Имя материала: Исполнительное производство

Автор: И. М. Вставская

Глава 2. правоотношение в исполнительном производстве и его субъекты

 

2.1. Понятие правоотношений в исполнительном производстве

 

Выявляя сущность правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, необходимо прежде всего определить само понятие правоотношений. Правоотношения представляют собой волевые общественные отношения, возникающие на основе норм права, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством. В правоотношениях можно выделить следующие элементы: субъекты - участники правоотношений, имеющие субъективные права и юридические обязанности; содержание - субъективное право и юридическая обязанность, принадлежащие участникам правоотношений; объект - то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений. Основаниями возникновения, изменения или прекращения правоотношений являются юридические факты.

Правоотношениям, возникающим в исполнительном производстве по ранее действовавшему законодательству, были присущи черты гражданских процессуальных правоотношений. Частично эти черты сохранились и в действующем законодательстве, регулирующем исполнительное производство.

В результате реформирования законодательства об исполнительном производстве в 1997 г. существенно изменилась процедура принудительного исполнения актов судебных и других органов гражданской юрисдикции. В этой связи в юридической литературе развернулась широкая дискуссия по вопросу о том, какова природа правоотношений в исполнительном производстве. Высказывались различные точки зрения на этот счет. Так, некоторые ученые-процессуалисты продолжали рассматривать исполнительные правоотношения в качестве гражданских процессуальных. Вместе с тем появилось мнение, что правоотношения в исполнительном производстве не входят в систему гражданских процессуальных отношений, поскольку являются административными, так как одна из сторон их - судебный пристав-исполнитель, состоящий на государственной службе в органе исполнительной власти. Впрочем, высказывалась и такая точка зрения, что "правоотношения в исполнительном производстве не являются ни "чисто" гражданскими процессуальными, ни "чисто" административно-правовыми отношениями" <1>. Профессор В.С. Анохин приходит к выводу, что "правоотношения в исполнительном производстве не являются однородными: те из них, которые возникают из выполнения судебных актов и осуществляются под контролем и при непосредственном участии суда, являются процессуальными; те, которые возникают из отношений власти и подчинения, субординации судебных приставов-исполнителей по отношению к своим вышестоящим органам и должностным лицам, а также из отношений по выполнению решений несудебных органов, иных органов, - административно-правовыми отношениями".

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография И.Б. Морозовой, А.М. Треушникова "Исполнительное производство" включена в информационный банк согласно публикации - Городец, 2004 (3-е издание, исправленное и дополненное).

 

<1> Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. М., 1999. С. 51.

 

Причина возникновения столь различных взглядов на рассматриваемый вопрос заключается в том, что, во-первых, законодатель пошел по пути принятия самостоятельного специального закона об исполнительном производстве вместо внесения изменений и дополнений в процессуальные кодексы, во-вторых, в свете нового законодательства исполнительное производство оказалось организационно выведенным из сферы судебной власти и переданным в ведение органов исполнительной власти, что привело к сокращению контрольных функций суда в исполнительном производстве.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве" непосредственное осуществление функций по исполнению судебных актов и актов других органов возлагается на судебных приставов-исполнителей, объединенных в соответствующие подразделения, возглавляемые старшими судебными приставами. Следовательно, в правоотношениях в исполнительном производстве действует основной и обязательный субъект - судебный пристав-исполнитель, без которого не возникают сами эти правоотношения.

Как и гражданские процессуальные правоотношения, отношения в исполнительном производстве возникают только между двумя субъектами - судебным приставом-исполнителем и участниками процесса исполнения (взыскателем, должником, представителем, понятыми, специалистом и т.д.). Должник, взыскатель, специалист в правоотношениях между собой не состоят. Эти отношения не могут возникать помимо специального субъекта - судебного пристава-исполнителя. Данная особенность правоотношений в исполнительном производстве объясняется тем, что законом судебному приставу-исполнителю отведена главная роль в выполнении задач процесса реализации юрисдикционных актов. Судебный пристав-исполнитель, решая вопрос о возбуждении исполнительного производства, предлагает должнику в пятидневный срок в добровольном порядке исполнить исполнительный документ, решает вопросы о применении к должнику мер принудительного исполнения, в том числе налагает арест, изымает, передает на хранение и реализует арестованное имущество должника, объявляет розыск должника, его имущества или розыск ребенка, применяет к участникам исполнительных правоотношений в случае невыполнения законных требований штрафные санкции и др.

Поскольку судебный пристав-исполнитель - представитель органа государственной власти, то и правоотношения, возникающие в исполнительном производстве, носят властный характер. Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на территории Российской Федерации. За невыполнение требований судебного пристава-исполнителя законом предусмотрена ответственность (ст. 6, 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Таким образом, правоотношения в исполнительном производстве как гражданские процессуальные и административно-правовые отношения являются "властеотношениями", так как в них отсутствует равенство субъектов правоотношений.

В правоотношениях в исполнительном производстве просматриваются отношения подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим, что является признаком административно-правовых отношений. Этот признак правоотношений нашел подтверждение в действующем законодательстве, определяющем, что служба судебных приставов входит в систему органов Министерства юстиции РФ и возглавляется Главным судебным приставом - руководителем федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов. Службы судебных приставов в субъектах Российской Федерации возглавляют Главные судебные приставы субъектов Российской Федерации, которых назначает на должность и освобождает от должности Главный судебный пристав. Старшие судебные приставы возглавляют подразделения судебных приставов и назначаются и освобождаются от должности Главными судебными приставами субъектов Российской Федерации. Судебные приставы назначаются на должность и освобождаются от должности также судебными приставами субъектов Российской Федерации (ст. 9 Федерального закона "О судебных приставах").

Однако подчинение в системе органов принудительного исполнения, в отличие от других властных структур, носит лишь организационный и методический характер и никак не связано с непосредственной деятельностью по исполнению юрисдикционных актов. Так, в отличие от должностных лиц таких государственных органов, как, например, таможенные органы или органы налоговой полиции, судебный пристав-исполнитель обладает большей процессуальной независимостью в своих действиях и самостоятельно решает многие вопросы. Данное утверждение основывается на том, что в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов; рассматривает заявления сторон по поводу исполнительного производства и их ходатайства; выносит соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования; имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки, проводить у работодателя проверку исполнения исполнительных документов на работающих у него должников, а также совершать многие другие действия, предусмотренные в ст. 12 Федерального закона "О судебных приставах". Причем список полномочий, приведенных в указанной статье, не исчерпывающий и может быть дополнен, так как судебный пристав-исполнитель имеет право совершать иные действия, предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

Так же как и суд, наиболее важные решения, которые затрагивают интересы сторон и других лиц, судебный пристав-исполнитель выносит в форме процессуального акта-постановления. Постановление должно быть вынесено при возбуждении исполнительного производства (ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), при отложении исполнительных действий (ст. 38 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), в случае объявления розыска должника, имущества или ребенка (ст. 65 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), в случае наложения штрафа (ст. 115 Федерального закона "Об исполнительном производстве") и т.д.

Только суд может признать действия судебного пристава-исполнителя незаконными и отменить принятое им решение. Подобными полномочиями, исходя из содержания ст. 14, 127 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в настоящее время обладают также должностные лица Службы судебных приставов - главные и старшие судебные приставы, их заместители. Ограничены в своих полномочиях на стадии принудительного исполнения органы прокуратуры. Так, в отличие, например, от прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" не наделяет прокурорских работников правом непосредственно вмешиваться в процесс принудительного исполнения юрисдикционных актов, давать обязательные для исполнения указания, отменять незаконные решения и т.д.

Правоотношения в исполнительном производстве, как и правоотношения по рассмотрению и разрешению, например, гражданских дел, обеспечивают непосредственную защиту гражданских и иных прав, они тем не менее не являются правоотношениями по осуществлению правосудия. Судебный пристав не выясняет обстоятельств спорного материального правоотношения, не исследует связанных с этим доказательств, не судит о материальном праве. Его основная задача состоит в применении принуждения, предписанного исполнительным документом и законом, причем организует он исполнение судебных и иных актов в большинстве случаев императивными методами.

Как и гражданские процессуальные правоотношения, правоотношения в исполнительном производстве пронизывают правовая инициатива и диспозитивность. Установление диспозитивного начала во взаимоотношениях субъектов в процессе принудительного исполнения чрезвычайно важно, поскольку именно на этом этапе правоохранительной деятельности в большинстве случаев происходит реальная защита субъективных материальных прав.

Диспозитивное начало в исполнительном производстве обусловлено природой гражданских прав, материальных по сути, которые обрели бесспорный характер посредством закрепления их в судебном решении. Присущий исполнительному производству принцип диспозитивности означает, что правовые отношения в исполнительном производстве возникают, изменяются и прекращаются в основном по инициативе материально заинтересованных участников, которые имеют возможность с помощью судебного пристава-исполнителя распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Безусловно, решающее значение в этом играет позиция взыскателя.

Исполнительный лист выдается судом взыскателю после вступления судебного акта в законную силу. Взыскатель вправе предъявить исполнительный лист к исполнению, что будет одним из оснований для возбуждения исполнительного производства. Принцип диспозитивности также непосредственно связан с положениями закона, определяющими основания прекращения исполнительного производства путем принятия судом отказа взыскателя от взыскания, утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником, отказа взыскателя от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Следовательно, в соответствии с принципом диспозитивности процесс принудительного исполнения не может быть прекращен вопреки воле материально заинтересованного лица (взыскателя), если нет объективных оснований для прекращения исполнительного производства.

Диспозитивное начало в исполнительном производстве относительно должника выражается в праве последнего указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь (п. 5 ст. 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Повлиять на процесс принудительного исполнения должник может также посредством обращения в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения исполнительного документа, а также об изменении способа и порядка исполнения (ст. 37 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Проявлением принципа диспозитивности в исполнительном производстве также является право взыскателя или должника обжаловать решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, и тем самым возбудить в суде соответствующее производство.

Отличительным признаком исполнительных правоотношений, как, впрочем, и гражданских процессуальных, является их обязательная урегулированность нормами права. Эти правоотношения возможны только в правовой форме. В отличие от материальных отношений, они не могут существовать как фактические, т.е. не будучи урегулированными нормами права.

Единство гражданских процессуальных правоотношений и правоотношений в исполнительном производстве проявляется в основаниях возникновения этих правоотношений. Иными словами, юридическими фактами в правоотношениях в исполнительном производстве, как и гражданских процессуальных правоотношениях, являются только юридические действия участников. При этом каждое действие субъекта исполнительного производства представляет собой осуществление предоставленных им прав или возложенных обязанностей и одновременно есть основание для возникновения прав или обязанностей у другого субъекта исполнительного производства на совершение определенных действий. Так, предъявление взыскателем к исполнению исполнительного документа с неистекшим сроком давности влечет за собой обязанности судебного пристава-исполнителя в трехдневный срок вынести постановление о возбуждении исполнительного производства и предоставить должнику срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Неисполнение должником требований исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения, порождает право и обязанность судебного пристава-исполнителя применить к нему меры принудительного исполнения, в том числе наложить арест на имущество должника, передать его на реализацию и т.д.

В отличие от материальных правоотношений, такие юридические факты, как события, не могут порождать правовых последствий в исполнительном производстве. Примером может стать смерть взыскателя или должника. Само по себе такое событие дает определенному лицу (правопреемнику) лишь право занять место умершего участника в исполнительном производстве, но не наделяет его соответствующими правами и обязанностями взыскателя или должника. Правовой результат наступает только после того, как судебный пристав-исполнитель в соответствии со ст. 52 Федерального закона "Об исполнительном производстве" своим постановлением произведет замену выбывшей стороны в исполнительном производстве ее правопреемником, определяемым судом или иным уполномоченным органом.

В свою очередь, административно-правовые отношения могут возникать, изменяться и прекращаться не только в результате совершения участниками действий, но и посредством наступления событий. Этим административно-правовые отношения существенным образом отличаются от гражданских процессуальных отношений в исполнительном производстве.

По структуре правоотношения, возникающие в исполнительном производстве, совпадают со структурой гражданских процессуальных правоотношений. С момента предъявления исполнительного документа к исполнению и возбуждения исполнительного производства возникает единое правоотношение, состоящее из элементарных правоотношений типа "судебный пристав-исполнитель - взыскатель", "судебный пристав-исполнитель - переводчик", "судебный пристав-исполнитель - должник", "судебный пристав-исполнитель - хранитель" и т.п. Как и гражданское процессуальное правоотношение, правоотношение в исполнительном производстве - это единое (комплексное) правоотношение, поскольку ни одно из элементарных правоотношений существовать самостоятельно не может. Конкретный состав элементарных правоотношений зависит от особенностей конкретного исполнительного производства. Завершается же правоотношение в исполнительном производстве моментом вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что правоотношения, возникающие в исполнительном производстве между судебным приставом-исполнителем и взыскателем, должником, а также иными участниками, весьма схожи с административно-правовыми отношениями, так как основным субъектом их является представитель органа исполнительной власти - судебный пристав-исполнитель. Вместе с тем ввиду того, что исполнительное производство в свете нового законодательства продолжает оставаться стадией гражданского и арбитражного процесса, на которой важная роль отводится судебным органам, а сам процесс исполнения пронизан принципом диспозитивности, основаниями для его возникновения являются только юридические действия участников, судебные приставы-исполнители независимы в принимаемых решениях и подконтрольны лишь суду, правоотношения в исполнительном производстве следует рассматривать как разновидность гражданских процессуальных. Подобное решение вопроса о природе исполнительных правоотношений не только основано на существующей правовой доктрине, но и находит подтверждение в правоприменительной практике.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 |