Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 41. государственность византийской империи

 

Византийскому государству, выросшему из Восточной Римской империи (см. § 15), принадлежит особое место в истории. Единственное из крупных государств античности, Византия сформировалась на основе развитой и во многих отношениях законченной государственности и правовой культуры и сохранила новую организацию в течение всего Средневековья. Византия стала особым политическим и культурным миром, где традиции античности соприкоснулись с не менее влиятельным наследием древневосточных и эллинистических монархий и где из этого взаимодействия развилась собственная государственная и правовая традиция. Эта традиция, в свою очередь, оказала определяющее влияние на становление и развитие государственности у югославянских и причерноморских народов. Охватив в эпоху своего расцвета под единой властью средиземноморские и ближневосточные народы, Византия стала историческим посредником в соприкосновении новых западных обществ феодальной эпохи с государствами и традициями Азии. Вместе с тем она послужила ареной прямой исторической конфронтации Запада и Востока, многое определившей в последующей мировой истории, ускорившей и закат самой империи.

 

Становление и развитие имперского государства.

Государственно-политическое обособление двух восточных областей Римской империи было связано с реформами императора Константина (нач. IV в.) и новым административным устройством. В итоге, после установления в империи условного двоевластия правителей-августов, две из четырех областей-префектур были подчинены своему императору (Восток и Иллирия). В 330 г. местом пребывания двора и армии восточного правителя был сделан древний город Византии на берегу Босфора – по имени новооснователя он получил имя Константинополь *.

* По имени античного греческого города в эпоху Возрождения Восточная (Ромейская) империя получила название Византии.

 

Окончательное отделение Восточной империи пришлось на конец IV в. С восшествием на византийский престол императора Аркадия (395) западная и восточная части прежней римской державы больше политически не объединились. В то время как Западная Римская империя в V в. попала под власть кочевников и варварских племен, Византия упрочила свою независимость и самостоятельность. Были успешно отражены нашествия вандалов и остготов. Богатству и прочности империи способствовали более высокий уровень развития торговли, ремесел в греческих и малоазиатских владениях, особый характер сложившегося аграрного строя, где большее место заняло государственное и церковное землевладение. Прежний рабовладельческий уклад интенсивно преобразовывался в особый строй полугосударственного феодализма характерный именно для Византии (см. § 42).

В IV–V вв. Византия практически без изменений сохраняла унаследованную от Римской империи государственную и административную организацию. Видоизменялся только военный строй: важнейшее место заняли располагавшиеся по пограничным областям империи отряды-племена кочевников и славян, с которыми устанавливались особого рода союзы под условием несения военной службы. Это определило в дальнейшем особую организацию местного и военно-финансового управления. Своего расцвета и наибольшего могущества Византия достигла в правление императора Юстиниана (527-565). Были осуществлены обширные внешние завоевания, под властью Восточной империи оказались Палестина, Египет, северное побережье Африки, Италия, юг Испании. Средиземное море стало. внутренним морем империи. При Юстиниане были проведены важные правовые и административные реформы, в которых стала обрисовываться новая организация государства. Особое место в государстве заняла греческо-православная церковь, подчинившаяся императору и с этого времени все более отдалявшаяся от западной.

Ко второй половине VII в. Византия пришла в период упадка. Большая часть ее владений на Ближнем Востоке и в Малой Азии были завоеваны сначала персами, затем арабами. Империя стала преимущественно греко-славянским государством. Менялась и социальная организация византийского общества: основной экономической и военной силой стали подвластные только государству крестьяне. Коренным образом переменился военный строй империи, а с ним отмерла вся прежняя римская провинциальная административная организация. Некоторое усиление централизованной власти и организующей роли государства произошло в правление императоров Исаврийской династии (717-802). На основе изымания церковных земель под знаком провозглашенного иконоборчества стала формироваться новая система военно-служилого землевладения (родственного западному феодализму) и в целом государственного феодализма.

 

В правление императоров Македонской династии (867-1056) внутреннее и внешнеполитическое положение Византии поначалу стабилизировалось. Были вновь завоеваны области югославянских протогосударств, Южная Италия. Государственная организация приобрела новый облик военно-бюрократической империи с безусловной властью императора и разветвленнейшим административно-бюрократическим аппаратом. К Х в. в рамках государственного феодализма сложилось крупное служилое землевладение военной знати. Стремление к феодальной самостоятельности знати вызвало в империи волну междуусобиц, а затем и явный военный и политический кризис. Владения Византии в Малой Азии и в Италии сократились. Империя стала испытывать новое мощное давление со стороны новых западных государств, а главное – со стороны римских пап. Императоры новой династии Комнинов (1081-1204), ведя постоянную борьбу с еретическими и народными движениями внутри империи, постепенно потеряли почти все прежние византийские владения. В начале XIII в. под ударами рыцарей-крестоносцев, спровоцированных на это Германской империей и папами, Византия вместе со своей столицей Константинополем пала и временно прекратила свое существование в качестве отдельного государства.

 

Императорская власть.

Византийская монархия стала новым историческим этапом в развитии форм монархической государственности вообще – по сравнению и с эллинистической, и с римской монархией. Император не просто возглавлял государство, его фигура и власть стояли в центре всех властных и административных отношений, включая социально-хозяйственный уклад и религиозную жизнь.

Правитель империи обладал особым личным и политическим статусом. Это подчеркивалось особой титулатурой, знаками достоинства, почти священным характером власти. С IV в. императоры стали применять к себе греческий титул василевса («царствующего»), с VII в. он считался уже официальным. К XIII в. прибавилось обозначение правителя как «автократора ромеев» (самодержца). Наряду с царской диадемой, мантией и особыми сапогами (взятыми от римлян) византийские монархи стали отличать себя особой короной, перенятой в IV в. от персов. Воспринята была и процедура коронации нового правителя: вначале ее совершал префект претория, с V в. – константинопольский патриарх. Коронация не считалась необходимым конституционным требованием для признания власти монарха, чтобы не ставить его в зависимость от церковных властей.

В период зрелой империи закрепилось признание богоустановленности власти василевса: «Моя императорская власть была свыше поставлена... Десница Господа возложила на меня власть» (Феодор Ласкарь. «Силенциум»). Это в особенности должно было выделить абсолютную безответственность и самовластность василевса. Византийские правители изначально считали несуществующими какие-либо политические или правовые ограничения их статуса, подобно римскому lex de imperium. Император считался стоящим вне закона и выше него: «Бог подчинил императору законы, посылая его людям как одушевленный закон»*.

* Новеллы Юстиниана, 105, § 4.

 

Положение императора выражалось в совершенно особых, уже не чисто воинских почестях, которые было предписано ему оказывать, в особо торжественных процедурах и обрядах общения с ним, принятых при византийском дворе. Достоинство императора распространялось и на его семью. Императрица считалась как бы коллегой супруга, правительницей, и обладала также государственным статусом. Другие члены императорской фамилии составляли высшие ранги служилой иерархии.

Власть василевса была неограниченной во всех отношениях. Однако считалось, что в своем правлении и даже в законодательстве монарх должен придерживаться некоторых общих правил. При восшествии на престол василевсы приносили царственную присягу, в которой обязывались признавать правила Св. Писания, семи вселенских соборов, воздерживаться от смертной казни и калечащих наказаний в отношении подданных. Традиция римского права, переданная законодательством Юстиниана, также должна была уважаться. Нельзя было издавать специальных постановлений в нарушение всеобщих законов. За этим был даже специальный бюрократический контроль в виде правила множественного визирования. Власть должна была придерживаться некоторых правил политической этики, направленных к благу народа и государства: «Император есть законный господин, общее благо всех подданных, который не внемлет страстям ни в благодеянии, ни гневу в наказании. Он должен защищать и поддерживать прежде всех Священное писание, постановления семи соборов, затем права римские»*. Закрепленные законодательно, эти правила создав вали особый режим объективной законности, присущий византийской монархии. Хотя влияние его на практику было более религиозно-моральным, этот режим был важной особенностью властной законодательной деятельности.

* Эпанагога, исправ. по Прохирону. Тит. I.

 

Верховенство власти монарха выражалось и в том, что василевс по собственному усмотрению определял наследника престола. Выверенной традиции престолонаследия в Византии не было ни юридически, ни фактически (особенно, учитывая, что из 107 правителей за историю империи только 42 умерли своей смертью). Наследник избирался царствующим императором – чаще из прямых потомков или родственников, но в принципе это не было обязательным. При своей жизни император передавал преемнику императорские права. Только с IX в. предпочтение стало оказываться сыновьям императора. Нередки были случаи раздела престола между несколькими соправителями; в Х в. таких случилось даже до пяти одновременно. Возможность самовольного прихода к власти, ссылаясь на мифическую волю предыдущего монарха, сделала дворцовую борьбу за престол важнейшим ослабляющим фактором византийской государственности.

Окончательное восшествие на престол сопровождалось провозглашением «согласия великого сената и народа Константинополя». Такая зависимость от согласия знати и городского патрициата была вполне реальной до IX в. Но и в дальнейшем при прерывании династий, внутренних смутах не раз нового василевса избирали из военачальников, родственников прежних монархов. Определяющую роль в избрании играла землевладельческая, а затем и бюрократическая знать, представленная сословием сенаторов. В период ранней империи немалое значение в провозглашении монархов имели и особые спортивно-политические партии горожан – димы. Политические объединения развились из сложившихся еще в римское время цирковых партий болельщиков, различавших себя по цветам возничих колесниц: левки (белые), венеты (синие), русии (красные), прасины (зеленые). Со временем значимыми стали только венеты и прасины, а другие примыкали к ним. Собираясь на стадионах, партии закрепили за собой права предъявлять требования василевсам, участвовать в решениях важных политических вопросов, в том числе в провозглашении императора. Разделение по партиям приобрело и социальную окраску: венеты объединяли преимущественно выходцев из греко-римской земельной аристократии, прасины – торгово-финансовое население столицы и крупнейших городов. Во главе димы избирался димарх. Для участия в охране столицы за объединениями признавалось право иметь вооруженную милицию (до 1-1,5 тыс. ополченцев), которая бывала важной силой во внутренних смутах и дворцовых переворотах. Различия партий дополнялись и приверженностью их к разным течениям внутри православия. До IX в. димы были реальными участниками государственно-политической жизни империи.

 

Административная система.

Василевс стоял во главе всей административной организации империи. Централизованное управление осуществлялось императорским дворцом, со временем специализировавшимся на разные ведомства.

Дворец в административном отношении в первые века воспроизводил центральное управление поздней Римской империи. Основную роль в нем играли четыре высших сановника: префект претория Востока, в ведении которого было общее управление и суд в провинциях, префект столицы, управлявший Константинополем, квестор дворца, руководивший подготовкой законодательства и осуществлявший юридический контроль за управлением (эту должность обычно занимал образованный юрист), магистр официя. Последний был наиболее влиятельным администратором, в его ведении были полиция, охрана дворца, почты и тайные службы, международные и дипломатические отношения. Магистр руководил 4 специализированными канцеляриями. Другим высшим сановником, ближайшим к особе императора, был препозит «священных покоев», надзиравший за служащими личных нужд императора и семьи, внутренней охраной, снабжением двора, за штатом евнухов, которые были в особом доверии при византийском дворе. Финансовыми делами империи руководили комит «священных щедрот» (управлял общегосударственными имуществами, пошлинами, сборами денежного характера) и комит частных дел (ведал личным имуществом императорской фамилии). Военными делами управляли в центре двое магистров армии.

Собрание высших должностных лиц дворца – консисторий – уже при Константине стало рассматриваться совещатеным органом при василевсе. Со временем за ним закрепилось название Государственного совета. Собирался совет только по воле монарха. Помимо обсуждения дел общеполитического, административного или юридического характера, в совете проходили приемы посольств, депутаций, здесь также слушались важнейшие уголовные и гражданские дела.

Особое административное и политическое значение имел сенат. Фактически это не было определенное учреждение, тем более с точно узаконенными полномочиями. Традиционно звания сенаторов (нескольких внутренних разрядов) принадлежали служилой знати, обладателям других почетных титулов, но также жаловались императором. Это было, по сути, высшее сословие империи (см. § 42). К IV в. сенаторов было до 2 тысяч. Им принадлежала важная роль в узаконении власти императоров, в одобрении принятых законов или других важных решений. Со временем сложилась практика узких и расширенных заседаний сената (в последнем случае должны были являться все имевшие это звание). К IX в. значение сената упало, у него были отняты полномочия вмешиваться в законодательство. Вместе с членами консистория сенаторы стали образовывать аморфный синклит, условно объединявший в некую административную общность высших сановников государства. Ссылка на то, что решение принято совместно с синклитом, стала показателем соблюдения некоей сословной законности в империи.

К IX в. система центральной дворцовой администрации видоизменилась. Появились новые службы и должностные лица, носившие чисто греческие названия. Изменилось и внутреннее содержание административных функций. Каждый управляющий, как правило, возглавил особое бюрократическое ведомство, получив звание логофета. Главной фигурой государственной администрации стал логофет дрома, в ведении которого были пути сообщений, телеграфная связь (световая), иностранные дела, текущее законодательство, полиция. Помимо него, были логофеты казначейства, военных дел, уделов, мануфактур. Командование сухопутной армией возлагалось на доместика, морским ведомством руководил друнгарий флота. Имуществами императора ведал хартуларий. В IX в. возникло специализированное ведомство государственного контроля – сакелларий, в задачи которого входил надзор за чиновниками и за финансовыми делами. Но права ведомства были малы.

Особо разветвленным был финансовый аппарат управления. Главное налоговое ведомство – геникон, – помимо установления налоговой политики, управляло некоторыми императорскими поместьями, ведало водоснабжением, рудниками. Кроме него, было несколько казначейств, каждое из которых ведало особым родом доходов и расходов (например, сакеллий – денежными, вестиарий – натуральными, но и чеканкой монеты). Каждое из казначейств хранило свои виды императорских имуществ, занималось своим родом государственных поставок. Взаимное переплетение полномочий, наделение ведомств еще и судебными правами создавало не только административную неразбериху, но и благодатную почву для гигантских, прославивших Византию, коррупции и злоупотреблений.

 

Имперская бюрократия.

Расцвет чиновничьей бюрократии составил еще одну черту византийской государственной администрации. Уже в IV в. только в аппарате префектур насчитывалось свыше 10 тыс. профессиональных чиновников. Должности могли покупаться (в 535 г. была установлена точная такса за покупку). Законом вместе с тем чиновникам предписывалось «по-отечески» относиться к населению, требовательно относиться к исполнению государственных дел.

Новая, по сути сословная, административно-бюрократическая система установилась после преобразований конца IX – начала Х в. при василевсе Льве Мудром (886-912). Количество ведомств центральной администрации возросло до 60. Государственная служба стала как бы обозначением особого социального, сословного статуса, сопряженного с привилегиями. Доходы чиновников не облагались налогами, для них устанавливалась внутриведомственная юрисдикция (правда, наказывались даже за орфографические ошибки в документах), в случае общих преступлений к чиновникам не применялись тяжкие наказания. Вместе с тем чиновникам запрещалось заниматься промышленной и любой хозяйственной деятельностью.

Все государственные служащие были расписаны по своеобразной табели о рангах, где устанавливались три рода государственной службы (военная, придворная и гражданская) и до 60 рангов. Соответствующий ранг давал право на занятие того или другого бюрократического поста и был неразрывен с ним. Каждому рангу полагалась своя квота выплат (до 500 тыс. серебряных номисм) за должность. 18 высших рангов включали главнейших лиц императорской фамилии и придворных служащих. Военные ранги первенствовали перед гражданскими, даже весьма важными (так, логофет дрома числился в 7 ранге, а эпарх, правитель столицы, – в 18-м). Титулы давались пожизненно, но они не были наследственными. Борьба чиновников за сохранение рангов, титулов, за продвижение по служебной лестнице, за доходы по должности и около нее стали отравой административной системы Византии. К XI в., по замечанию современника, чиновничья «филия» (блат) стала политическим явлением, в государстве. Хотя законом Льва Мудрого и предписывалось несправедливого и невежественного судью подвергать конфискации имущества, позорящей стрижке и вечному проклятию, отторжение бюрократии от общественных нужд и интересов было повсеместным. Процветало взяточничество. Частичной мерой борьбы с этим явлением стало установление в XII в. чрезмерно большого жалованья для чиновников, что якобы должно было изменить цели их интересов.

 

Местное и военное управление.

Местное управление в Византийском государстве играло особо важную роль из-за обширности и разноэтничности империи. Оно было неразрывно с военной организацией и менялось в зависимости от того, какие черты она приобретала.

В IV–VI вв. византийская армия строилась по позднеримскому образцу и состояла из ополченцев, служивших по 20-25 лет, и частично из рекрутов по набору. Для облегчения набора армии было до 13 пограничных округов во главе с герцогами (duces) и распределение военачальников по отдельным областям империи. Территориальное деление государства также было унаследовано от Римской империи. Византия подразделялась на 2 префектуры во главе с префектами претория (Восток и Иллирия), затем на 7 диоцезов – округов во главе с викариями и наконец на более чем 50 провинций. Во главе гражданского управления провинции стоял презид, ведавший ранее всего сбором налогов, надзором за местной администрацией. Он же был и главным судьей в своей провинции. Военные власти были представлены собственными чинами. При Юстиниане провинции были укрупнены, усилено разделение военных и гражданских полномочий чиновников.

В VII-VIII вв. в империи совершился переход к новому военному строю, основанному на полуфеодальной по своей природе службе крестьян и людей других сословий за предоставленную им государством в пожизненное неотчуждаемое владение землю. Стратиоты получали разных размеров наделы (в 5 условных единиц для конной службы, в 4 – пешей, в 3 – службы на флоте). Для лучшей организации и прямого управления новым родом военнослужащих провинциальное устройство было заменено особыми округами – фемами. Первоначально фем было 3, затем до 29 (в сер. Х в.) и до 38 (в XI в.). Каждая фема должна была выставить от 4 до 10 тыс. воинов, главным образом легкой кавалерии. Со временем появились и тяжелые кавалеристы – катафракты, служба в которых была обязанностью с особого, подобного рыцарскому на западе надела. Стратиоты платили основной в империи поземельный налог, но были свободны от всех других натуральных и денежных повинностей. В фемах гражданская и военная власть были слиты воедино. Наместником был доместик фема. Хартуларий ведал интендантскими делами, чисто гражданскими – протонотарий. Во главе фема стоял военачальник – стратиг, а военный штаб был и органом общего управления. Одним из высших должностных лиц был и фемный судья. Фемы подразделялись на турмы во главе с турмархом, далее на наместничества и банды. В степях фемное устройство заменялось на особые области – тагмы.

В правление династии Комнинов фемное устройство пришло в упадок и перестало служить основой военной и административной организации. Возродилось оно к XI-XII вв. уже в чисто военном обличье, возглавлял новые фемы военачальник – дука.

Самостоятельную территориальную единицу представляла столица – Константинополь вместе с отнесенной к нему округой (до 100 миль). Столицей управлял особый чиновник – эпарх, – обладавший и военной, и гражданской, и судебной властью. Помимо прочего, на нем лежала ответственность за безопасность дворца и государственных учреждений, как и за весь т.н. внутренний город. Он ведал городским устройством, организацией ремесленных и торговых корпораций, рынками и морским делом, исполнял в широком смысле полицейские функции, в том числе начальствуя над стражей и специальными гвардейскими отрядами. В ранний период Византии некоторое время сохранялись также в качестве полупочетных должностей, связанных с организацией игр, празднеств, звания консулов и преторов в городах.

Города, особенно на побережье Малой Азии и в Иллирии, располагали значительным самоуправлением – каждый по своему традиционному образцу. К IX в. самоуправление было упразднено в связи с общим укреплением централизации, усилением автократии власти, а главное – возобладанием военных принципов в местном управлении, «как не соответствующее порядку вещей, при котором обо всем печется император».

 

Государство и церковь.

Формально христианская церковь Запада и Востока считалась единой. Однако с распадом Западной Римской империи единство стало фиктивным. Обособлению способствовали не только исторические особенности восточной церкви в вопросах вероисповедания и богослужения, но и отличные от Запада отношения церкви с государственной властью.

Византийский император считался главой церкви в империи. Высшие церковные иерархи были как бы министрами священных дел и обязывались действовать во исполнение общегосударственных постановлений. За церковью признавались права самоуправления. Однако церковные соборы (высший орган церковной власти) в Византии собирались только по указу василевса. Он же утверждал постановления этих соборов и важные решения церковных властей. Император регулировал внутрицерковную жизнь, включая вопросы истолкования Священного писания и даже богослужения. В церковно-политическом отношении такое главенство стало принятым обозначать как цезарепапизм, слияние церковной и светской высшей власти при доминировании государства.

До IV в. особой иерархии церковных властей не существовало. Всеми делами общин или области управляли епископы. В восточной церкви епископы в особенности были заняты и ведением церковного хозяйства. Епископы городов, где традиционно проводились церковные соборы или частные церковные съезды, со временем получили особый статус митрополитов. В V-VI вв. митрополиты, опираясь на учение отцов церкви, стали как бы верховными церковными иерархами; на место избрания епископов пришло их постановление митрополитами. Наиболее почетные и уважаемые из иерархов назывались патриархами. Первоначально этот титул не имел особого значения. Позднее титул закрепился только для митрополитов Константинополя, Иерусалима, Антиохии и Александрии. За патриархами стали признаваться особые права, в том числе и по внутрицерковному управлению и взаимодействию с государственными властями. Константинопольский патриарх получил значение вселенского, этому способствовала централизаторская политика императоров. С IX в. патриарх стал проводить процедуру миропомазания елеем императора, которая означала передачу и божественной власти.

Константинопольский патриарх возглавлял синод восточной церкви – постоянный административно-церковный совет, куда входили митрополиты и архиепископы, настоятели крупных монастырей и высшие церковные администраторы. В восточной церкви благодаря наличию крупных земельных владений и обширному хозяйству сложилась особая разветвленная администрация, значение которой для своего населения подчас превосходило государственную. Высшую администрацию церкви представляли великий эконом, ведавший всем хозяйством, верховный управитель монастырей, верховный смотритель священных даров, ведавший церковной утварью и священными регалиями, великий канцлер, занимавшийся в том числе и внешними сношениями церкви, церковной дипломатией, великий интендант монастырей, выполнявшие судебно-юридические функции дефенсор, протонотарий и др. К Х в. сложился и свой административный аппарат епископий. Его возглавлял начальник секрета-канцелярии (хартофилак). Финансово-казначейские дела вели эконом, сакелий. Было ведомство и внутрицерковного контроля. Территориальные и центральные администрации были соподчинены. Большинство дел решалось в Константинополе, где под началом синода сложилась своя бюрократия, только формально имевшая церковный характер.

Поворотным пунктом в истории восточной церкви стал ее официальный разрыв в 1054 г. с западной, связанный с попытками римских пап восстановить значение своей власти и в византийских владениях. Разрыв сделал восточную церковь в еще большей степени зависимой от государственной власти и императорской политики.

 

Кризис и падение Византии.

К началу XIII в. общий социальный и внутриполитический кризис Византии сделал ее положение неустойчивым. Ослаблению империи способствовала агрессивная внешняя политика римского папства, Венецианской республики и мощное общеевропейское движение крестовых походов. Во время IV крестового похода рыцарские армии разгромили Константинополь и остатки единых владений византийских императоров.

По описанию современника, «когда Константинополь был взят латинянами, случилось так, что держава ромеев, как грузовое судно, подхваченное злыми ветрами и волнами, раскололась на множество мелких частей, и каждый ухватил один – одну, другой – другую часть». После разгрома 1204 г. на месте Византийской империи сложилось несколько обособленных государств.

Центральная часть вошла в Латинскую империю. В ней взяли власть руководители рыцарских западных ополчений, а реально основные богатства и значительная часть территории перешли под управление Венеции. Со временем, подчинившись перенесенным с запада феодальным порядкам, Латинская империя раскололась на несколько феодальных сеньорий, ставших добычей окрестных государств. Наиболее крупным остатком Византии стало Никейское царство. В нем были сохранены государственные и политические традиции империи, включая императорскую власть. Государственная администрация даже еще централизовалась и усилилась. Возникли должности великого стратопедарха (своего рода заместителя императора в его отсутствие), великого коноставла (предводителя западных наемников). Большую государственную роль стал играть татий дворца – наставник императорских детей. В областном управлении было сохранено и восстановлено фемное деление. Другими крупными осколками Византии были Эпирское царство на Балканах и Трапезундская империя в северо-восточной части Малой Азии. Последняя довольно скоро потеряла государственно-политическую общность с Византией, подпав под влияние институтов и политики Грузинского царства, переживавшего в ту пору короткое время расцвета.

После продолжительной военной и политической борьбы правителям Никеи удалось в 1261 г. восстановить империю, объединив некоторые наиболее важные центральные области под властью константинопольских императоров. В возрожденной Византии установилась власть новой династии Палеологов (1261-1453).

Возрожденная империя мало походила на прежнее могущественное государство. Ее территория и военные возможности сократились в несколько раз. В последний период истории Византии в ней упрочились и расширились отношения государственного феодализма. Одновременно начался общий упадок городской жизни, морской торговли. Господствующие позиции на Средиземном море захватили итальянские города. Это обусловило скорый упадок экономики Византии, с этим – и возможностей византийского государства. Важную роль в падении империи сыграли народно-крестьянские восстания на Балканах в первой половине XIV в. Во время некоторых из них даже образовывались своеобразные плебейские республики, на несколько лет выходившие из подчинения центральной власти.

С конца XIII в. самым опасным соперником для Византии стало государство турок-османов, переживавшее процесс своего становления (см. § 45). На протяжении XIV в. турки завоевали почти все владения Византии в Малой Азии, а к концу века начали овладевать Балканами. После выигранных сражений турки подчинили себе югославянские государства (Сербию, Болгарию). Территория Византии была сведена к Константинополю с несколькими островами. Империя стала вассалом османских султанов, платя большую дань. Наконец, в 1453 г. османы захватили и разгромили Константинополь. Последний император Константин XI погиб в сражении. Город был переименован в Стамбул, став столицей нового государства.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |