Имя материала: История отечественного государства и права. Часть 1

Автор: О.И. Чистяков

Глава 10. закавказские и среднеазиатские государства, их правовые системы (конец xiv - середина xix вв.)

 

§ 1. Закавказские государства и право

 

Если Русь в конце XIV в. нанесла первый сокрушительный удар по монголо-татарам на Куликовом поле, но не смогла все же освободиться от ордынского ига, то власть монголов в Закавказье и Средней Азии в это время пала в результате крушения державы Хулагидов. Однако вслед за тем Закавказье и Средняя Азия, особенно вторая, оказались в сфере деятельности Тимура и его потомков.

Тем не менее в XV в. восстанавливается и существует государство Ширван, а также грузинские царства и княжества. Но тогда же Закавказью начинает угрожать Турция, только что разделавшаяся с Византией. В этих условиях некоторые грузинские правители пытаются завязать связи с европейскими державами, надеясь на их помощь. Не получив ее, Грузия обращает взор на север. Например, Кахетинское царство среди первых послало своих представителей в 1491 г. в Москву. Кахетинский царь Александр (1476 - 1511) надеялся установить дружеские связи с Иваном III, что было очень важно для Грузии, поскольку Московское государство стало уже заметной силой в Европе. В XVI в. русские купцы установили широкие торговые связи с Азербайджаном и Арменией. В 1564 г. армяне и грузины обратились за помощью к Ивану IV, но он, поглощенный своими войнами, не смог помочь южным соседям.

В начале XVI в. на территории Южного Азербайджана и Персии возникло персидское государство Сефевидов. Уже вскоре оно вступило в соперничество с османской Турцией за обладание Закавказьем. Турки одержали верх, захватив все Закавказье. Впрочем, на этом дело не закончилось, и на протяжении последующих веков Закавказье остается ареной борьбы между его южными соседями.

В этой борьбе народы не были лишь пассивным объектом раздела сфер влияния между Персией и Турцией. Они активно сопротивлялись обоим захватчикам. Нередко народы Закавказья и соединяли свои усилия в борьбе с общим врагом. Так, в начале XVIII в. картлийский царь Вахтанг VI объединился против персов с армянским ополчением Карабаха. В XVIII в. армяне совместно с азербайджанцами боролись в Карабахе против турецких оккупантов.

В то же время захватчикам помогали постоянные раздоры между различными правителями закавказских царств и княжеств. В этих раздорах приняли участие и дагестанские феодалы, занимавшие стратегически важные проходы из Закавказья на Северный Кавказ, что мешало, в частности, связям Закавказья с Россией, которая со все нарастающей энергией старалась расширить сферу своего влияния на Закавказье.

Стремление России совпадало с интересами закавказских народов, видевших в ней спасительницу от персидского и турецкого ига. Закавказские монархи вновь, как и в предыдущие века, обращаются к российским царям с просьбами о все более тесном объединении. Так, в 1638 г. царь Мегрелии просил Михаила Федоровича принять его в подданство России <*>. В 1641 г. русский царь направил грамоту кахетинскому царю Таймуразу I, в которой, вспоминая о переговорах еще Ивана IV с грузинами, принимал этого монарха с его землями в подданство России <**>.

--------------------------------

<*> См.: Под стягом России. Сборник архивных документов. М., 1992. С. 182 - 183.

<**> См.: Там же. С. 183 и сл.

 

В 1653 г. в российское подданство была принята Имеретия <*>.

--------------------------------

<*> См.: Там же. С. 192.

 

Подобного рода акты издавались и в последующие десятилетия, однако по большей части не имели практического значения: Россия еще была недостаточно сильна, чтобы реально осуществлять свою сеньориальную власть над присоединяющимися землями, защитить их от персидских и турецких захватчиков. В 1724 г. она признала всю Грузию владением Турции. Только в самом конце XVIII и особенно в XIX в. Закавказье постепенно переходит под руку Российской империи.

В XIV - XVIII вв. государственность, хотя по большей части в форме феодальной зависимости от Персии или Турции, имела в основном Грузия, раздробленная на множество царств и княжеств. В меньшей степени то же можно сказать и об Азербайджане. Армения в это время своей государственности вообще не сохранила.

Грузинские государства и право. Общественный строй. Подобно Руси, в Грузии класс феодалов распадался на крупных - дидебулов, впоследствии именовавшихся тавадами, средних - азнауров, делившихся, в свою очередь, на различные группы, и мелких феодалов - мсахури, подобных русским тиунам, стоявшим на грани между феодалами и зависимыми людьми.

В городах жили купцы и ремесленники. Верхушка купечества была привилегированной, в частности, она использовалась для различных государственных поручений в международных сношениях. Средние торговцы - моколаке тоже обладали некоторыми правами. Были среди торговцев и крепостные царя, дидебулов, церкви.

Городские ремесленники объединялись в цехи.

Сословие крестьян (глехов) постоянно расширялось за счет посаженных на землю военнопленных, обедневших мсахури и т.п.

К XVIII в. сословный строй в Грузии особенно четко оформляется. Как тавады, так и азнауры делятся на три группы. Их статус особенно ярко выступает при установлении платы за убийство. Так, за первейших князей платили 15360 руб. серебром <*>, за каждую следующую группу феодалов и других людей всякий раз вдвое меньше. За крестьян, стоявших на последней ступеньке феодального общества, платили в 128 раз меньше, чем за тавадов.

--------------------------------

<*> В пересчете на русские рубли по курсу начала XIX в., сделанном переводчиком Уложения Вахтанга VI.

 

Подобно Руси, в Грузии существовали две формы феодального землевладения - вотчина и поместье.

Сложная иерархия имела место и среди духовенства. Во главе грузинской церкви стояли два первосвященника, которые, как и в армянской церкви, назывались католикосами, - картлийский и абхазский. Они приравнивались по своему правовому положению к грузинским царям. Ниже стояли архиепископы, митрополиты, епископы и пр. Самый низ духовенства составляли простые священники, по "удовлетворению за кровь" приравнивавшиеся к третьестепенным азнаурам.

Городское население стало тоже делиться на разряды, которых было четыре. Первоклассные купцы приравнивались к второклассным азнаурам, торговцы последнего разряда - к крепостным крестьянам.

Самый низший слой городского общества составляли деклассированные элементы, именовавшиеся глахаками.

Крестьяне делились на разряды, как это было и в других государствах. Верхушку их составляли крестьяне царского домена, которые освобождались от барщины и оброка, но зато несли воинскую повинность и использовались царями для борьбы с непокорными князьями. Основная же масса глехов выполняла обычные феодальные повинности - барщину и оброк. Наихудшее положение было у дворовых крестьян. Особую группу составляли азаты, которые по своему положению сближались с мсахури.

Государственный строй. Вопрос о форме грузинского государства в данный период представляется весьма сложным. Похоже, что оно все еще оставалось раннефеодальным. Во всяком случае Грузия, в отличие, скажем, от Литвы, не дошла до стадии сословно-представительной монархии. Думается, что это было обусловлено двумя взаимосвязанными факторами. С одной стороны, Закавказье большую часть времени находилось под властью отсталых держав - персидской и турецкой, где господствовал деспотический режим. Ни о каком сословном представительстве не могло быть и речи. С другой стороны, уровень развития самого грузинского общества тоже был недостаточно высок. Города Грузии постоянно подвергались разграблению захватчиками и не могли нормально функционировать, а городское население, как мы уже заметили, стояло не слишком высоко на феодальной лестнице. В то же время противоречия между азнаурами и тавадами были не настолько остры, чтобы заставлять первых противостоять вторым. В XVIII в. царь объединенной Картли-Кахетии Ираклий II делает попытки достигнуть абсолютизма, но довольно безуспешно.

Соответственно этому форма государственного единства была достаточно типичной для раннефеодального государства. Она определялась отношениями сюзеренитета-вассалитета. Степень единства время от времени менялась то в сторону усиления централизации, то в направлении дальнейшего феодального распада. Так, в начале рассматриваемого периода относительно единое грузинское государство распалось на три самостоятельных царства - Картли, Кахетию, Имеретию - и княжество Самцхе-Саатабаго, причем каждое из них тоже разделилось на крупные княжеские владения. В XVII в. и позже делаются попытки объединить грузинские царства и княжества, однако единого государства создать так и не удалось.

В свою очередь, грузинские государства большую часть времени были вассалами персидских или турецких монархов. В силу этого грузинские земли облагались тяжкими поборами, а иногда принуждались и к военной помощи персам или туркам. В некоторых городах стояли гарнизоны захватчиков. В случаях, когда грузинское или армянское население оказывало сопротивление оккупантам, неоднократно проводились репрессивные походы на территорию Грузии. Подобно тому как это делалось во времена Золотой Орды на Руси, персы и турки порой предпринимали репрессии просто для устрашения.

В грузинских государствах существовало административно-территориальное деление. Самой крупной административной единицей было эриставство. Эриставства делились на округа, а они на ущелья. Существовало и военно-административное деление на сардарства, которых в конце XVIII в. в Картли и Кахетии было пять.

Государственный механизм грузинских царств, который мы рассмотрим преимущественно на примере Картли, соответствовал своей эпохе. Все грузинские государства были, конечно, монархиями. Их руководители осуществляли законодательную, исполнительную и судебную функции. Все крупные законодательные акты носят обычно имена того или иного монарха - Георгия V Блистательного, Беки и Агбуги, Вахтанга VI. Царь объединенной Картли-Кахетии в XVIII в. Ираклий II на основе собственной судебной практики издавал законы по отдельным более или менее конкретным вопросам. При этом он постоянно и чуть ли не ежедневно сам принимал участие в судопроизводстве. Интересно, что в Грузии судебными полномочиями обладали и царицы, причем не тогда, когда они были полновластными монархами, как известная нам Тамар, а именно тогда, когда они выступали как царские жены. Царица считалась вторым по рангу судьей, но судила только по гражданским делам и при том только в пределах своего домена.

Судебными правами в XVIII в. обладали и царевичи, правда, обычно по поручению царя или царицы. Они судили и по гражданским, и по уголовным делам, причем как в своей резиденции, так и выезжая на места <*>.

--------------------------------

<*> См.: Кекелиа М. Древнегрузинские законодательство, суд и судебный процесс. Тбилиси, 1986. С. 22, 26 - 31.

 

Еще при царице Тамар был учрежден Дарбази, который обычно называют Государственным советом. Его можно сопоставить, хотя и с определенными оговорками, пожалуй, с Боярской думой, поскольку здесь заседали крупнейшие князья, представители высшей администрации, начальники областей - эриставы. Этот орган существовал также в Восточной и Западной Грузии.

Менее важные вопросы решались в совете визирей - саавизиро, в который входили шесть визирей и другие сановники. Саавизиро был постоянно действующим органом. Функции отдельных визирей были более или менее разделены. Важнейшим из них был первый, которого называли даже "отец царя". Он назначался из епископов, и к его компетенции относились высший надзор за управлением, финансами, некоторые судебные функции, внешняя политика, церковные дела, руководство секретариатом царя. Функции второго визиря не совсем ясны, похоже, что он руководил одной крупной областью. Третий визирь возглавлял военные ведомства и считался главнокомандующим. Четвертый визирь занимался полицейскими делами, пятый - специально финансовым ведомством, а шестой заведовал дворцовыми слугами. Все визири имели в своем подчинении множество чиновников, из которых некоторые специально обслуживали личные нужды царя (постельничий, чиновники, ведавшие оружием, охотой, винами, хранитель царских ценностей и пр.). Царь Ираклий II в конце XVIII в. создал уже более совершенные органы отраслевого управления, ведавшие внешними сношениями, государственными доходами и военными делами.

Местное управление осуществлялось наместниками царя - эриставами и эриставами эриставов (в наиболее крупных областях). Они обладали широкими полномочиями, в том числе военными и судебными, но стремились к расширению своих прав, добиваясь превращения из простых кормленщиков в самостоятельных правителей.

В свою очередь, Ираклий II, который хотел укрепить государство, постарался ликвидировать эриставов во многих областях. Он заменил их чиновниками - моуравами, права которых были меньше, чем эриставов.

Моуравы первоначально были лишь хозяйственными управителями царей, преимущественно в домене. Превращение в органы местного самоуправления, естественно, расширяло их права, особенно судебные. Они стали судить по гражданским, прежде всего хозяйственным, делам. Некоторые авторы полагают, что моуравы занимались и уголовными делами. Суд моуравов был коллегиальным. Иногда собирались для этого два - три моурава, иногда же один моурав приглашал для этих целей кого-то из местных чиновников.

Дидебулы и азнауры в своих вотчинах имели и иммунитетные права по управлению и суду.

В Грузии со временем появились специальные должностные лица, выполнявшие судебные функции, - мдиванбеги. Они действовали как в Тбилиси, так и в других городах, причем число их постепенно росло, достигнув в середине XVIII в. тридцати. Мдиванбеги действовали как единолично, так и коллегиально, а в конце XVIII в. было создано "Собрание судей Грузии", охватившее и картлийских, и кахетинских мдиванбегов. При судах состояли судебные исполнители - ясаулы. Учреждение мдиванбегов было шагом по пути к отделению суда от администрации, не достигшим, однако, существенных результатов <*>.

--------------------------------

<*> См.: Кекелиа М. Указ. соч. С. 31 - 40.

 

По мере развития института мдиванбегов идет вытеснение из судебной сферы моуравов, хотя даже в XVIII в. число последних достигало 70.

В Грузии, как и на Руси, существовал церковный суд. Судебные функции выполняли настоятели монастырей, священники, епископы, католикос, церковный собор. В XVIII в. был создан специальный орган - дикастерия, в который вошли 14 представителей церковной верхушки.

Церковный суд занимался делами духовных лиц, а также на основе иммунитетного права подвластных церкви людей, в том числе крестьян церковных вотчин.

Церковный суд имел разнообразную компетенцию. В нее входили, в частности, имущественные отношения, семейные дела. Особую группу составляли чисто духовные нарушения - проступки против религии и церкви, недостойное поведение священнослужителей и т.п.

В некоторых случаях создавались временные церковно-государственные судебные органы.

В Грузии, как и во всех феодальных государствах, существовала вотчинная юстиция. Феодалы обладали широкими судебными правами по отношению к своим крепостным. Из их юрисдикции исключались, по существу, лишь дела об убийствах и преступления против центральной власти, т.е. вотчинной юстиции был подсуден широчайший круг гражданских и уголовных дел. В XVIII в. были, правда, случаи, когда крестьяне жаловались на своего владельца по поводу нарушения им традиционных порядков крестьяновладения. Известен также один случай, когда и владелец жаловался царю на невыполнение крестьянами их обязанностей.

Право. В отличие от предыдущего, в данный период в Грузии создаются крупные памятники права. Первым таким актом, в котором систематически излагаются нормы уголовного и процессуального права, стали законы царя Георгия V Блистательного, созданные в XIV в. Они предназначались преимущественно для горских племен, где еще сильно было действие обычного права.

Большое значение имели законы, изданные примерно в то же время в Самцхе-Саатабаго князем Бекой и его внуком Агбугой. В них содержатся нормы развитого феодального права. В середине XVI или начале XVII вв. были изданы так называемые Законы католикосовы.

Но самым крупным памятником права рассматриваемого периода явились Законы Вахтанга VI, созданные в 1703 - 1709 гг. Это сложный акт, объединяющий законы Моисеевы, законы византийские, законы армянские, Законы католикосовы, законы царя Георгия V, законы Беки и Агбуги. Сборник завершался разделом, подготовленным самим Вахтангом, который занимает наибольшее место и обычно называется Уложением Вахтанга. Сам составитель сборника скромно рекомендовал судьям пользоваться теми его разделами, которые больше им нравятся. Думается, что это объясняется учетом разнообразия этнического и конфессионального многообразия тогдашней Грузии. Несмотря на то что законы были созданы тогда, когда в других странах, в том числе в России, официальные акты публиковались уже типографским способом, сборник Вахтанга известен нам только в рукописном виде, причем в списках, заметно различающихся между собой.

Касаясь содержания перечисленных законов, следует отметить, что законы Георгия V Блистательного отличаются большой архаичностью. Подобно Русской Правде, они содержат по преимуществу нормы уголовного и процессуального права, но в отличие от нее отстают по характеру институтов на несколько веков. Если на Руси кровная месть была отменена, как отмечалось, еще в XI в., то в Грузии она достаточно широко применялась и в XIV в. Любопытно также, что уголовное право широко применяет имущественные наказания - "удовлетворение за кровь". Подобно вире Русской Правды, оно взыскивается прежде всего за убийство, причем по социальному принципу: чем выше на общественной лестнице стоит человек, тем больше за него платят. Кроме того, возмещение за кровь является и своеобразной единицей измерения опасности преступления. За те или иные уголовно наказуемые деяния устанавливается ответственность, измеряемая половиной, третью, четвертью или иной частью возмещения.

Характерной особенностью законов Георгия является включение в них преступлений против семьи и половых преступлений, которые на Руси относились к сфере канонического права, хотя Грузия была православной страной, как и Русь.

Подобно Русской Правде, законы Георгия ограничивают проценты по займам, устанавливая, однако, очень невысокий предел - 20\%.

Судебник Беки и Агбуги, созданный немного позже законов Георгия, тем не менее отличается от них как размером, так и разработкой правовых институтов. Здесь больше внимания уделено гражданскому праву. Кроме договора займа, регламентируются купля-продажа, наследование.

Основное внимание в Судебнике Беки и Агбуги уделяется, конечно, уголовному праву. Как и в законах Георгия, наказания - главным образом имущественные, построенные по тому же принципу. Однако применялись и некоторые другие. Кровная месть допускалась не только за убийство, но и за некоторые иные преступления (например, за воровство, грабеж и разбой). Имело место, хотя и редко, изгнание, выжигание глаз и такая экзотическая мера, как вождение обнаженным по улице с веревкой на шее (за некоторые половые преступления).

Система преступлений тоже была более сложна. Традиционно для феодализма большое внимание уделялось убийству. За него предусмотрено возмещение за кровь. Более подробно, чем в законах Георгия, была разработана система и других преступлений против личности. Известное по русскому праву вырывание бороды имеет здесь свою модификацию - подрезание или выщипывание, наказуемые тоже достаточно сильно - возмещением, равным санкции за нанесение двух ран. Наказуемы уже клевета и ложный донос. Если на Руси специально предусматривалась кража из церкви, то в Грузии - ее поджог. Много внимания уделено преступлениям против семьи и половым преступлениям. Предусмотрены оставление жены, сводничество, прелюбодеяние, наказуемые по-разному в зависимости от объекта преступления (например, за сожительство с попадьей). Из государственных преступлений предусмотрен лишь один состав - измена.

В Уложении Вахтанга можно отметить серьезное развитие всех отраслей права, существовавших при феодализме в соответствующей его стадии. Большое внимание уже уделяется гражданскому праву, вещному, обязательственному и наследственному. Предусмотрены более широкий круг договоров и более подробная их регламентация. Купля-продажа оформляется письменным документом (купчей). Предусмотрен в Уложении и договор мены. Традиционно много внимания уделено займу. Притом вопрос о процентах решается отлично от предшествующего законодательства. Уложение устанавливает уровень процентов от 12 до 30, оставляя определение конкретного размера на совести кредитора. В отличие от русского права, много внимания уделено договору хранения.

Уложение Вахтанга знает обязательства из причинения вреда.

Специальный раздел и много конкретных статей посвящены наследственному праву. Оно традиционно для феодализма различает порядок наследования по социальному, половому и семейно-правовому принципам.

Вахтанг, следуя своим предшественникам, семейно-правовые вопросы не оставляет церкви, а решает их сам, но традиционным методом.

Уголовное право тоже построено по еще более подчеркнутому социальному принципу. Ответственность зависит от общественного положения объекта и субъекта преступления. При этом, что уже отмечалось, социальный статус человека как раз и определяется мерой вознаграждения за его убийство.

В системе преступлений на первом месте стоят, как и прежде, преступления против личности, в первую очередь убийство. Подробно рассматриваются и телесные повреждения, некоторые из которых по мере наказания приравниваются к убийству (повреждение обоих глаз, обеих рук или обеих ног). Как особый состав, наказуемый весьма тяжко, предусматривается продажа чужой жены или сына (в рабство).

Среди имущественных преступлений выделяются в первую очередь кража, простая или квалифицированная. Как и на Руси, весьма серьезным преступлением считался поджог. Правда, в отличие от русского права, за него полагается лишь имущественное наказание - все то же возмещение за кровь.

В Уложении предусмотрены два состава государственных преступлений и довольно обширный раздел о половых правонарушениях.

Что касается наказаний, то основу их по-прежнему составляют имущественные. Правда, здесь следует оговориться. Дело в том, что упоминавшееся "удовлетворение за кровь" лишь с определенной натяжкой можно назвать наказанием. В отличие от древнерусских вир и продаж, здесь деньги идут не государству, а потерпевшему или его семье, т.е. носят, скорее, гражданско-правовой, чем уголовно-правовой характер.

Правда, в Уложении Вахтанга имеются и уже более широко применяются и классические для феодализма членовредительные наказания. Например, изменнику отрубали ноги.

Характер процессуального права не очень четко выражен, но все-таки его можно считать в основном состязательным.

Азербайджанские государства и право. В XVI в. персы захватили Ширван и сделали его своим наместничеством. Такая же судьба постигла другие азербайджанские и дагестанские княжества - Ганджинское, Дербентское и пр. Подобно Грузии, Азербайджан становится ареной борьбы между Персией и Турцией, но в XVIII в. сначала Петру I, а затем Екатерине II удается взять под свою руку часть Азербайджана. Впрочем, эти земли были скоро снова потеряны.

Общественный строй. В азербайджанских княжествах он был сходен с грузинским, хотя, конечно, имелись и свои заметные особенности. Сословная структура здесь была менее четкой. Тем не менее, как и в Грузии, класс феодалов распадался на несколько категорий. Верхушку его составляли ханы, которых можно разделить на владетельных и титулярных. Первые стояли во главе ханств, а вторые были просто носителями титула, полученного от персидских шахов. Ниже ханов стояли беки - средние и даже мелкие феодалы. Они были потомственными и личными, т.е. не передающими свой титул по наследству. Беки обладали обычными правами феодалов, а главной обязанностью их была военная служба, на которую они приходили со своими нукерами - военными слугами.

Духовенство, как и во всех мусульманских странах, пользовалось большим влиянием и привилегиями. В частности, оно распоряжалось так называемыми вакуфными землями, получая с них основательные доходы.

Крестьяне тоже делились на различные категории. Верхушка их несла минимальные крестьянские повинности, но зато должна была служить в войске в качестве нукеров. Основная масса крестьян несла обычные феодальные повинности и была фактически прикреплена к земле, хотя шариат и не признавал крепостного права. Часть крестьян не имела своей земли и работала на господской в качестве издольщиков, подобно псковским изорникам.

В Азербайджане сохранились и рабы, но, как и русские холопы, они использовались преимущественно для домашних услуг.

Государственный строй. Как и в Грузии, азербайджанские земли не были объединены в единое государство. В XVI в. здесь существовали Ганджинское, Шекинское, Ширванское (Шемаханское), Кубинское, Бакинское, Карабахское, Нахичеванское ханства, находившиеся в вассальной зависимости от Персии. Феодальная раздробленность Азербайджана, как и Грузии, обусловливалась недостаточным экономическим развитием, слабостью экономических связей, поэтому даже постоянная внешняя угроза не могла сплотить Азербайджан.

Сведения о государственном механизме азербайджанских ханств очень скудны. Конечно, система органов власти и управления в разных ханствах различалась, но если обобщить, то можно отметить некоторые характерные черты. Во главе каждого государства стоял хан, который имел при себе несложный административный аппарат. При ханах из его приближенных беков обычно создавался своеобразный совет, который часто назывался диваном. Правой рукой хана был визирь. Во всех азербайджанских государствах существовала должность назира - главного казначея. Существовали также должности церемониймейстера, шталмейстера и другие, на которые назначались в зависимости от их уровня беи и нукеры. Как видим, здесь еще присутствует дворцово-вотчинная система, свойственная раннефеодальному государству.

Административно-территориальными единицами - махалами управляли должностные лица, носившие разные наименования. Они обладали финансовыми и полицейскими функциями, а также приводили в исполнение судебные приговоры.

Городами управляли специальные должностные лица - калантары. Селения возглавляли старшины - юзбаши. Должности местных управителей постепенно стали наследственными. Оплачивались они по системе кормления, хотя, в отличие от русских кормленщиков, занимали свои должности постоянно.

Государственные финансы складывались из податей и таможенных пошлин, собиравшихся специальными должностными лицами.

Войска азербайджанских ханств состояли из ханской дружины, а также из ополчений ханских вассалов - беков и меликов.

Право определялось, как и в предыдущий период, прежде всего системой шариата. При этом в Азербайджане сложились два течения мусульманства - суннитское и шиитское. Сохранялся, однако, и адат - обычное право, имевшее соответственно более архаичный характер. Адат применялся в большей мере к земельным отношениям и в уголовном праве, в меньшей - в сфере обязательственного, наследственного и семейного права.

Имело значение и законодательство персидских шахов и турецких султанов, вассалами которых были те или иные азербайджанские ханы. Эти законы назывались фирманами. Свои законодательные акты издавали и азербайджанские ханы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 |