Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 36. развитие французского права в х – xvii вв.

Формирование феодальных кутюмов.

К концу Х в. – времени начала французской феодальной государственности – на территории королевства утратили практическое значение и Салический закон, и в подавляющем большинстве законы Каролингов. Юридический быт основывался на местных обычаях, разных в различных областях страны, и на формирующейся практике феодальных судов. В областях Южной Франции, особенно Провансе, сохранилась традиция римского права. В становлении новых правоотношений и юридических правил для них основное значение приобрело феодальное право – установленная в том или другом феодальном владении форма взаимоотношений между господином и подвластными людьми, поддерживаемая вотчинной юстицией и охраняемая принципом иммунитета. Историческая слабость королевской власти и централизованной юстиции во Франции (до XIV в. по крайней мере) сделала феодальное право доминирующим видом права.

В отдельных областях феодальное право стало приобретать вид стабильной системы. В конце Х – XI вв. появились первые собрания феодальных обычаев и правил юридического значения: «Правила обычаев и прав монастырских», составленные в вотчине древнего Рельского монастыря (977), свод обычаев Барселоны (1064), «Законы и обычаи герцога Вильгельма», правителя Нормандии (1066). Содержание этих сводов было тесно связано с особенностями феодальной, сеньориальной юстиции на месте, и значение этих правил не выходило за пределы своих сеньорий. (В других местах их могли не применять, но руководствуясь только аналогией, а не властным распоряжением.) Практика сеньориальной юстиции стала превращаться в областные, местные обычаи (coutumes), и новое право получило название кутюмного, или кутюмов. Поскольку социальное, этническое, культурное и даже языковое единство Франции было весьма относительным (до XVII – XVIII вв.), кутюмы разных областей существенно отличались друг от друга.

Практика кутюмов отпиралась на особую форму судопроизводства – повальный обыск (par tubes). Это был суд, проводимый своеобразным жюри «знающих», или «старейших», в количестве 10 человек. Они предлагали судье сеньора или короля свои заключения о факте правонарушения или преступления и о личности тяжущихся. В середине XIII в. было установлено, что согласное заключение двух tube обязательно для судей, а юридические оценки таких присяжных и есть право.

С возникновением постоянной королевской администрации и юстиции на местах – бальи, сенешалов (см. § 28.2) – местные обычаи получили как бы государственную санкцию. Развитие ученой юриспруденции способствовало тому, что с середины XIII в. возникли собрания кутюмов разных областей Франции.

Одним из древнейших считается (1) частное собрание под названием «Советы другу», составленное в 1254 – 1259 гг. П. де Фонтеном, бальи округа Вермандуа. В нем, однако, большее место, чем кутюмы, заняли правила, почерпнутые из римского права. Большое распространение приобрела (2) Книга Правосудия и Жалоб, написанная неизвестным автором в XIII в. по обычаям Орлеана, с приложением правил римского и канонического права. Кутюмам Орлеана были посвящены и (3) Установления св. Людовика, написанные в 1272 – 1273 гг. неизвестным автором, но благодаря имени почитаемого короля и выдержкам из его указов широко распространившиеся. Одним из самых известных стало собрание (4) Кутюмов Бовези, обнародованное в 1285 г. сенешалом небольшого северо-западного графства Филиппом де Бомануаром (XIII в.). «Кутюмы Бовези» впервые вобрали в себя все сферы права, подчинив систематизацию (в 70 главах) нуждам практического разбора дел. Несмотря на провозглашение королевской власти единственным сувереном, Бомануар закреплял в правилах кутюмов обязанность властей соблюдать традиции права («Король сам должен хранить обычаи и заставлять других соблюдать это»). Особенное значение и распространение приобрел (5) Большой кутюм Франции короля Карла VI, составленный в конце XIV в. бальи Жаком Аблежем. В этом собрании были изложены в качестве образца феодальные права и обычаи королевского домена (Иль-де-Франс). В конце XIV – начале XV в. сборники кутюмов продолжали появляться в разных областях королевства.

 

Кутюмное право.

Распространенность кутюмов сделала их к XV в. основным источником права Франции. Хаотичность собраний вместе с тем вызывала немалые трудности в применении кутюмов. Королевская власть, к которой нередко апеллировали на решения местных судов, оказывалась бессильной в оценке кутюмов из-за отсутствия их систематичного изложения. В рамках общей реформы судопроизводства король Карл VII предписал «собрать, записать и согласовать кутюмы и манеры» всего королевства (1453). Однако практическая работа в этом направлении началась лишь в конце века. Для систематизации кутюмов в бальяжи направлялись королевские комиссары, которые вместе с бальи и местными собраниями знати (нотаблей) должны были установить местные обычаи. Королевские посланцы значительно повлияли на романизацию (в духе римского права, которое считалось «общим правом королевства») кутюмов. На протяжении 1498 – 1530 гг. в большинстве провинций, городов и округов Франции были составлены новые полуофициальные собрания кутюмов (Орлеана – 1509 г., Парижа – 1511 г. и др.). В работе над ними немалую роль сыграли ученые правоведы, которые привнесли в кутюмы новые правила систематизации и логики. Всего было составлено до 60 общего и до 200 местного значения кутюмов. В середине XVI в. по распоряжению короля многим были даны новые редакции. Кутюмное право получило официальное признание.

По своему содержанию кутюмы отражали феодальное право, причем в некоторых важных вопросах они как бы противостояли и королевской правовой политике, и церковному праву. Преображенные принципы феодальной иерархии более всего проявлялись в поземельном праве. Статус недвижимости определялся не только физической природой владения, но и предназначением предметов: даже люди могли считаться в ее составе. Вместе с тем в полном смысле собственнических прав кутюмы не признавали. Большое распространение имел особый институт сезины (от saisine – схваченная). Она была близка к владению римского права и давала владельцу (при условии ненасильственного держания в течение 1 года и 1 дня) безусловные наследственные права, а также права сбора в свою пользу повинностей с этой сезины.

Обладание землями особого статуса определяло сословность владельца. Получив в особое держание землю со статусом феода, можно было с полным правом считаться дворянином (такая практика была пресечена только Большим кутюмом Франции). До 1210 г. любой дворянин мог расчленить свой фьеф и сам сделаться сеньором других вассалов; позднее сеньориальные права сохранялись только за первоначальным господином. Бывшие крепостные, сохранившие за собой держание земель при условии уплаты повинностей (цензива) считались разночинцами. Особую категорию владельцев составляли мэнмортабли (подверженные праву «мертвой руки»): их владения обязательно переходили древним сеньорам; к этой категории главным образом относились недвижимости духовных корпораций, разных товариществ и др.

Верховные права сеньора проявлялись в самых разных отношениях. Так, он имел право возражать против замужества (недостойного, с его точки зрения) дочери-наследницы его вассала. Феодальная традиция определила строгое соблюдение принципа майората (старшинства) в наследовании дворянских имений. Вообще возможность наследования имений иначе как по традиции была очень ограничена. Право завещания признавалось только в отношении небольшой доли того, чему наследодатель был владельцем при жизни (не более 1/3). Охрана интересов феодального рода проявлялась и в отношении судьбы подаренной или унаследованной посторонним части имуществ: на нее сохранялось право родового выкупа и даже возврата.

Феодальные традиции оказали своеобразное воздействие и на семейно-имущественные отношения. Кутюмное право не признавало общности имущества супругов (в 1229 г. это было даже подтверждено законодательно). Каждый сохранял в своем владении свои фамильные и даже приобретенные земли (но управлял имуществами глава семьи). Это до некоторой степени способствовало менее подчиненному положению женщины в семье, нежели по традиции римского права. Однако раздельность имуществ была правилом только для дворянских фамилий, между разночинцами действовали другие нормы.

 

Королевская юстиция. Парламенты.

До середины XIII в. юстиция оставалась во Франции почти полностью в пределах местных кутюмов. И суд вершили главным образом на уровне вассалов. (Бомануар в своем сборнике «Кутюмы Бовези» даже особо оговорил, что «сеньор не судит в своем суде, судят только его люди»). Высшей инстанцией был королевский двор, однако для того, чтобы получить право защищать там свое дело, надо было или принадлежать к высшим вассалам короны, или получить особую привилегию на это. Формирование единой общегосударственной юстиции началось с реформ Людовика IX в середине XIII в. (см. § 28.1). Самым важным средством укрепления централизованной юстиции, подчиненной единой государственной воле короны, стал парламент.

Обособление судебных функций королевского двора (курии) стало заметным с усилением централизаторских тенденций в политике королей в 1250-е годы. С 1254 г. в королевской курии стали вести регулярную запись состоявшихся решений королевского суда, оформилось собственное делопроизводство. Наконец, с 1260 г. заседания королевской курии, посвященные судебным делам, стали проходить отдельно от тех, где рассматривались финансовые вопросы; со временем среди членов курии и королевских советников сложилась специализация. Так произошло образование особого королевского суда – парламента (от франц. parler – говорить). Его официальным местопребыванием стал Париж. Первоначально значение парламента было неотделимо от значения королевского двора (во второй половине XIII в. он и назывался Cour de parlement). Как часть курии, парламент сохранял свой феодальный характер: в его составе доминировали светские и духовные вассалы короля, главным образом постоянно пребывавшие при дворе. На протяжении XIV в. феодальный элемент в составе и делах парламента значительно сократился, членами его стали особые советники, которых избирал король. В 1319 г. было запрещено участвовать в работе парламента прелатам. По королевскому ордонансу (указу) 1345 г. установилась стабильная организация парламента: его стали составлять только советники из духовных или светских лиц, назначавшиеся королем. Появилась особая должность выборного президента парламента (1366). По ордонансам 1389 и 1401 гг. выборный порядок был распространен на всех советников. Право окончательного одобрения кандидатур оставалось за канцлером. В начале XV в. на место выборности в организацию парламента пришел порядок кооптации (самопополнения). Члены парламента сами определяли 2–3 кандидатов на вакантную должность, а окончательное утверждение принадлежало королю.

Такой принцип организации парламентского суда до известной степени обособил его от королевской власти, а парламентские советники превратились чуть ли не в особое сословие. Король перестал лично присутствовать на заседаниях парламента. Его интересы при рассмотрении правовых вопросов или судебных дел представляли королевские прокурор и адвокат. Но возможность личного присутствия короля по-прежнему признавалась, а в случае обвинений против пэров Франции оно считалось парламентом необходимым.

Возрастание роли парламента как центрального органа королевской юстиции усложнило его внутреннюю организацию. С XV в. парламент стабильно подразделялся на несколько палат: 1) Великая, где разбирались только жалобы на решения местных и низших судов (ее составляли до 40 советников во главе с президентом); 2) Следственная, где расследовались и решались особо крупные или по тем или иным соображениям важные дела королевской юрисдикции (в ней было до 30 членов); следственных палат могло быть и несколько – до 5; 3) Кассационная, где пересматривались решения низших королевских судов; их также позднее могло быть несколько, и в каждой было по 10 – 15 советников. В 1453 г. окончательно оформилась еще одна, особая 4) Палата башенки (Tournelle) – в ней расследовались и решались особые уголовные и уголовно-политические дела. Исключительного значения дела или политико-юридические вопросы рассматривались в общем собрании парламента.

Парижский парламент рассматривался как основной суд королевства. Наряду с ним уже в XIII в. было признано сходное значение и за аналогичными учреждениями, традиционно существовавшими в провинциях. Каждое из таких носило свое традиционное наименование (в Нормандии – Палата Шахматной доски, в Лангедоке – парламент, и др.). На протяжении XV в. провинциальные учреждения преобразовались в местные парламенты. Второй (после Парижского) сложился в Тулузе (1443), затем в Гренобле (1451), Бордо (1462), Руане (1515) и т. д. – всего до 20-ти. По своей организации они походили на Парижский. Но только первый располагал Великой палатой с особыми полномочиями высшего королевского суда и даже до некоторой степени судебно-политическими полномочиями.

Компетенция парламента была неопределенной и, по сути, всеобщей, распространявшейся на все королевство. Создание провинциальных парламентов ограничило территориально компетенцию Парижского, однако исключительные права последнего остались несомненными. В качестве суда первой инстанции парламент судил королевских вассалов, а затем знать, обладавшую судебными привилегиями. Он был апелляционной инстанцией на решения судов бальи и сенешальств. Парламент располагал и собственным правом возбудить дело. В период сословной монархии это полномочие никак не ограничивалось, в период абсолютной – королевский двор (правительство) мог отозвать любое дело на «собственный суд» короля (как правило, это происходило в случае нежелательных для короны процессов). Со временем парламент стал играть и политическую роль. Реализуя особое право издания приказов во исполнение королевских повелений о возбуждении дел, парламент столкнулся с необходимостью контролировать ход издания королевских ордонансов (указов общего значения). Из этой стороны деятельности парламента к XV в. сложилось его право-обязанность регистрировать новоиздающиеся королевские ордонансы, а в случае выявленных несоответствий предыдущим и ранним – представлять королю возражения – ремонстрации на ордонансы. Со временем эта сторона деятельности парламента приобрела активно политическое значение, сделав парламент орудием оппозиции короне, а не только собственно правового контроля.

Парламенты, помимо прочего, осуществляли постоянный судебный контроль за низовыми судами – прево, байлями, вигье, и за окружными – бальи и сенешалами. Сеньориальная юстиция до XVI в. оставалась вне такого контроля. Однако наиболее важные дела, т. н. королевские случаи (касавшиеся личности короля, прав короны, преступлений на больших дорогах, специально отмеченные ордонансами тяжкие преступления), перешедшие в свое время в компетенцию бальи, объективно попали под юрисдикцию парламентов.

В XVI в. парламенты расследовали основную массу преступлений по стране. Они далеко не были чистым орудием централизованной репрессии: обвинительные приговоры составляли всего до 22\% выдвинутых обвинений. Правда, значительное число обвиненных отпускалось «оставленными в подозрении». Самыми массовыми видами преступлений в парламентской практике были кражи (до 28\% приговоров) и убийства (до 32\%). В Париже уровень убийств был выше других городов Франции. Самыми типичными наказаниями были смертная казнь (до 30\% приговоров) и битье кнутом (47\%). К середине XVI в. жестокость репрессии несколько сократилась, и на более видное место вышли осуждение на каторжные работы (галеры), штрафы. Наказания древнего права (протыкание богохульникам языка раскаленным шилом или казнь проституток путем зашивания в мешок, который затем бросали в воду) почти вышли из применения, хотя единичные примеры в практике остались.

 

Королевское законодательство.

Создание централизованной Королевской юстиции исторически было неразделимо с ростом правового значения королевского законодательства – ордонансов.

В период ленной монархии за французскими королями не признавалось право законодательствовать для всей страны. В этом была важная особенность всего правового строя Франции той поры. Короли имели полномочие издавать распорядительные указы – эдикты, которые по сути мало разнились от общеадминистративных распоряжений. Только с усилением централизаторской политики французских королей, к концу XIII в. королевские установления обретают общее значение, за ними закрепляется наименование ордонансов (от ordonner – приказывать). Парламентская практика и королевская юстиция стали реальными проводниками, по которым королевское законодательство постепенно преобразовывало правовую систему королевства. С течением времени менялось и внутреннее содержание ордонансов в отношении традиционных правовых институтов. В XIII в. ордонансы по преимуществу санкционировали правила феодального права в качестве общезначимых обычаев для королевства. С XIV в. королевское законодательство, опираясь на учение и практику королевских легистов, активно стало внедрять опыт римского права, а затем и формировать совершенно самостоятельные предписания.

Одной из важнейших политических линий королевского законодательства, особенно в период сословной монархии, стало утверждение приоритета королевской юстиции и неразрывная с этим борьба с феодальным сепаратизмом. Рядом ордонансов 1303 – 1306 гг. был введен запрет на практику судебных поединков при разборе уголовных дел (хотя реально искоренены они были только в XVI в.). Запрещались частные войны в порядке установления «кулачного права». В 1413 г. за попытку развязать местную войну установлено наказание тюрьмой. В XIV – XV вв. ордонансы особенно направлялись на отмену привилегий разным категориям феодалов в судебной и процессуальной области, на ограничение места и роли церковной юстиции.

Организация новой юстиции и новых порядков судопроизводства стала другим важным мотивом королевского законодательства начиная с XVI в. Принципиальное значение здесь имели ордонансы 1498 и 1539 гг. В соответствии с ними в практику вошли единообразные правила розыскного (экстраординарного, по терминологии, взятой из римского права) процесса. Отменялась духовная юстиция в гражданских и общеуголовных делах. Приходских священников обязывали вести регистрацию в храмах совершаемых там актов гражданского состояния (рождений, свадеб, смерти и т. п.). В уголовных делах суд получил право сам определять, какой процедуры придерживаться в ходе дознания и выяснения юридической стороны дела. Если обвиняемый сознавался добровольно, процесс шел так называемым ординарным порядком, который заканчивался публичным заседанием суда, с выступлением истца и ответчика, заключением прокурора. Если обвиняемый не выражал желания «сотрудничать с правосудием», процесс получал экстраординарную форму. При ней главное место в дознании занимал допрос под пыткой. Ордонансы 1536 и 1539 гг. специально расписали порядок дознания и роли участников в них (судья спрашивает, палач пытает, greffier записывает показанное, судья-хирург дает заключение о возможности продолжать пытку). Специальные правила касались порядка самой пытки. При отсутствии и в случае пытки доказательств обвиняемого следовало освобождать. Однако в общем приговор выносился судьей единолично, без выслушивания возражений обвиняемого и заключений прокурора. Мотивировать и делать отсылки к нормам права (большей частью кутюмного) не считалось обязательным. Зато детально следовало расписать процедуру и вид наказания обвиненному, не забыв указать, в какой одежде вести на казнь и какого веса свечу при том ему держать.

Ордонансом 1563 г. в королевстве была создана особая коммерческая юстиция, которой прежде всего вменялось в обязанность решать споры по морской торговле и международным торговым делам. Обширнейший ордонанс 1579 г. (в 363 статьях) закрепил организацию в королевстве регулярной полиции, которой поручалось не только обеспечивать охрану общественного порядка, но и решать некоторые социальные вопросы, контролировать порядок найма рабочей силы, прислуги в городах.

С началом абсолютной монархии значение королевских ордонансов стало не просто исключительным. Они сыграли роль первых кодификационных актов, хотя в соответствии с традицией французского права направленных более в сферу процедуры и процессуальных порядков, чем в сферу материального права. Одним из первых таких стал Ордонанс 1629 г., прозванный также Кодексом Мишо. Более чем в 300 статьях его фиксировались принципы правосудия, даже полномочия короны, основные правила судопроизводства и государственных финансов. Разработан он был с учетом мнения специального собрания нотаблей.

Широкое обновление и систематизация королевского законодательства были предприняты в правление Людовика XIV в 1667 – 1695 гг. изданием серии обширных ордонансов. Каждый из них охватил особую правовую сферу, многие были принципиально новыми. Подготовка их была поручена специальной комиссии правоведов, созданной в 1664 г. под председательством самого короля. К работе комиссии (в ее составе были юристы и администраторы канцлер П. Сегье, Ламуаньон, Д. Талон, и др.) привлекли одного из виднейших французских правоведов того времени Ж. Дома, автора систематических трактатов по теории законов и гражданскому праву. Гражданским ордонансом (1667) был введен единообразный порядок рассмотрения частноправовых споров. К нему непосредственно примыкали Ордонанс 1672 г., установивший собственную коммерческую юрисдикцию для лиц купеческого сословия, и Торговый ордонанс (1673), посвященный правилам торговых дел и решению торговых споров. Он был составлен знаменитым экономистом-практиком и знатоком торговых дел Ж. Савари. Ордонансом 1669 г. был урегулирован единый порядок использования вод и лесов в королевстве, которые признавались находящимися под покровительством и в привилегии короля. Несколько специальных законов систематизировали порядки взимания одного из основных налогов – габели, ипотечного заклада недвижимых имуществ. Морской ордонанс (1681) устанавливал порядки в королевском флоте, взаимные права и обязанности моряков. Своеобразным было содержание т. н. Черного ордонанса (1685), посвященного порядкам управления в американских колониях. В нем с использованием правил из римского Свода Юстиниана были отрегулированы правила обращения с рабами-неграми.

Наиболее важное значение имел Уголовный ордонанс 1670 г. Здесь устанавливалась обновленная уголовно-следственная и судебная процедура (в основе сохранившая правила экстраординарного процесса XVI в.). Впервые по-новому дана была вся система норм королевского уголовного права. Все преступления делились на 4 вида: (1–2) преступления в высшем оскорблении – божественном, либо человеческом; (3) преступления против вещей и (4) против людей. Наиболее тяжкими были первые два, направленные к охране прав государства и короля, церковных и государственных порядков. Существенно расширилась система применяемых наказаний: смертная казнь, смертная пытка, вечная каторга на галерах, просто вечная каторга, просто пытка, срочные работы на галерах, кнут, штрафы. Ордонанс описывал все возможные в процессе по уголовным делам доказательства, среди которых важнейшее место отводилось показаниям двух свидетелей или т. н. серьезным уликам. Оценка того, что считалось серьезной уликой, законом оставлялась за судом, что открывало немалый простор произволу судей.

Считалось, что по традиции королевские ордонансы не могут вмешиваться в регулирование частноправовых отношений. Однако в XVII в. законодательное регулирование вторгается и в эту сферу. Корона закрепила за собой безусловное право на десятину от всех разрабатываемых рудников, даже в частных землях. В 1704 г. категория мэнмортаблей (согласно кутюмному праву) была объявлена неспособной к имению собственности, а их владения стали своего рода концессией от имени короны. Было даже нарушено исключительное право сеньориальной собственности и прав дворянства, с тем чтобы повысить доходы короны от продажи пустующих имений разорившихся феодалов в пользу богатых разночинцев. Стремление королевского законодательства к вмешательству во все стороны правовых отношений, ломая древние традиции кутюмного права, стало одной из важных предпосылок роста общего недовольства во Франции правовой политикой короны. Длительное сохранение различной юрисдикции, отсутствие полной систематизации и кодификации права явилось другим изъяном наследия французского права феодальной эпохи.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |