Имя материала: Инвестиционное право

Автор: Фархутдинов И.З.

18.2. сущность правоотношений в сфере иностранных инвестиций

 

Для законодательства в области регулирования иностранных инвестиций общим и характерным началом остается одно: режим иностранных инвестиций - это регулирование предпринимательской деятельности, осуществляемой в условиях чужого государства. Это означает, что правовое положение иностранного инвестора на территории чужого государства всегда остается уязвимым, независимо от конкретной общественно-политической обстановки на конкретном этапе развития того или иного государства.

Уязвимость иностранного инвестора, осуществляющего свою деятельность в чужом государстве, происходит вследствие его подчиненности юрисдикции государства, принимающего инвестиции. Именно вследствие такой уязвимости иностранного инвестора важная задача инвестиционного законодательства - установление четких и ясных правил, которые исключали бы малейшую возможность проявления произвола со стороны властей или же принятия мер, носящих дискриминационный характер. Другими словами, законодательство об иностранных инвестициях в равной мере направлено на регулирование действий иностранных инвесторов и самого государства, принимающего иностранные инвестиции*(324).

Издание специальных норм, регулирующих иностранные инвестиции, необходимо для того, чтобы иностранный инвестор мог заранее рассчитать возможные убытки, которые могут возникнуть в результате принятия тех или иных мер органами государства, принимающего иностранные инвестиции, и принять обоснованное решение относительно перспектив и разумной доли риска инвестирования капитала в экономику того или иного государства.

Что же представляет собой международное инвестиционное право, регулирующее особый вид международных экономических отношений? Правовое регулирование иностранных инвестиций наглядно свидетельствует, по мнению А.Г. Богатырева, об объективности и взаимозависимости инвестиционного процесса и инвестиционной политики - как внутренней, так и внешней. В общем виде оно представляет собой регулирование инвестиционных отношений как отношений собственности в международном и национальном праве.

Сущность правоотношений в сфере иностранных инвестиций состоит в создании правовых условий и гарантий инвесторам-собственникам, а также в определении соответствующих организационно-правовых форм инвестирования. Это и является характерной особенностью регулирования инвестиционных отношений - отношений собственности, о чем свидетельствуют национальное и международное право. Именно в национальном праве - как в специальных нормативных актах, например, в законодательстве об иностранных инвестициях, так и в нормативных актах общего характера (гражданское, торговое, финансовое, банковское, таможенное законодательство) содержатся нормы, определяющие его правовые формы*(325).

Инвестиционные отношения, являясь разновидностью международных экономических отношений, имеют свою определенную специфику. Дело в том, что правовое регулирование зарубежных инвестиций имеет разноуровневый характер, так как оно охватывает отношения между государствами, международными организациями, юридическими и физическими лицами. Субъектами немежгосударственных инвестиционных отношений выступают юридические и физические лица, а также, в некоторых случаях, государства и международные организации. Следовательно, международные инвестиционные отношения регулируются международно-правовыми нормами.

В ходе развития теории и практики регулирования инвестиционных отношений возникла также потребность в проведении различий между прямыми и портфельными инвестициями. Как показывает инвестиционная практика, в том числе и в области действия двусторонних международных договоров о поощрении и защите капиталовложений, именно прямые инвестиции имеют решающее значение в притоке зарубежного капитала, и поэтому именно они в первую очередь нуждаются в правовом обеспечении.

Активно происходящие интеграционные процессы между государствами, в том числе и в сфере иностранных инвестиций, обусловливают тесное взаимодействие национального и международного права. Взаимовлияние этих двух самостоятельных и постоянно взаимодействующих правовых систем становится мощным фактором правового развития на современном этапе. Международное право приобретает новый смысл, особенно в последнее время. Если раньше сфера его влияния была достаточно ограниченной и оно развивалось как бы параллельно тем отраслям, которые регулируются национальным правом, то теперь международное право еще более тесно смыкается с внутригосударственным правом, а его структуризация в значительной степени зависит от общего в системах национального права. Сфера международно-правового регулирования расширяется за счет объектов внутриправового регулирования. Причем этот процесс происходит не столько путем их изъятия, сколько совместного регулирования, следовательно, международное право выступает как гарант и как общий "правовой стандарт" для национальных правовых систем*(326).

После формирования в последние десятилетия национальных и международных рынков инвестиции и инвестиционный процесс приобретают непреходящее значение для национальной и мировой экономики*(327). Другими словами, основу современной рыночной экономики всех стран составляют отношения, связанные с инвестированием в производство материальных и духовных благ в обществе. Правовое регулирование инвестиционных отношений на национальном и международном уровне ведет к формированию новых систем регулирования, т.е. становлению инвестиционного права - соответственно национального и международного.

Возрастающее значение международно-правовых актов, регулирующих экономические отношения, определяется усилением интеграции России в мировую экономику. В силу специфики происходящих в России экономических процессов особый интерес приобретают вопросы международного инвестиционного сотрудничества. В данной сфере международно-правовое регулирование базируется на международных двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите инвестиций и многосторонних международных инвестиционных соглашениях, связанных с деятельностью международных экономических организаций.

Интенсивное включение России в современный международный интеграционный, в том числе и инвестиционный, процесс актуализирует для отечественных специалистов проблему "вхождения" международных правовых актов и норм во внутреннее законодательство. На разрешение этой важнейшей проблемы направлены нововведения Конституции Российской Федерации 1993 г. о включении общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров страны с другими государствами в правовую систему России и о приоритете применения норм международных договоров РФ перед национальными законами. Этому также способствует Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"*(328), который устанавливает, что положения официально опубликованных договоров, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют на территории страны непосредственно.

Но практика исполнения международных договоров и их имплементации наталкивается на многочисленные препятствия, сложности юридического, организационного, политического и иного порядка. Для решения этих задач необходимо определить место норм и источников международного права в правовой системе России, а также соотношение юридической силы норм международного права и внутреннего права, юридических условий действия норм международного права во внутригосударственной сфере, применимости субъектов внутреннего права. Особо важное практическое значение имеет последняя задача, поскольку позволяет установить, когда суды и другие органы могут применять те или иные нормы международного права при решении конкретных дел, а когда нет*(329).

Впервые в международной практике развитие норм права, обеспечивающих защиту инвестиций, началось во второй половине XX в. Первый двусторонний договор о поощрении и взаимной защите капиталовложений был заключен между Германией и Пакистаном в 1959 г.*(330) Впоследствии двусторонние инвестиционные договоры превратились в популярные международно-правовые формы сотрудничества государств в сфере инвестиционной деятельности. На настоящий момент, по одним данным*(331), зарегистрировано около 800, а по другим*(332) - 1700 заключенных между различными государствами двусторонних инвестиционных договоров. Фактически каждое развитое государство и более 90 развивающихся стран выступают в качестве одной из сторон хотя бы в одном подобном договоре*(333). Заметим, что на первом месте в этом плане находится ФРГ, заключившая более 60 такого рода соглашений*(334).

СССР, следуя мировой практике, приступил к заключению двусторонних международных договоров по гарантиям иностранных инвестиций в самом конце 80-х гг. уходящего столетия, когда начали складываться основы рыночной экономики. В течение 1989 г. Советский Союз заключил соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений с восемью экономически развитыми государствами Запада. Кстати, первым партнером СССР в сфере взаимной защиты иностранных инвестиций стала Финляндия. Если говорить о крупных странах, то в том же 1989 г. ее примеру последовали Великобритания, ФРГ, Канада и Италия. В следующем, 1990 г., двусторонние аналогичные договоры СССР заключил еще с четырьмя экономически развитыми государствами (Австрия, Испания, Швейцария, Южная Корея), а также с Китаем и Турцией.

Основу национально-правового регулирования иностранных инвестиций составляют:

- источники правового регулирования иностранных инвестиций в России;

- гарантии иностранных инвестиций.

Одной из наиболее важных задач при создании благоприятного инвестиционного климата является повышение уровня правовой защиты иностранных инвестиций. Осуществляя инвестиции в развивающиеся страны и страны "переходной экономики", со свойственной им политической и экономической нестабильностью, инвестор из другой, чаще всего развитой, страны Запада рискует тем, что в случае изменения политической ситуации его инвестиции могут быть национализированы, реквизированы или конфискованы без выплаты компенсации своевременно и в полном объеме*(335).

Кроме того, существует зачастую реальная опасность, что при введении жестких валютных ограничений страной - реципиентом инвестиций, он не сможет конвертировать в свободно конвертируемую валюту свою прибыль от участия в инвестиционном проекте и перевести ее за рубеж. Не исключена также ситуация, когда капиталы инвестора могут быть утрачены в результате военных действий или гражданских волнений.

Не случайно основной задачей Закона об иностранных инвестициях является, согласно его преамбуле, обеспечение "гарантий прав иностранных инвесторов на инвестиции и получаемые от них доходы и прибыль". Более того, как уже отмечалось выше, предмет регулирования федерального закона ограничен правоотношениями, связанными с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов, и он сосредоточился на обеспечении государственных гарантий защиты иностранных инвестиций и стабильности условий их осуществления, что наиболее существенно для иностранных бизнесменов.

Закон об иностранных инвестициях содержит полный перечень государственных гарантий, предоставляемых иностранным инвесторам:

- гарантия от неблагоприятного для иностранного инвестора изменения законодательства Российской Федерации (ст. 9);

- гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (ст. 5);

- гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации (ст. 6);

- гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8);

- гарантия использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11);

- гарантия беспрепятственного вывоза за пределы Российской Федерации имущества и информации (в документальной и электронной формах), ввезенных на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции (ст. 12);

- гарантия перехода прав и обязанностей инвестора другому лицу (ст. 7);

- гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13);

- гарантия участия иностранного инвестора в приватизации (ст. 14);

- гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (ст. 15);

- гарантия обеспечения надлежащего спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации иностранным инвестором (ст. 10).

С правовой точки зрения, главной проблемой обеспечения благоприятного инвестиционного климата является проблема стабильности правового регулирования. Последнее предполагает законодательное закрепление определенных гарантий для иностранных предпринимателей, вкладывающих свои капиталы в экономику страны. Это, прежде всего, гарантии от ухудшения условий хозяйствования, на основе которых осуществлялся приток иностранных инвестиций. Речь идет об установлении определенного срока, в течение которого действует запрет на такого рода законодательные изменения.

Не следует особо доказывать, что иностранный инвестор хочет иметь гарантию того, что условия инвестирования не изменятся в дальнейшем. Он хочет быть уверен в том, что любые изменения в законодательстве не приведут к ухудшению коммерческих результатов его деятельности как инвестора, на достижение которых он рассчитывал, принимая решение о своих капиталовложениях в определенный проект или по какому-то определенному соглашению. К сожалению, нестабильность российского законодательства и его непредсказуемость сохраняются и поныне.

Между тем практика установления определенного срока, в течение которого действует запрет на изменения в законодательстве, была весьма распространенной в мире. Запрет на введения изменений, ухудшающих оговоренные условия поступления иностранных инвестиций, получил даже особое наименование "дедушкина оговорка". Она устанавливалась, как правило, на срок от 3 до 5 лет, реже до 7-10 лет.

Принципиальное значение для стабилизации российского инвестиционного законодательства, безусловно, имеет Закон об иностранных инвестициях. Статья 9 закона, названная "Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации", усиливает гарантии инвесторам от изменения законодательства. В соответствии с ней стабилизационный период устанавливается на срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. В исключительных случаях, когда суммарный объем иностранных инвестиций не менее 1 млрд. руб., Правительство РФ может продлить этот срок.

Но закон содержит целый ряд предварительных условий для того, чтобы на тот или иной проект с иностранными инвестициями распространялась "дедушкина оговорка". Например, гарантии от неблагоприятного изменения законодательства не касаются случаев вступления в силу новых законов и иных нормативных актов, изменяющих размер таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов Российской Федерации и т.д.

Пункт 1 ст. 9 устанавливает, что стабилизационная оговорка применяется к российским компаниям с иностранными инвестициями независимо от объема инвестиций в случае, если они реализуют приоритетный инвестиционный проект. Следовательно, если иностранный инвестор имеет даже менее 1\% в уставном капитале компании, которая участвует в приоритетном проекте, то к ней, в отличие от всех иных российских компаний, также участвующих в приоритетном проекте, будет применяться льгота по оговорке.

Закон об иностранных инвестициях предполагает дифференцированное применение "дедушкиной оговорки" к различного вида иностранным инвестициям, во-первых, коммерческим организациям с иностранными инвестициями (КОИИ), в уставном капитале которых доля иностранных инвесторов превышает 25\% иностранных инвесторов, во-вторых, к КОИИ, участвующим в инвестиционных проектах. При этом в последнем случае размер доли (вклада) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале не имеет значения.

Примечательно, что предусматривается дифференциация сроков действия стабилизационного периода. Закон определяет срок, в течение которого обеспечивается стабильность правового режима для инвестиционных проектов, - это срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.

Статья 5 Закона об иностранных инвестициях "Гарантия правовой защиты иностранных инвесторов на территории Российской Федерации" предусматривает, что "иностранному инвестору: предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается настоящим Федеральным законом, другими Федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации".

Данное положение по смыслу и содержанию соответствует определениям, содержащимся в международных двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений. В качестве примера можно привести соглашение с Великобританией: "капиталовложениям инвесторов каждой из Договаривающихся сторон: обеспечивается полная защита и безопасность на территории другой Договаривающейся Стороны" (ст. 2).

Принципиальное место в двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений занимает определение общего правового режима. Это объясняется тем, что четкое обозначение общего юридического стандарта для иностранных инвестиций имеет важное значение для обеспечения благоприятного инвестиционного климата в любой стране. Новым, по сравнению с положениями российского законодательства, является включение в двусторонние международные соглашения о защите иностранных инвестиций условий режима, который получил в международно-правовой практике название "режим абсолютного стандарта". Такой режим предполагает общую характеристику предоставляемого иностранным инвестициям режима: "равноправный" и "справедливый режим", "режим, обеспечивающий полную и безусловную защиту инвестиций в соответствии с теми стандартами, которые приняты в международном праве".

Под принципом наибольшего благоприятствования понимается включение в международные договоры положения о том, что каждое из договаривающихся государств обязуется предоставить другому договаривающемуся государству, в той или иной указанной в договоре сфере их взаимоотношений права, преимущества, привилегии и льготы, столь же благоприятные, как и те, которые оно предоставляет или предоставит в будущем любому третьему государству. Формула "которое он предоставляет или предоставит в будущем любому третьему государству" охватывает режим, которым пользуется любое третье государство, независимо от того, основывается он на международном договоре, национальном законе или правоприменительной практике*(336).

Следует особо отметить, что режим наибольшего благоприятствования не может смешиваться или отождествляться с режимом недискриминации. Принципы, лежащие в основе этих режимов, имеют различное содержание. Суть принципа недискриминации состоит в праве требования условий таких, какими пользуются все, т.е. условий общих, одинаковых для всех.

Суть же принципа наибольшего благоприятствования состоит в праве требовать льготных, привилегированных условий. Поэтому режим наибольшего благоприятствования предполагает недискриминационный режим, но не сводится к нему. Принцип недискриминации является общим следствием суверенного равенства государств. Он имеет характер общеобязательной обычно-правовой нормы и потому не нуждается в договорном признании. Что же касается принципа наибольшего благоприятствования, он, как международно-правовая норма, имеет договорной характер*(337).

Принцип национального режима в странах с развитой экономикой является основополагающим по отношению к инвестиционной деятельности. При предоставлении национального режима зарубежным капиталовложениям, национальные и иностранные предприниматели выступают на рынке, за некоторыми исключениями, равноправными субъектами.

Особого внимания требует также вопрос о запретах на осуществление иностранных инвестиций в некоторых сферах экономической деятельности. Как известно, в международно-правовой практике допускаются определенные ограничения или запреты и в сфере иностранных инвестиций. Кстати, и в законодательстве СССР действовали правила занятия определенными видами деятельности для иностранных юридических лиц. К ним, например, были отнесены: промысловая добыча рыбы в водоемах, промысел рыбы и других живых ресурсов в территориальных водах, в экономической зоне, проведение исследований, разведка, разработка естественных богатств и осуществление иных работ на континентальном шельфе.

В перечне к договору между Российской Федерацией и США о поощрении и взаимной защите капиталовложений указаны отрасли и виды деятельности, в которых могут устанавливаться ограничения для иностранного инвестора. Согласно приложению к этому соглашению, Россия оставляет за собой право устанавливать или сохранять изъятия из национального режима в нижеуказанных отраслях или сферах деятельности: производство электроэнергии (в том числе на атомных и всех иных электростанциях, входящих в Единую энергосистему); производство урана и других делящихся материалов и изделий из них; собственность на землю, пользование недрами и природными ресурсами; промысловое морское рыболовство (в том числе и в морской исключительной экономической зоне); строительство, установка и эксплуатация средств связи; собственность на недвижимое имущество и осуществление посреднических операций с ним; добыча и переработка руд драгоценных металлов, редкоземельных элементов и драгоценных камней (включая необработанные); воздушный транспорт, морское и речное судоходство, обслуживание этих видов транспорта; государственные займы (кредиты); государственные дотации (субсидии); банковская деятельность; посреднические операции с ценными бумагами и валютными ценностями и связанные с ними услуги; собственность на государственные ценные бумаги; приобретение государственной и муниципальной собственности в процессе приватизации; страхование; средства массовой информации; частная детективная и охранная деятельность.

Что касается США, то они оставляют за собой право устанавливать или сохранять изъятия ограниченного характера из национального режима в нижеуказанных отраслях или сферах деятельности: воздушный транспорт; океанское и прибрежное судоходство; банковская деятельность; страхование; государственные дотации; государственные программы страхования и займов; производство электроэнергии и других видов энергии; брокерство в таможенной службе; собственность на недвижимое имущество; собственность и управление радиовещанием или общественными радио- и телестанциями; владение акциями в Корпорации спутниковой связи; эксплуатация подводных кабельных линий связи; пользование землей и природными ресурсами; горные разработки на государственных территориях; право первичной покупки продажи ценных бумаг, выпускаемых правительством США; морские и связанные с ними услуги.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 |