Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 29. развитие феодальной государственности в германии

§ 29.1. «Священная Римская империя германской нации»

 

Становление германской государственности.

С распадом империи Каролингов (середина IX в.) на исторических территориях германских племен образовалось самостоятельное Восточно-Франкское государство. В королевство вошли земли преимущественно с германским населением. Такая этническая сплоченность была редкой для средневековья. Королевство не обладало, однако, государственно-политическим единством. К началу Х в. Германия представляла совокупность герцогств, крупнейшими из которых были Франкония, Швабия, Бавария, Тюрингия, Саксония.

Герцогства не были реально взаимосвязаны друг с другом, они существенно различались даже по социальному укладу. В западных областях прочно утвердился вотчинно-ленный феодализм, почти не осталось свободного крестьянства, возникали новые социально-экономические центры – города. В восточных областях феодализация общества была слабой, социальный уклад был сориентирован на общинные связи, сохранялись значительные территории с догосударственным бытом варварских времен; там только появлялись позднейшие из варварских правд (см. § 23).

Единство государства окрепло с утверждением на королевском престоле Саксонской династии (919 – 1024). Были временно преодолены междуусобные распри, несколькими удачными внешними войнами в основном определены территории, принадлежащие королевству, установлено особое политическое место короля в феодальной иерархии – король Оттон I был коронован (в условном центре государства – Аахене). Формирование единой государственной организации королевства было своеобразным в силу большой зависимости королевской власти от племенных герцогств. Становление государственности в Германии шло в опоре на церковь как единственную носительницу государственного начала.

Единственными органами государственного управления в королевстве были церковные институты: монастыри, аббатства, епископства. Только они реально и были заинтересованы в создании более централизованного государства: Римская церковь надеялась найти в новом государстве воспреемницу идеи Христианской Империи. Чтобы прочнее привязать церковь к королевской власти, германские монархи стали практиковать большие земельные пожалования духовенству. Пожалования сопровождались передачей церкви юрисдикции и даже политических прав в отношении населения этих областей, включая и феодалов. В начале XI в. началась даже передача в руки церкви целых графств, а графов ставили епископами. Епископам и аббатам предоставлялось право королевского бана в отношении подвластной территории (совокупность военных, административных и судебных полномочий).

Назначение на высшие церковные должности производилось королем. Тем самым церковная администрация превращалась, по сути, в государственную, учитывая, что священнический стаж большинства высших иерархов начинался только с назначением. Церковные сановники привлекались к несению дипломатической, военной службы, выполнению политических дел. Вассалы епископов и аббатов составляли большую часть армии, нередко сами епископы и возглавляли полки. Это была особая имперская церковь (Reichskirche).

Такая церковная государственность несла в себе предпосылки очень неоднозначных политических следствий. Во-первых, к XIII в. многие епископства превратились в обособленные и политически замкнутые территории, лишь номинально подчиненные в ленной иерархии королю. Во-вторых, активная процерковная политика германских королей неизбежно вовлекла Германию в вековую внешнеполитическую авантюру: борьбу за доминирование над Римом и папством, за подчинение Италии. Эта борьба дополнялась стремлением обогатиться за счет цветущих городов Северной Италии.

Война за Италию и возобладание над папством поначалу принесли огромные политические выгоды. В 962 г. Отгон I был коронован в Риме императорской короной. Образовалась Священная Римская империя, куда, помимо Германии, включились Италия, часть Южной Франции и территории Центральной и Восточной Европы. Однако исторически образование империи, несомненно, воспрепятствовало германскому национально-политическому единству.

В-третьих, переплетение королевской и церковной власти в империи вызвало уже в XI в. длительную борьбу за инвеституру с папами, т. е. за право назначать в церковные должности. С избранием папой Григория VII стремление императоров диктовать свои условия потерпело крушение: Генрих IV был даже вынужден пройти унизительную процедуру своего «прощения» папой в замке Каносcа (тем и прославившемся). Борьба империи и папства в итоге завершилась подписанием Вормского конкордата (1122). Согласно нему, выборы епископов в империи впредь должны были проводиться различно: в Германии – под надзором императора, в других частях – без участия имперской власти. После избрания император вручал епископу светскую инвеституру (власть), папа – символы духовной. Примирение имело не только церковные последствия. Оно в значительной степени выводило из-под политической подчиненности королей епископов, которым ранее передали государственные права. Центральная власть начала ослабевать.

 

Организация ленной монархии.

Сложившееся к Х в. Германское государство по внутриполитической организации было типично ленной монархией. Одной из важнейших ее особенностей были только значительные ленные права церкви. К XII – XIII вв. ленная иерархия приобрела политически-правовой вид: обычаи и право подразделяли феодальное общество на т. н. «7 щитов» (ступеней), среди которых первый принадлежал королю, второй – епископам и аббатам, а также независимым князьям, четвертый – сеньорам и т. д. Полномочия их были неравнозначны. Так, определялось, что судебные права не даются никому ниже уровня 5-го «щита», что полновесная уголовная юрисдикция (с правом назначения смертной казни) не вручается ниже уровня 4-го «щита». Устанавливая вассально-ленные обязанности, право вместе с тем и ограничивало свободное усмотрение императора в ленных традициях. Император мог держать имперский лен незанятым не более года, но и держатели имперских ленов не могли передавать их другим лицам без разрешения короля. Суд в имперском лене считался неделимым и не мог предоставляться кому-либо без самого лена. Однако император распоряжался напрямую только ленами от имени империи и своим собственным доменом; держания второго, третьего и т. д. уровней находились уже вне его контроля и прав. Тем самым и значительная часть населения была подвластна не императорской администрации и суду, а власти своих епископов, князей и сеньоров, что ослабляло государственно-политическое единство империи.

Королевская власть в империи по своим полномочиям зависела от политической ситуации. Предопределялось это тем, что германского короля избирали на имперском съезде герцоги (князья) и, позднее, наиболее важные архиепископы. В избрании могли принимать участие только обладатели исконных немецких земель. Полномочия монарха заключались в ленных правах, особых привилегиях (чеканка монеты и установление пошлин везде, по месту пребывания) и верховной юрисдикции. Право законодательствовать только по личному усмотрению за королем не признавалось. Только королю принадлежало право суда над князьями. В военных походах права монарха также не были неограниченны.

Королевский двор был узким по составу. Его управлению подлежал только домен. Двор составляли королевские вассалы – министериалы, некоторым поручалось исполнение постоянных должностей. Постоянным учреждением была только канцелярия, где велось государственное делопроизводство. Управляющий двором – майордом – назначался с согласия знати. Ближайшие помощники короля носили звание королевских советников. Эти должности не были институализированы, а составляли скорее почетные ранги. Такой же смысл вкладывался и в ряд чинов королевского двора, которые считались как бы отличительными званиями некоторых высших магнатов – почетный стольник, чашник, маршал, канцлер. Со временем эти чины (лишь эпизодически связанные с исполнением подразумеваемых функций и полномочий – в случае торжественных событий) закрепились за отдельными фамилиями наследственно: так, пфальцграф Рейнский считался одновременно имперским стольником, герцог Саксонский – маршалом.

Важнейшую политическую роль играли собрания знати. Они были унаследованы от франкских времен, однако иными были и состав, и значение. На эти собрания призывались все связанные с феодально-ленными отношениями с королем: князья государства, правители областей, архиепископы, в самой малой части – королевские министериалы. Собрания проводились практически ежегодно в Х в., иногда – по два в год. На них обсуждались военные вопросы, назначения в епископские должности, судебные дела. В первой половине XII в. значение собраний поднялось: они стали считаться необходимой частью обнародования императором законодательства.

Во главе местного управления по особым традиционным округам находились графы – с военной, судебной и полицейской властью. Там, где графства превратились в полновесные лены, сформировался и второй уровень управления – при помощи назначенных фохтов, которым вручалась административная и полицейская власть в основном по отношению к несвободному населению.

Военная организация империи основывалась на ополчениях феодалов. Ленники обязывались к конной службе, прочие, в т. ч. крестьяне, к пешей. Существовал и специальный налог на содержание войска. Другие налоги и доходы короны были связаны с домениальными правами.

 

Политическое дробление империи.

В конце XII – начале XIII в. на основе общего социального и экономического оживления Германии в политической структуре империи обозначились важные изменения: прежние феодальные области (герцогства, архиепископии) превращались в почти полностью самостоятельные государства. Одной из важных социальных опор для князей в стремлении к обособлению от империи стали германские города. XII – XIII вв. были временем начала расцвета городской жизни в Германии: число городов возросло до 500, многие стали важными политическими и экономическими центрами своих областей. Начиная с XIII в. почти все новые города возникали во владениях отдельных князей и пользовались их покровительством. Князья развернули борьбу за подчинение имперских городов своему феодальному иммунитету.

Наряду со старыми княжествами и областями важное значение приобрели вновь образовавшиеся. В 1156 г. выделилась из Баварии в самостоятельное герцогство Австрия. В XII в. на основе небольшого поначалу маркграфства началось формирование герцогства Пруссии. Общее завершение феодализации в стране привело к тому, что на месте прежних полуплеменных герцогств образовалось до сотни княжеств, из которых 80 были духовными. Территориальные князья заняли место племенных герцогов франкского времени, составив особое высшее сословие – имперских князей.   Князья могли держать свои лены и от негерманских государей, некоторые уже в XII в. оказались в вассальных отношениях с несколькими монархиями Европы. Вместе с тем князья всячески препятствовали установлению прямых ленно-вассальных связей императора с подчиненными им феодалами. Императорская власть практически утратила к концу XII в. опору в широкой среде рыцарства и поддержку собственных министериалов (которые в значительном числе превратились в свободных феодалов, сохраняющих свой статус благодаря связям с несколькими князьями сразу).

Негативное влияние на единство империи оказали династические события. После некоторого политического взлета в правление королей из династии Гогенштауфенов (1138 – 1254) в Германии настал кризис, вызванный пресечением династии. Кризис практически закрепил реальную уже раздробленность империи. В 1273 г. на имперский престол был избран Рудольф I из новой династии Габсбургов. Основное внимание новых императоров сосредоточилось на расширении своих владений в Австрии. Имперская политика перешла более на уровень идейно-политических акций, поисков согласия между германскими князьями по государственным вопросам.

Решающим этапом в оформлении нового государственного качества империи стало правление короля Фридриха II Гогенштауфена (1220 – 1250). Продолжая авантюрную итальянскую политику первых императоров, Фридрих II, отчасти вынужденно, отчасти из равнодушия к делам Германии, закрепил целым рядом актов широчайшие права областных магнатов. В 1220 г. духовным князьям была передана часть императорских суверенных прав: назначение епископов в их княжествах, основание таможенных дворов и финансовые регалии, право ставить кого-либо вне закона. Духовные лены были объявлены неприкосновенными, а император обязывался их защищать от любых посягательств. Согласно заключенным в 1231 – 1232 гг. Вормским привилегиям между королем и сословиями, сходные права получали и светские князья: они могли чеканить свою монету, изымались от юрисдикции земских судов, приобрели законодательные права в своих землях. Единственным остатком государственной централизации под властью Фридриха II после этого оставалось только Сицилийское королевство, присоединенное к империи. В королевстве сформировалось прочное государственное управление, специальные финансовые ведомства, постоянные должности чиновников; издавались конституционные постановления всеобщего значения. Однако в целом с середины XIII в. Священная Римская империя германской нации (официально доктрина священства империи была провозглашена в 1157 г., тогда же, когда монах Оттон Фрейзингенский обосновал концепцию самостоятельного, без папы, суверенитета империи и обусловленности власти короля только «Божьим определением и народным избранием») стала представлять своеобразную политическую федерацию самостоятельных германских (и негерманских) феодальных государств.

 

Государственная система империи XIV – XV вв.

Усиление государственно-политической самостоятельности отдельных германских княжеств продолжилось в XIV – XV вв. Границы огромной империи в это время стали в большой степени номинальными. Внутри началось движение за открытый выход из ее состава: в начале XIV в. сложился Швейцарский союз, поведший борьбу за независимость.

Император обладал особыми правами политического верховенства, которые были далеки от реальных государственных полномочий. Даже в периоды укрепления империи не удалось превратить эту власть в наследственную. К XIV в. принцип избрания на престол по воле собрания высшей знати империи стал абсолютным. Это было закреплено в особом документе – Золотой булле 1356 г.*, дарованной королем Карлом IV. Устанавливались права особой коллегии – из 7 князей и архиепископов (владетельных князей Майнца, Кельна, Рейнского, Саксонского, Бранденбургского, короля Богемии) на своем съезде избирать императора. Эти права были впредь наследственны и неразрывны с особым статусом самих князей как суверенных правителей. Булла закрепляла за князьями финансовые регалии, ранее принадлежавшие императору (рудники, чеканку монеты), максимальный судебный иммунитет, право заключать внешнеполитические союзы. Съезд князей становился практически постоянным политическим институтом империи: он должен был происходить ежегодно и вместе с императором решать дела «к общей пользе и благу».

* Буллой называли грамоту особого значения, Золотой – из-за особой печати, подвешенной к ней.

 

Императорская власть не имела в своем распоряжении реальной администрации. Управление империей осуществлялось более внеинституционно: благодаря личному присутствию императора в княжестве (они не имели постоянной резиденции) или родственным связям, благодаря вассальным связям, благодаря представительству от империи в местных учреждениях, благодаря привлечению князей на срок для выполнения королевских поручений, благодаря, наконец, обязательствам имперских городов. Финансы империи также были децентрализованы. Практически единственным рычагом власти было право опалы на провинившегося, т. е. лишение возможности прибегать к защите императорского суда.

Значимым институтом императорской власти стали съезды феодалов – райхстаги. Райхстаги сложились как продолжение собраний знати эпохи ленной монархии. С оформлением в социально-правовом укладе империи сословий, райхстаги стали рассматриваться как их представительства в деле управления империей. Вначале на съезды призывались только князья и, как вторая курия, графы. С 1180 г. оформилась полновесная вторая условная курия – графов и рыцарей, с XIII в. они участвуют уже регулярно. В XIV в. право участия через своих представителей получают имперские и княжеские города, императорские министериалы. Участие в райхстаге расценивалось как государственно-правовая обязанность, неразрывная с подчинением императорской власти; уже в XIII в. правом предусматривались значительные штрафы за пренебрежение этим. Император мог и отобрать право присутствия на райхстаге.

Созывались райхстаги императором по его соизволению, точных приглашений не было. С конца XV в. райхстаг работал по куриям: 1) князей, 2) графов и рыцарей, 3) городов. В его компетенцию входили постановления по организации вооруженной силы империи, сбору налогов, управлению общеимперскими имуществами, новым таможенным сборам. Сословия утверждали предложенные императором правовые обычаи, с 1497 г. стали влиять и на указы императоров. Собирались райхстаги по усмотрению императора и в том месте, где он указывал. С 1495 г. созыв стал ежегодным; в этом же году закрепилось за съездом и название Reichstag. Существование райхстага и некоторых других сословных институтов, их роль в империи определили Германию как сословную монархию, но весьма относительную в своем государственном единстве.

На райхстагах второй половины XV в. неоднократно вставал вопрос о реформе империи, идеи которой активно разрабатывались в политической публицистике эпохи. Ослабление империи было в том числе и пагубно для значительного числа мелких правителей. Райхстаг 1495 г. провозгласил «всеобщий земский мир» в империи (в развитие идей о гарантиях прав всех в империи, появившихся в виде «общего мира» еще в середине XII в.). Запрещались внутренние войны в империи, посягательство на установленные права и привилегии. Для некоторых гарантий создавался имперский суд (представлявший курфюрстов и города, председателем был император) с верховными судебными правами, а также имперская военная организация (до 4 тыс. конницы и 20 тыс. пехоты, созываемых по 10 округам, на которые разделялась империя). Была сделана попытка ввести единую имперскую подать. При императоре создавался общеадминистративный орган – имперский придворный совет. Однако в условиях почти векового кризиса германской государственности, вызванного Реформацией XVI в., новые учреждения в большей степени остались действенными в пределах владений Габсбургов, закрепивших за собой (1438) императорский престол, – Австрии и восточных областей.

 

В конце XV в. полную самостоятельность от империи обрел Швейцарский союз. После Реформации и, особенно, завершившего Тридцатилетнюю войну Вестфальского мира 1648 г. Германия была официально признана союзом государств, а за территориальными правителями закреплен титул королей. Номинально звание императора и общеполитические полномочия сохранялись за австрийским домом Габсбургов до начала XIX в., когда (1806 г.) Священная Римская империя была упразднена.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |