением Звездной палаты*. Созданная впервые в 1488 г. в качестве особого королевского суда из членов Постоянного совета, Звездная палата к 1530-м годам стала совершенно особым учреждением. Это был орган борьбы с мятежными феодалами, политической преступностью; в 1540 г. он получил и права королевской общей уголовной юстиции. Формально задачей палаты было противостоять «происходящим шумным беспорядкам и противозакониям... продажности должностных лиц», а на деле она стала органом ничем не ограниченной политической и уголовной репрессии. Формировалась палата из членов Тайного совета и судей других королевских судов по личному усмотрению короля.

* Название звездной закрепилось за палатой по особо украшенному потолку в зале заседаний.

 

Абсолютистский аппарат центральной администрации был относительно немногочисленным – до 1500 чел. Большая часть должностных лиц считались принадлежащими к местной администрации и самоуправлению и находились на жалованье у общин и графств. Но и в центральном аппарате незначительная его доля получала постоянное содержание от короны: источником жизни были установленные вознаграждения от просителей. Такая своеобразная независимость должностных лиц от государственной казны открывала простор безудержной коррупции и злоупотреблениям, пришедшим с абсолютизмом. Английская бюрократия сохраняла к тому же особые черты феодальной личной службы. Многие чиновники считались как бы под патронатом своего начальника, получали непосредственно от него жалованье по должности и выполняли государственные функции как бы в исполнение своего долга личной службы.

В попытке преодолеть сепаратизм и многозвенность местного управления во второй половине XVI в. корона сформировала институт лордов-лейтенантов. Первоначально на них возлагались главным образом оборонные функции, но затем и общая задача: способствовать улучшению местных дел. Реально лорды-лейтенанты, назначавшиеся из высшего дворянства, связанного с королевской администрацией, должны были усилить недостаточный в системе самоуправления королевский и государственный контроль.

 

Политическая доктрина абсолютизма.

Стремления к нарочитому, даже вопреки  реальности,  сосуществованию разных политических институтов в государстве, усиление абсолютизма короны в особенности проявились с началом правления Стюартов (1603 – 1649). Эти стремления обрели характер осознанной и специально пропагандируемой политической доктрины. Король Якоб I, который был не только властным монархом, но и политическим писателем, в трактате «Истинный закон свободных монархий» (1603) пытался развить мысль о том, что истинный государь, может, но не обязан соглашаться с законом. В своей известной речи в Звездной палате (1616) Якоб I особо подчеркнул, что прерогативы короны не могут служить предметом дискуссий ни для юристов, ни для подданных вообще – «подданные должны следовать тому, что указывает королевская воля, выраженная им в его же законе». Полная неограниченность законодательной и распорядительной королевской власти, безответственность короны и безотчетность – даже в вопросах церкви – были основными постулатами королевской доктрины. В политическом подходе Карла I, последнего из Стюартов абсолютного монарха, доминировали идеи о том, что королевская власть не зависит от согласия народа и парламента ввиду своего божественного происхождения, что власть короны распространяется на всю страну, что король ответствен разве что перед Богом или перед другими королями, что парламент существует только по милости короля.

Такое законченное абсолютистское представление о государстве не отражало социальных и политических реалий Англии XVII в. и рано или поздно должно было стать еще одним фактором ускорения острого государственно-политического кризиса, завершившегося революцией.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |