Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 77. развитие государственно-политической системы сша

В Новейшее время США выдвинулись в несомненные лидеры западного, а затем и всего мирового сообщества по своей экономической мощи и политическому влиянию. Несмотря на вовлеченность в обе мировые войны и военные потери (особенно значительные во Второй мировой войне), страна не была непосредственно затронута боевыми действиями. В силу разного рода причин США не были захвачены и крупными социально-политическими конфликтами, подобными тем, что направляли государственную жизнь в европейских или тем более азиатских странах в XX в. Американская государственность сохранила в главном те направления эволюции политической системы и конституционного строя, что определились  в предыдущий период истории.

 

Политические партии

Сложившаяся во второй половине XIX в. двухпартийная система закрепилась в XX в. как главенствующий принцип политической жизни США. На федеральном уровне деятельность всех органов государственной власти – в политическом смысле – определяется исключительно соотношением сил Республиканской и Демократической партий. Что, конечно, не исключает участия в политической борьбе и в составе государственных структур независимых кандидатов или представителей каких-либо «третьих сил».

На протяжении XX в. подавляющее большинство американских избирателей поддерживали эти две крупнейшие партии. Исключительно кандидаты Республиканской или Демократической партий были президентами США, тем самым контролировали правительственную систему; основная часть депутатов Конгресса и местных властей также неизменно принадлежала к этим партиям. Такое постоянство обеспечивалось в главном идейно-политической близостью партий, а также их безусловной приверженностью к государственному и правовому развитию строго в рамках американской конституции. В общественном мнении Республиканская и Демократическая партии рассматривались как «близнецы». Некоторые различия в общем ориентире государственной и правовой политики, которые присуще программным установкам партий, закрепились в 1920–1930-ее гг. в связи с новыми для США экономическими и социальными проблемами и в дальнейшем остались неизменными. Республиканская партия сделала сроим знаменем лозунг реформ во имя укрепления частной свободы и экономического индивидуализма («Если бы федеральное правительство исчезло, то простые люди длительное время не заметил бы решительно никаких изменений в повседневных делах»). Демократическая партия, особенно после длительного периода правления ее виднейшего за XX в. представителя – Ф. Д. Рузвельта (1933–1945), в большей степени стала сторонницей государственного регулирования экономики и социальной жизни. Значительные расхождения между партиями выявились в 1980–1990-е гг. по вопросам социальной политики, налогообложения богатых и помощи бедным.

 Время от времени на арену политической борьбы выходили другие партии, иногда отвоевывавшие у основных до 20\% голосов избирателей. (Хотя в целом Новейшее время характеризуется постоянным снижением числа участвующих в выборах – абсентеизмом: в последних на XX в. выборах президента 1996 г. приняло участие немногим более 10\% имеющих право голоса.) Эти партии были либо (1) идеологическими, подчинявшими свою деятельность идее полного переустройства общества, в основном на базе устарелого марксизма, либо (2) партиями одной проблемы (например, Женская партия борьбы за права в 1913–1920 гг. или Прогибиционистская, ратующая за запрет продажи спиртного), либо (3) местными партиями, либо (4) отколовшимися от основных. Среди последних наиболее заметными были Прогрессивная партия (1912), объединившая часть левых республиканцев вокруг бывшего президента Т. Рузвельта; Прогрессивная партия Р. Лафоллета (1922– 1924), выступавшая против засилья монополий; Американская независимая партия (1968), возродившая было идеалы демократов-южан прошлых времен вокруг фигуры кандидата в президенты Д. Уоллеса. Существует и большое число мелких партий, действующих в отдельных штатах. На президентских выборах конца XX в значимым стало влияние и независимых кандидатов.

Общефедеральными также считаются несколько партий марксистского направления: Социалистическая (1901), Социалистическая рабочая (с 1938), Коммунистическая (1920). Эти партии ни на одних выборах не набирали и 1 \% голосов, ни один кандидат компартии никогда не был избран в конгресс, хотя выдвижения в президенты имели место. В обстановке нарастания антикоммунистической идейной борьбы в США после Второй мировой войны деятельность компартии подверглась правовым ограничениям. (Закона о деятельности партий в США нет, и рамки таковой определяются только принципами свободы слова и объединений, установленными Конституцией). Согласно Закону Смита (1940), в общем направленном на борьбу с фашистской пропагандой, объявлялась преступной любая деятельность по «проповедованию необходимости, желательности или уместности свержения... правительства США » и общественные объединения в этих целях. Характер действий компартий в то время вполне позволял квалифицировать их в рамках этого закона. По Закону о внутренней безопасности (1950) коммунистическая деятельность и даже пропаганда были поставлены под контроль правительственного комитета, который был вправе ограничивать их, особенно въезд для иностранцев; «пропагандирующих... доктрины мирового коммунизма и любой другой формы тоталитаризма». Законом   Хэмфри-Батлера (1954) на компартию был практически наложен запрет, с лишением ее права участия в выборах. Неконституционные ограничения были отменены в 1960-е гг. Верховным судом. Однако этими законами деятельность компартии была поставлена в строго конституционные рамки, что резко снизило ее политический вес.

Американские партии представляют преимущественно предвыборные объединения, деятельность которых оживляется в связи с выборами. Они в наибольшей степени оправдывают определение современных западных партий, данное видным французским политологом М. Дюверже: «Партия не есть сообщество, а собрание сообществ, союз малых групп, разбросанных по всей стране». В предвыборных целях и Республиканская, и Демократическая партия сформировали почти однотипную систему деятельности. Первичную ячейку составляет комитет избирательного участка, возглавляемый капитаном; их столько, сколько выборных участков (130 тыс.). Участки объединяются комитетом графства или комитетом квартала (если в городе), которые возглавляет председатель. Основным связующим звеном действий партий считается центральный комитет штата (в составе 72-300 выборных делегатов) с также выборным председателем. Главный организм – национальный партийный комитет, избираемый от штатов, иных территорий (обязательно по двое: мужчина и женщина) на 4 года. Общенациональный конвент партии выдвигает кандидата в президенты. Причем в последние десятилетия XX в. (с 1972 г.) стало правилом, чтобы кандидат был реально выбран на т. н. первичных выборах по штатам. Кандидат в президенты подбирает себе кандидата в вице-президенты (которого конвент утверждает) и назначает председателя национального комитета, который тем самым становится руководителем его предвыборного штаба. Деятельность партийных структур сводится к агитации населения (вплоть до практического обхода домов) и сбору средств на кампанию. Партии располагают постоянными бюро (во главе с председателями), а также комитетами при Палате представителей и при Сенате, которые помогают «своим» конгрессменам добиваться переизбрания в своих штатах.

Финансовая деятельность партий в течение XX в. была поставлена под жесткий контроль, что, конечно, не могло вполне исключить злоупотреблений и политических скандалов с этим связанных. В 1907 г. было запрещено трестам вносить деньги в партийные фонды. В 1971 г. закон ограничил размеры взносов от одного лица на кампанию (суммами в 1 тыс. и 5 тыс. долл., наличными – не более 100 долл.). Детальному регулированию финансирования партий по время выборов (а тем самым и будущей администрации, конгрессменов) посвящен особый Закон 1974 г.

 Активными и непосредственными участниками политической жизни США на протяжении XX в. стали коммерческие и торговые, общественные и ветеранские организации: Американская Торговая палата. Национальная ассоциация промышленников. Американский легион (союз ветеранов войны). Генеральная федерация женских клубов. Деятельность разного рода общественных организаций по влиянию на работу законодательных органов узаконена через институты легального лоббизма («проталкивания»). Долгое время (на основании закона 1877 г.) давление на законодателей считалось преступным. В 1946 г. был принят Закон о федеральной регистрации групп давления. Согласно нему лоббизм признавался легальным и допустимым, если группа представляла информацию в правительственные органы о своем составе, направленности интересов, заработке и тем самым как бы проходила регистрацию. К 1972 г. при Конгрессе было зарегистрировано до 5 тыс. лоббистов, представлявших 1,5 – 2 тыс. групп давления, в т. ч. общественные организации. Явление лоббизма в официально-признанном виде составило едва ли не самую своеобразную черту политической системы США. С одной стороны, это легализовало финансовое давление на законодателей со стороны просто корыстно заинтересованных в прохождении тех или других законопроектов, с другой – лоббизм стал несомненно радикальной и действенной формой общественного контроля за деятельностью государственных институтов.

 

Эволюция конституционного права

 На протяжении всего XX в. деятельность всех государственных институтов определялась Конституцией 1787 г. Обновление Конституции было незначительным и в большинстве случаев определилось случайными обстоятельствами.

Такая стабильность конституционного права была предопределена, во-первых, юридическими качествами самой Конституции 1787 г. (в которой не было места разного рода политическим декларациям), во-вторых, сложившимся в стране политическим подходом, согласно которому возникающие правовые проблемы вполне возможно разрешить в рамках действующего основного закона или, в крайнем случае, наряду с ним. «Наша конституция, – отмечал президент Ф. Рузвельт, – настолько проста и практична, что можно каждый раз приспосабливать ее к чрезвычайным нуждам посредством изменений акцентов и методов применения без утраты существенной формы... Вот почему наша конституционная система показала себя наиболее устойчивым политическим механизмом, который когда-нибудь был создан в современном мире...»

Для конституционного строя США XX в. безусловным правилом стало политико-правовое доминирование федерации и федеральных властей. 16-я поправка к Конституции (1913) в особенности закрепила право федерального конгресса взимать подоходный налог из любого источника, игнорируя при этом интересы штатов. Тем самым был окончательно разрешен конституционный вопрос о финансовых прерогативах федерации и о возможности ее вмешательства в торгово-финансовую деятельность внутри отдельных штатов.

Ряд конституционных поправок был посвящен коррективам установившегося порядка избрания исполнительной власти. Наиболее важной была 22-я поправка (1951), в соответствии с которой «ни одно лицо не может быть избрано на должность президента более чем два раза» либо занимать президентскую должность более двух избирательных периодов. Это ограничение было реакцией на чрезмерно длительное пребывание на посту президента Ф. Рузвельта (1933-1945 гг.), что отчасти привело и к чрезмерному усилению вообще президентской власти в реальной политике. 20-й поправкой (1933) были уточнены порядок и время вступления в должности президента и вице-президента. 25-я поправка (1967) определила конституционный порядок замещения вице-президентом президентского поста в случае чрезвычайной вакансии, а также право президента назначить себе вице-президента (утверждаемого затем Конгрессом) в случае образовавшейся вакансии. Политическая жизнь показала, однако, двойственность внесенных уточнений и возможность обхода основ конституционного права при внешнем следовании сделанным уточнениям: в 1974 г., вследствие цепочки обстоятельств, занял президентский пост Д. Форд только в порядке назначения, никоим образом не будучи избранным (а назначенным ранее прежним президентом Р. Никсоном вместо выбывшего). Законом о преемственности власти (1947 г., в замену прежнего – см. § 57) был заново определен порядок замещения поста президента высшими правительственными лицами: теперь ранее всех министров в экстраординарных случаях пост должен был переходить к спикеру Палаты представителей, а затем – к председателю Сената.

Существенные изменения коснулись избирательного права. После первой мировой войны уже в 15 штатах было предоставлено избирательное право женщинам наравне с мужчинами (и на тех же основаниях). 19-я поправка (1920) признала неконституционными всякие ограничения в избирательных правах по признаку пола; это положение директивно предписывало законодательству штатов устранить многочисленные оговорки на этот счет. В целом, однако, избирательные возможности граждан в США определяются законами и даже традициями штатов, поэтому на протяжении почти всего XX в. сохранялись некоторые, порой существенные, ограничения. Наиболее частыми были возрастной ценз (до 1970-х гг. в 46 штатах избирательный «возраст» устанавливался в 21 г., в 2-х – в 18 лет, на Аляске – 19), грамотность (сохранявшейся в 12 штатах), оседлость (применялся в 33 штатах – продолжительностью от двух месяцев до 1 года), необходимость предварительной уплаты избирательного налога. Сохранялись и возможности лишения избирательных прав. 24-я поправка (1964 г.) объявила неконституционными ограничения избирательных прав по причинам неуплаты какого-либо налога. 26-я поправка (1971) установила единый избирательный возраст по выборам федеральных властей в 18 лет; только в результате этого обновления количество избирателей разом увеличилось на 11,5 млн. Законами 1965 и 1970 гг. об избирательных правах фактически отменен был ценз грамотности; устойчиво сохранился только ценз оседлости (в основном – 1 месяц). Не допускается также участие в выборах лиц, находящихся в тюрьмах. Конституционное законодательство вообще значительно повысило роль Конгресса в регулировании вопросов избирательного права. До 1970 г. цензы и ограничения были в полномочиях законодательных властей штатов. В декабре 1970 г. Верховный суд утвердил безусловное преимущество Конгресса в регламентации вопросов федерального избирательного права.

Демократизация избирательного права была не единственной тенденцией его развития. Уже в первой четверти XX в. в США утвердилась точная привязанность избирательных прав к институту гражданства. До 1928 г. правом избирать обладали и иностранцы, зарегистрировавшиеся в Штатах и подавшие заявление о желании приобрести гражданство. По иммиграционным законом 1921, 1924 гг. предоставление политических прав иммигрантам (до получения действительного гражданства) было исключено. Сокращены были и обшие возможности иммиграции: с этого времени введены квоты по национальности, которые позднее стали использоваться правительством США в т. ч. для политического давления на отдельные страны.

Избирательная система и порядок выборов в основном сохранялись прежними. 17-я поправка (1913) ввела прямые выборы сенаторов населением штатов (вместо прежнего – местными законодательными собраниями). 23-й поправкой (1961) в избирательную систему на общих основаниях был включен федеральный округ Колумбия (Вашингтон). С 1962 г. избирательные округа были сделаны равными (на основании постановления Верховного суда) по численности населения – их количество стало стабильным (535 округов). Кроме того, закрепилось право отзыва местных властей (губернаторов, мэров), появившееся в начале XX в.; проводился отзыв тем же порядком, что и сами выборы.

 

Президентская власть и Конгресс

В реальной истории США Новейшего времени взаимоотношения основных государственных властей сложились несколько иначе, чем это было предписано нормами Конституции.. На протяжении XX в. политическая жизнь страны характеризовалась соперничеством президентской власти и представительного органа – Конгресса за доминирование в решении государственных дел. Соперничество это было тем более значительным, что далеко не всегда (по результатам выборов*) президент в своей политике мог опираться на большинство своей партии в обеих палатах Конгресса. Только в: 1930-е гг., в конце 1940-х, первой половине 1950-х гг. и в первый; срок президентства Р. Рейгана (1980-1984 гг.) президентская партия располагала значительным большинством в Палате представителей и Сенате одновременно.

    *  Выборы президента проводятся одновременно с выборами в Палату представителей и перевыборами трети сенаторов.                                            

 

Основанием для такого соперничества был рост значения президентской власти и полномочий, как бы переданный по наследству от XIX в. На протяжении XX в., особенно в силу разного рода ситуативных и военных обстоятельств, положение президента в rocyдарстве и его полномочия выросли, соответственно сократив возможности влияния Конгресса на многие важные стороны государственной политики. Фактический статус президента стал выше конституционного, поэтому все чаще стали говорить об «имперской президентской власти». Одним из основных источников роста значения президентской власти стали его внешнеполитические полномочия, особо значимые в ходе войн, постоянным участником которых на протяжении XX в. были США. В связи с участием в войне, кризисами за президентом были рядом законов закреплены и чрезвычайные   полномочия (1933 г., 1941 г., 1942 г., 1950 г., 1970 г., 1971 г.), которые затем позволяли практически неограниченно контролировать развитие стратегически важных отраслей экономики, экспорт США (включая экспортную деятельность частных лиц). За исполнительной властью была признана привилегия не информировать Конгресс о предпринятых действиях, включая право отстранения должностных лиц; в 1974 г. это было признано Верховным судом конституционным. Особенно важным стало установившееся с 1921 г. преимущество исполнительной власти в вопросах формирования и исполнения бюджета: активная бюджетная инициатива могла исходить только от през ид е н т а. Палата представителей могла лишь согласиться с этим или отказать, притом что за правительством сохранялась возможность удержания ассигнований в общих рамках учрежденного бюджета.

Президентская власть увеличила свое прямое законодательное значение (вообще не предусмотренное Конституцией). С 1920-1930-х гг. существенно сократилось количество вето президента на постановления и законы Конгресса. Однако в компенсацию этой стороны влияния президента на законотворчество сформировалась собственная система нормативных актов президента, который вправе издавать: 1) исполнительные приказы по практически любым вопросам функционирования государственного аппарата и даже взаимоотношений государства и граждан; 2)' правила и положения деятельности государственных органов; 3) прокламации (в т. ч. административные) о направлении деятельности администрации; 4) планы реорганизации, которые считались обязательными к исполнению. Первые практически приобрели значение наравне с законами Конгресса, и число их было весьма большим – до 11 тыс. действующих актов на конец XX в.

Закрепление за президентом чрезмерных полномочий вызвало противодействие Конгресса, особенно сильное в 1960-1970-е гг. Президентская власть частично была возвращена в конституционные пределы, и государственно-политическая жизнь США с 1974-1975 гг. характеризовалась преобладанием руководящей роли Конгресса. Специальной резолюцией Конгресса (7 ноября 1973 г.) право президента начинать войну было ограничено обязанностью «коллективного суждения», т. е. согласования решений с Конгрессом. Для ограничения неподконтрольной деятельности президента Конгресс ввел в практику оговорки о своем праве законодательного вето на решения исполнительной власти по тем или иным конкретным полномочиям, особенно если таковые ей были специально делегированы. В 1983 г. эта практика была признана Верховным судом неконституционной, однако в тот период она послужила действенным орудием сокращения влияния президентской власти.

В последние десятилетия XX в. увеличилось проводимых Конгрессом число специальных расследований деятельности администрации по самым разным ее сторонам, включая действия военных, спецслужб и разведывательных органов. Эти расследования также стали орудием обеспечения подконтрольности исполнительной власти и возвращения государственного преобладания к Конгрессу. В 1977 г. были ограничены полномочия президента (ранее, с 1939 г., практически абсолютные) по реорганизации правительственного аппарата.

Организация и деятельность Конгресса в главном остались такими же, как сложились к концу XIX в. С 1912 г. число депутатов в Палате представителей стало постоянным – 435; это было зафиксировано законами 1929 и 1941 гг. (на конец XX в. квота представительства населения составила 520 тыс. для выборов одного депутата). Сенат достиг численности в 100 сенаторов. Хотя эта вторая палата Конгресса по-прежнему вызывала упреки в недемократичности ее образования и в том, что в ней конституционно доминируют меньшинство американского населения и наименее развитые штаты (по сути, 17\% населения страны, проживающее в 26 штатах, делегировало 52 сенатора).

Как и к концу XIX в., преобладающей формой деятельности Конгресса оставалась работа разного рода комитетов палат. Их виды и количество стабилизировались, законодательные акты закрепили за некоторыми даже самостоятельные полномочия и особый статус. Новшеством стало оформление в структуре Конгресса партийных комитетов, выполняющих организационную роль для депутатов своих партий. Для Демократической партии важнейшими были рулевые и политические комитеты (по 2 в Палате представителей и Сенате), а также комитет по проведению избирательных кампаний. Для Республиканской – политические и комитеты комитетов, которые разрабатывали политическую стратегию партии, определяли участие депутатов от партии в структурных подразделениях Конгресса. Количество постоянных комитетов, где проходила основная работа по подготовке законодательства и координации действий с исполнительной властью, с середины XX в. оставалось практически неизменным: Акт о легислатуре (1946) закрепил существование 20 (затем 22) постоянных комитетов для Палаты представителей и 16 – для Сената. Наиболее важными стали комитеты по ассигнованиям (с дополнительным подразделением по отраслям хозяйства), правил (т. е. соблюдения процедуры работы Палаты). При реорганизации в 1946 г. Конгресс резолюцией закрепил пожелание членам Палаты представителей принимать участие в работе не более чем одного, а сенаторам – не более двух важнейших постоянных комитетов. Однако множественность участия конгрессменов в разных сторонах государственной деятельности возродилась в виде работы т. н. подкомитетов: к 1974 г. в Палате представителей их насчитывалось 133, в Сенате – 147; нередки были случаи, когда конгрессмен был членом более чем 20 подкомитетов. Со временем именно подкомитеты вышли на первый план в разного рода расследованиях Конгресса и в общем контроле за деятельностью администрации, вплоть до контроля назначения кадров.

Одним из важных внутренних вопросов деятельности конгресса в последние десятилетия XX в. стало возрастание контроля за финансовой независимостью конгрессменов. Были ограничены их права заниматься коммерческой деятельностью, даже получать авторские гонорары. 27-я поправка к Конституции (1992) установила, что решения конгрессменов об увеличении своего вознаграждения вступают в силу только со следующего созыва Конгресса.

 

Развитие центральной администрации

Рост государственного значения исполнительной, президентской власти нашел свое отражение в небывалом и отчасти неожиданном для США (с их распределением полномочий в рамках федерации) разрастании центральной администрации. В систему правительственной администрации (всех звеньев) к концу XX в. было включено до 3 млн. служащих, в том числе свыше 200 тыс. принадлежало к т.н. «сменяемым» по партийной принадлежности в результате новых выборов президента. Центральная администрация подразделялась на две самостоятельные части: собственно государственную администрацию (министерства и ведомства) и президентскую администрацию; появление и разрастание последней составило важную особенность эволюции правительственного аппарата США во второй половине XX в.

Усложнение системы учреждений государственной администрации началось до Первой мировой войны. В связи с повышением значимости социальных проблем появилось Министерство торговли (1913) и Министерство труда (1913). Большое число новых агентств и управлений возникло в 1930 – 1940-е гг. в соответствии с новой правовой и административной политикой «нового курса» (см. § 78). Дальнейшее усложнение системы центральных департаментов, составлявших аппарат по конституции условно существующего кабинета, пришлось на вторую половину XX в. Возрастание регулирующей роли государства в социальных вопросах и в особо значимых отраслях экономики вызвали организацию министерств здравоохранения (1953). жилищного строительства (1965), транспорта, энергетики, образования (1966 – 1979 гг.). Одним из наиболее крупных стало Министерство по делам ветеранов (1989). Всего к концу XX в. в составе администрации было 13 министерств-департаментов, около 40 других агентств и регулирующих ведомств, многие из которых обладали принудительными полномочиями и даже квазисудебными правами.

Руководители и высшие должностные лица департаментов-министерств, независимых агентств, управлений назначаются президентом с согласия Сената. Так же совместно определяются полномочия и направления деятельности этих учреждений – т. е. это в главном государственная администрация. Помимо этого, на протяжении XX в., особенно с 1930-х гг., сложилась разветвленная система чисто президентской администрации. Рост и усложнение этой части государственного аппарата США наиболее прямо отразили повышение веса президентской власти.

Наиболее важным институтом президентской администрации стало Исполнительное управление президента (1939). Будучи продолжением аппарата Белого дома, ИУП постепенно вобрало в себя другие, ранее возникшие ведомства, подчиненные лично президенту: Совет национальной обороны (1916), Бюджетное бюро (1921) и др. Если в 1945 г. ИУП включало в себя 4 учреждения, то в 1970-е гг. – уже 16 основных и более трех десятков вспомогательных и специальных служб. Наиболее важными составными частями ИУП (кроме аппарата Белого дома) стали Административно-бюджетное управление. Экономический совет (1946), Центральное разведывательное управление (1947), Совет экономических консультантов, Национальное управление по аэронавтики и космическим исследованиям. Управление по развитию политики (1977) и др. Принципиальным институтом президентской администрации показал себя Совет национальной безопасности (1947), созданный на основе специального закона. В его задачи вошла выработка рекомендаций по внешней и оборонной политике, координационная деятельность разведывательных служб, исследование экономической ситуации в мире. Совет сформировал собственную систему полувоенных управлений и отделов по разным отраслям и направлениям; руководство его работой было возложено формально на президента, фактически – на специального помощника президента по национальной безопасности, фигура которого к концу XX в. стала в ранг высших государственных деятелей.

Укрепление централизованного руководства правоохранительными органами и юстицией привело к созданию Федерального бюро расследований (1908, реорганизовано в 1935 г.) Это учреждение, подчиненное Министерству юстиции, со временем превратилось в мощный рычаг президентской власти – одновременно с административными и правоохранительными задачами. В период руководства Д. Э. Гувера (1924-1972) ФБР поставило под контроль организованную преступность в США, оппозиционную конституционному строю политическую деятельность, хотя нередко становилось орудием внеправовых репрессий и политической реакции.

Резкое расширение административного аппарата предопределило рост административного нормотворчества, издание огромного числа внутриведомственных актов, которыми регулировались самые разные стороны жизни граждан и деятельности учреждений наряду с законами. Административное право стало к середине XX в. в США одной из важнейших областей правовой системы. Чтобы сдержать ведомственный сепаратизм и возможные покушения на гражданские права, вся административная деятельность была отрегулирована общими законами, среди которых важнейшее место занял Закон об административной процедуре (1946). Кроме него, значительная часть штатов обзавелась своими аналогичными законами. По Закону, административным учреждением признавался «любой орган правительства США независимо от того, находится ли он в подчинении другого» (исключались суды. Конгресс, военные органы, страховые учреждения). Любые нормы, предписанные учреждениями, граждане могли обжаловать в административном суде (если они касались гражданина непосредственно, затрагивая именно его интересы). Все федеральные учреждения обязывались опубликовывать свою структуру, списки должностных лиц, даже формы разного рода справок и требуемых от граждан отчетов. Любое учреждение могло ссылаться только на законным порядком опубликованные свои инструкции или приказы, без этого они не могли иметь принудительной силы для граждан.

 

Законодательная защита гражданских прав

Ко второй половине XX в. одним из самых острых вопросов государственно-политической жизни и одновременно конституционной системы США стал вопрос об укреплении гражданских прав и о равноправии. В силу разного рода обстоятельств (наличия многочисленных расовых, национальных, религиозных меньшинств, особых традиций правовой системы, недостаточности внимания федеральной администрации к реализации провозглашенных в XVIII-XIX вв. конституционных принципов) бытовое и административное ущемление гражданских прав по самым разным основаниям приобрело политический размах, вызвало общественные сомнения в справедливости установившегося право-государственного уклада. Законодательные и верховные судебные власти США достаточно быстро отреагировали на проблемы, сформировав практически новое правовое «поле» взаимоотношений граждан и государственных властей.

В соответствии с Законом о гражданских правах 1957 г. в рамках исполнительной власти была создана особая Комиссия по гражданским правам (членов которой назначал президент с согласия Сената). Комиссии вменялось в обязанность расследовать заявления граждан об ущемлении их политических прав при голосовании по мотивам расы, цвета кожи, вероисповедания, возраста и иных обстоятельств, а также оценивать нормативные акты администрации, законы и политику федерального правительства под углом зрения допускаемого в актах или в политике неравноправия. Для предотвращения дискриминации Комиссия должна была проводить квазисудебные слушания, наделялась координационными полномочиями.

В сфере национально-расовой политики одним из важнейших стал Закон о гражданских правах 1964 г. Его изданием правительство как бы откликнулось на вспыхнувшие было многолетние негритянские волнения, особенно в южных штатах, где бытовая правовая ситуация и в XX в. оставалась далекой от провозглашенных в середине XIX в. конституционных принципов расового равноправия. Законом были установлены «новые общественные стандарты», которые гарантировали равноправие по расовому признаку при составлении списков избирателей, при найме на работу и увольнении, при обслуживании в общественных местах, устраняли дискриминационную практику в работе профсоюзов. Однако вскоре судебные власти столкнулись с реакцией на проблему расового равноправия с другой стороны: обеспечение гарантий для цветного и негритянского населения США путем введения разного рода квот при приеме в университеты, на работу в полицию, в государственные учреждения и т. д. приводило подчас к ущемлению прав уже белого населения. Только в 1980-е гг. законами удалось сформировать условия своего рода «расового нейтралитета» в обеспечении важнейших социальных прав граждан.

Важную роль в реальном обеспечении гражданских прав сыграли законы, ставившие под контроль администрацию всех уровней в их действиях по обращениям граждан. Законом о свободе информации (1967) гражданам открывался доступ к разного рода административным досье, собранным на них властями и правоохранительными органами. Согласно другому закону (1974 г.), администрации вменялось в обязанность отвечать на обращения граждан и предоставлять запрошенную ими информацию (если она не касается вопросов безопасности и государственных секретов) в течение 10 дней; отказ в предоставлении можно было обжаловать. (До этого действовало правило почти абсолютного отказа со ссылкой «на интересы государства»). Законодательство об информации послужило важной гарантией против разного рода административных злоупотреблений.

Чтобы оградить гражданские интересы личности и с другой стороны, от нежелательного или неконституционного вторжения в личную жизнь (особенно со стороны средств массовой информации, правоохранительных органов) законодательство сформировало особое понятие «частной жизни» (privacy), посягательство на которую впредь расценивалось как правонарушение. Специальным законом (31 декабря 1974 г.) было постановлено, что сведения, относящиеся к такой частной жизни (и касающиеся состояния здоровья, семейных отношений, личных склонностей, семейных тайн и т. п.) не могут оглашаться без согласия гражданина или его законных представителей, ограничивался доступ посторонних лиц к разного рода досье, содержащих такие сведения.

Законодательство объективно не могло решить всех проблем укрепления гражданского равноправия. Большое значение в этом аспекте политической и социальной жизни имела деятельность Верховного суда США, особенно в период председательства верховного судьи Э. Уоррена (1960-е гг.), когда более половины поступивших в Верховный суд дел об ущемлении гражданских прав оканчивались решениями не в пользу правительства.

Новое законодательство и судебная практика конца XX в. существенно восполнили недостаток чисто конституционных гарантий гражданских прав, особенно в отношении охраны прав детей, равноправия женщин,национальных меньшинств, инвалидов и других социально незащищенных групп населения.

Развитие государственно-политической системы США (также как и другой страны англосаксонских политических и правовых традиций – Великобритании) в XX в. не было затронуто стремлениями к авторитаризму, что было характерно для всех других стран Старого Света. Это стало едва ли не важнейшей особенностью ее новейшей истории. Эта особенность в том числе показала значимость начал федерализма для сохранения в принципе конституционных принципов демократии, но вместе с тем и исключительность американской модели государственного устройства и правового функционирования, опыт которых всецело определен собственной историей и традициями.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |