Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 44.2. монгольская военно-кочевая империя

 

Формирование Великого монгольского государства.

В XIII в. в Азии и Восточной Европе сложилось в итоге десятилетних монгольских завоеваний особое военно-политическое объединение – Еке Монгол улус. Это Великое монгольское государство было крупнейшей в мировой истории державой: в период расцвета оно обнимало земли от Средиземного до Желтого морей. Несмотря на свои размеры, держава была ранней государственностью особого кочевого типа. Основавший ее народ занимался главным образом кочевым скотоводством. Многие объединившиеся в империю племенные союзы также были кочевниками. Особенности общественного быта придали совершенно особые черты военно-политическому строю всего государства.

Ранние государства на основе объединений кочевых племен, у которых большие роды-кланы, организуясь в особую военно-религиозную иерархию, приобретали вид протогосударства без городов и храмов (как это было типично для древневосточного общества), в Центральной Азии возникали уже на рубеже I тыс. н. э. Одним из наиболее долго существовавших была держава народов хунну (III в. до н. э.-II в. н. э.), распавшаяся в начале Великого переселения народов. Во многом на ее основе и традиции возник Тюркский каганат (VI-VII вв.) в прикаспийских и алтайских степях. Здесь сформировались прочные государственные традиции (наделение верховной властью нескольких соправителей, десятичная организация войска, система внутренних областей со своими наместниками и т. п.), которые стали едиными для окрестных кочевых народов.

В конце XI-XII вв. в направлении образования ранней государственности шло общественное развитие монголо-татарских племен*, занимавших области Восточной Монголии и степей Забайкалья. Внутренняя социальная иерархия внутри крупных родов (обохов) была значительной: главы родов носили почетные звания бахадуров (богатырей), сеценов (мудрых), тайши (царевичей). Основная масса родов, кроме дружинников, считалась «черной костью» и была в приниженном положении. Значительна была прослойка рабов, причем рабами могли быть и целые порабощенные роды. Кочевой быт способствовал особой прочности клановой организации, а постоянная необходимость вести войны с соседями, в т. ч. с мощным Северо-Китайским государством, сформировала высокую степень боеготовности монгольских племен.

* «Монголы» и «татары» были не только собственными названиями кочевых племен, но и вообще обозначением «варваров-кочевников» у ближайшей великой цивилизации – китайцев.

 

В середине XII в. под воздействием природных и внешнеполитических факторов* татаро-монгольские племена сделали первые попытки объединиться. Но военно-политический союз под главенством хана Кобула оказался недолговечным и распался около 1161 г.

* Английский ученый О. Латимер в нач. ХХ в. показал взаимосвязь военной и кочевой активности монголов с состоянием природной среды (засухой в степях). Эта концепция была продолжена трудами Л. Н. Гумилева о кочевых народах. В свою очередь Гумилев сконструировал особое понятие о состоянии исторической пассионарности, под влиянием которой якобы шло активное образование кочевых государств и их завоевания.

 

Несравненно более успешной стала попытка объединения, которую возглавил выходец из племени тайджиуитов Темучин (1162-1227). После победы над знатью собственного племени Темучин стал правителем небольшой орды (протогосударства), оформившейся в 1180 г. Признание его главенства сопровождалось первыми шагами по внутренней административно-военной организации: вводилась десятичная структура орды и ее военных подразделений, создана гвардия правителя – в 150 дружинников, учреждены несколько специализированных чинов для военных и дворцовых дел вождя.

В последующие двадцать лет орда Темучина подчинила себе большинство монгольских племен. Военные удачи и выдвинутая идейно-религиозная идея покорения мира сплотили вокруг Темучина родовую знать. На всеобщем съезде (курилтае) 1206 г. он был провозглашен верховным правителем под именем Чингис-хана с особым титулом. Тогда же была воспринята десятичная организация кочевой армии, перенесенная на весь родоплеменной строй. Правитель учредил пост верховного судьи; ему же поручалось ведать раздачей земель в уделы военным предводителям, которые, в свою очередь, распределяли их между малыми родами и воинами. Так родовые отношения начали преобразовываться в военно-феодальные за счет покоренных территорий.

К 1218 г. монголам подчинились народы Великой степи, главным образом потому, что завоевания шли под лозунгом нового «объединения» и создания «государства Неба». К 1220 г. была покорена Средняя Азия, началось продвижение в Иран, Закавказье. После смерти Чингис-хана образующаяся империя стала приобретать новое единство: было произведено деление на области-улусы между наследниками при сохранении власти великого хана. В 1235-1241 гг. были покорены Поволжье и русские земли, началось продвижение в Польшу и Центральную Европу. Одновременно, хотя и с временными неуспехами, шло завоевание Китая, ставшего постепенно центром империи. Завершено оно было к 1275 г. Столица империи была перенесена из степного Каракорума в Пекин (1264). Под влиянием традиционной китайской бюрократической государственности, при помощи китайских советников сформировалась новая общеимперская администрация и принципы управления государством.

После временной полосы отступлений и неудач, вызванных в том числе дворцовыми смутами и борьбой между наследниками рода Чингисидов за власть, завоевания продолжились в Передней Азии и на Ближнем Востоке. На месте сокрушенных государств Закавказья, Сирии, остатков арабского халифата сложилась новая часть империи – государство ильханов. В Малой Азии Византия сохранила только часть своих владений.

Ко второй половине XIII в. монгольская империя, продолжая расширяться, переросла возможные границы единого государства. Отдельные области – улусы – лишь номинально подчинялись великому хану. Начался параллельный завоеваниям распад Великой Орды на отдельные государства. Часть из них сохраняла традиции кочевой военной империи (Золотая Орда в Восточной Европе), другие – государство ильханов – восприняли иранско-арабские традиции; основа империи – государство Юань – постепенно слилось с Китайским государством. Разделяющую роль сыграло принятие западными улусами ислама, тогда как исторические монголы оставались приверженцами несторианского христианства, а в Китае – буддистами. После 1307 г. прекратилось даже номинальное признание всеми частями империи власти единого хана. Разрушающую роль сыграли многочисленные национальные и народные восстания против владычества монголов. В 1368 г. армия нового китайского императора сокрушила центральное монгольское государство, оттеснив монголов в исторические степи. После 1370 г. единая монгольская империя перестала существовать, хотя отдельные сложившиеся в ней государства, преобразовавшись политически, религиозно и культурно, сохранились до XV-XVI вв.

 

Военно-политическая система.

Важнейшей особенностью кочевой империи как специфического типа ранней, средневековой государственности было то, что ее единая организация, по существу, сводилась к военной. Военная организация, в свою очередь, сформировывалась воедино властным соподчинением, которое хотя и имело государственно-политический характер, затрагивало самую-самую верхушку империи. Реального общего управления единой монгольской империи не существовало.

Носителем верховной власти в империи был каан (хаган). Титул был заимствован из традиций ранних тюркских государств. Впервые его принял Чингис-хан, но реально он закрепился как обозначение правителя объединенного государства примерно с 1210 г.

В обосновании исключительного положения каана основную роль играла религиозная идея: правитель получал власть «именем Неба» и действовал во имя Его величия. Основные полномочия правителя вытекали из этой «небесной» санкции и подкреплялись традицией. Каан считался (1) главой гражданского управления – лидером собственного рода, общеплеменным вождем, судьей и жрецом, а также (2) главой военной организации. Этим определялись и функции кочевого правителя, несколько отличные от обычных государств; он обязан укреплять державу, заботиться о народе и (!) поддерживать стремление к завоеваниям как главному смыслу военной организации.

В провозглашении правителя кааном большое значение имел курилтай – съезд военной и родовой знати. С укреплением власти Чингис-хаиа курилтай стал в большей степени собранием знатных его собственного племени и военных. После Чингиса укоренился обычай наследования власти в роде. По древнетюркской традиции, власть в империи в целом передавалась младшему сыну; старшие сыновья получали свои области в «выдел» еще при жизни отца-правителя. Допускалось законом и традицией регентство (в т. ч. и женщин-матерей) при малолетнем наследнике. Восшествие на престол выражалось в особой процедуре интронизации, также построенной по древнетюркским традициям перв. пол. I тыс.: шаманы провозглашали день, собравшиеся просили кандидата занять место, он отказывался, его насильно сажали на трон, он приносил присягу. Кульминацией провозглашения было поднятие правителя на войлоке и выслушивание его обещания править справедливо под угрозой свержения. Наследование власти в отдельных улусах империи отличалось: там превалировал принцип родового старшинства, и из 32 известных великих ханов частей империи только 11 были сыновьями предыдущих.

Также по древнетюркской традиции империя делилась на неравнозначные в государственно-политическом отношении части: центр и крылья. Центр (в него входили исторические области монголов) был местом размещения гвардейского корпуса (примерно в 10 тыс. всадников) и считался доменом великого каана. Крылья делились на правое (запад) и левое (восток); левое считалось главнее – также по древней кочевой традиции предпочтения левого правому. Дополнительно они обозначались цветами: синее было предпочтительнее белого (западного). В системе крыльев отражалась войсковая организация: центр – правое крыло – левое крыло. Крылья подразделялись на тумены (10 тыс. всадников), далее на тысячи, сотни и десятки, каждая во главе с нойонами своего ранга. Нойон был не только военным начальником, но и распределителем земель войска, добычи, главой рода или его части, отчасти судьей.

В рамках крыльев империя политически разделялась на улусы. Первоначально улусов было четыре – по числу сыновей-наследников Чингиса. Затем и они стали дробиться. В улусах, как и в целом в империи, реальная государственная власть осуществлялась на основе соправительства: одновременно было по двое равных правителей крыльев, которые советовались друг с другом (либо враждовали и воевали). Иногда такой соправитель, если он не был из рода Чингисидов, получал особый титул (например, в Золотой Орде – беклярибек).

 

Гражданская администрация.

Монгольская империя как государство рождалось в ходе завоеваний. И вся его организация была взаимосвязана с военной активностью. Однако включение в состав империи огромных территорий, населенных земледельческими народами, определило выработку некоторых принципов гражданского управления. Особое влияние на это оказал древнейший опыт китайской государственной администрации. Его носителем стал советник Чингис-хана из китайцев Елю Чу-цай. По преданию, внимание к его административному таланту привлекли слова: «Хотя вы завоевали империю, сидя на коне, но управлять ею, сидя на коне, нельзя».

Уже в правление Чингиса при ставке великого казна помимо дворцовых администраторов сложилась как бы гражданская канцелярия. Основную роль в ней играли двое советников из немонголов: Елю Чу-цай и Чинкил. Первый был как бы политическим советником. Второй выполнял функции канцлера, возглавляя 2 особых бюро по подготовке указов и переписки. (Государственную печать монголы заимствовали у уйгуров.) Дальнейшая администрация в империи осуществлялась с помощью даругов – чиновников особых поручений. Главной обязанностью даругов было надзирать за сбором и доставкой налогов, однако они контролировали также рекрутирование вспомогательных войск, почтовое дело. Знаком их полномочий были разного рода металлические пайцзы (жетоны-мандаты).

Единство империи в какой-то мере обеспечивали общегосударственные обязательные налоги. Собственно монгольский был купгур (1/100 с голов скота); его собирали со всех без исключения. Поземельный налог был позаимствован из традиционной системы халифата – харадж. Кроме этого, собиралось еще до 45 разных других: чрезвычайный на армию (собирали его, однако, регулярно), снабженческий, содержания чиновников и т. д. Монголы ввели обязательную ямскую повинность по всей империи (или ямской налог) на содержание дорог и почтовой связи. Важную роль играло и общегосударственное право войск на постой. С религиозных объединений взималась особая тамга. Все торговые сделки (даже розничные продажи) также облагались налогом в 10\%.

Управление в улусах следовало собственным традициям покоренных государств. В Средней Азии, в бывших областях государства хорезм-шаха, сохранялась должность везира, возглавлявшего особый диван управления. Местными администраторами были наместники. Был общеулусный диван финансов. Более сложным и разветвленным было управление в центральной части империи – бывших землях Китая с его бюрократическими традициями. В XIII в. там были организованы специальные управления – Провинциальные, в т. ч. Управление умиротворения. Затем организовался центральный секретариат, занимавшийся государственными делами, отдельно – военный совет, занимавшийся армией. Сформировались 6 «министерств»: чинов, налогов, ритуалов, наказаний, военных дел, строительства. Особо существовал цензорат – ведомство государственного контроля.

По всей империи высшими руководителями ставились, как правило, собственно монголы. На чисто бюрократические должности назначались местные – причем не из знати и не из военных. Гражданские чиновники освобождались от всех государственных повинностей.

В империи существовали полугосударственные, полусвященные посты верховного шамана и верховного судьи, избиравшихся лично кааном. Однако в основном религиозное управление, а также суд на местах осуществлялись по местным традициям и законам. Монголы отличались высокой степенью религиозной терпимости, сохраняя нетронутой систему религиозных культов в завоеванной стране. Сохранение судебных организаций также опиралось на один из государственных заветов Чингис-хана. Его выполнение, по мысли великого завоевателя, способно было укрепить государственность империи: «Изучайте разные законы, сравнивая, приноравливайтесь к ним. Для разных дел нужны опытные, ученые люди. Тот человек выше множества множеств людей, который знает законы государства».

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |