Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 4.3. ассирийская держава

Во II – I тыс. до н. э. в Верхней Месопотамии и Передней Азии (современные Ирак, Сирия, частью Турция и Иран) сформировалось государство семитских народов – Ассирия, – ставшее первой в мировой истории наднациональной империей. Имперский строй Ассирийской державы был порожден особой административной и военной организацией, сложившейся в ходе активной завоевательной политики.

 

Становление и эволюция Ассирийского государства.

На рубеже III – II тыс. до н. э. в Верхней Месопотамии, по среднему течению р. Тигр, выделился город-протогосударство Ашшур. Вначале Ашшур входил в сферу политического господства владык шумерского Ура (см. выше, 4.1). Однако удачное местоположение на перекрестье торговых путей Ближнего Востока, использование торговых связей для укрепления единства с соседними народами, быстрое обогащение города позволило его правителям выйти из-под реальной власти Шумера и обособиться в самостоятельное государственное образование. Этот период истории державы носит название Староассирийского царства (XX-XVIII вв. до н. э.).

Государственная организация Ашшура этого времени типична для протогосударств, хотя большой вес торговцев в хозяйственной жизни внес в нее некоторые особенности. Правителем города считался ишшиаккум (аналогично энси шумерийских городов-храмов). Его деятельность была направлена на организацию ирригационного хозяйства, учреждение храмов. Он же был верховным жрецом. Помимо этого, он осуществлял контроль за внешнеторговыми операциями, первоначально в пользу шумерийских верховных властителей. Власть ишшиаккума считалась наследственной, с соблюдением кланово-родовой преемственности. Полномочия главного администратора и судьи в городе выполнял укуллум (землеустроитель). В отличие от правителя его избирали члены городского совета, в состав которого входили избираемые (назначаемые – ?) на год городские казначеи – лимму. Как правило, должности ишшиаккума и укуллума занимало одно и то же лицо.

Выход из-под власти Шумера способствовал внутреннему росту и одновременно внешнему ослаблению Ашшура: он становится легкой добычей завоевателя. Глава одного из соседних племенных объединений Шамши-Адад (конец XIX – нач. XVIII в. до н. э.) стал основателем первой Ассирийской державы, просуществовавшей около двух столетий. Под политическое влияние Ашшура попали многие окрестные народы, город постепенно становился центром большой разнонациональной империи. Шамши-Адад провел коренную перестройку управления новой страной: подвластные земли были разделены на 14 округов с новыми административными центрами – большей частью в крупных крепостях на важнейших реках и торговых путях. Округа управлялись назначаемыми военными наместниками, абсолютно не связанными с прежним населением округа. В их задачи входили сбор налогов и военная администрация. Основным рычагом ассирийской государственности становилась армия: появилось постоянное войско (царский полк), специальная царская охрана, комплектовавшаяся только евнухами богини Иштар, хотя количественно основную часть составляло общинное ополчение. В это время входит в употребление и особый титул «царя Ассирии».

В XVI-XIV в. до н. э. ассирийская держава растворяется в новообразовавшемся Митаннийском царстве, подпадает под власть Вавилонии. Исчезает особая политическая структура царской власти – городом по-стародавнему правит ишшиаккум. Только к XIV в. до н. э. ассирийским правителям удается возродить величие страны. Городское самоуправление теряет свое значение, усиливается власть царя, в том числе его роль как военачальника. Государство ставит под контроль общинную организацию: все общины-семьи обязаны выделить (как своего рода налог-повинность) особый надел в распоряжение центральной власти. Вначале обработка наделов осуществлялась государственными рабами из числа пленных. Позднее вошло в обиход раздавать эти наделы свободным людям в обмен на воинскую повинность – это стало основной воинской силой державы. На общины налагается повинность предоставлять воинов царю; кроме этого, к вспомогательной воинской службе обязывались царские люди, не имевшие наделов. Это позволило царям Среднеассирийской державы (XIV-XI вв. до н. э.) сформировать огромное по тем временам войско в несколько десятков тысяч воинов (легендарные сведения говорят даже о 120-тысячной армии), с помощью которой начать покорение окрестных народов. Расцвет ассирийской государственности приходится на время Новоассирийского царства (IX – VII вв. до н. э.), когда ассирийские владыки подчинили себе большую часть народов Восточного Средиземноморья, переустроили внутреннюю организацию империи, создали сильно вооруженную и организованную армию. Основную военную силу ассирийцев составили конница и колесницы. Кроме обычной пехоты (из ополченцев и рекрутов), в ассирийской армии впервые появляются специализированные части: обоз, осадные отряды. Военной организации подчинялась и общая административная система державы: страна разделялась на области во главе с начальниками, подчинявшимися только царю как военачальнику; помимо того, специальные административные единицы составляли «крепости» и их гарнизоны. Государственная сила империи основывалась главным образом на прочной военной организации.

В середине VII в. до н. э. при царе Ашшурбанипале держава достигла пика своего могущества. Была отстроена новая столица – Ниневия, при дворе царя сложилась знаменитая библиотека клинописных табличек. Однако после его смерти в Ассирии начинается период смуты, и держава попадает под власть сначала Вавилона, а затем персов.

 

Организация власти.

Главой Ассирийской державы считался царь, уже в период первой державы порвавший всякую политическую связь с городской или общинной организацией. Способствовало этому то, что новые правители государства были выходцами из других этнических кланов, чем историческое население Ашшура. Власть царя была не столько религиозной сколько военно-политической, и армия была главной опорой правителя. В этой власти много было от власти верховного вождя клана. Формально царский трон был наследственным. Но реально наследование подчинялось прежним клановым и племенным традициям. Так, с XVIII по XIV в. до н. э. превалировало наследие власти братьями умершего правителя, затем сыновьями братьев; только в Новоассирийском царстве получило преимущество наследие от отца к сыну. При том, что сознание законности, правильности передачи престола и прав военачальника в ассирийской доктрине создавало не внутрисемейное родство, а статус города, откуда происходили прежний царь и его наследник.

Военный строй определил и жесткость иерархического построения общегосударственной администрации Ассирии. Вторым лицом в государстве считался помощник царя, он же командир крепостей и областной военной администрации; ему также поступали жалобы на судебные решения, которые или решались по существу, или передавались для нового рассмотрения. Следом шел главнокомандующий армией – тартан, который занимался только ведением военных операций и собственно командованием войсками (созыв и организация армии были вне его полномочий). Дальнейшее государственное старшинство принадлежало главе царского совета, затем начальнику дворцовой стражи или главе евнухов, начальнику виночерпиев, главному жрецу. В новоассирийский период появилась специальная должность начальника внутренней стражи государства, занимавшегося розыском преступников и другими делами, которые можно отнести к внутренним.

Власть царя опиралась на совещательные учреждения, главным образом военного происхождения. При царе было 3 совета: один – из старых воинов и бывших командиров, второй – из областной и дворцовой знати, вельмож; третий – из представителей общинных старейшин. Ни в Среднеассирийском, ни в Новоассирийском царстве ничего неизвестно о народных собраниях, хотя значительная роль совещательных учреждений и военной организации (построенной на служило-рекрутской системе) позволяла бы это предположить. Но известно понятие о «полноправном ассирийце», пользовавшемся равными правами с другими и особым покровительством законов.

Судебная организация Ассирии также была своеобразна. Низшие суды, по-видимому, не разделялись с областным управлением, а высшие представляли три специальных учреждения: суд по брачно-семейным делам (вопросы заключения брака и, особенно, брачных преступлений – неверности), суд для рассмотрения дел о кражах и суд по насильственным преступлениям. В отличие от древнеегипетского суд должен был строго придерживаться установленных и записанных законов (которые известны уже с XII – XI вв. до н. э.). Правоприменение в обществе полноправных воинов-ассирийцев прежде всего преследовало цели заставить подчиняться предписанным правителем правилам: в ассирийских законах редко встречается смертная казнь, зато широчайшее распространение, даже сравнительно с тем, что было обычно для стран Древнего Востока, приобрели членовредительские наказания.

В целом, административная организация Ассирийской державы в наименьшей степени охватывала регулирование экономической и хозяйственной деятельности страны. Главное состояло в подчинении ее построения военным и фискально-налоговым задачам. Это создавало основу для внешнеполитической силы державы, но это же было явной предпосылкой внутренней слабости государственной организации, распадавшейся под влиянием случайных обстоятельств, смены правителей, внутренних смут.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 |