Имя материала: Инвестиционное право

Автор: Фархутдинов И.З.

Глава i. инвестиционное право - комплексная отрасль права

 

1.1. Основные и комплексные отрасли права: проблемы разграничения

 

Система права по своей внутренней структуре есть соединение действующих в государстве юридических норм в единое целое и их разграничение на институты, подотрасли и отрасли права*(6).

Для инвестиционного права имеет важное значение межотраслевое согласование, призванное помочь научно-теоретическому обоснованию места отрасли права в правовой системе России. Как справедливо утверждает известный российский ученый В.Ф. Яковлев, межотраслевое согласование должно носить конкретный характер и осуществляться на основе анализа комплекса юридических норм, регулирующих те или иные правовые отношения. При этом задача состоит не столько в устранении противоречий и нестыковок отдельных нормативно-правовых актов, регулирующих смежные сферы деятельности, сколько в том, чтобы добиться взаимообусловленности и взаимосогласованности норм в ходе правоприменительной практики. Так, в инвестиционном праве следует добиваться гармонизации правового режима инвестиций, например, с банковской и страховой сферами и т.д. В настоящий момент в инвестиционной сфере действуют десятки актов федерального уровня, регулирующих как гражданско-правовые, так и публично-правовые отношения. Поэтому возникает необходимость устранять несогласованность актов, принятых в разное время на разных уровнях различными нормотворческими органами, в целях оптимизации комплексного регулирования инвестиционных отношений*(7).

Правовая наука призвана обеспечивать совершенствование инвестиционного законодательства, изучать накопленный опыт, анализировать правовые основы регулирования инвестиционных отношений.

Одним из вопросов правовой науки является вопрос соотношения системы законодательства и системы права. Объективной основой отраслей права являются обособленные группы однородных общественных отношений, нуждающихся в специфических способах правового воздействия, и особых формах и методах правового регулирования. Предметом правового регулирования инвестиций в широком смысле этого слова выступают конкретные правоотношения, складывающиеся в отдельных областях экономики: промышленности, наукоемких технологиях, добычи и переработки полезных ископаемых, сельскохозяйственном производстве и т.д. В ходе осуществления инвестиционных проектов финансово-кредитные, организационно-управленческие, налоговые, трудовые отношения складываются в единое правовое пространство.

Тесная взаимообусловленность и взаимосогласованность отраслей права, регламентирующих инвестиционную деятельность, предполагают существование межотраслевых, комплексных нормативных актов.

К числу таких актов относятся законы о соглашениях о разделе продукции (СРП) и т.д. Представляют ли такого рода акты механическое соединение норм и правил, имеющих комплексный характер? Отнюдь нет, хотя бы потому, что право как таковое базируется на творческом подходе и правоприменительной практике. Сам правотворческий процесс немыслим без взаимопроникновения отраслей права.

Отсутствие в общей теории права достаточно надежных критериев разграничения отраслевых и комплексных совокупностей юридических норм и правил иногда видят там, где происходит сочетание и согласованность правовых отраслей.

Непосредственными критериями при разграничении отраслей права должны выступать юридические признаки. Бесспорно, отраслевой режим не может не быть сложным по своей внутренней структуре. При этом основные компоненты характеризуются особыми приемами регулирования и принципами, общими положениями, пронизывающими содержание той или иной отрасли. В частности, инвестиционное право воплощается в своеобразных, присущих только данной отрасли, формах и методах правового регулирования. Его отраслевые методы, составляющие комплексный механизм правового воздействия и обеспечения, основаны на двух элементарных началах - централизованном и диспозитивном регулировании. Последние в каждой отрасли в сочетании с совокупностью способов юридического воздействия (дозволениями, запретами, позитивным обязыванием) получают своеобразное выражение, что и сказывается прежде всего на правовом статусе субъектов - главной черте материнской (основной) отрасли с точки зрения свойственных ей форм и методов регулирования*(8). В связи с этим можно утверждать, что базовой правовой системой регулирования инвестиционных отношений является гражданское право.

Важнейшим теоретическим посылом также считается то, что юридические признаки вычленяют объективно существующие сегменты в правовой системе. Правовые критерии производны, так как они зависят, по большому счету, от материальных условий жизнедеятельности, что требует системообразующего подхода к оценке правовой сущности общественных (в данном случае - инвестиционных) отношений. Правовые режимы как таковые, возможность их перенесения на другие, казалось бы неспецифические, отношения обусловлены систематизирующими факторами.

Отрасли права находятся в сложных системных взаимоотношениях, иерархически зависимых друг от друга. Правообразующими отраслями являются конституционное, административное, гражданское, уголовное, процессуальное право, которые регулируют базисные звенья общественных отношений. Эти фундаментальные отрасли, выступающие в качестве ядра правовой системы, охватывают такие виды общественных отношений, которые по своему значению нуждаются в качественно-своеобразном правовом регулировании, что предопределяет типовые особенности правового инструментария. Во-первых, они олицетворяют базовые юридические режимы, требующие групповых методов регулирования. Например, принцип автономии воли сторон является базисным во всей системе гражданско-правовых отношений, следовательно, и в системе инвестиционных отношений. Во-вторых, фундаментальные отрасли отличаются "юридической чистотой", определенностью. В-третьих, они юридически первичны, цементируют исходный материал, который рождает правовой статус режимов других отраслей, и вследствие этого выступают в качестве заглавных подразделений в правовой системе.

Взаимообусловленность базовых отраслей можно представить следующим образом. Конституционное право является объективно основополагающей отраслью. Над ним как бы надстраиваются три материальные отрасли: с одной стороны, административное и гражданское право - отрасли регулятивного права, а с другой - отрасль, направленная, как правило, на выполнение охранительных задач, - уголовное право.

От конституционного права и от вышеобозначенных трех фундаментальных отраслей (гражданского, административного, уголовного) идут генетические, функциональные и структурные связи к соответствующим трем процессуальным отраслям: гражданско-процессуальной, административно-процессуальной, уголовно-процессуальной.

С точки зрения общей теории права наряду с основными подразделениями, обособляющимися по видовым юридическим режимам, имеются образования комплексного характера. В их ряду стоит и инвестиционное право. Оно, как комплексное образование, по мнению С.С. Алексеева, является не инкорпоративным собранием разноотраслевых норм, а выступает как юридически содержательное явление. Общим методологическим подходом является то, что правовые нормы в различном отображении юридической действительности имеют разноуровневый характер.

В экономических связях, возникающих из-за разделения труда между хозяйствующими субъектами, в том числе в ходе инвестиционной деятельности, преобладают моменты централизации и равенства, обусловленные обособлением имущества*(9).

Вопросы развития, утверждения системы права являются базисными в общей теории права. Это имеет бесспорную теоретическую значимость для научного обозначения роли и места инвестиционного права.

Для нашей темы большое значение имеет история разработки юридической природы комплексных образований. В.К. Райхер*(10), Ю.К. Толстой*(11) придерживались идеи, что комплексные отрасли права, в отличие от основных, не имеют особого места в правовой системе, им отводится лишь условное место в целях систематизации общепринятых норм и правил. Против деления отраслей права на основные и комплексные выступил О.А. Красавчиков*(12).

В пользу признания комплексных отраслей права высказался С.С. Алексеев, утверждая, что структура права не может быть с достаточной полнотой и точностью раскрыта, если не видеть ее органического единства с внешней нормой права, использование которой как категории комплексной отрасли права позволяет осветить механизм воздействия на систему права субъективного фактора развития законодательства*(13).

Идея основных и комплексных отраслей права была также поддержана Ю.К. Толстым*(14), О.С. Иоффе*(15) и М.Д. Шаргородским. Но они, в отличие от В.К. Райхера, не признавали комплексные отрасли составными частями системы права, рассматривая их как продукт систематизации правовых норм, используемый в различных целях. Впоследствии О.С. Иоффе пересмотрел свою позицию, присоединившись к критике точки зрения В.К. Райхера. Он категорически высказался против существования комплексных правовых отраслей и институтов*(16).

Теория основных и комплексных отраслей права наиболее предметно и обстоятельно рассматривалась в трудах Ю.К. Толстого, по мнению которого между основными и комплексными отраслями имеются следующие различия.

1. Каждая основная (самостоятельная) отрасль обладает предметным единством, тогда как комплексная отрасль лишена подобного единства.

2. В состав основных отраслей не могут входить нормы других отраслей права, в то время как комплексная отрасль по своему составу складывается из норм иных (основных) отраслей права.

3. Каждой основной отрасли права присущ свой специфический метод регулирования, тогда как комплексная отрасль использует ряд методов правового регулирования, почерпнутых из основных отраслей.

4. Основные отрасли занимают определенное место в системе права, напротив, комплексным отраслям отводится лишь условное место (в зависимости от целей систематизации) при систематике права.

Соображения о существовании комплексных отраслей в правовой системе основаны, считает он, на недоразумении, на некорректном использовании терминологии*(17). Под отраслью права понимается определенная совокупность норм, которая обладает единством предмета и метода регулирования. Что же касается нормативных массивов, то они четких логических (научно определенных) границ не имеют, а потому нередко прямо отождествляются с понятием отрасли права. Форма права не может быть оторвана от своего содержания, а потому и отраслевая дифференциация законодательства не может быть иной, чем система самого права: отраслей законодательства ровно столько, сколько отраслей права. В противном случае форма перестанет соответствовать своему содержанию. Именно в силу этого и нет не только комплексных отраслей права, считает Ю.К. Толстой, но и комплексных отраслей законодательства.

Первый шаг в освещении системы права заключается в том, что непосредственным критерием разграничения отраслей права должны выступать, отмечает С.С. Алексеев, именно юридические признаки. Один из них - метод правового регулирования. Всю совокупность юридических черт отрасли можно охарактеризовать в целом как юридический режим. Каждая отрасль права с юридической стороны выделяется в правовой системе именно таким режимом регулирования. Отраслевой режим в рамках соответствующего участка правовой действительности пронизывает все частицы правовой ткани, весь комплекс свойственного данной общности норм юридического инструментария. Отраслевой режим отличается известной замкнутостью, своего рода суверенностью, он не применим к отношениям, лежащим за пределами отрасли. Поэтому важно в ходе правоприменительной практики выяснить, под эгиду какого юридического режима попадает конкретный жизненный случай.

С.В. Поленина также не поддерживает идею о существовании комплексных отраслей права, но вместе с тем считает реальным фактом наличие комплексных правовых институтов. Межотраслевые институты - наиболее распространенная разновидность комплексных правовых институтов. Они возникают на стыке смежных отраслей права, т.е. отраслей, обладающих известной общностью регулируемых ими отношений*(18).

Что примечательно, к гражданскому праву смежными в наиболее общем виде будут все отрасли, регламентирующие отношения, которые имеют имущественный характер (административное, финансовое, земельное, трудовое, инвестиционное право и т.д.).

Очевидно, что в инвестиционном праве накоплена достаточная отраслеобразующая "критическая масса" нормативного материала. Количество нормативно-правовых актов, непосредственно или косвенно регулирующих инвестиционные отношения во всем их многообразии, перевалило за сотню. Налицо превращение группы взаимосвязанных "пограничных" институтов в новую отрасль права - инвестиционное право, что подтверждается появлением новых, присущих только данной группе институтов, понятий и конструкций, а также формированием общей части, содержащей принципы, общие начала, распространяющиеся в равной мере на все регламентируемые этой отраслью отношения.

Накопление "критической массы" в совокупности взаимосвязанных "пограничных" правовых институтов инвестиционного права означает не простое арифметическое разрастание нормативного материала до определенного предела, достижение которого означало бы признание факта существования новой отрасли права. Как известно, в ходе эволюционного развития количество переходит в качество, происходит определенный скачок, в результате которого появляются новые свойства, касающиеся предмета, метода, принципов и механизма правового регулирования определенной области общественных отношений.

Для признания юридических норм отраслью права необходим особый вид общественных отношений, который в данных условиях объективно требует юридически своеобразной правовой регламентации, и прежде всего - регламентации при помощи особого метода*(19).

При этом возникает вопрос: обладает ли инвестиционное право особым методом регулирования? Вопрос не риторический, требующий ясного конкретного ответа.

Что касается базовых отраслей права, здесь все просто: они обладают всеми присущими им признаками (структурными особенностями, юридическим своеобразием, наличием специфического предмета). Комплексные же отрасли - только частью этих признаков. Комплексные отрасли имеют лишь особый предмет (рассматриваемый в иной плоскости, нежели предметы основных отраслей) и некоторые черты юридического своеобразия, а именно - самостоятельную область законодательства, некоторые единые принципы, положения, приемы регулирования. Однако у них нет главных черт юридического своеобразия - "своего" метода и механизма регулирования.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 |