Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 28.3. завершение государственной централизации: xvi – начало xvii в.

Национально-политическое объединение.

Усиление королевской власти в период сословной монархии подготовило государственно-политическую основу для дальнейшей централизации и национального объединения Франции. Благоприятные возможности открылись с окончанием Столетней войны. С середины XV в. королевская власть начала последовательно ликвидировать политические остатки феодализма в стране, территориальный и сословный сепаратизм.

Решительные шаги в национальном политическом объединении были сделаны в правление Людовика XI (1461 – 1483 гг.). Корона одержала победу в остром внутриполитическом единоборстве с союзом территориальных магнатов во главе с герцогами Бургундии – Лигой общественного блага. К Франции были присоединены Прованс с крупными средиземноморскими портами, в конце XV в. – Бретань. К началу XVI в. Франция была самым большим по территории и по числу населения государством Европы.

Монархия XVI в. стала уже безусловным центром государственного единства страны. Особую роль здесь играло подчинение домов членов королевской фамилии, принцев (с XIV в. на престоле были представители боковой ветви Капетингов – Валуа), королевскому двору и в конечном счете их слияние воедино. В середине XVI в. на придворной службе короля состояло около полутора тысяч выходцев из знатнейших семей королевства. Это было важным инструментом сращивания политических интересов короны и дворянства, а вместе с тем и контроля за привилегированными сословиями.

Серьезный раскол, уже не по территориальному, а по более существенному – социальному и религиозному признаку, в королевстве наступил в середине XVI в. после распространения во Франции идей Реформации. Движение гугенотов (сторонников Кальвина) получило поддержку со стороны самых разных общественных сил, недовольных монархией. Вновь французская знать продемонстрировала свое двойственное отношение к росту значения королевской власти, даже при дворе сложились противоположные по интересам политические группировки. Государственный раскол сопровождался рождением новой антимонархической политической идеи. «Народ существовал прежде королей, – говорилось в одном из политических документов движения гугенотов. – Народ создал королей для собственного блага. Во всех странах короли обязаны своим существованием народному избранию». Без согласия народных представителей король, подразумевалось, не вправе принимать важных решений.

Раскол в государстве приобрел и организационную форму. В 1576 г. для борьбы с протестантизмом сложилась Католическая лига во главе с герцогами Гизами. Новая ассоциация выдвинула программу борьбы за прежние права провинций, Генеральных штатов; принадлежность к Лиге была объявлена обязательной для католиков. На протяжении полувека Францию потрясали события Религиозных войн (1562 – 1594). В войнах между католиками и гугенотами участвовали иностранные государства, наемные отряды, в стране образовывались независимые правительства.

Государственно-политическое примирение в стране было достигнуто только в правление нового короля Генриха IV (1594 – 1610), основателя династии Бурбонов. Особый Нантский эдикт 1598 г. установил в королевстве условное равноправие двух вероисповеданий: католицизм объявлялся официальной религией, но протестанты получали гражданские права, свободу богослужений. В качестве гарантии их свобод за гугенотами сохранялись права на свои ассамблеи, крепости и гарнизоны. По существу образовалось государство в государстве по религиозному признаку. Политическая организация гугенотов была ликвидирована только в 1628 г. после захвата и разгрома их крепостей. Государственная централизация в основном завершилась.

 

Централизация государственной системы.

Государственно-политическое объединение страны и нации, оказавшееся сложным во Франции, было одной стороной общего процесса централизации. Вторую сторону составляли преобразования государственно-административной системы – иногда единовременные, иногда растянувшиеся на значительный исторический период. Некоторые предпосылки таких преобразований сложились уже во второй половине XV в.

Одной из важных предпосылок была новая военная организация. Переход к новой армии был обусловлен и собственными причинами: военными неудачами в Столетней войне. Уже в ходе этой войны наряду с феодальной армией, реорганизуемой на началах наемной службы, стала формироваться королевская армия. На основе получаемого с разночинцев «выкупа за службу» король набирал волонтеров, в основном иностранцев. Волонтеров группировали в роты по главе с лейтенантами; правда, эти отряды нередко превращались в разбойничьи шайки. Настоящая королевская армия была создана после реформ Карла VII в 1439 – 1445 гг. Феодалам запрещалось иметь собственные наемные отряды, собственные крепости, им запрещалось отправляться на войну вне Франции. Было создано 15 рот солдат, набираемых из дворян (каждая по 600 копий), во главе с капитаном. Капитаны приносили клятву верности королю. Набор был вольным, но служащим казна платила; оплачивалось и обмундирование. Каждая рота размещалась в большом городе. В 1448 г. было положено начало собственно «национальной» армии из рекрутов-разночинцев: каждая община должна была выставить стрелка за свой счет. Сбором армии и ее оснащением руководили местные власти.

В XV – XVI вв. сформировалась единая система государственных финансов. До XIV в. доходы короля были составлены из чисто феодальных по источнику поступлений: доходов от домена и сборов с вассалов. С 1439 г. был установлен постоянный (из года в год взимаемый) королевский налог – талья – на содержание армии. Размер его основывался на обычае, но с конца XV в. право короля повышать налог реально не оспаривалось. Помимо этого, были особые королевские налоги. Наиболее важным была личная талья, взимаемая с доходов разночинцев. Духовенство и дворянство ее не платили. В XV в. на юге был введен поземельный налог – также только с земель разночинцев. С этого же времени развивалась и система косвенных налогов.

До XV в. финансовая администрация находилась в зачаточном состоянии. В XVI в. для общего управления четырьмя казначеями и четырьмя генералами финансов (для руководства 4 областями королевства) была введена должность сюринтенданта, казначея и генерала в одном лице. Вместе с прежними он составлял Совет по финансам, главной обязанностью которого была разработка и ведение бюджета. В 1523 г., после финансового кризиса, была создана единая королевская казна. Ею руководил казначей, подчинявшийся только королю. Казначей и генералы утратили право распоряжаться средствами. Распоряжаться могли только Совет или суперинтендант финансов   (должность появилась в 1561 г.). Помимо этого, под управлением парламентов были 3 окружные счетные палаты; Парижская палата играла роль общегосударственной. Палаты контролировали расходы и счета, управляли королевским доменом, а также обладали юрисдикцией по финансовым делам, в т. ч. уголовной.

В центральной администрации возросла роль королевского совета, который практически сосредоточил все нити государственного управления. Составляли его традиционно: (1) принцы крови и пэры, (2) высшие должностные лица короля, (3) советники, избранные из низших администраторов. Короли, которые правили более самовластно, принцев не созывали; в смутное время их присутствие становилось необходимым. К концу XVI в. Совет все более специализировался. Ранее других в нем выделился Совет дел (так по-новому стали звать прежний Тайный). В этом Совете, собиравшемся ежедневно, король проводил реальную работу по управлению государством; другим обязательно присутствующим здесь был канцлер. При Генрихе IV Совет особенно расширился: в него приглашали принцев, государственных секретарей. Другими частями Совета короля стали особые Государственный совет (здесь занимались финансами, должностями, местным управлением; король еженедельно утверждал его решения) и Совет финансов, образовывавшийся периодически. Юрисдикция Совета короля перешла к Совету партий, составленному только из чиновников под началом прокурора короля.

В административном окружении короля возникли новые должности – 4-х государственных секретарей (с 1547 г.). Им поручались самые разные дела: надзор за посольствами, внешними делами, губернаторами. Со временем их роль возросла именно в политической сфере. Королевские решения стали готовиться секретарями. Секретари постепенно становились министрами, зависившими только от короля.

 

«Регулярная монархия» Ришельё.

Окончательное укрепление королевской власти, завершение административной централизации и создание, по сути, новой в политическом отношении монархии связано с правлением первого министра и кардинала Франции А. Ришельё (1624 – 1642) в царствование Людовика XIII.

Ришельё обратил на себя внимание еще в 1614 г., участвуя как представитель духовенства в последних Генеральных штатах. С 1624 г. он занял место в Совете короля, а несколько позднее и созданный для него пост первого министра. Под руководством Ришельё были завершены важнейшие государственно-политические мероприятия: разгромлены войска гугенотов, ликвидирована их политическая самостоятельность, разрешены сложные внешнеполитические кризисы. Руководствуясь идеей создания могущественного королевства («Моей первой целью, – писал Ришельё, – было величие короля, моей второй целью было могущество королевства»), министр провел целый ряд правовых и административных реформ. Дворянству было запрещено иметь укрепленные замки и вооруженные свиты, под угрозой смертной казни запрещались дуэли, нарушения правил дворцовой и воинской службы. Орудием государственной карательной политики стали суды, которым предписывалось сначала карать, а затем уже искать законные обоснования («Если во время разбора обыкновенных дел суд требует бесспорных доказательств, совсем иначе в делах государства: здесь то, что вытекает из основательных догадок, должно почитаться за явные свидетельства»).

Главной из административных реформ Ришелье было введение в местном управлении постоянных интендантов взамен всех прежних властей. Они становились основными представителями власти в провинциях, получив практически неограниченные полномочия. В центральной администрации при Ришелье особенно расцвела чиновная (потому противостоящая знати) бюрократия: число государственных служащих достигло 40 тысяч. Правовая политика Ришелье была, однако, намеренно враждебна интересам нарождающейся буржуазии: подконтрольное королевской власти дворянство составляло цвет идеального общества, согласно Ришелье. Другой чертой нового государственного порядка должна быть строгая регулярность и регламентированность. «Все политики согласны в том, – писал он в своем   «Политическом завещании», – что если народ будет излишне своеволен, будет .невозможно держать его в правилах его долга». Королевские ордонансы издавались по самым разным вопросам, касавшимся даже домашней хозяйственной жизни.

В десятилетия правления Ришелье государство начало вмешиваться в новые социальные сферы и стремиться к их регламентации. На основе меркантилизма устанавливался контроль за торговлей и промышленностью; главной целью этого контроля было увеличение поступлений от них в казну. В 1629 г. была установлена монополия внешнеторговой перевозки товаров для французских кораблей. Наиболее жестко регламентировались производство и торговля продовольствием и зерном. Буквально на каждый продукт была создана своя «полиция». Ремесленное производство разрешалось только в составе корпораций-цехов. Основание мануфактур, начавшееся в стране, разрешалось только на основе королевской привилегии. Чтобы воспрепятствовать рабочим уходить с предприятий, они освобождались от налогов.

Впервые государство стало активно и регулярно вмешиваться в жизнь науки и культуры, устанавливая не только административный, но и правовой контроль. В политической доктрине монархии Ришелье признавалось значение наук и искусств для процветания государства. Но также считалось необходимым держать их под неусыпным надзором: «Если бы знания профанировались среди всевозможных умников, в государстве стало бы более людей, могущих высказывать сомнения, нежели способных их разрешить, и многие оказались бы более склонны противостоять истинам, нежели их защищать». С 1631 г. начала выходить, под правительственным контролем, первая французская газета. Для объединения и поощрения литературных сил нации была создана Французская академия. Жестким стал цензурный контроль за книгами и другими изданиями. Только с разрешения канцлера, а потом и самого короля можно было основывать новые типографии, число их резко сокращено. Печатники были подчинены многочисленным полицейским правилам. Взаимному надзору полиции и духовенства подвергались театральные представления. Нередки стали судебные процессы, связанные с литературой или событиями культурной жизни.

 

С завершением государственной и административной централизации в начале XVII в. во Франции не только установился авторитарный административный режим. Завершилось перерастание сословной монархии в новую – абсолютную монархию, расцвет которой во Франции пришелся уже на эпоху Нового времени и которая именно здесь приобрела свой классический вид.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |