Имя материала: Избирательное право

Автор: Улюкаев В.Х.

 принципы участия российских граждан в выборах

 

 Значение этих принципов реализации гражданами права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления трудно переоценить. Они напрямую закрепляются федеральным законодательством и имеют универсальное значение для всех видов выборов в Российской Федерации. Соответственно этому исчерпывающе четкое и непротиворечивое содержательное определение форм участия граждан во всех видах выборов, проводимых в Российской Федерации, является одним из концептуальных направлений правового обеспечения представительных основ государственной и муниципальной демократии.

 В этой связи будет уместно упомянуть, что первые попытки демократизации форм участия избирателей в выборах в российской истории относятся к Основным государственным законам от 23 апреля 1906 г., которые фактически выполнили роль первой конституции России. Тем не менее, и после их принятия избирательная система характеризовалась отсутствием таких принципов, как всеобщность и равенство. Выборы были косвенными, многоступенчатыми, имели классовый и цензовый характер. Законодательством устанавливался высокий возрастной ценз: к участию в выборах допускались мужчины, достигшие 25-летнего возраста, а женщины вообще не имели права голоса. Однако, несмотря на то что такой порядок выборов оставил за чертой голосования большую часть населения страны, он способствовал активизации усилий различных политических сил, направленных на демократизацию избирательного законодательства. И уже в Положении о выборах в Учредительное собрание, утвержденном Временным правительством 2 октября 1917 г., предусматривалось, что Учредительное собрание образуется из членов, избранных населением на основе всеобщего, без различия пола, и равного избирательного права посредством прямых выборов и тайного голосования с применением начала пропорционального представительства. Таким образом, был положен юридический отсчет всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

 Впервые в России были отменены цензы: имущественный, грамотности, оседлости, а также ограничения по национальному и региональному признакам. Устанавливался ряд гарантий для участия в выборах нерусского населения, для чего, в частности, предусматривалась возможность перевода текста избирательного бюллетеня на язык любой национальности. В то время как в подавляющем числе государств женщины были лишены избирательных прав, российское законодательство вслед за Новой Зеландией, Австралией и скандинавскими странами уравняло право голоса мужчин и женщин. Уникальным явлением стало предоставление Положением о выборах в Учредительное собрание избирательных прав военнослужащим. Все это позволяет сделать вывод, что "выборная" история российской государственности имеет богатый опыт, для которого характерны давние, апробированные практикой демократические традиции.

 В современных условиях, закрепляя и гарантируя право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, Конституция РФ (ст. 32), к сожалению, почти полностью умалчивает об основных принципах его реализации, обязательных на всех выборах, проводимых в Российской Федерации. Единственное исключение в Конституции РФ (ст. 81) сделано лишь в отношении президентских выборов, основой которых являются всеобщее, равное и прямое избирательное право и тайное голосование.

 Такой подход Конституции РФ к определению форм участия граждан в выборах вряд ли может быть признан удовлетворительным. Мало того, что в ней отсутствует специальная глава, посвященная избирательной системе, вследствие чего законотворческие возможности федерального парламента в определении избирательных стандартов, процедур и технологий выглядят практически неограниченными, так даже те немногочисленные конституционные "вкрапления" избирательного законодательства, которые имеются на сегодняшний день, в известной степени допускают и оправдывают ограничение общепризнанных демократических принципов участия граждан во всех видах выборов, за исключением президентских. Ведь если Конституция РФ прямо указывает на необходимость организации и проведения выборов на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании только применительно к замещению должности Президента РФ, то тем самым предполагается возможность отступления от этих принципиальных условий при реализации права граждан избирать и быть избранными во все иные органы государственной и муниципальной власти.

 Принимая во внимание приоритет норм международного права, подтвержденный в ст. 15 Конституции РФ, нельзя не признать, что конституционное регулирование принципов участия граждан в выборах не только внутренне противоречиво, но и не согласуется с международными обязательствами России, а также не в полной мере учитывает необходимость корреляции и гармонизации российских законов с предпринимаемыми международным сообществом усилиями, направленными на защиту и поощрение прав человека и основных свобод. Так, в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (ст. 25) каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей. Анализ этого и иных ратифицированных Российской Федерацией пактов и конвенций о правах человека позволяет сделать вывод, что, хотя принципы участия граждан в выборах воспроизводятся на конституционном уровне применительно только к выборам Президента РФ, тем не менее они, являясь неотрывной частью общепринятых международных избирательных стандартов, в равной степени обязательны для всех выборов в Российской Федерации.

 Заметим, однако, что под углом зрения повышения статуса законодательства о выборах обязательность демократических принципов избирательного права (всеобщее равное и прямое при тайном голосовании) должна выглядеть не следствием логических умозаключений, основанных на интерпретациях текста международных договоров, увязанных с установками Конституции РФ на приоритет общепризнанных принципов и норм международного права, а являться прямым конституционным предписанием. Только в этом случае конституционные права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, являющиеся смыслом и содержанием всего современного российского избирательного законодательства, будут в тексте Конституции РФ наполнены реальным демократическим звучанием и идентифицированы с имманентными атрибутами подлинных справедливых и свободных выборов.

 Необходимость собственно конституционного оформления принципов участия граждан в выборах, несомненно, будет способствовать восполнению имеющихся на уровне Основного закона пробелов концепции правового регулирования избирательных прав и свобод российских граждан. Именно принципы субъективного избирательного права должны быть безусловно положены в основу концепции правового регулирования выборов, так как без них содержательное наполнение методов и способов юридического воздействия на участников общественных отношений, опосредующих организацию и проведение выборов, будет лишено социально значимых ориентиров и координат.

 Прямая зависимость направленности правового регулирования на сохранение, развитие одних и подавление, ограничение иных избирательных отношений, круга субъектов, выступающих в качестве адресатов законодательства о выборах, расширение или сужение правоспособности участников избирательных кампаний, а также объема и общего характера их правомочий и обязательств от концептуальных начал (принципов), составляющих первичный элемент механизма правового обеспечения избирательных прав граждан, диктует настоятельную потребность непосредственно конституционного воспроизводства ключевых условий делегирования власти народа посредством свободных выборов его государственным и муниципальным выборным представителям.

 Пока же принципы избирательного права российских граждан, обязательные для всех видов выборов, закрепляются в Федеральном законе об основных гарантиях. Участие гражданина в выборах является свободным и добровольным и реализуется на основе всеобщего равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании. Данная законодательная норма носит, безусловно, универсальный характер, распространяется на все виды выборов и конкретизируется в иных федеральных законах, законах субъектов РФ и уставах муниципальных образований. В частности, в ст. 23 Федерального закона об основных гарантиях прямо подчеркивается, что выборы депутатов, членов иных выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления осуществляются на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании при обеспечении установленных Законом избирательных прав граждан.

 Всеобщее избирательное право граждан означает, что гражданин, достигший возраста 18 лет, вправе избирать, участвовать в предусмотренных законом и проводимых законными методами иных избирательных действиях, а по достижении возраста, установленного Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов РФ, - быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления. При этом реализация избирательных прав не зависит от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

 В целом подобная трактовка всеобщности избирательных прав российских граждан соответствует ст. 19 Конституции РФ и даже дословно воспроизводит ее текст. С одной стороны, это не дает оснований упрекнуть основополагающий федеральный избирательный закон в отступлении от буквы Конституции. Однако с другой - не позволяет конкретизировать дух Конституции, ее концептуальный заряд применительно к сфере реализации избирательных прав граждан. С этой точки зрения независимость обладания правом избирать и быть избранными от упомянутых Конституцией РФ иных обстоятельств вполне могла бы быть на уровне федерального закона конкретно поименована указанием на образование, состояние здоровья и, возможно, двойное гражданство. Представляется, что предметное указание федерального законодательства на невозможность ограничения избирательных прав по этим причинам позволит избежать в законах субъектов РФ прецедентов необоснованного исключения соответствующих категорий граждан из числа обладателей избирательных прав.

 Исключительно важное значение для обеспечения всеобщности избирательных прав граждан и гарантируемых законом пределов их реализации имеет вопрос об избирательных цензах, представляющих собой установленные законодательством ограничения активного и пассивного избирательного права, обусловленные теми или иными обстоятельствами. Современное российское избирательное законодательство допускает существование только возрастного ценза и ценза оседлости. Поэтому в тех случаях, когда законы субъектов РФ и уставы муниципальных образований предусматривают в качестве обязательных условий обладания избирательным правом на региональных и муниципальных выборах языковые, образовательные и иные избирательные цензы, такие действия противоречат принципиальным установкам федерального законодательства, вследствие чего порождаемые ими ограничения всеобщего избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления не должны подлежать применению.

 При оценке возрастного избирательного ценза необходимо учитывать следующие обстоятельства. Во-первых, дополнительные возрастные ограничения участия граждан в выборах могут устанавливаться только в отношении пассивного избирательного права. Во-вторых, устанавливаемый минимальный возраст кандидата не может превышать 21 год на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ. 30 лет - на выборах главы исполнительной власти субъекта РФ и 21 год - на выборах в органы местного самоуправления. В-третьих, установление максимального возраста кандидата, по достижении которого он утрачивает право быть избранным в органы региональной и муниципальной власти, не допускается. При этом, однако, не исключается подобная возможность применительно к федеральным выборам. В-четвертых, закрепление возрастного ценза на выборах в органы местного самоуправления допускается лишь законами субъектов РФ в соответствии с условиями, предусмотренными федеральным законом. В-пятых, установление дополнительных условий реализации пассивного избирательного права, связанных с достижением гражданином определенного возраста, является правом, а не обязанностью субъектов РФ. И если региональным законодательством возрастные избирательные цензы не предусмотрены, то гражданин может реализовать свое право быть избранным в органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления начиная с 18-летнего возраста.

 В целом такая позиция законодательства в регулировании возрастных избирательных цензов на региональных и муниципальных выборах соответствует современным представлениям о демократических процедурах формирования представительных основ публичной власти. Вместе с тем нельзя не отметить, что она не вполне согласуется с положениями Конституции РФ, согласно которой регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации (п. "в" ст. 71). Принимая во внимание, что делегирование федеральных законодательных полномочий субъектам РФ не предусмотрено Конституцией РФ и не может, по нашему мнению, быть предметом договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами и органами власти субъектов РФ, передача, хотя и ограниченная определенными рамками, права регулирования возрастных цензов на региональных и муниципальных выборах с федерального уровня на уровень парламентов субъектов РФ не увязывается с конституционными установками. Исходя из этого представляется целесообразным закрепить возрастные избирательные цензы непосредственно в тексте федерального закона, что не только полностью отвечало бы Конституции РФ, но и послужило бы дополнительной гарантией обеспечения единого подхода к реализации права избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления в общероссийских масштабах.

 Ценз оседлости допускается действующим законодательством в отношении как пассивного, так и активного избирательного права. В соответствии с Федеральным законом об основных гарантиях федеральными конституционными законами и федеральными законами могут устанавливаться дополнительные условия приобретения гражданином активного избирательного права, связанные с постоянным или преимущественным проживанием на определенной территории. При этом указанные условия не могут содержать какие-либо требования относительно продолжительности и сроков такого проживания, а законы субъектов РФ должны предусматривать предоставление активного избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления всем гражданам, постоянно или преимущественно проживающим на территории соответствующего субъекта или муниципального образования. Тем самым федеральное законодательство в решении вопроса об обладании гражданином активным избирательным правом исходит из самого факта постоянного или преимущественного проживания на определенной территории, не связывая его ни с какими иными условиями.

 Что касается установления ценза оседлости в отношении пассивного избирательного права, то согласно Федеральному закону об основных гарантиях оно может осуществляться только Конституцией РФ. Более того, в ст. 4 данного Закона специально оговаривается, что установление федеральным законом субъекта РФ продолжительности и срока постоянного или преимущественного проживания гражданина на территории субъекта РФ, муниципального образования в качестве основания для приобретения пассивного избирательного права не допускается. И хотя в Законе отсутствует прямое упоминание о невозможности закрепления аналогичных ограничений в федеральных конституционных законах и уставах муниципальных образований, можно, тем не менее, утверждать, что законодатель исходит из того, что ценз оседлости в отношении пассивного избирательного права может быть только следствием директивных конституционных предписаний. Исходя из этого правом быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления обладают все граждане РФ, независимо от места их проживания, если иное прямо не предусмотрено Конституцией РФ. Учитывая, что на сегодняшний день на конституционном уровне какие-либо ограничения пассивного избирательного права граждан, за исключением президентских выборов, отсутствуют, можно сделать однозначный вывод, что ценз оседлости в отношении права граждан быть избранными в иные органы государственной власти и местного самоуправления не предусматривается ни в каких вариантах.

 Стоит заметить, что указание федерального законодательства на возможность установления ограничений пассивного избирательного права, связанных с постоянным или преимущественным проживанием на определенной территории, исключительно конституционным способом не вполне увязывается со ст. 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом. Поскольку в данном случае явственно обозначилось расхождение между конституционными нормами и предписаниями обычного федерального законодательства, представляется обоснованным предположить, что ценз оседлости в отношении пассивного избирательного права граждан может быть установлен не только непосредственно Конституцией РФ, но и федеральными законами.

 Равное избирательное право означает, что граждане участвуют в выборах на равных основаниях, и обеспечивается тем, что все избиратели обладают одинаковыми с юридической точки зрения возможностями для выдвижения кандидатов, имеют равные условия для голосования, на одних и тех же правовых основаниях участвуют в предвыборной агитации. Равенство на выборах достигается прежде всего тем, что избиратель может быть включен в списки только по одному избирательному участку и участвовать в голосовании только один раз. Каждому гражданину выдается одинаковое количество бюллетеней, а его волеизъявление имеет такое же значение, как и волеизъявления других граждан.

 Прямое избирательное право означает, что граждане голосуют на выборах в органы государственной власти и местного самоуправления за или против кандидатов непосредственно. Любые формы косвенных выборов противоречат федеральному законодательству и не могут иметь место при формировании представительных основ государственной и муниципальной власти. Не допускается также проведение многоступенчатых выборов, при которых граждане избирают лишь нижнюю ступень органов местного самоуправления, а члены вышестоящих муниципальных и государственных органов избираются их нижестоящими коллегами. Проведение многоступенчатых выборов противоречит не только прямому избирательному праву граждан, но и расходится с тем, что в соответствии с Федеральным законом об основных гарантиях подчиненность одного муниципального образования другому не допускается. Говоря о принципе прямого избирательного права, нельзя не отметить, что нередко он отождествляется не только с непосредственным, но и с личным участием каждого гражданина в выборах.

 Тайное голосование исключает возможность какого-либо контроля со стороны любых органов или должностных лиц, а также общественных объединений и граждан за волеизъявлением избирателей. Поэтому законодательство рассматривает соблюдение тайны голосования как одну из важнейших обязанностей избирательных комиссий, в том числе при досрочном голосовании и при голосовании вне помещений избирательных участков. Этим целям отвечает ряд организационных правил и гарантий их обеспечения, содержащихся в Федеральном законе об основных гарантиях, иных федеральных и региональных законах. За нарушение тайны голосования предусматривается административная либо уголовная ответственность. Вместе с тем следует заметить, что только данными традиционными видами юридической ответственности законодательство не ограничивается. Нельзя забывать и о собственных санкциях избирательного законодательства, которые предусматривают возможность отмены результатов выборов по решению суда в случае нарушений избирательных прав граждан, в том числе касающихся соблюдения тайны волеизъявления избирателей, при всех видах голосования.

 Добровольность участия в выборах подразумевает право избирателя самому решить вопрос о целесообразности и необходимости голосования, исключает какую-либо обязательность электоральных действий. В соответствии со ст. 3 Федерального закона об основных гарантиях участие гражданина в выборах является свободным и добровольным. Значение этого принципа для организации и проведения различных избирательных кампаний трудно переоценить. Не случайно Конституция РФ (ст. 3) в настоящее время закрепляет в качестве основополагающего универсального принципа реализации избирательных прав граждан исключительно свободу выборов.

 Свобода выборов означает, что при их организации и проведении абсолютно исключается какое-либо воздействие на гражданина с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также оказать давление на результаты его волеизъявления. Свободное избирательное право и добровольность участия в выборах являются в современных условиях одним из краеугольных камней российской избирательной политики и практики.

 Однако избирательное законодательство далеко не всегда последовательно проводит и развивает принцип добровольного участия граждан в выборах. В частности, и на федеральном уровне, и на уровне субъектов РФ, как правило, предусматривается, что выборы признаются несостоявшимися, если в них приняло участие менее установленного числа избирателей. При этом требуемая по закону явка граждан на голосование может колебаться от 25 до 50\%. Думается, что такое отношение федерального и регионального законодательства к определению итогов выборов противоречит их свободной организации и проведению, поскольку фактически являет собой реально существующий механизм косвенного принуждения избирателей к участию в голосовании.

 Во-первых, не вполне ясно, насколько согласуется с добровольностью участия в выборах императивная необходимость обязательного включения в списки избирателей всех граждан, имеющих право на участие в голосовании, независимо от их желания. Ведь на практике это приводит к огромным затратам средств, выделяемых на избирательную кампанию, что, однако, не исключает многочисленных "хронических" неточностей в составлении избирательных списков, приводит к дублированию в них одних и тех же избирателей, а также проявлению так называемых мертвых душ. Как следствие, списки избирателей нередко далеки от реальности, но вполне действенно влияют на возможность признания выборов несостоявшимися по причине явки недостаточного числа избирателей, включенных в списки, либо признания их недействительными вследствие некачественного составления списков избирателей, исключающего возможность достоверного установления результатов волеизъявления избирателей.

 Во-вторых, если участие в выборах является добровольным, то можно ли их юридическую результативность связывать с обязательной явкой установленного числа избирателей. Представляется, что требование участия в выборах не менее четверти избирателей для того, чтобы они были признаны состоявшимися, закрепленное в законах большинства субъектов РФ, вряд ли в полной мере согласуется с добровольностью участия в выборах. Кроме того, на практике оно нередко приводит к тому, что формирование представительных органов государственной власти и местного самоуправления затягивается на неопределенный срок.

 Добровольность участия граждан РФ в выборах, как уже отмечалось, напрямую влияет на их результативность. Порядок определения результатов региональных и муниципальных выборов устанавливается законами субъектов РФ. Один из принципиальных вопросов, возникающих при их подведении, - какие выборы считать состоявшимися. Следует отметить, что в законодательстве республик, краев и областей далеко не однозначно решается этот вопрос. При всем многообразии подходов можно выделить два наиболее распространенных варианта.

 Прошедшие после принятия Конституции РФ 1993 г. федеральные, региональные и муниципальные выборы показали, что в правовом регулировании избирательных прав граждан еще не достаточно четко решен ряд вопросов, имеющих принципиальное значение. Несомненно, что дальнейшее развитие представительных основ народовластия потребует повышенного внимания к совершенствованию избирательного законодательства и практики его применения, без чего немыслимо поступательное движение к демократической организации публичной власти в Российской Федерации. Однако развитие законодательной формулы механизма организации и проведения выборов с неизбежностью должно иметь лейтмотивом создание оптимальных правовых предпосылок для реализации избирательных прав граждан и обеспечения неотвратимости ответственности за их нарушение.

 Оценивая всю совокупность принципов, положенных в основу современного российского избирательного права, нельзя не признать, что они отражают демократическую природу выборов как одного из главных конституционных институтов народовластия и, как следствие, призваны служить безусловными ориентирами в организации и проведении федеральных, региональных и муниципальных выборов в Российской Федерации. Только приоритетное следование им со стороны избирателей, кандидатов, избирательных объединений, государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий и других участников избирательного процесса способно предотвратить при проведении избирательных кампаний возникновение неразрешимых юридических коллизий и сделать передачу государственной и муниципальной власти посредством выборов легитимной, гармоничной, последовательной, нефальсифицированной и необратимой.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |