Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 75. развитие правового регулирования коммерческих отношений

С эпохой Нового времени, с решением промышленных и торговых связей в обществе неизмеримо возросло общегосударственное значение правовой регламентации коммерческих отношений. Регулирование торговли (деятельности рынков, цен, пресечения спекуляций и т.п.), ремесленной и вообще предпринимательской деятельности сложилось уже в законодательной политике античных государств. В эллинистическом Египте или в поздней Римской империи оно было даже значительным. Однако только в Новое время такое регулирование стало всесторонним и определяющим для участников коммерческих отношений. Государственная власть стала жестко регламентировать формы коммерческой деятельности, нередко покровительствуя ей, иногда загоняя в очень стеснительные рамки. Путем этой регламентации стала формироваться и особая сфера коммерческого (торгового) права.

 

Торговля и финансы     

Торговый оборот стал объектом законодательных ограничений уже в средние века. Цеховые уставы и городские статуты рассматривали право торговли как корпоративную привилегию, охраняемую властями, и стремились всемерно оградить с в о ю торговлю от чужой. Создаваемые преграды оборачивались нередко вообще жесткими границами для профессиональной торговой деятельности.

В эпоху позднего средневековья и в европейских, и в мусульманских государствах запрещалось ввозить и вывозить многие вещи. Исключительные по размаху ограничения существовали в китайском государстве Мин (XIV-XVII вв.). В Париж XVI в. нельзя было ввозить шерстяные изделия, во Флоренцию – сукна, в Венецию – стекло. Периодически вводились запреты на привоз в Париж вина (!) Иногородним в Англии разрешалось торговать только после осмотра их товаров городскими уполномоченными. Деревенская крестьянская торговля ограничивалась только товарами собственного изготовления, даже точнее – произрастания. Попытки продавать в городах и на пригородных рынках ремесленные изделия пресекались.

Свобода торговли нашла признание в праве только с конца XV в. и далеко не повсеместно. Статуты итальянских городов (Венеции, Флоренции, Пармы) XVI в. уже признавали право торговли в любых местах, свободу привоза подавляющего большинства товаров.

В XVII в. чисто местническое регулирование торговли сменилось общегосударственным. Большинство государств стали на позиции торгового и промыслового протекционизма, чтобы обеспечить рост налоговых поступлений в казну от собственных торговцев и производителей товаров. Это снова повело к многочисленным запретам – на этот раз общенациональных масштабов и главным образом на импортные товары. Так, в Пруссии было запрещено ввозить иностранные сукна (1581 г.), медные и оловянные изделия (1654 г.), изделия из железа (1666 г.). Вместе с тем государственный протекционизм способствовал созданию единого хозяйственно-правового пространства в странах. Со второй половины XVII в. в европейских государствах постепенно были ликвидированы внутренние таможни и, соответственно, мелкие местные торговые сборы (в Англии – в 1707, во Франции – в 1660-е гг., но с сохранением пяти крупных фискальных областей). В условиях протекционизма сохранялись ограничения на торговлю в рамках цехового строя: для занятий ею следовало записаться в гильдию или иначе получить условный правовой статус купца. В XVIII в. законодательство и цеховые уставы сохраняли значительные ограничения на право торговли не вписанным в цехи мастерам. И даже в рамках цехов одним мастерам разрешалась торговля изделиями их собственного производства напрямую, другим – только через скупщиков (например, в Лионском статуте 1744 г.)

К XIX в. запретительные законодательные меры регулирования торговли сменились финансово-экономическими в рамках таможенной политики. Утвержденные государственными властями таможенные тарифы известны с конца XVII – начала XVIII в. В XIX в. они утрачивают ограничительный характер, только регулируя большими или меньшими пошлинами ввоз и вывоз товаров. Одной из первых стран сняла таможенные и законодательные ограничения на торговлю с другими странами Англия. В 20 – 40-е гг. XIX в. пошлины на сырье и полуфабрикаты были сведены до минимума, на готовые изделия – не превышали 20\%. В 1860 г. ввоз и вывоз были сделаны практически свободными.

В отличие от торговой коммерции финансы с самого начала могли существовать лишь в рамках, установленных властями и правом. Первые банки возникали на основе предоставленных властями привилегий. По своей форме они представляли общественные кредитные учреждения на основе договора товарищества римского права (Венецианский банк – 1156 г., Генуэзский – 1407 г.). Первый из известных законов о банковском деле появился в Венеции (1270 г.)

Право банковских операций предоставлялось кому-либо только под залог в казну 2 тыс. лир (огромной по тем временам суммы). Законом 1318 г. для венецианских банкиров залог был повышен до 5 тыс. лир и, кроме того, банкирам запрещалось заниматься торговлей.

Запрещения для банков и банкиров заниматься торговлей вообще стали характерными для XVII-XVIII вв. Наиболее жесткими они были во Франции, где соответственно сложился специальный институт торговых посредников – агентов обмена – между банками и коммерсантами. Число агентов строго регламентировалось законами (с момента создания в 1595 г.): в 1634 г. – 20, в XVIII в. – 30 на г. Париж.

С XVII в. банки стали образовываться на основе специально предоставленных только центральной государственной властью монополий. Возникли первые привилегированные банки, которым поручалось ведение государственной финансовой политики: Шведский банк (1657 г.), Шотландский банк (1695 г.). Английский банк (1694 г.). Правительства стали предоставлять некоторым банкам в качестве совсем уж исключительного права полномочия по выпуску кредитных билетов, банкнот (Шведскому – с 1667 г., Английскому – с 1694 г.). Выпускаемым банками банкнотам иногда законом придавался принудительный курс, который служил интересам прежде всего государства. Одновременно законом ограничивалось (или вовсе запрещалось) взимание банками процентов по ссудам.

С начала XIX в. большинство новосоздаваемых банков стали образовываться в виде акционерных обществ (см. ниже), соответственно путем особого правительственного акта или даже закона. Законом же могли устанавливаться конкретные виды деятельности банка: например, Австрийскому банку (1816 г.) специально вменялись в обязанность залоговые операции с недвижимостью.

 

Вексельное право

Потребности торговли и сложности взаимоотношений с финансовыми институтами дали рождение векселям и вексельному праву. Операции с векселями вошли в обиход уже в XII в. Тогда же право, главным образом городские законы, стало реагировать на связанные с новым институтом ситуации. Ранее всего было предусмотрено право менял (кто, собственно, выдавал и принимал к оплате вексельные расписки) арестовывать несостоятельных должников. Вошли в обиход и были признаны в XVI-XVII вв. особые ярмарочные векселя (которыми можно было расплачиваться только за товары на ярмарках). Вексельное право было большим новшеством – особенно сравнительно с полным отсутствием сходных институтов в рецепированном римском праве. Поэтому правоведы и юристы-практики XV-XVIII вв. стали уделять ему большое внимание в руководствах по ведению дел. Текст векселей долго не регулировался никакими ограничениями. Однако свобода вексельных записей встречала и осуждение, особенно в каноническом праве: церковь выступала против замаскированного под разницу курсов валют и т. п. взимания процентов по займам в векселях.

Первые процессуальные постановления о взысканиях по векселям были сформулированы в XIV в. Первоначально право допускало только простые векселя: венецианским законом 1593 г. даже особо запрещалось производить передаточные надписи (с тем чтобы долг был возвращен не первоначальному кредитору, а новому лицу). В XVII в. такие передаточные надписи (индоссаменты) стали общепризнанными, их допускают вексельные законы (Голландии – с 1651 г., Франции – с 1654 г.). Вместе с тем вексельные отношения были специальными, коммерческими, и подвергались строгой регламентации. Так, запрещалось выдавать и принимать векселя юношам до 25 лет, женщинам, духовным особам, крестьянам, иногда обыкновенным гражданам (некупцам), евреям (Вексельный устав Франции 1676 г., Брауншвейгский устав 1715 г.).

Вексельные уставы стали прототипами сводов коммерческого права, которым регулировались в главном торгово-промышленные отношения. Одним из самых известных стал Торговый кодекс (opдонанс) 1673 г. во Франции.                                 

Окончательное признание вексель как одно из главных (наряду с деньгами) средств торгового оборота получил в законодательстве XIX в. Французский Коммерческий кодекс (1807 г.) существенно расширил возможности операций с векселями, а также пассивную способность выдачи векселей. По образцу Коммерческого кодекса были составлены своды торгового права во многих странах Европы и Америки. Максимально широкие возможности операций с векселями (как простыми, так и переводными) были предусмотрены в Германском вексельном уставе 1869 г. Сходные правовые формы получили признание и в английском праве (Вексельный устав 1882 г.).

 

Организация предпринимательства

Регулирование промышленного и ремесленного предпринимательства также ведет свое начало с эпохи позднего средневековья. Как и торговля, если не в большей степени, предпринимательство было поставлено в рамки жестких ограничений. История правового регулирования его вплоть до XIX в. – это постепенное становление предпринимательской свободы.

Санкционируя цеховую организацию почти всех видов производственной и коммерческой деятельности, государственные законы всемерно стремились пресечь любые отклонения от принципов закрытого цеха и даже установившихся ремесленных приемов. Подвергались запретам даже технические усовершенствования, выходящие за рамки традиционного. Так, на протяжении более века закон запрещал применение в суконном производстве сукновальной машины, с тем чтобы не создавать нежелательной конкуренции в цехах (запрет присутствовал еще в английском статуте 1482 г.). На протяжении XVII в. в Голландии неоднократно подтверждались запреты на применение в ткацком производстве особых ленточных станков (1623, 1639, 1661 гг.). В Англии многочисленные запреты на пользование теми или другими машинами, особенно в ткацком производстве и выплавке металла, перестали соблюдаться только во второй половине XVIII в., а окончательно отменены законом были в 1806 г. (!).

Пренебрежение предписаниями цеховых порядков и закона обходилось порой дорого. Закон устанавливал жесткие уголовные санкции за попытки обойти производственные ограничения. Так, в 1272 г. новоизобретенный станок для наматывания шелка был объявлен в Болонье государственной собственностью и монополией цеха. Спустя три века (!) двое мастеров попытались переселиться из города, и были за это казнены; третий, уехавший в г. Модена, казнен заочно.

Организация ремесленного, промышленного или торгового предприятия предполагала, как правило, получение на это правительственного разрешения. Такая необходимость была отчасти выгодна на первом этапе, поскольку монополия охраняла права предпринимателя. Но это же ставило его в жесткую зависимость от государственной политики и даже административного производства. Даже деревенские промыслы подвергались ограничениям. Во Франции, например, свобода занятия промыслами на селе была провозглашена только в 1762 г. Окончательно свобода предпринимательства и выбора занятия вне цеховых рамок была провозглашена законодательно только в конце XVIII – начале XIX в. (во Франции – после Революции, в 1791 г.; в Англии – в 1814 г.; несколько ранее – в странах «просвещенного абсолютизма»).

Первые коммерческие компании (корпорации) возникли в XVI-XVII вв. Античной эпохе корпорации такого рода неизвестны. В эпоху средневековья прототипами коммерческих объединений были торговые гильдии и, особенно, морские и горные товарищества – в них существовали абстрактные паи участников, общие собрания в качестве руководящих органов. Первые корпорации были главным образом торгово-промышленными и образовывались в виде акционерных (паевых) обществ на основании привилегии, выданной от имени верховной власти: английские Московская компания (1553 г.). Левантийская компания (1581 г.), Гвинейская ( 1588 г.). Первой компанией такого рода, подвергнувшейся детализированному правовому регламентированию, стала голландская Ост-Индская К° (1595 г.). Регламентом запрещался прием в нее новых членов, выход в течение 10 лет с момента основания. Доли участников (акции) можно было продавать только целиком (акции еще не имели «бумажного» вида). Для управления компанией правительство назначало директора. Наряду с ним был и выборный совет, представлявший интересы акционеров. Первый известный отчет компании о деятельности, первое собрание акционеров имели место в 1602 г.

На протяжении XVII – первой половины XIX в. установилась и господствовала строго разрешительная система образования коммерческих корпораций, в особенности акционерных обществ. Каждая корпорация-компания создавалась и действовала на основе индивидуального правительственного разрешения с точно очерченным кругом деятельности. Один из первых общих законов по этому поводу был издан в Англии после нескольких шумных злостных банкротств акционерных обществ, т.н. Bubble Act 1720 г.; согласно нему, впредь компании могли создаваться только с правительственного разрешения. Также на протяжении XVIII в. в Англии установилось правило неотчуждаемости акций. (Хотя уже с XVI в. первоначально в Бельгии, затем в Голландии, Англии, Франции и т.д. появились товарные, а затем и фондовые биржи.)

Корпорации поначалу могли признаваться и не признаваться субъектами права (понятие абстрактного юридического лица не было известно распространявшемуся по Европе римскому праву и внедрялось в правовой обиход медленно). Согласно французскому Торговому кодексу 1673 г. узаконивались 4 вида коммерческих предприятий: 1) общество от имени коллектива – подобное древнему товариществу, где все были равно и полностью ответственны за его деятельность и где управление вручалось одному уполномоченному; 2) так называемое общество на вере, или командитное, – где ответственность ограничивалась поручениями и допускавшееся лишь в малых торговых делах; 3) анонимное общество – с нераскрываемым числом участников, для ведения только торговых дел; 4) общество на акциях – где ответственность участников ограничивалась пределами внесенного пая или стоимости акций. Как видно, промышленная деятельность могла вестись только в виде акционерных обществ либо частного индивидуального предпринимательства.

С начала XIX в. постепенно утверждается явочная с и с т е м а организации коммерческих предприятий, свобода их организации и внутренней деятельности. Первые законы в этом направлении были приняты в североамериканских штатах: Массачусетсе, Сев. Каролине (1799 г.) по отдельным отраслям производства. Один из первых всеобщего значения закон появился в штате Нью-Йорк (1811 г.), признав только уведомительный и свободный порядок организации компаний. Однако достаточно долго и в США сохранялись ограничения на организацию компаний с крупными капиталами: организация предприятий с вложениями свыше 200-300 тыс. долл. требовала правительственного разрешения. Наличие жестких ограничений делало акционерные общества редким явлением в коммерческой деятельности, например в Германии до 1843 г. их образовалось всего 29.

Законодательство постепенно признавало явочную систему в отношении одних организационных форм, сохраняя разрешительную в отношении других. Так, французский Торговый кодекс 1807 г. разрешал свободное образование командитных (на вере) товариществ, сохраняя разрешительный принцип для анонимных, акционерных компаний.

Поворот в законодательном регулировании произошел в 1860-е гг. Законодательство большинства западных стран санкционировало свободное, безлицензионное образование основных организационных видов коммерческих обществ. Известная доля государственного контроля (и теперь уже в интересах общества) сохранялась за обществами, выпускающими акции. Вошли в обиход акции на предъявителя (по английскому закону о компаниях 1867 г.; до этого, по закону 1856 г. признавались только именные акции). Устанавливался порядок выпуска акций, минимальный их размер, порядок внесения уставного капитала. Французским законом 1867 г. было разрешено явочное создание анонимных обществ, минимальное число участников ограничивалось 7 лицами. В 1868-1875 гг. отменяется большинство ограничений на создание компаний с очень крупными капиталами в США. С 1870 г. в Германии система концессий сохраняется только для железнодорожных компаний. В Германии же законом 1892 г. была введена новая организационная форма – товарищество с ограниченной ответственностью. Постепенно она распространилась по всему миру и стала позднее основной для корпораций с небольшим размером капитала.

 

Становление права промышленной собственности

Развитие предпринимательства и промышленной техники рано поставило проблему особых прав на технические изобретения, усовершенствования, технологии – вплоть до вообще права заниматься тем или другим видом деятельности лицу или корпорации.

Вплоть до XVII в. единственным видом правовой регламентации коммерческих или промышленных прав были привилегии, выдававшиеся центральными властями. Как правило, привилегия подразумевала охрану исключительных прав лица на занятие тем или иным родом деятельности, на производство определенного вида продукции или на использование фиксированных в документе технических приемов. Самые ранние из известных привилегий общеправового характера были выданы в Венеции – на книгопечатание (1469 г.), во Франции – на выделку стекла и зеркал (1551 г.), в Льеже – на изготовление «белой жести» (1620 г.).

К XVII-XVIII вв. привилегии на конкретные технические усовершенствования приобрели вид патентов. Выдача их предполагала, что владелец (как правило, автор изобретения) имеет исключительное право на коммерческое использование усовершенствования, станка, технологического приема, а все желающие применить его должны согласовать это с автором на основе договорных отношений. Разного рода споры и неурядицы вокруг таких патентных прав привели к появлению первых общих законов об изобретениях. В 1623 г. парламент Англии постановил, что патенты действительны в течение 14 лет и что они подразумевают охрану как собственно исполнительского труда, так и творческого замысла. Однако на протяжении XVIII в. отстоять свое право на патент было очень сложно. С изобретателями постоянно боролись цехи, которые отстаивали в судах свои права на производство какого-либо вида продукции вообще, включая и модификации, послужившие основой патента. Обладатели же патентов почти лишены были фактической возможности взыскивать вознаграждение за незаконное использование (одним из самых показательных в этом отношении стал пример с английским изобретателем самодвижущегося челнока Д. Кэем, который, начиная с 1733 г., в течение двадцати лет выигрывал процессы у тех, кто недобросовестно пользовался его изобретением, но издержал на суды вдвое больше вытребованных гонораров).

Общегосударственные законы в отношении прав изобретателей появляются только в конце XVIII в. В первой половине XIX в. возникает и особое право на промышленные образцы – в 1843 г. в Англии было создано специальное бюро при Министерстве торговли, где регистрировались и выставлялись промышленные образцы. Права на них закреплялись за авторами и изготовителями на 3 года.

Потребности стабильного предпринимательства породили и право на фирму, а затем и торговую марку. Одним из первых общего содержания законов в отношении этих прав был издан во Франции (1803 г.). По нему объявлялось правонарушением использование фабричной марки, которую на изделия ставил владелец фирмы, без разрешения последнего. Однако, для того чтобы это первичное право охранялось, марку следовало предварительно зарегистрировать в особом органе.

Специальные законы о патентах, о товарных знаках, охраняющие права их создателей и первообладателей, появились во многих странах только в конце XIX – начале XX в. Толчком к этому стала организация международного сотрудничества в вопросах охраны патентных прав, прав на фирму и на товарные знаки. Так, Мадридское соглашение 1891 г. ведущих западных стран об охране товарных знаков ввело правило международной регистрации, которая заменяет национальную. Подобные же приемы гарантий прав изобретателей предполагались и соглашениями в вопросах патентного права.

 

Развитие страхования    

Еще одним важным новым институтом, обеспечивавшим коммерческую деятельность, стало страхование. Его появление в праве пришлось на позднее средневековье, а развитие – на Новое время.

Подобия договоров страхования, которыми бы гарантировались люди от разных неблагоприятных случаев, были известны и в античное время. Профессиональные коллегии, торговые корпорации предусматривали в своих уставах взаимопомощь и взносы, из которых выплачивались затем пособия на погребение их членов, помощь семьям. Торговые гильдии X-XII вв. (в Англии, Франции, Германии) предусматривали выплаты таких пособий своим сочленам и в случае грабежей, кораблекрушений, пожаров, наносивших им ущерб. Такие страховые гарантии были известны не только европейскому, но и японскому, например, средневековому праву.

Подлинное начало института страхования связано с развитием специфических договоров морского займа. К XIII в. они широко распространились в средиземноморских странах – Италии, Испании, Франции, Португалии. В этих договорах появилось специальное условие о выплатах особых страховых премий в случае неблагоприятного исхода рейса; наряду с этим такие рисковые договоры займа предполагали взимание значительно более высоких, чем общепринятые и разрешенные правом, процентов. В XIV в. появляется и самостоятельное коммерческое страхование.

К XVII в. возникли первые страховые общества, специализирующиеся на огневом (от пожаров) страховании (как в Англии – 1680, 1686 г.) или морском (во Франции – 1866, в Англии – 1720 г.). Однако на протяжении XVIII в. правительства, как правило, закрепляли монопольное положение этих обществ наравне с другими коммерческими корпорациями. В Англии, например, монополия сохранялась до 1826 г.

Одновременно стал расширяться перечень возможных случаев, которые могли подлежать страхованию. В начале XVIII в. распространяется коммерческое страхование жизни, во второй половине XVIII – начале XIX в. – страхование от неблагоприятных сельскохозяйственных ситуаций. С развитием железнодорожного строительства и хозяйства возникло страхование от несчастных случаев (Англия, 1849 – 1850 гг.).

Правовой формой страхования был договор, по форме продолжавший рисковый договор рецепированного римского права. Родиной особого страхового права стала Испания, где еще в XV в. появился специальный кодекс Los Capitolos de Barcelona (1435 г.). В нем предусматривались факторы образования страхового случая, порядок проверки, порядок выплат. В Германии XVIII в. возникли и специальные страховые кодексы.

Новшеством стало появление с XIV в. договоров перестрахования, в том числе самих страховых рисков. С конца XIX в. в практику и в право вошло страхование от социальных конфликтов и связанных ними коммерческих рисков.

К XX в. страхование стало одной из важнейших сторон коммерческой деятельности, а страховые правила – самостоятельной областью торгового права. Исключительная прибыльность и важность страхования предопределили то, что в ряде стран оно неоднократно объявлялось государственной монополией. Во многих странах вводилось правило обязательного перестрахования в государственных обществах. Важную роль страхование приобрело в финансовом и банковском бизнесе. На протяжении XX в. страховое право стало одним из важнейших рычагов государственного правового регулирования, экономики, общим ростом которого вообще будет отмечена законодательная политика Новейшего времени.     

                 .

Раздел V. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ.

Новейшая история – одно из самых условных понятий. По определению новейшей принято считать непосредственную предысторию современного состояния государственно-политической системы, тот исторический период, когда были непосредственно определены государственные формы и правовые институты существующего в том или ином государстве порядка. В этом смысле для подавляющего большинства стран современности подлинной новейшей может считаться период истории после Второй мировой войны 1939-1945 гг. Именно в ее итоге сложилась современная геополитическая ситуация, современные формы международного правового порядка, конституционный строй большинства ныне существующих государств, да и многие из государственных образований современности, возникшие на развалинах мировых колониальных империй. Однако многие государственно-политические процессы этого времени были предопределены событиями предыдущих десятилетий XX в., и традиционно, по крайней мере до конца нынешнего столетия, новейшей считается история XX века.

Две мировые войны – 1914-1918 гг. и 1939-1945 гг. – стали центральными, всемирно значимыми событиями новейшей истории, по-своему трансформировав государственную и правовую эволюцию отдельных стран. В итоге Первой мировой войны рухнули несколько крупнейших монархий тогдашней Европы, насчитывавших многовековые традиции – России, Германии, Австро-Венгрии, и в целом было положено начало полному отмиранию классической монархии как государственной формы, сложившейся в Новое время. В итоге Второй мировой войны сложились условия, позволившие на несколько десятилетий сформироваться системе стран с социалистическим право-государственным укладом, который в ряде принципиальных отношений представлял полное отрицание всего мирового опыта развития государственных и правовых институтов.

Тоталитаризм, тоталитарное государство, взаимосвязанное с программой полного социального переустройства гражданского общества, стал едва ли не самым ярким явлением истории Новейшего времени. Применяясь к условиям отдельных стран, тоталитаризм проявился то в виде государственности фашистского типа (Германия, Италия, Испания), то в виде намного более распространившегося социалистического государства. Провозвестником формирования последнего стала революция в России 1917 г. Существование тоталитарных укладов было закономерным следствием широкого распространения в XIX в. идеологии социалистического переустройства общества и преувеличенного внимания к произвольно-революционной практике народных масс. Тоталитаризм оказался недолговечным, разрушенным либо в итоге Второй мировой войны, либо в ходе собственных внутренних кризисных явлений (как это случилось в России и во всех европейских социалистических странах на рубеже 1980-1990-х гг.). Но он сформировал целостный право-государственный уклад с особым деформирующим влиянием на состояние общества.

Государственные и правовые процессы Новейшего времени разнообразны и разнородны. Однако одной из наиболее отличительных черт государственного порядка Новейшего времени (практически всех самостоятельных в своем развитии политических обществ) стало особое возрастание государственного значения исполнительных структур, правительственных институтов, вплоть до возрождения единоличной власти в новом демократизированном обличье выборных президентов, глав государств и т.д. Никакому правителю древности не принадлежали и не могли принадлежать такие реальные полномочия в отношении населения собственной страны, какие принадлежат главам государств или правительств многих крупнейших стран современности и какие они могут реализовать с несравненно большим успехом, опираясь на современные средства связи ж и транспорта, военные и информационные организации. Приоритет законодательной власти, под знаком которого  протекали общественно-политические процессы Нового времени, оказывается в этих условиях не более чем мифом, идеалом Эпохи Просвещения, XVIII века, тесно связанным с идеей народного суверенитета и почти никогда не зафиксированным в действенных и реализуемых государственных институтах.

Новейшее время принесло с собой очевидное сближение форм государственного и правового развития Европы (определявшей облик Нового времени) и стран Азии, Африки, Латинской Америки. Пробуждение Азии в начале XX в., крах колониальных систем в середине XX в., череда национально-освободительных революций сформировали несравненно большее разнообразие государственных форм, политических режимов, в целом право-государственных укладов, чем то было характерно для предыдущих эпох.

Еще одним важнейшим итогом Новейшего периода стало возникновение новых форм международно-правового сотрудничества, международных объединений и организаций, которые стали действенными субъектами мировой политики, в некоторых случаях (как с Европейским сообществом) создавая совершенно новые, не известные предыдущей мировой истории виды государственного единства и правовых систем.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |