Имя материала: История отечественного государства и права. Часть 1

Автор: О.И. Чистяков

§ 3. курляндское герцогство

 

Герцогство образовалось после распада Ливонии за счет выделения земель к югу от Даугавы (Западной Двины). Оно с самого начала попало в вассальную зависимость от польско-литовского короля Сигизмунда II Августа. В 1561 г. был заключен договор, по которому последний магистр Ливонского ордена, а теперь герцог Курляндии Г. Кеттлер стал таким вассалом. Территория герцогства неоднократно изменялась в ту или другую сторону, пока в 1795 г. оно не было включено в состав России.

Таким образом, герцогство, собственно говоря, никогда не было самостоятельным государством.

Но герцог зависел не только от Польши, от Речи Посполитой, но и от своих собственных вассалов, бывших рыцарей Ливонского ордена, которые не очень хотели ему подчиняться.

В герцогстве установилась дворянская анархия. Свою власть дворяне осуществляли через курляндский ландтаг, который стал узкосословным органом, благо из него были изгнаны представители городов, не имевших в герцогстве большой силы, и даже духовенства.

Пользуясь своей силой, дворяне превратили лены, полученные еще во времена господства Ливонского ордена, в аллоды, т.е. частную собственность. Таким образом, дворяне становились неограниченными господами в присвоенных землях. По существу, единственным признаком вассальных отношений осталась обязанность выставлять определенное число воинов (в зависимости от величины земель) в войско герцога. Дворяне обязаны были также приносить формальную присягу верности герцогу и признавать его судьей в своих спорах.

Единственной статьей дохода для герцога оставались поступления от земель, ранее бывших под непосредственным управлением Ливонского ордена. Впрочем, и эти земли приходилось раздавать дворянам в виде новых ленов, а также в аренду и в качестве залога за ссужаемые герцогу деньги. Дворяне были освобождены от таможенных и акцизных сборов. Им предоставлялось право торговли и корчмарства, но важнейшей их привилегией была власть над крестьянами, в том числе судебная.

Столь небольшое государство, как герцогство Курляндское, уже вскоре подверглось процессу феодального дробления. А первоначально его поделили сыновья Кеттлера, создавшие, по существу, независимые немецкие княжества. Единственной силой, скреплявшей государство, оставался ландтаг. Правда, это довольно скоро кончилось, поскольку один из наследников Кеттлера запутался в борьбе с дворянством и был лишен власти, которая целиком перешла к его брату. Но власть герцога продолжала убывать, что проявилось в принятии конституции герцогства, написанной комиссией, состоявшей из поляков. Конституция, а также свод уголовных и гражданских законов, получивших название Курляндского статута, отменяли все предыдущее законодательство, но закрепляли привилегию дворянства.

По конституции при герцоге создавался особый совет, без которого он не мог решать ни одного важного политического вопроса. В совет входили четыре представителя от дворянства и два доктора права. Совет и четыре обергауптмана составляли высший придворный суд (гофгерихт) - первую инстанцию по уголовным делам для дворян, решение которой они могли обжаловать в существовавшем при польском короле суде. Для всего остального населения, за исключением крепостных крестьян, герцогский суд был апелляционной инстанцией.

Территория герцогства была сначала разделена на четыре обергауптманства, а позже на ландтагские округа, которых было свыше 20. Обергауптманы являлись одновременно судьями для дворян по гражданским делам, а для всех остальных свободных людей - по гражданским и уголовным делам. Крестьян в герцогских имениях по уголовным и гражданским делам судили гауптманы, а крестьян частновладельческих - сами помещики, приглашая в важнейших случаях в качестве ассистентов соседних помещиков.

Ландтаг отстаивал интересы дворянства от малейших поползновений герцога, а главное, принимал все меры к укреплению господства над крестьянством. Ландтаг рассматривал важнейшие вопросы внутренней политики герцогства, вносимые герцогом законопроекты, в том числе о предполагаемых налогах. Собирался ландтаг не реже одного раза в два года, обычно в Митаве (Елгаве) - столице герцогства.

В социально-национальном отношении Курляндия представляла собой как бы слоеный пирог: командовала герцогством, как уже отмечалось, Речь Посполитая, поляки; верхушку герцогства составляли немцы, немецкие феодалы; а вся эта пирамида опиралась на крестьянство, принадлежащее к коренному населению, преимущественно к предкам латышей. Крестьяне Курляндии, как и большинства феодальных государств, делились на две категории - герцогских и владельческих. Первым жилось получше, эксплуатация вторых была сильнее. В частности, герцогские крестьяне могли жаловаться на управляющих имениями, повинности герцогских крестьян были нормированы, и управляющие не могли их самостоятельно увеличивать. Однако когда герцог закладывал свои имения, то залогодержатели эксплуатировали его крестьян больше, чем собственных.

В частновладельческих имениях круг и размеры повинностей устанавливались самими землевладельцами. Пределы эксплуатации ограничивались лишь физическими возможностями крестьянина и опасениями, что работники могут просто разбежаться. При этом в Курляндии преобладала барщинная система: при высокой товарности сельскохозяйственных продуктов феодалам было выгодно использовать собственную запашку. Кроме полевой барщины использовалась и всякая иная - лесная, строительная и т.п.

Наряду с барщиной применялся и оброк, как натуральный, так и денежный.

Крестьяне, отбывавшие барщину, объединялись в хозяйственные единицы - волости, которыми командовали старосты. Старосты назначались из самих крестьян и получали вознаграждение в виде освобождения от собственных повинностей целиком или частично. Позже они стали получать иногда дополнительное вознаграждение деньгами или зерном. Старосты занимались также поимкой беглых крестьян и выколачивали оброк. Эти должностные лица давали присягу на верность герцогу или хозяину имения.

В Курляндии существовал также специальный аппарат для охраны лесов и поддержания порядка в них. При этом нападение на лесника каралось даже смертной казнью, позднее замененной телесным наказанием.

Землепользование крестьян было нормировано. Единицей измерения являлся так называемый гак. Крестьянин мог получить полный гак или его часть. Размеры повинностей определялись количеством земли.

Существовали в Курляндии и бобыли, выполнявшие только пешую барщину, а также занимавшиеся ремеслами.

Крестьяне-хозяева сами обычно барщину не выполняли, за них работали батраки, имевшие право переходить из одного имения в другое, но землевладельцы стремились ограничить право их перехода.

В XVII в. было установлено, что батрак должен отработать у нанимателя не меньше года. В то же время ландтаг установил нормы оплаты батрацкого труда, включавшие расходы на пропитание и довольно скудную одежду. Кроме того, батраку давали клочок земли и посевной материал для собственных нужд.

Поденным работникам устанавливалась оплата в зависимости от времени года, зимой в 1,5 раза меньше.

В Курляндии имелась и небольшая группа "свободных землевладельцев" - оброчных крестьян, подчинявшихся не имению, а непосредственно гауптману. Они были лично свободными и несли небольшие повинности. Земля принадлежала им на праве частной собственности. Эту категорию составляли бывшие мелкие вассалы ордена или крестьяне, которые каким-то образом сумели выбиться из крепостного состояния.

До конца XVI в. право иметь крепостных крестьян принадлежало и немцам, не относящимся к числу феодалов, в том числе ремесленникам и прочим горожанам. С этого же времени такая привилегия стала распространяться только на дворянство.

В силу патриархальной феодальной традиции господа несли и одну важную обязанность в отношении крестьян: во время голода они должны были кормить своих крестьян, которые в противном случае могли свободно покинуть хозяев. Беглые же крестьяне должны были быть возвращаемы своему хозяину без всякого срока. Правда, позже такой срок был установлен в сто лет.

Уже с начала XVII в. отмечается право распоряжения крестьянами: их продают, меняют, передают по наследству.

Полурабское положение курляндских крестьян не могло не вызвать их сопротивления. Не случайно, опасаясь крестьянских восстаний, ландтаг еще в 1567 г. запретил крестьянам иметь оружие.

Что касается городского населения, то оно было немногочисленно. Дело в том, что ремесло в Курляндии первоначально развивалось не столько в городах, сколько в селах. Городов было мало и они были небольшими. В силу этого первоначально все города принадлежали герцогу и лишь постепенно некоторые из них стали получать магдебургское право, т.е. самоуправление.

Ремесло развивалось больше, чем торговля, поэтому цеховая организация ремесленников сложилась раньше, чем гильдейская у купцов. Следует отметить, что ремесленники работали не только на внутренний рынок, но и на экспорт. В то же время местные купцы были не столь сильны, чтобы самим организовать внешнюю торговлю. Поэтому, например, на протяжении всего XVII в. в Либаве (Лиепае) внешнюю торговлю держал в своих руках амстердамский торговый дом. Торговали и другие голландские компании.

Первоначально городское население по своему статусу мало отличалось от сельского, но со временем оно получает более высокий статус.

Города поддерживали герцога, однако поскольку они сами были слабы, то эта поддержка не имела для него существенного значения.

Таким образом, в Курляндии сложился достаточно четкий сословный строй, которому соответствовала и государственная организация. Сформировалась также правовая система, вернее три самостоятельных системы - дворянское (рыцарское), городское и крестьянское право.

Курляндское герцогство явилось заметной страницей в истории Прибалтики. Оказало оно определенное влияние и на развитие впоследствии российского дворянства и даже российской монархии.

 

***

 

Прибалтика с давних пор входила в орбиту Древнерусского государства. В условиях феодальной раздробленности и монгольского нашествия влияние русских княжеств здесь ослабло. Этим воспользовались крестоносцы, по преимуществу немецкие, создавшие в XIII в. самостоятельные государства Прибалтики. В отличие от литовцев, предкам латышей и эстонцев создать свою государственность не удалось. Пришельцы стали господствующим классом, а коренное население - классом угнетенным. Немцы не позволили коренному населению иметь какие-нибудь свои национальные институты. Вместе с тем нельзя не отметить, что в Прибалтику пришли не только рыцари. Здесь поселились немецкие купцы и ремесленники, строившие прекрасные города, дворцы, храмы.

Подобно Закавказью, Прибалтика стала ареной столкновений нескольких держав. Кроме немцев сюда вторгались Дания, Швеция, Польша, время от времени перекраивавшие политическую карту Прибалтики. Только присоединение к России создало здесь определенную политическую стабильность, а вместе с ней условия для всестороннего развития края, выведшие его в число наиболее передовых районов Российской империи.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 |