Имя материала: Всеобщая история государства и права

Автор: Омельченко Олег Анатольевич

§ 52. оформление конституционной монархии в англии

 

Реставрация монархии    

Политический кризис конца протектората был вызван не случайным стечением обстоятельств. Установившийся в результате революции государственный порядок был нестабильным, он не соответствовал сложившейся обновленной социальной структуре. Политические инициативы индепендентского парламента, не уравновешенного никакими другими государственными институтами, вызывали обоснованные опасения широкого слоя крупных собственников – и старых ленд-лордов, и «нового дворянства» (образовавшегося за счет пожалований Кромвеля и революционных конфискаций), и финансово-торговой буржуазии, которая получила необходимые привилегии в колониальной торговле и законодательную поддержку.

В поисках стабильности выходом стало представляться возвращение на престол династии Стюартов (наследник престола Карл II укрывался во Франции). Сыграли свою роль и противоречия в высшем армейском руководстве.

Попыткой частично восстановить прежний порядок были уже парламентские выборы 1658 г. Они были проведены не по нормам «Орудия управления», а по историческому законодательству. Парламент был распущен Военным советом. На его место было восстановлено в своих правах «охвостье» Долгого парламента, также затем распущенное в октябре 1659 г. Власть в стране окончательно перешла к Комитету безопасности, представлявшему Совет армии и весьма сузившийся круг радикально-индепендентского руководства. В этих условиях военачальник и наместник одного из крупнейших шотландских военных округов генерал Монк с верными ему войсками совершил военный переворот. Его войска вступили в Лондон для установления политического контроля над расшатавшейся властью, а генерал предварительно установил контакт с наследником престола.

Собравшийся вместо самораспустившегося Долгого парламента парламентский конвент (в состав которого вошли и лорды) принял решение о восстановлении монархии, приглашении Карла II и о пожаловании ему доходов вместо конфискованных в революцию владений. Согласно постановлению конвента (25 апреля 1660 г.), республиканский строй и парламентское единовластие в Англии уничтожались: «По древним основным законам королевства власть в нем принадлежит и должна принадлежать королю, лордам и общинам». В мае 1660 г. Карл II высадился в Англии и въехал в столицу. Монархия была восстановлена.

Еще до восстановления монархии Карл II подписал своеобразные гарантии своей будущей политики в виде Бредской декларации 1660 г. Корона гарантировала полное и всеобщее прощение всем, кто в течение 40 дней признает новый порядок (если только не будет особых решений парламента), свободу совести в стране, а также, что споры по поводу конфискованных в революцию имуществ будут решаться не иначе как с согласия парламента. Юридически  декларация положила начало конструкции новой монархии, в которой корона уже не была главенствующей частью парламента, а признавала его верховенство и право на политические прерогативы. Король подтвердил значение Великой хартии вольностей 1215 г.. Петиции о праве 1628 г. и Великой ремонстрации 1641 г.

Практическая политика новой монархии пошла – вполне закономерно – по другому направлению. Несмотря на гарантии прощения, был проведен суд над уцелевшими участниками процесса над    Карлом I и вынесено 29 смертных приговоров. Тела главных антироялистов – Кромвеля, Айртона и др. – были выкопаны из могил и подвешены. Были восстановлены основы англиканской церкви. Началась проверка собственнических прав мелких держателей и землевладельцев – в основном из крестьянства.

Политика Карла II нашла полную поддержку вновь избранного по старым законам Кавалерского парламента (1661-1678), получившего такое название потому, что в его составе большинство были сторонниками монархии в духе времени Первой гражданской войны. Парламент сосредоточил свою деятельность на вопросах прав англиканской церкви, преследовании католицизма. Были введены запреты на самовольные религиозные собрания с числом участников более 5 человек под угрозой уголовной ответственности. В области внешней политики парламент санкционировал соглашение с Францией, что также стало вызывать оппозиционные настроения.

Стремления Карла II к прежнему абсолютизму монархии в практической политике (восстановление Тайного совета, организация королевской армии и др.) стали вызывать оппозицию даже в парламенте и околопарламентских аристократических и политических кругах. С 1673 г. в парламенте сложилась сознательная и организованная оппозиция королю под общим требованием «законного правления». В противовес позиции короны о полном непротивлении власти короля, лидер оппозиции граф Шефстбери выдвинул лозунг: «Мой принцип – это король, но король, подчиняющийся закону».

Окончательная политизация парламента и образование в нем двух политических крыльев произошли при решении вопроса о престолонаследии (Карл II был бездетен). Представители монархически ориентированной аристократии, англиканского духовенства – «партия двора», – исходя из общего принципа о божественном происхождении власти короля, абсолютности его воли, поддерживали передачу престола брату Карла II – Якову II, известному приверженностью католицизму. Либеральная аристократия, представители финансовых и торговых кругов – «партия страны», – исходя из признания королевской власти основанной на политическом договоре между короной и народом, а тем самым и права нации на передачу короны, предлагали отстранить герцога Йоркского и передать престол герцогу Монмутскому. Позднее первое парламентское крыло получило кличку тори, второе – виги*. На выборах 1679 г. виги одержали победу, и парламент продемонстрировал стремление к восстановлению своих прежних позиций относительно короны. Из Палаты общин были удалены лица, получающие жалованье от короны. Было заявлено требование о роспуске регулярных войск и о возвращении полностью к историческим милиционным принципам комплектования армии. Одним из самых важных постановлений было принятие «Акта о лучшем обеспечении свободы подданного и предупреждения заточений за морями» (1679), которым детально регламентировалась процедура только судебного задержания граждан и их отпуска под залог до подробного разбирательства (см. § 54). Точные нормы закона должны были гарантировать прежде всего парламентскую оппозицию против злоупотреблений со стороны администрации.

*  Смысловое значение кличек тори и виги (позаимствованных из лексикона посетителей ирландских пивных) утерялось.

 

В деятельности вигского парламента проявилось очень важное, с точки зрения формирования будущего английского парламентаризма, стремление к политическому контролю парламента за правительством. Впервые в английской государственной практике министр короля был привлечен к ответственности Палатой общин не за какие-то конкретные нарушения законов, но за то, что действовал «нечестно, несправедливо и неполезно для государства», т. е. по чисто политическим основаниям. Впервые также вообще был поставлен вопрос о необходимости  особого доверия  Палаты общин к министрам, и если министры не пользуются таковым, то «длящееся их нахождение в должности не согласно с конституцией».

Восстановление при помощи партии вигов парламентом своей политической значимости вызвало конфликт с короной. В 1680 г. парламент был распущен под предлогом обнаружения вигского заговора. Начались политические преследования и казни. Новый парламент (1681) также стал в оппозицию королю и был снова распущен. Во избежание осложнений Карл II предпочел не созывать парламент до собственной кончины. В 1685 г. на престол вступил новый английский король Яков II.

 

«Славная революция»

В правление Якова II сложившиеся противоречия короны с парламентскими политическими кругами и стоявшими за ними основными силами общества быстро привели дело к государственному перевороту. Переворот был вызван тем, что в Англии, за сорок лет далеко ушедшей по пути социальной модернизации, практически не было тех, кто готов был бы поддержать абсолютистские стремления короля.

Особенно неудачной была церковно-религиозная политика Якова II, которая и послужила внешним толчком к перевороту. На многие важные должности в администрации были назначены католики, что противоречило прежним законам. Восстановлена была Высокая комиссия (1686), что вызвало оппозицию даже среди англиканской церкви. Согласно Декларации о веротерпимости (1687) приостанавливалось преследование диссидентов и католиков и католицизм как бы получал «права гражданства» в Англии. Послабления католицизму спровоцировали новое Шотландское восстание. Помимо прочего, Яков II предпочитал обходиться в управлении без парламента, распустив осенью 1685 г. первый созванный при нем. Сыграл свою роль и внешний фактор: Яков II установил тесные внешнеполитические контакты с Францией и пошел практически на разрыв с вековым союзником Англии и английского протестантизма – с Голландией. Голландские власти были готовы оказать любую, вплоть до военной, помощь парламентской оппозиции.

Поиску политической альтернативы Якову II способствовал вновь вопрос о престолонаследии. Большинство оппозиции склонилось к тому, чтобы пригласить на английский престол Вильгельма Оранского, стадхаудера Голландии, женатого на дочери Карла I Марии.

Открытый конфликт с короной был вызван церковными событиями. В 1688 г. большинство англиканских епископов отказались читать по округам королевскую декларацию о веротерпимости и новых правах католиков в стране, сославшись на то, что церковь не может обнародовать то, на что парламент не дал своего согласия. Тем самым церковь также заняла политическую позицию парламентского верховенства.

В августе 1688 г. представители парламентской оппозиции официально пригласили Вильгельма занять престол с помощью оружия. «Народ настолько недоволен настоящим поведением правительства, – говорилось в обращении Палаты лордов 30 июня 1688 г., – его посягательством на свою религию, свободу и собственность, что ваше высочество может быть уверен в том, что 19/20 всего населения желают перемен».

В сентябре 1688 г. Вильгельм с небольшим военным отрядом вторгся в Англию. (Предварительно на эти действия – по сути объявление войны – им было получено согласие Генеральных штатов Нидерландов, и правительство республики даже дало денежные субсидии на переворот.) Армия отказалась поддержать короля. После нескольких недель полной изоляции Яков II был вынужден бежать во Францию. В декабре 1688 г. Вильгельм Оранский вступил в Лондон.

Военный переворот получил политическое оформление. Палаты парламента собрались на учредительный конвент в январе 1689 г. После бурных дискуссий виги уступили тори и отказались от идеи низложения бывшего короля Якова II. Конвент постановил, что Яков II своими действиями как бы сам разорвал условный политический договор с нацией и нация  вынужденно  пригласила на престол ближайшего из династии. Для соблюдения такой внешней законности конвент постановил, что английскую корону наследуют Вильгельм и Мария вместе (однако было оговорено, что фактическим правителем будет считаться Вильгельм). Многочисленные взаимные гарантии и оговорки парламента и новых королей, парламентских партий друг по отношению к другу были закреплены в целом ряде законодательных постановлений. Этими постановлениями был сформирован совершенно новый государственный уклад – конституционной парламентской монархии.

Относительная легкость и бескровность переворота 1688/1689 гг. заслужили ему впоследствии название «Славной революции» (Glorious Revolution). И правящие политические круги, и историко-политическая наука противопоставляли эти события кровавой революционной драме 1640-х гг. Однако произошедший переворот  исторически  был завершением общего процесса преобразования английской абсолютной монархии в новую конституционную монархию, при которой полномочия короля были ограничены прерогативами парламента, институтами политической свободы и самостоятельной юстицией. Такой государственный уклад в наибольшей степени соответствовал и сложившейся после революции расстановке социальных сил в стране, и историческим традициям Англии, и ситуации XVII столетия, когда в силу целого ряда идеологических, даже общественно-психологических причин невозможно было вполне реализовать принципы республиканского устройства в течение длительного времени и в большой стране. В результате «Славной революции» сложился определенный компромисс земельной и финансовой аристократии (стоявшими за парламентскими партиями тори и вигов). Этот компромисс оказался долгоживущим и обеспечил ровное политическое развитие страны, в целом безкризисные взаимоотношения короны и парламента на протяжении XVIII – начала XIX в.

 

Политико-юридические основы конституции

Сложившийся строй конституционной парламентской монархии был юридически оформлен и закреплен рядом законодательных актов, принятых на протяжении 1689-1709 гг. Вместе с некоторыми историческими актами они составили части неписаной английской конституции (в том смысле, что конституция не представлена каким-то единым документом, разработанным и принятым в соответствующей политической и юридической процедуре). Особенно важной чертой этого конституционного закрепления было то, что эти законодательные акты были изданы представительным органом и представляли как бы  политическое соглашение  с короной (а не были октроированы – изданы монархом в виде самоограничительных условий, которые формально нельзя было запретить отозвать). Это гарантировало юридическую прочность конституционных актов, а также изначальное изменение политико-юридических позиций в сторону несомненного преимущества парламента.

Важнейшим из конституционных актов нового строя стал Билль о правах 1689 г. (в первоначальном виде изданный как «Декларация о правах и свободах подданных и о наследии короны»). В нем устанавливалось: (1) законодательное верховенство парламента – изъятие из-под действия законов, их приостановление объявлялось его прерогативой, подразумевая, что и издание законов невозможно без парламента; верховенство парламента распространялось на регулирование налогообложения и на организацию вооруженных сил в мирное время; (2) независимость и свобода парламента как государственного органа: выборы должны происходить достаточно часто», быть свободными, т.е. неподконтрольными монарху; (3) неотъемлемые гражданские права: право избирать представителей в Палату общин, право обращаться с петициями к королю, право для протестантов носить оружие; гарантиями этих и других гражданских прав должно было стать запрещение взимать чрезмерные залоги, налагать общие штрафы и применять «жестокие и необычные наказания»; за парламентом признавалась «свобода слова, прений и всего того, что происходит в парламенте» – все это было неподсудно обычной юстиции; тем самым устанавливался в общей форме  парламентский иммунитет; (4) независимость суда присяжных, который только и признавался вправе, в частности, решать «судьбу человека в делах об измене».

Положения Билля о правах были объявлены законом королевства «на вечные времена» и установленными с согласия всех «ветвей» исторических властей: короны, духовных и светских лордов, общин.

Вторым важнейшим документом был Акт об устроении 1701 г. В нем регулировались в главном будущее положение английской короны, порядок престолонаследия и основные вопросы деятельности правительственной власти. Поводом к его изданию послужили кончина бездетного Вильгельма и приглашение на престол ганноверской герцогини Анны.

Акт об устроении устанавливал (1) подзаконность королевской власти и даже личности монарха. Определялось, что обладать английской короной может ляпа принадлежащий к англиканской церкви. Возможному монарху воспрещалось иметь владения вне Англии и вообще покидать пределы страны без согласия на то парламента. Провозглашалась (2) подзаконность исполнительной власти: правительство в лице Тайного совета должно было действовать не самостоятельно, а «по законам и обычаям королевства». Вводилась персональная ответственность членов правительства за принятые решения на основе правила  контрасигнатуры – обязательного визирования правительственного решения. Вмешательство короля в подконтрольность правительства парламенту не допускалось. Вводилась (3) подконтрольность судов  парламнту– по решению обеих палат допускалось смещение судей под предлогом, что «ведут себя не хорошо».

Законность деятельности власти представляла еще один важный мотив при формировании нового государственного уклада. В особенности это начало было оформлено в статуте 1695 г., согласно которому законное управление (legitimacy) должно составлять вообще основу социального порядка: «Всякий англичанин должен управляться по законам страны. Все короли и королевы, которые восходят на трон этого королевства, держатся в управлении названных законов, и все их чиновники и министры, каждый в своих функциях, должны будут повиноваться и их соблюдать».

Самостоятельность существования парламента как представительства нации составила еще один конституционный принцип, развитый и закрепленный в конце XVII в. На протяжении XVI-XVII вв. парламент рассматривался исключительно как королевский и подразумевалось, что он прекращает свои полномочия с кончиной монарха. Теперь законодательно было признано, что при смене короны парламент неизменно существует еще на протяжении полугода, если его специально не распустят. При отсутствии вновь избранного парламента следовало созывать членов последнего. Парламент тем самым превращался в постоянного носителя государственной власти. Согласно статуту 1694 г. «парламент должен был собираться по крайней мере один раз в три года». Соответственно полномочия избранного парламента считались действительными в течение трех лет. В 1716 г. срок полномочий парламента был установлен в 7 лет. По своему составу парламент также был обособлен от правительства и исполнительной власти короны: согласно Акту о должностях (1707) не допускалось одновременно исполнение обязанностей члена Палаты общин и пребывание на королевской службе с получением жалованья или выплатой пенсии.

Основными началами конституционного строя английской парламентской монархии тем самым были закреплены (1) государственное верховенство парламента, которому не только принадлежала вся полнота законодательной власти, но и право контроля за правительством и судами; (2) отделение законодательной власти от правительства и (3) отделение короны от непосредственной правительственной деятельности, воплощенное в правиле конституционного обычая: «Король правит, но не управляет». Деятельность всех ветвей государства должна быть основана (4) на верховенстве закона, выражающего прежде всего установленный уровень независимости граждан и состояние их политической свободы.

По существу, конституция новой монархии возродила принципы, декларированные в период Республики.

 

Доктрина «разделения властей»

Принципы английского конституционного устройства стали моделью для наилучшего государственного устройства вообще в представлении политической мысли своего времени. В качестве идейного отражения происшедшего в Англии политико-правового поворота от абсолютизма к парламентской монархии возникла доктрина «разделения властей» в государстве, которое должно стать главной гарантией народной свободы и обеспечения прав нации и гражданина. Последовательное и полное свое выражение эта доктрина получила в труде английского философа Джона Локка «Два трактата о государственном правлении», появившемся вскоре после «Славной революции» (1690). Новая доктрина была самым тесным образом связана с возвеличиванием результатов английского переворота (сам Д. Локк прибыл в Англию из эмиграции в качестве секретаря Вильгельма Оранского).

Форма правления в обществе устанавливается самим обществом в зависимости от того, кому оно  по первоначальному условному договору  передало законодательную власть. «Форма правления зависит от того, у кого находится верховная власть, которая является законодательной». Законодательная власть первой созидалась в обществе, ибо эта власть важнейшая, и ни одно распоряжение не получит силы и значения, если на него не будет получено согласие общества в виде санкции законодательного органа. «Эта законодательная власть является не только верховной властью в государстве, но и священной и неизменной в руках тех, кому сообщество однажды ее доверило».

Верховный характер законодательной власти не предполагает того, что она в своих проявлениях является «абсолютно деспотической в отношении жизни и достояния народа». Власть эта ограничена, во-первых, общественным благом, а во-вторых, должна отправлять правосудие и охранять права подданного на  о сновании установленных законов (в этом рассуждении имелось, конечно, некоторое противоречие, но главным было подчеркнуть подзаконный характер действий любой власти в государстве).

Наряду с законодательной в государстве формируется и исполнительная власть. Эта власть производная и менее значимая, хотя она может и должна действовать постоянно и даже иметь полномочия по созыву и роспуску законодательного органа: «Исполнительная власть... явно является подчиненной и подотчетной законодательной власти и может быть по желанию изменена и смещена». Свободна исполнительная власть от такого подчинения только в тех государствах, где законодательная и исполнительная власти сливаются в одном лице (т. е. в особе абсолютного монарха). Однако такое слияние пагубно для блага народа и для народной свободы. И хотя в жизни повреждения соотношения двух властей встречаются неоднократно и системы правления распадаются под влиянием самых разных причин» народ всегда остается вправе заново взять власть в свои руки и пересоздать систему правления в государстве: «Целью правления является благо человечества; и что лучше для человечества – это чтобы народ всегда был предоставлен ничем не ограниченной воле тирании или чтобы можно было иногда оказывать сопротивление правителям, когда они переходят всякую меру в использовании своей власти и направляют ее на уничтожение, а не на сохранение собственности своего народа».

Доктрина «разделения властей», идея о праве народа на смену правления (вместе с ними и политический опыт английских революций XVII в.) стали важнейшим источником будущих политических и государственно-правовых движений в мировой истории.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |