Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 90. развитие трудового и социального законодательства

Законодательная регламентация трудовых отношений и вытекающих из них социально-хозяйственных связей в праве отдельных европейских государств появилась в период Высокого Средневековья (см. § 38–39). Более распространенным явлением такая регламентация стала в XVI–XVII вв. Прежде других оно коснулось тех стран, где заметными стали черты т. н. «первоначального накопления» и капитализации в экономическом развитии и где государство, в полицейских и общесоциальных целях, оказалось перед необходимостью законодательно реагировать на разного рода негативные тенденции. Парламентскими статутами в Англии (1562 и 1563 гг.) был установлен 15-часовой рабочий день для наемных работников и подмастерьев, а мировым судьям было вменено в обязанность регламентировать их заработную плату, приноровляясь к местным условиям. Французский закон 1687 г. попытался нормировать рамки заработной платы строителей. Согласно полицейскому законодательству Франции, Германии, Австрии в заключении трудовых договоров признавалось обязательным участие особых маклеров – посредников, которые были вправе решать трудовые споры о занятости, условиях труда, оплате. Однако в силу ряда экономических и социальных причин такая регламентация к XVIII в. в Европе почти потеряла значение, и повсеместным правилом стала свобода трудового договора. Абсолюткое законодательство в Германии запрещало любые объединения, кроме формальных профессиональных цехов, в особенности союзы подмастерьев (1672, 1731 гг.). В Англии такие запреты коснулись большинства основных отраслей производства. Любые объединения, стачки с целью коллективно оговорить условия трудового найма были поставлены под запрет уголовного закона (во Франции по закону 1803 г. – штраф, в Швейцарском кантоне Цюрих по законам 1844 г. – тюремное заключение). Запрещались и объединения работодателей (Прусский ремесленный устав 1845 г.).

Формирование системы законодательной регламентации трудовых и социально-хозяйственных отношений началось только с XIX в. и в историческом смысле началось практически заново, исходя из новых представлений о направленности и значении этой регламентации.

 

Регулирование условий труда 

Исторически первым  направлением становления системы трудового права стало регулирование условий труда с целью оградить интересы социально и физически слабых индивидов (прежде всего женщин и детей), вовлеченных в промышленное производство с завершением мануфактурной революции, и, с другой стороны, предотвратить перекосы рынка рабочей силы, вызывавшие напряженность в рабочих классах.

Вообще первые в Европе законы об ограничении возраста малолетних рабочих 9-ю годами, об охране труда малолетних, были изданы в Австрии в 1786 г. Последовательной линией законодательства такое регулирование стало только в Великобритании и Франции в первой половине XIX в. В Великобритании был ограничен 12-ю часами рабочий день учеников (1802), вообще было запрещено нанимать на работу в мануфактурном производстве младше 9-летнего возраста, ограничен рабочий день подростков 9–13 лет – до 8 час., 13–18 лет – до 12 час., запрещалась ночная работа детей и подростков, их привлечение к подземным работам и т. д.; женщины были приравнены по ограничениям к юношам до 18 лет (законы 1842– 1844 гг.). В 1847 г. для всех подростков и женщин продолжительность рабочего дня была ограничена 10 часами. Во Франции, начиная с 1813 г., были введены возрастные ограничения для работы на рудниках, затем – продолжительности рабочего дня для подростков (8 и 12 час. для младшей и старшей группы), запрещалась ночная работа малолетних. В США законодательство большинства штатов уже в первой половине XIX в. ограничило привлечение детей до 10 лет к промышленному труду вообще. В Германии (Пруссии) труд детей до 9 лет был запрещен, для не достигших 16 лет устанавливался рабочий день в 10 час. (1839).

Во второй половине XIX в. постепенно возрастные ограничения труда малолетних повысились до 12–14 лет (наивысший предел установлен в Новой Зеландии, Норвегии, Швейцарии), общепринятыми стали облегченные условия труда для женщин и девушек, сокращенный рабочий день (в основном 11–12 час.) для подростков и юношей. Однако эти ограничения затрагивали, как правило, промышленное и ремесленное производство и не распространялись на аграрный сектор, домашний наем, на работу в конторах и магазинах (так, законом 1886 г. в Великобритании для не достигших 16 лет рабочая неделя была установлена в 74 час.).

На взрослых мужчин ограничения продолжительности рабочего дня, регламентация условий труда за редчайшими исключениями не распространялись до начала XX в. На волне чартистского движения в Великобритании (1830-е – 1840-е гг.) постепенно общераспространенным стало требование о законодательном сокращении рабочего дня, установлении предельной продолжительности рабочей недели, введение обязательного отдыха. Наиболее радикальным в этом отношении стало организованное рабочее движение в США, где всеобщий рабочий конгресс в Балтиморе (1866) выдвинул идею об обязательном 8-часовом рабочем дне. Впервые общегосударственная норма продолжительности рабочего дня (в 10 час. для столицы, 11 час. – для провинций) была установлена во Франции в ходе Второй революции (закон 2 марта 1848 г.). Однако после ее поражения, уже в сентябре эта продолжительность была увеличена до 12 час. Ограничение рабочего времени пределами, дающими возможность для ежедневного отдыха и хотя бы относительного досуга, пробивалось в законодательстве с трудом, первоначально распространяясь на рабочих наиболее тяжелых или особо ответственных профессий (в США – 1905 г. для подземных работ, в Великобритании – для шахтеров и т. п.)

Впервые 8-часовой рабочий день получил правовое признание в Австралии (1848), а также в некоторых штатах США (Пенсильвания – 1866, Калифорния – 1868). В 1868 г. в США был законом установлен 8-часовой рабочий день для служащих и рабочих государственных предприятий. Однако и в этих странах судебная практика нередко становилась на сторону предпринимателей в спорах о возможности вообще регламентировать продолжительность рабочего дня.

После Первой мировой войны на волне общей демократизации общественной жизни, разрастания рабочего и социалистического движения, а также ввиду перераспределения рабочих ресурсов в ряде крупных западных стран законодательно был установлен 8-часовой рабочий день для безусловно всех работающих в промышленном производстве и служащих: Германия – 1918 г., Франция – 1919 г., и др. В Великобритании, однако, закон нормировал рабочий день только для шахтеров (1908), в США на общефедеральном уровне – только госслужащих ( 1892). В ряде случаев признание 8-часового рабочего дня принимало вид конституционной нормы (Мексиканская конституция 1917 г.). Вторая «волна» законодательного закрепления 8-часового рабочего дня пришлась на 1930-е – 1940-е гг. В этот период благоприятные условия труда и отдыха были закреплены не только в законодательстве европейских стран, но и США (1938), Китая (1931), Японии (1947) и др. Однако регламентация рабочего времени приняла и новую форму: закон как правило, устанавливал продолжительность рабочей недели (в 40 час. во Франции, США и др.), не запрещая сверхурочных часов, которые следовало оплачивать в полуторном или двойном размере. Наряду с этим, законодательство большинства стран сохранило значительные размеры допустимых переработок (до 40-50 дней в расчете на год). Тем самым практическая продолжительность рабочего дня в крупных западных странах в последние десятилетия XX в. достигла 10-10,5 час. Такое же явление было характерно и для большинства стран Латинской Америки, Африки, Азии. Жестко ограничивался 8 часами рабочий день только в трудовом праве стран народной демократии, возникших после Второй мировой войны.

 

Трудовой договор     

Вторым направлением формирования трудового права стало законодательное регулирование содержания трудового договора. Особенности содержания и социального смысла трудового договора долгое время отрицались и юридической практикой, и законодательством, которые не проводили различий с обычным договором гражданского найма, а потому устранялись от регламентации внутренних условий этого договора.

Одним из принципиальных отличий трудового найма от обычного гражданского найма изначально было условие о свободе расторжения договора. Вполне очевидным стало к концу XIX в., что распространение на трудовой договор общих условий нерасторжимости гражданского договора иначе как по взаимному согласию сторон не только нереально, но и противоречит экономическим интересам общества. Между тем в праве многих стран сохранялось правило о возможности работодателя взыскать убытки, причиненные ему разрывом договора; нередко сохранялась и уголовная ответственность за это. В последние десятилетия XIX в. получил признание законный срок уведомления о расторжении трудового договора, т.е. об увольнении: 14 дней в Швейцарии (1874), две недели в Германии (1878), 7 дней в Бельгии (1900). Во Франции, Бельгии, Италии вошло в практику требование о возмещении убытков работнику, причиненным необоснованным увольнением.

Законодательство распространило более определенные требования на содержание договора в отношении заработной платы. В праве большинства стран к концу XIX в. (кроме России и Венгрии) были отменены рабочие книжки, без которых не принимали на работу и которые были как бы карточками «рабочей благонадежности». Устанавливались определенные сроки выплаты заработанного: обязательно раз в две недели (Франция), еженедельно (Австрия, Норвегия) , ежемесячно (при поштучной выработке). Повсеместно законом были наложены ограничения на выплату зарплаты натурой, продуктами, вещами, собственной продукцией. В Англии такие попытки имели место уже с 1464 г., но оказывались малополезными при полном всевластии работодателей. Теперь это прочно утвердилось в праве. Во Франции вводилось безусловное требование выплачивать заработанное деньгами и на рабочем месте (1891), те же требования ранее других были установлены законодательством Бельгии (1887) и Швеции (1874). Устанавливались гарантии на выплаты рабочим и служащим при банкротстве предприятия или имущественных арестах. В некоторых странах устанавливалась полная неприкосновенность зарплаты (Германия, Великобритания, Норвегия, Бразилия), в других – определялся неприкосновенный минимум (Венгрия, Испания, Австралия, Россия). В случае банкротств за рабочими признавалось преимущественное право на взыскание. В 1930-е гг. законодательно были установлены, кроме всего, минимальные почасовые ставки оплаты для большинства или даже всех без исключения отраслей хозяйства (во Франции – 1936 г., в США – 1938 г. и др.) Конкретный размер заработной платы ( по отрасли, по предприятию) также перестал быть условием, полностью определяемым только нанимателем и работником. Ее согласование стало проходить при участии государственно контролируемых комиссий, советов и т. п. Так, в Великобритании с 1945 г. обязательными стали отраслевые советы по заработной плате, и к середине XX в. таких советов насчитывалось свыше 200. Они определяли тарифы за типовые работы, почасовые ставки и т. п.

Наиболее принципиальным новшеством стало постепенное внедрение в право коллективного договора. Это стало одним из наиболее показательных отличий становления трудового права как отдельной отрасли права. На протяжении XIX в. трудовой договор в подавляющем большинстве случаев был строго индивидуальным, заключаемым работодателем с работником напрямую. Улучшение условий этого договора могло быть связано с какими-то соглашениями с работниками предприятия, даже отрасли, но в любом случае это был индивидуальный и разовый акт.

Впервые законодательство признало существование коллективного договора как обязательной формы трудовых соглашений в швейцарском кантоне Женева (1900–1904 гг.), его значение было приравнено в правовом смысле к силе обычая, на который стороны могли сослаться. Швейцарский обязательственный закон 1911 г. (составная часть Швейцарского гражданского уложения 1907) особо упоминал неотменяемость условий коллективного договора (ст. ст. 322–323), признавая недействительными индивидуальные трудовые соглашения в нарушение такого договора. Голландское законодательство признало коллективный договор (1907), но допустило его оспоримость и корректировку. Законами 1907–1910 гг. коллективный договор был воспринят и в праве Великобритании ( в т.ч. для ремесленного производства, торговли). Однако по английскому общему праву коллективный договор не признавался в прямом смысле гражданским контрактом, потому не давал права (при нарушении его) на судебный иск. Это было как бы «джентльменское соглашение» между предпринимателем и работниками.

Обязательное и всестороннее значение коллективному договору было придано в законодательстве Германии (1919) и Австрии (1919). .Оговоренные в коллективном договоре условия труда можно было только улучшать, сам договор был не отменим. Однако слабым местом законодательства было то, что такой договор обязывал только его прямых участников и не распространялся на посторонних лиц (т.е. новых работников). На общей волне рабочего движения после Первой мировой войны коллективный договор признало и законодательство Франции (1919); здесь условия договора стали обязательными и для посторонних лиц, заново вступающих в отношения с работодателем. Специальный закон «О коллективных договорах» во Франции (24 июня 1936 г.), принятый в период действия правительства т. н. Народного фронта (см. § 80), повысил значение договоров, сделал обязательными условиями в них соглашения о продолжительности рабочей недели, отпусках, о рассмотрении трудовых споров. В соответствии с законом Вагнера (1935) коллективные договоры получили признание и в праве США.

В связи с повышенной степенью государственной регламентации вообще, какой характеризовались тоталитарные право-государственные уклады в Европе XX в., особое значение в трудовом праве этих стран приобрели коллективные договоры. Они стали главной формой тотального государственного контроля за условиями т.н. «классового мира», и в конечном счете отрицательно влияли на учет интересов как предпринимателей, так и работников. В итальянской Хартии труда 1927 г., одном из первых в Европе специальных трудовых кодексов, коллективный договор признавался обязательной формой трудовых отношений. В нем устанавливались гарантии прав работников при расторжении договора, обеспечивать которые были призваны по-новому организованные профсоюзы. Обязательность коллективных договоров, их высшая сила были важной чертой права социалистических государств.

После Второй мировой войны коллективные договоры стали практически всеобще признанным институтом трудового права. Согласно Закону о трудовых стандартах 1947 г. они были восприняты японским правом, правда здесь в них не включались соглашения об заработной плате. Закон о договоре трудового найма в Великобритании (1963) предусматривал обязательность соглашения о условиях труда, предупреждение об увольнении за 1–4 недели ( в зависимости от стажа работника), гарантии оплаты при простое, но и обязательность правил внутреннего распорядка предприятия, за нарушение которых предполагалось увольнение.

 

Трудовые конфликты. Права профсоюзов

Еще одним важным направлением формирования системы трудового права стало законодательство о разрешении трудовых к о н ф л и к т о в. Оно было тесно связано с политикой государства в отношении профессиональных, главным образом рабочих, организаций – профсоюзов. Все вместе сделало формирующееся трудовое право еще более отдаленным от чисто гражданских правовых норм и включенным в систему публичного права.

Только со второй половины XIX в. государственная власть и законодательство начали признавать правомерной коллективную защиту работниками своих производственных интересов и создаваемые ими в этих целях общественно-профессиональные объединения. До этого право большинства европейских стран, США относилось к этой защите и к таким объединениям безусловно репрессивно. Закон Ле Шапелье (14–17 июня 1791 г.), принятый еще в период Французской революции в целях борьбы с цеховым строем запрещал любые профессиональные организации как работодателей, так и работающих, осуждал и карал любые стачки и соглашения с целью изменения условий труда или вообще нарушения индивидуальных договоров; инициаторов таких выступлений ждали уголовные штрафы и лишение на срок прав активных граждан. Французское уголовное законодательство (см. § 64.3) детально запретило создание без разрешения правительством общественных объединений, различного рода соглашения и выступления в целях защиты трудовых прав. Уголовная ответственность была сохранена даже после частичной легализации в законе (1864) забастовок и возможности образования рабочих союзов. Английское общее право рассматривало забастовку как «заговор» уголовного содержания, направленный против правосудия.

Первые профессиональные союзы работающих возникли полулегально в первой половине XIX в.: в Великобритании – 1824 г., США – 1834 г. Однако реальные проявления их деятельности были весьма ограниченными. В Великобритании только с 1871 г. стали возможными требования профсоюзов об улучшении условий труда, в 1875 г. разрешены пикеты предприятий. Во Франции свобода рабочих коалиций от уголовного преследования была провозглашена законом 1884 г., но только с 1901 образование профсоюзов стало свободным, не требующим формальностей для создания юридического лица частного права. В США законы о статусе профсоюзов были приняты в 1885– 1886 гг. Свободной стала деятельность профсоюзов и в большинстве других стран – Германии (1864), Австрии (1870-е гг.), Нидерландах (1886), Бельгии (1867). Иногда законодательство ограничивало проявления профсоюзной деятельности, вводя наказания за возможные «угрозы» в адрес предпринимателей (Италия, 1884). Далеко не везде закон разрешал вообще деятельность профсоюзов по урегулированию трудовых конфликтов. Так, в Швейцарии по закону 1900 г. конфликт следовало улаживать через третейский суд, в Новой Зеландии (1894, 1901) вводился принудительный арбитраж государства, которого нельзя было избежать. Даже в США в связи с принятием антитрестовского законодательства судебная практика стала трактовать движение профсоюзов за улучшение коллективных договоров как один из видов запрещенных этим законодательством мер. И только с законом Клейтона (1912) было запрещено использовать в этих целях акты, направленные против промышленных и транспортных монополий.

С началом XX в. профсоюзы и их стачечная деятельность практически везде получили законодательное признание. Однако своего рода политической реакцией на это стало возникновение института принудительного государственного арбитража. Государство стремилось усилить свое административное влияние в социальных вопросах, предупредить социально опасное разрастание производственных конфликтов. Распространение получили в главном две системы государственного вмешательства в трудовые споры. Одна, т.н. канадская (установленная в 1902–1907 гг.), предполагала обязательное откладывание забастовки, объявленной вследствие несогласия работников с работодателем, до разбора спора в особой Палате соглашений (где участвовали представители Министерства труда и самих сторон.) Другая требовала запрета стачки и принудительного решения трудового спора при участии особых государственных органов. Система принудительного арбитража получила воплощение в законодательстве Австралии (1894), Новой Зеландии (1904), Швейцарии (1900–1904), в Великобритании (с 1911 г. и в 1940–1951 гг.). Органами примирения выступали или особые советы (от местных властей), или третейские суды (как правило, один на всю страну). Иногда это оказывало положительное воздействие на решение трудовых конфликтов: так, в Новой Зеландии с 1894 г. по 1905 г. вообще не было рабочих стачек.

Параллельно возрастанию степени государственного вмешательства в трудовые конфликты стала расти специализированная администрация по трудовым и социальным вопросам. В конце XIX в. более чем в десяти странах мира появились правительственные департаменты по труду, в Бельгии, США – министерства. Стали возникать и особые органы – т, н. высшие советы по труду, иногда (во Франции, Бельгии, Италии) с разветвленными местными органами. В эти советы на паритетных началах входили представители правительственной администрации, профсоюзов, объединений работодателей.

Практически полная легализация профсоюзов к 1920-м г. в законодательстве большинства стран, легализация стачечной борьбы в подзаконных формах побудила ввести определенную регламентацию этой деятельности – с тем, чтобы она сохраняла свое социально-экономическое значение и не превращалась в орудие анархии и чисто политической борьбы (к чему, например, призывали представители левых партий, коммунистического международного движения). В Великобритании (1927) был наложен запрет на забастовки солидарности (отменен в 1946 г.). Преследованию со стороны государства и закона подвергались т. н. всеобщие забастовки, которые нередко имели не экономические, а политические цели.

Особенно значительной стала регламентация профсоюзного и забастовочного движения после Второй мировой войны. Законодательство большинства стран, признавая правомерными коллективные выступления работников в защиту своих прав и организационную в этом роль профсоюзов, стало ограничивать в общесоциальных интересах возможные последствия такого движения. Профсоюзы должны быть зарегистрированы в местных органах власти (так, например, во Франции), им запрещается политическая и коммерческая деятельность. Распространенным стало правило о допустимости запрета на забастовку со стороны государственной власти. Так, по закону Тафта-Хартли в США (1947) президенту было предоставлено право приостанавливать на 60 дней любую забастовку, которая могла быть сочтена опасной для национальной экономики или общественных интересов. Полностью под угрозой увольнения запрещались забастовки для государственных служащих (США – 1967 г., Франция – 1958 г., Япония – 1952 г.). Закон вместе с тем упорядочил и другую сторону забастовочной борьбы: была установлена норма оплаты за дни «законной» забастовки, коллективный договор после забастовки считался приостановленным и т. д.

 

Социальная помощь и страхование

В непосредственной связи с формированием и развитием системы трудового права оказалось, начиная со второй половины XIX в., правовое регулирование системы социальной помощи. Такая взаимосвязь была порождена именно своеобразием законодательного регулирования трудовых отношений в конце XIX – начале XX вв. и тем, что государство рассматривало проблему социальной помощи первоначально только в свете «рабочего вопроса». Хотя в принципе в отдельных странах закон устанавливал отдельные правила социальной помощи уже с XIV–XV вв. Наиболее ранним по времени примером здесь было т. н. законодательство о бедных в Великобритании, согласно которому местные власти обязаны были озаботиться тем, чтобы в их общинах не было праздношатающихся и не занятых трудом подданных, а также чтобы неимущие и инвалиды были помещены в специальные «богоугодные» заведения (для чего вводился специальный налог на бедных). В Германии обязанность принимать меры социальной помощи также была возложена на органы самоуправления или на вотчинников; обнаружение нищенствования могло быть сочтено как пренебрежение должностными лицами своих обязанностей по законам. Но в целом все это была система (даже там, где она реально была) общественного призрения – факультативного и не охватывающего большинства, тем более всего нуждающегося в помощи по старости, болезни, иным обстоятельствам жизни населения.

Формирование системы государственной социальной помощи, охватывающей все население и регулируемой государственным законом, началось в Германии в последние десятилетия XIX в. Это было одним из следствий провозглашенной канцлером Бисмарком политики «государственного социализма» (см. § 69). Законодательство 1883 – 1889 гг. установило обязательное страхование рабочих промышленных предприятий на случай болезни, несчастных случаев на производстве, а позднее – на случай полной инвалидности и неспособности к труду вследствие старости. Для обеспечения страховых случаев создавались особые больничные и страховые кассы, которые пополнялись за счет взносов самих работающих. Пенсионное обеспечение формировалось за счет поступлений от государства, работодателей и взносов работающих (в равной мере). Страховые выплаты и пособия составляли, как правило, от 30 до 60\% к прежде получаемой заработной плате.

Страхование от несчастных случаев на производстве стало первой распространившейся практически по всему миру формой социальной помощи в новых условиях уже в конце XIX – начале XX в. Обязательное страхование от несчастных случаев было узаконено в Австрии (1888), Норвегии (1894), Люксембурге (1901), Венгрии s(1908), Италии (1898), Нидерландах 1901), Швейцарии (1912), отдельных штатах США (1911), Франции (1898). Однако довольно значительное еще время это страхование охватывало не более 2/3 работающих, не распространялось на рабочих с высокими заработками, полностью игнорировало многочисленные категории сельскохозяйственных рабочих и временно работающих.

Страхование по старости и инвалидности запоздало в своем продвижении. Распространение оно получило только с начала XX в. (Франция – 1910, Великобритания – 1908, Австралия, Новая Зеландия – 1909). Устанавливался достаточно высокий пенсионный возраст – в 65 и 70 лет (в разных странах), для обеспечения пенсиями следовало накопить определенную сумму взносов (иногда до 1/3 пенсии обеспечивало государство из бюджета).

Еще одной особой областью социальной поддержки стало страхование на случай безработицы. Законодательство по этому вопросу также стало формироваться только в Новейшее время: в Великобритании в 1908–1911 гг., США – 1938 г. и др. Обязательное страхование по безработице было установлено законом далеко не во всех странах и в основном после первой мировой войны (Австрия – 1920, Италия – 1919 и др.). В других странах оно было факультативным или шло за счет частных фондов (например, в скандинавских странах), рабочих касс. Пособие на случай безработицы обыкновенно не превышало 60\% от последнего заработка и выплачивалось определенное время – как правило, не свыше 300 дней. Не нашедшие работу за это время или не пожелавшие переквалифицироваться соответственно переходили в категорию неимущих и могли рассчитывать на другие виды социальной помощи.

Современная система законодательства о социальной помощи сложилась в большинстве развитых стран в 1940–1960-е гг. (во Франции – на основании закона 1974 г., в Великобритании – серии законов 1945–1948 гг., Японии – 1974 г. и др.). Как правило она включала страхование и помощь на случай безработицы, инвалидности, производственных травм, болезни, пенсионное обеспечение по старости. Пособия и пенсии дифференцированы, зависят от трудового стажа и, главное, от выплаты определенного количества (или определенной суммы) страховых взносов. Обусловленность частными страховыми взносами всей системы социальной помощи сделала ее весьма обременительной для основной массы работающих и, напротив, чрезмерно выгодной для тех, кто преимущественно существует на социальные пособия. Положение государственных служащих и работников в этих случаях, как правило, благоприятнее: меньшие, сравнительно с частными предприятиями, заработки компенсируются пособиями и пенсиями, выплачиваемыми за счет государственной поддержки. Начиная с середины XX в. широкое распространение получило и обязательное медицинское страхование, предусматривающее оплату лечения во всех или в подавляющем большинстве видов требуемой помощи.

 

Обособление трудового права в специфическую отрасль предопределило появление его специальных кодификаций. Самым первым опытом этого рода стал Трудовой кодекс Франции, принятый в 1910 г. В нем детально фиксировались законодательные нормы об условиях труда, порядке найма, условиях увольнения, трудовых гарантиях и др. В редакции 1973–1982 гг. он сохранил значение действующего кодекса до конца XX в. После Второй мировой войны трудовые кодексы стали распространенными и в других странах, хотя чаще под этим названием фигурирует не специально разработанный свод норм, а механическое объединение разновременно принятых законов и правительственных постановлений. Появились также и особые социальные кодексы (в Германии – 1911, действующая редакция 1975–1989 гг.; во Франции – 1956), где обобщено законодательство о социальной помощи, пенсиях и т. п. Трудовое право стало областью особого значения еще и потому, что в нем впервые были разработаны международно признанные нормы, которые страны, выразившие готовность к сотрудничеству, должны были реализовать во внутреннем законодательстве.

Важность рабочего вопроса и совместных мер по этому поводу побудила 13 государств, главным образом Европы, создать в Берлине особую конференцию (1890), которая стала регулярной. На одной из следующих в Берне (1905) были вынесены совместные постановления о согласии на запрещение ночной работы женщин, употребления ядовитого белого фосфора в производстве и т. п. В рамках Версальского мирного договора, подведшего итоги Первой мировой войны (28 июня 1919 г.), по инициативе президента США В. Вильсона было предусмотрено создание единой международной организации, занимавшейся бы вопросами трудового права и социальной поддержки, внедрение всеми заинтересованными странами общих правил и законов (в частности о признании свободы рабочих коалиций, запрещении детского труда, установлении 8-часового рабочего дня и т. д.). Созданное на основании договора Международная организация труда (1919) стала одной из важных и первых форм всемирного правового сотрудничества. За время ее существования МОТ разработала свыше сотни общих конвенций, которые становятся обязательными для ратифицировавших их стран, например, о правах профсоюзов (1921), запрете принудительного труда, условиях найма рабочей силы, о введении 8-часового рабочего дня (1919), 48-часовой рабочей недели (1930), 6-дневном отпуске (1936), обязательности оплаты труда деньгами (1949), пособиях в случае неспособности к труду. В 1970-е гг. важным вопросом деятельности МОТ стало установление гарантий равенства трудовых прав мужчин и женщин. Участие государств в конвенциях МОТ неравнозначно (например, США ратифицировало около 10 конвенций, Япония – свыше 30, европейские страны – до 40), но оно стало основой формирования в XX в. нового качества – всемирной правовой системы, соподчиняющей законодательства разных стран.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |