Имя материала: Информационное право

Автор: Копылов Виктор Александрович

Глава 7. информация как объект самостоятельного оборота

7.1. Вопросы информационной собственности

Одним из определяющих положений информационного права является право собственности, возникающее в связи с информацией, под которым можно понимать право каждого признавать информацию «своей собственной». Для того чтобы ответить на вопрос о том, что та кое «информационная собственность» или «собственность на информацию», надо еще раз рассмотреть особенности и юридические свойства информации как объекта права. Правильнее всего было бы установить правомочия «информационного собственника» по аналогии с правомочиями вещного собственника: право владения, пользования и распоряжения.

Суть права вещной собственности заключается в том, что конкретная вещь может принадлежать одновременно только одному лицу - собственнику. Принцип распространяемости информации, основанный на одноименном юридическом свойстве информации (см. гл. 3), говорит о том, что одна и та же информация (ее содержание, сведения о чем-либо или о ком-либо) может принадлежать одновременно неограниченному кругу лиц (т.е. ею может обладать или знать ее содержание неограниченный круг лиц). А тогда, что же такое информационный собственник? И можно ли говорить об исключительном праве владения, пользования и распоряжения информацией?

Законодатель распространил на информационные ресурсы, в том числе на библиотечные фонды и архивы, институт собственности (см. федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации», «О библиотечном деле», Основы законодательства РФ «Об Архивном фонде Российской Федерации и архивах»). При этом, закрепляя право собственности на такие информационные объекты, законодатель, по сути дела, регулирует только отношения собственности на носитель информации и оставляет без внимания отношения, возникающие при использовании информации, отраженной на носителе. Например, в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» (п. 3 ст. 6) установлено: «Государство имеет право выкупа документированной информации у физических и юридических лиц в случае отнесения этой информации к государственной тайне. Собственник информационных ресурсов, содержащих сведения, отнесенные к государственной тайне, вправе распоряжаться этой собственностью только с разрешения соответствующих органов государственной власти». А это означает, что, передав государству носитель, содержащий информацию, отнесенную к государственной тайне, собственник такой документированной информации свободен в передаче третьим лицам сведений, содержащихся в этих ресурсах, так как понятие «распоряжение» по отношению к документированной информации законодателем не раскрыто.

Есть примеры, когда законодатель распространяет право собственности прямо на информацию. Такая норма установлена Федеральным законом «О соглашениях о разделе продукции».

«Статья 11. Право собственности на имущество и информацию

2. Вся первичная геологическая, геофизическая, геохимическая и иная информация, данные по ее интерпретации и производные данные, ...полученные инвестором в результате выполнения работ по соглашению, принадлежат на праве собственности государству. При соблюдении условий конфиденциальности, предусмотренных соглашением, инвестор имеет право свободно и безвозмездно пользоваться указанными информацией, данными и образцами в целях выполнения работ по соглашению. Порядок пользования указанными информацией, данными и образцами, а также порядок их вывоза за пределы Российской Федерации определяются соглашением в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Это две крайние, но, к сожалению, не взаимоувязанные точки зрения.

Есть и третий подход. Гражданским кодексом РФ информация введена в состав объектов гражданских прав наряду с вещами, имущественными правами, интеллектуальной собственностью.

«Статья 128. Виды объектов гражданских прав

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага».,

К сожалению, далее законодатель не определяет понятие «информация» в смысле объекта гражданского права, кроме случая, когда информация составляет служебную и коммерческую тайну.

«Статья 139. Служебная и коммерческая тайна 1. Информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами.

2. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными настоящим Кодексом и другими законами. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в том числе контракту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору».

На основании изложенного можно говорить о недостаточной урегулированности отношений по поводу информации как объекта гражданского права. Включение информации в состав Гражданского кодекса РФ в полном объеме — актуальнейшая задача. Необходимо решить проблему собственности на информацию на законодательном уровне, имея в виду согласованное применение к информации, информационным объектам институтов авторского права и вещной собственности (на основе принципа информационного объекта или принцип двуединства информации и ее носителя).

В частности, российское авторское право (см. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах»), защищая только исключительное право на использование произведения, как бы «забывает» о наличии самого этого произведения, в первую очередь документа-оригинала (подлинника) произведения. Об этом пробеле в российском законодательстве говорят, например, С.А. Чернышева и И.Л. Бачило. Проблема становится еще более актуальной при «перенесении» механизма авторского права в информационные сети и в Интернет.

Из изложенного следует, что информация как объект правоотношений и, в частности, как объект гражданского оборота, изучена мало. Отсюда важна роль исследований, направленных на изучение феномена информации в рамках гражданских правоотношений.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |